Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ЖЕРЕБЕНОК




В детстве у каждого были свои "первые книжки", которые произвели очень сильное впечатление. Это впечатление запоминается,остается на всю жизнь. Очень хочется этими книжками поделиться. Но как? Сейчас читают очень мало и редко.Вот я и решил сделать что то вроде пьесы. Это можно поставить, а можно просто прочитать по ролям.....

Сто лет Гражданской войне в РОССИИ


А. ГАВРОН


Ж Е Р Е Б Е Н О К
По рассказу М.А ШОЛОХОВА
7 эпизодов Гражданской войны

Действующие лица.
Жеребенок
Трофим
Эскадронный
Хозяйка
Бойцы





ЭПИЗОД 1.
Солнечный день в бесконечной знойной тишине.

На высоком берегу, в спрятанной поросшей терновником неглубокой балке, расположился хутор. Справа, за высоким плетнем, видна, разбитая прямым попаданием конюшня, с едва уцелевшей крышей. На плетне сушатся седла, солдатские штаны и нехитрая хозяйская утварь: крынки, серпы, щетки для чистки копыт лошадям.
Через дорогу, слева, высокое крыльцо дома, недалеко от которого остов когда то справной телеги. Нынче вместо колес ровные чурки, на которых она и стоит. Теперь эта телега и стол, и кровать, и навес от жары, если расположиться под ней. Там, под телегой, на специально постеленной соломе, отдыхает Трофим.


              Над плетнем появляется голова Жеребенка. Он очень осторожно осматривает всё вокруг, принюхивается и довольно фыркает.

Жеребенок. Я родился! Родился головой вперед, с вытянутыми ножками. И в это время увидел нежный сизый тающий комочек разрыва шрапнели.
Звуки взрывов, треск пулеметов и беспорядочные выстрелы. Жеребенок уже не боится.
( Улыбаясь.) Ужас был первым чувством, изведанным на этой земле. Град картечи по черепичной крыше заставил мою мать, Трофимову кобылицу, вскочить на ноги снова привалиться к спасительной навозной куче. И только после я услышал отчетливо этот мир, в котором появился на свет, жужжал мух. Где то под лопухом пропел испуганный петух. В палисаднике звенели пчелы. Где то далеко радостно строчил пулемет.

             Еще один орудийный выстрел и все повторяется сначала: и разрывы, и град картечи по черепичной крыше. И снова тишина.

А моя мама, рыжая кобыла, облизала меня, своего первенца, накормила своим молоком, и я ощутил, что этот мир мой!!!

                                           Где то далеко-далеко весело затянул конный отряд:
                                          «Ой,пчелочка златая, что же ты жужжишь?!
                                           Ой, пчелочка златая, что же ты жужжишь-жужжишь?
                                          Жаль, жаль, жалко мне, что же ты жужжишь?
                                         Жаль, жаль, жалко мне, что же ты жужжишь-жужжишь?»

Я вдруг испытал такую радость и такое волнение. Все мои старшие братья возвращаются. Он еще не вдели меня. Но я свой! Свой!!

                          Мимо проносится, не останавливаясь, и не смотря в сторону Жеребенка, разгоряченный Эскадронный.

Эскадронный (громко). За мной!!!

Мгновенно проснувшийся Трофим, следует за командиром. Песня звучит громче. Жеребенок носится вдоль плетня. Пытаясь выпрыгнуть и побежать по дороге навстречу конному отряду.


ЭПИЗОД 2.

Вечер.
Раздается звук ударов поварежкой по пустому котлу. Сбор на ужин. Тишина наполняется людским гомоном, смехом гремящими ложками. Резко открывается дверь и оттуда вылетает сначала Трофим с винтовкой, потом летят вдогонку ведро, сапоги с фуражкой. Он, молча и медленно надевает один сапог, потом пытается сделать то же самое со вторым сапогом, не выпуская из рук винтовку. Но второй сапог не получается надеть. В сердцах он швыряет его в сторону.

