Городской сумасшедший.


Городской сумасшедший.
Снимок из интернета.

В редакции газеты, где я стал работать корреспондентом после окончания университета, был свой злой гений.

  Этот был маленький невзрачный человечек в   шляпе и сандалиях на босу ногу и, что особенно странно, под мышкой у него всегда торчал обыкновенный скрипичный футляр, посеревший от старости. Этого человека звали Ростислав Бжезуцкий, а в городе он был известен просто как Ростик с Якорной Щели.
  Первый раз я столкнулся с ним, когда все мои коллеги уехали во главе с редактором на праздник Нептуна, а я остался дежурить в редакции, чтобы принимать по телефону информацию наших собкоров из района.
  Информация валила валом, так как в районе убирали виноград и начиналась осенняя путина, и я взмок от напряжения, записывая ее в специальный журнал и боясь ошибиться в этом море цифр и фамилий.
  И вот, когда я на минуту оторвался от телефона и бумаг, я увидел в кабинете этого странного человека, который молча сидел на стуле, положив руки на футляр из-под скрипки, лежавший у него на коленях. Он смотрел на меня всепонимающим взглядом и даже, как мне показалось, страдал, видя, как я надрываюсь на этой неблагодарной работе. Ведь все, что я сейчас запишу в это журнал со следами моего пота на страницах, будет завтра опубликовано в газете, но — увы! - не под моим именем.
  Потом он встал и совершил поступок, дикий на мой взгляд, взгляд начинающего журналиста. Он подошел к стене и выдернул телефонный шнур из розетки. И при этом сказал такие слова, от которых мне стало жутко.
- Эта машина, - произнес он хрипловатым низким голосом, - когда-нибудь погубит твою семью.
- Как это, погубит? - машинально спросил я. - И причем здесь моя семья, если у нас дома нет телефона?
- У доктора Старкова нет дома телефона? - недоверчиво спросил он и хихикнул два раза, прикрывая рот грязной ладошкой.
  И именно эта ладошка, узкая, жалкая и нечистая, подсказала мне, что предо мной обыкновенный городской сумасшедший. Их в нашем городе было несколько. Милиция не трогала их, потому что они не побирались и были безобидны, люди относились к ним по-людски, потому что они были добрыми.
  И только после того, как я понял, кто перед мной, у меня мелькнула мысль: откуда он может знать, что я сын доктора Старкова?   Я тут же спросил его об этом и получил очень вразумительный ответ:
- В графике дежурств по редакции указана ваша фамилия и инициалы. Я догадался, что вы сын Михаила
Сергеевича Старкова, у которого я однажды лечился от воспаления легких. Он очень хороший врач, и разрешал моим друзьям навещать меня в больнице, хотя они ничего мне не приносили поесть. Он сам покупал апельсины и давал им, как будто это они их купили для меня.
  Для городского сумасшедшего он рассуждал слишком умно, и я начал уже начал сомневаться, справедливо ли население нашего города причислило его к этому не слишком уважаемому разряду людей, но последующие действия моего гостя напрочь развеяли мои сомнения.
  Он открыл скрипичный футляр и достал оттуда рулончик оберточной бумаги, замотанный красной шелковой лентой, какую обычно завязывают бантом на голове девочек-первоклашек, когда он идут в школу, где должен прозвенеть первый звонок. Он не спеша размотал эту ленту, засунул ее в карман длинного, явно не по его росту, мятого пиджака и положил бумагу мне на стол.
- Это материал для следующего номера, - веско сказал он. - И желательно, чтобы его поместили на первой полосе. Иначе я заберу его обратно, для другой газеты.
  Я развернул свиток.
  Вверху крупными буквами было написано: «Автор: Ростислав Ксаверьевич Бжезуцкий, инспектор народного контроля за исполнительной властью».
  Почерк писавшего эти строки был ужасный, но — странно! - не было сделано ни одной грамматической или пунктуационной ошибки.
  Далее следовало: «Название: Кто ответит за загнивание картофеля в овощном магазине №5 (проспект Ударников Пятилетки, 16)?»
  Эти строки были подчеркнуты карандашной красной линией, и сразу было заметно, что для того, чтобы она стала жирнее, карандаш мусолили во рту.
  Я не буду цитировать здесь эту статью, потому что это была, скажу прямо, чушь собачья, а еще точнее — бред сумасшедшего.   Автор весьма реалистично описывал, как на складе указанного магазина гниют тонны картошки, обвиняя в этом последовательно: а) первого секретаря горкома КПСС; б) председателя горисполкома и в) директора магазина. Затем он делал вывод, что на вышеуказанных лиц оказывает влияние сильнейшее излучение американского синхрофазотрона, запрограммированного именно для этой цели, то есть, принудить наше руководство к ничегонеделанию. И в конце статьи он призывал: а) обратиться к американскому народу с призывом не голосовать больше за президента Рейгана; б) взорвать проклятый синхрофазотрон силами отряда «Альфа; в) всему населению города в ближайшее воскресенье выйти на переборку картофеля в овощной магазин №5 по адресу Проспект Ударников, 16.
  Пока я читал этот запредельный опус, его автор сидел, расслабившись, и смотрел на меня глазами гения, поразившего мир необыкновенным открытием. Вероятно, он ждал, что я сейчас поцелую эту кипу оберточной бумаги и на вытянутых руках понесу ее в набор.