Трофим (нарочито громко). Таак! Значит ожеребилась!? Нашла время, нечего сказать.

                                  Из-за плетня появляется голова Жеребенка и слышится довольное ржание кобылы.

Догулялась! Хотя бы в Игнатова жеребца привела. (Глядя на Жеребенка.) А то черт его знает в кого. Ну, куда я с ним денусь!

                                  Трофим ласково смотрит на Жеребенка.

Убить тебя что ли?

                                 Пытается погладить Жеребенка, но тот убегает тут же возвращается.
                                Так повторяется несколько раз. За этим в дверях наблюдает  Эскадронный.

Эскадронный (командно) . Мой приказ тебе, убить его!. (Уходит.)
Трофим (отдавая честь.) Убить его! Так точно.

                             Трофим спешно надевает сапог. И уже уходя за командиром , оборачивается, смотрит на Жеребенка
                            .Возвращается. Достает, спрятанную под телегой морковку, украдкой отдает Жеребенку.

 Убить? Эх....

                           Убегает. Постепенно людской гомон стихает и звучит труба «Отбой!»



ЭПИЗОД 3

Ночные разговоры.
На телеге, вокруг керосиновой лампы бойцы в исподнем заняты каждый своим делом: чинят сапоги, зашивают рубахи, пишут письма.

Трофим (рассказывая). Примечаю я, что бережется моя кобыла, рысью не перебежит, наметом не моги, одышка ее душит. Доглядел, а она оказывается, с жеребенком. Да так она береглась, так береглась! Жеребчик то наш, гнедой получился!

                             Появляется голова Жеребенка. Бойцы весело смеются. На крыльцо с медной кружкой в руке выходит Эскадронный.
                            Медленно отхлебывает горячий чай.

      Гнедоватый, как пить дать, гнедоватый. Ему подрасти чуток и вся гнедоватость выползет наружу.

                             Все опять смеются. Трофим замечает Эскадронного.

     Безразлично. Гнедой ил вороной. Пристрелить. С жеребенком мы, навродь, цыганев будем.
Эскадронный (отхлебывая чай). Вот и я, говорю, как цыгане. (Садится на край телеги.) А скажем, командующий, что тогда? Приедет осмотреть полк, а он будет перед фронтом солонцевать и хвостом этак. А? На все Красную Армию стыд и позор. Я даже не понимаю, Трофим, как ты мог допустить? В разгар Гражданской войны и вдруг подобное распутство. Это даже совестно. Коноводом строгий приказ: жеребцов соблюдать отдельно. Отбой, бойцы!

                           
                           Эскадронный задувает лампу, все расходятся. Громко в терновнике щелкает соловей.



ЭПИЗОД 4.

Рассвет.
Из-за плетня появляется Жеребенок. Он совсем освоился в этом мире. Ему всё интересно. На телеге  он пытается найти морковку. Слышно как фыркают лошади. За домом у полевой кухни возятся кашевары.

                        На крыльце в исподней рубахе сидит Эскадронный старательно, но неуклюже плетет половник для вареников.
                    Глаза Жеребенка Эскадронного встретились. Жеребенок словно гарцует перед начальством: проскакивает один, второй третий раз.
                                                                                Но Эскадронный смотрит на него исподлобья.

Жеребенок. Солнце еще не взошло. А Трофим вышел из дома в сапогах, в фуражке и с винтовкой.

                       Появляется Трофим. Жеребенок проскакивает мимо Трофима , скрывается за плетнем.

Трофим. Половничек плетете? Хорошее, правильное дело.
Эскадронный. Вот баба Хозяйка просила. Сплети да сплети. Как не уважить? Когда-то мастер был. А теперь не то, не удался.

                        Эскадронный откладывает  в сторону половник.

Трофим (рассаматривая половник). Нет, подходяще. Мастеровито получилось.
Эскадронный. Идешь, Жеребенка ликвидировать?