  Именно этот самонадеянный взгляд, в котором я отразился как жалкий раб, не достойный даже возразить Нерону, возомнившему себя гением, заставил меня вспомнить все обидные слова, которые говорят неудавшимся писакам.
  Но произнести их я не успел, и до сих пор благодарю Бога за это. В комнату вошел наш ответсекретарь Эрнест Богданович Бойко, болевший за родную газету даже тогда, когда весь коллектив во главе с главным редактором пил пиво с раками на площади, под фанерной статуей Нептуна. Причем все они делали вид, что собирают материал об этом грандиозном празднике. А Бойко, думая о завтрашнем номере даже в разгар народного торжества, решил забежать в редакцию, дабы узнать, как идет сбор информации. Но меня поразило не это.
  Едва переступив порог, Эрнест широко раскинул руки и радостно возопил:
- Ростислав Ксаверьевич, какими судьбами?! Наконец -то вы решили заглянуть к нам! И, надеюсь, не с пустыми руками?
  Он сразу заметил в моих руках сверток оберточной бумаги и, стремительно выхватив его у меня, стал изображать, что читает написанное там, не переставая тараторить:
- Замечательно! Превосходно! А, главное, как злободневно! Крестьяне, не покладая рук, выращивают овощи на полях, а эти негодяи гноят их на складе! Немедля в набор, немедля!
  Я оторопело смотрел на него, не понимая, что происходит, но ясно видя, что он не шутит и не издевается над бедным сумасшедшим. А Эрнест продолжал говорить, не меняя своего серьезного и участливого тона:
- И обязательно, Ростислав Ксаверьевич, не забудьте зайти в конце месяца за гонораром. А то прошлый раз нам пришлось высылать вам денежки по почте. А это накладно для вас.
  Наш гость, слушая его, важничал, постукивая пальцами по крышке футляра. Ему явно хотелось что-то сказать, а, может быть, и возразить, но говоривший не давал такой возможности, не замолкая ни на секунду. И затем он предпринял очень умелый ход, позволивший нам избавиться от сумасшедшего посетителя.
- Вы извините нас, господин Бжезуцкий, - торопливо произнес ответсекретарь нашей газеты, бережно складывая оберточную бумагу с его опусом, - но нам с коллегой надо срочно бежать в типографию.
  Он схватил меня за руку и потащил в коридор. Но ни в какую типографию мы не пошли, а остановившись сразу у двери, стали наблюдать через щель в ней за нашим автором.
  Бжезуцкий встал, расправил плечи и отряхнул пыль с рукавов своего обширного пиджака. Затем, не торопясь, засунул под мышку свой футляр и чинно покинул кабинет через парадный вход.
  Я ожидал, что Эрнеста Богдановича наконец-то разберет смех, но он оставался как никогда серьезен.
- Несчастный человек, - сказал он печально, зашвыривая сочинение Бжезуцкого в мусорную корзину. - Он был корреспондентом молодежной газеты, где-то на Востоке. Его репортажами с БАМа зачитывались млад и стар. Потому что там было много правды. Не вся правда, конечно, но достаточно для того, чтобы всколыхнуть у народа чувство справедливости и непримиримости к хапугам. Сошел с ума, когда его газета «пожелтела» до неприличия. Как он очутился у нас, не знаю. Видимо, у нас сумасшедшим легче выжить: тепло, и милиция не такая свирепая, как в других местах.
Он сел за стол и, как мне показалось, с сожалением посмотрел на корзину, из которой торчал пук коричневой бумаги.
- И ты знаешь, - добавил Эрнест, нервно прикурив дешевую сигарету без фильтра, - мне иногда становится страшно, когда он произносит свои потусторонние сентенции. Я еще не удосужился прочитать в Большой Советской Энциклопедии, что обозначает слово «оракул», но, по-моему, это он и есть.
… Вскоре мне пришлось задуматься над его словами. Мой отец, наконец, решил провести телефон в наш старинный дом.   Очередь на его постановку в нашем районном узле связи была огромной, и отец решил воспользоваться так называемым блатом. Он пошел к председателю райисполкома, который был его постоянным пациентом и попросил того решить этот вопрос.
- Нет ничего проще! - жизнерадостно воскликнул председатель. - Берешь обыкновенный почтовый конверт, кладешь туда триста рублей и заявление и отдаешь все это начальнику узла связи. Через неделя у тебя будет телефон.
Заметив на лице у отца глубокое недоумение, он тихо добавил, доверительно взяв его за плечи:
- Вы знаете, Михаил Сергеевич, я мог бы, конечно же, надавить на него, но это все равно, что лишить его зарплаты или, по крайней мере, премии.
  Эта откровенность была, вероятно, вызвана уверенностью в том, что отец тоже берет взятки. А он их никогда не брал...
Через три дня после этого разговора отец с мамой возвращались с дачи на нашем стареньком «Москвиче». На узкой и извилистой дороге на них выскочил молоковоз, за рулем которого сидел пьяный водитель.
Я знал, что даже в исключительных случаях, при любой опасности отец обладал феноменальной реакцией, а машину водил осторожно и грамотно.
Но я вспомнил о посещении нашей редакции сумасшедшим оракулом и понял, почему отец не смог предотвратить катастрофу.
Он просто задумался...
О телефоне...
За который надо заплатить взятку...
Положив ее в почтовый конверт вместе с заявлением...





Рейтинг работы: 51
Количество рецензий: 6
Количество сообщений: 13
Количество просмотров: 181
© 27.02.2018 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2210833

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Геннадий Лузгин       06.03.2018   14:54:01
Отзыв:   положительный
Да, читается. Думается, все ли меняется. Не стану лукавить, сюжет, для меня, не столь интересен. Все построено на манере писания автора. Она достойна похвалы. Все привычно мастерски написано. Вспомнился автор "Палаты № 6". Я как-то отмечал, что премственность лжи и пошлости это просто особенность людей. 300 рублей прошлого подросли в 300 тыщ настоящего. Но не за телефон, конечно, нет.
Вспомнилось прошлое. Отец лежал в больнице, сердце. Недуг одолевал. Мать и я молодой инженер ходили, не зная, что сделать. И вот матушка, по совету, пошла к гл. кардилогу, женщине, и стала давать именно 300р. Та, ни в какую, говорит - мы и так - что сможем, то и сделаем. Но в повторный заход, мать всеже вложила ей деньги в карман. Болезнь отца не отступала. И вот уже тогда врач пригласила мать в кабинет и отдает деньги обратно со словами: "Они вам пригодятся..." Все стало понятным.
А вот интересный общий для любого времени парадокс: "Деньги нужны, что бы их тратить". Однако, "Что бы тратить, нужны деньги".
Рассказ заставляет подумать... Успехов.
Лидия Смирнова       04.03.2018   10:43:27
Отзыв:   положительный
Пронзительный рассказ в своей бытовой безысходности нашей жизни по ее внутренней сути!
Надежда Семеновская       28.02.2018   13:24:35
Отзыв:   положительный
Интересный типаж, и героя жаль.
Борис Аксюзов       28.02.2018   13:45:19

Спасибо! Таких типажей на нашей земле хватает, стоит только присмотреться ...
Лев Фадеев       28.02.2018   12:06:39
Отзыв:   положительный
С глубоким смыслом рассказ. Спасибо
Борис Аксюзов       28.02.2018   13:49:55

Рассказ без глубокого смысла - не рассказ ...
Ваш Михалыч без смысла - это не Михалыч. Оттого и читается с удовольствием ...
Лев Фадеев       28.02.2018   15:27:59

У вашего рассказа ко всему ещё глубокая психологическая основа. Которая так крепко связана с нравственностью.
Всё в этом мире связано своими законами. Вы эти законы видите и можете показать всем. А ведь как много в мире "слепцов".
Мы принимаем их за примитивных или за хамов, смотря по обстоятельствам, а они просто "слепцы".
Ещё раз спасибо.
алла гуревич       28.02.2018   09:04:13
Отзыв:   положительный
Действительно - Оракул
Есть такие люди, у которых очень развито шестое чувство...
Видимо этот - так называемый - Городской сумасшедший - именно к ним и относился...
Хорошо написано- легко и интересно читается
Спасибо
Борис Аксюзов       28.02.2018   13:52:08

Спасибо и Вам.
Оракулы есть, в чем убеждался не раз, Спасителей нет, вот в чем дело...
алла гуревич       28.02.2018   15:40:13

Знаете - как говорят - спасение утопающих - дело рук самих утопающих.
Лично я никогда ни на кого не надеюсь.
Виктор Панов       27.02.2018   19:48:30
Отзыв:   положительный
Хорош рассказ... много у меня вопросов... да не буду утомлять... это - просто оценка того, что прочитал три раза...
Советское время. которое мы нахваливаем сейчас, ностальгируя до неприличия по сути было СТРАШНЫМ!
Все всего боялись... стучали ... взяточничество было запредельным и Ваш батюшка, царство ему небесное был, извиняюсь, белой вороной...
люди просто выживали, как могли...
Скажу честно, сам я, имея двух малых деток и жену мимо рта ничего не пропускал и был готов к любой подработке...
Спасибо... мирного неба и вдохновения!


Борис Аксюзов       28.02.2018   13:57:09

Белых ворон еще на свете много...
К сожалению или счастью, не знаю...
Только врач Сурков не мой батюшка, как Вы пишите, а моего героя. Это не мемуарная проза, а просто рассказ.
Спасибо!
Виктор Панов       28.02.2018   14:03:10

Да понял я... но как бы обращался к писавшему...
Я сам - белый. как снег...не крал, не брал... мету два участка 15 лет, с тех пор как вышел на пенсию...дети поначалу стеснялись...
Говорили. что после пяти телефонов взялся за метлу...а я - счастлив...вполне! Так они мне внучат подкидывают каждый день ...я же свободен вроде ...
да я не против! Так что быть вороной белой - ХОРОШО!









1