                       Трофим кладет на крыльцо половник, вздыхает и уходит за плетень. Оттуда слышится его голос: «Стой, я тебе говорю!»                                         Эскадронный прислушивается, ждет выстрел. Появляется Трофим.

Трофим (смущенно). Должно боек спортился. Пистон не пробивает.
Эскадронный (сурово). А ну, дай винтовку. Да тут патрона нету!!
Трофим. Не могёт быть!!
Эскадронный. Я тебе говорю, нет!!

                            Эскадронный молча кладет винтовку на телегу.
                           Подходит к крыльцу, берет половник и внимательно рассматривает его, собираясь с мыслями. Из-за угла выбегает Хозяйка.

Хозяйка. А я кашеварю и кашеварю, а половника-то нет, все вдаряли, вдаряли им по котлу, вот и сломали. Нежели мне руками, варенки ваши, вытаскивать. Всю ночь лепили, а вы тут прохлаждаетесь.

                          Забирает половник медленно уходит. Эскадронный и Трофим молча провожают ее взглядом. Повисает тяжелая пауза.

Эскадронный. Слушай! Черт с ним!! Пущай при матке живет. Временно и так далее. Кончится война на нем еще того – пахать. Вон, руки новеньким половником пахнут. Землей пахнут. Эх, пахать бы.
Трофим (робко). А чего же мы командующему скажем , ежели чего?
Эскадронный. А командующий на случай чего, войдет в положение. Потому что молокан и должон титьку сосать. И командующий титьку и мы все раз обычай такой, ну шабаш. А боек у твоей винтовки справный.

                               Эскадронный уходит в дом
.

Трофим. А патроны то? Ох, я их там, за конюшней кинул.
Убегает за плетень.


ЭПИЗОД 5.

Война.
По дороге скачет, подпрыгивает Жеребенок. Радуется, что остался жив. Потом резко останавливается, всматривается в дорогу перед собой. Слышно как вдалеке звенят сабли.

Жеребенок. Через месяц эскадрон Трофима ввязался в бой с казачьей сотней. Перестрелка началась перед сумерками. На полпути Трофим безнадежно отстал от своего взвода. Ни плеть, ни удила, до крови раздирающие губы не могли понудить кобылу идти наметом. Высоко задирая голову, хрипло ржала она и топталась на одном месте до тех пор, пока жеребенок, разлопушив хвост не догнал ее. Трофим, прыгнув с седла, пихнув в ножны шашку, рванул с плеча винтовку и схватил на мушку выточенную голову жеребенка. Но толи рука дрожала,, то ли какая-нибудь другая причина, но после выстрела жеребенок дурашливо взбрыкнув ногами, тоненько заржал и, выбрасывая из под копыт комочки пыли описал круг и стал поодаль. Трофим выпустил в рыжего чертенка обойму бронебойных патронов. Но он не причинили ни вреда, ни смерти, потомку рыжей кобылы, вскочил на нее и, ругаясь, рванул туда, где молча рубились его товарищи.

                               Звуки сабель, ржание и топот лошадей заполняют все пространство. Глухо гудит земля.
                              Но в одно мгновение все резко обрывается, слышится мирное и доброе пение сверчков, мир наполняется ночной степью.

Эту ночь эскадрон провел в степи.

                            Жеребенок, вбирая все запахи, пытаясь отыскать свою мать рыжую кобылицу, исчезает в темноте.


ЭПИЗОД 6.

Ночной разговор.
               Слышатся стоны, фырканье лошадей. В шепоте бойцов чувствуется не ушедшее напряжение боя.
               Эскадронный обходит бойцов, будто ищет кого то.

Эскадронный. Не курить, огонь не разводить, не выдавать себя! Всем спать! Потерпите, братцы. Спишь, Трофим?
Трофим. Дремаю.
Эскадронный. Жеребца свово, сничтожь, наводит панику в бою.. Гляну на него и рука дрожит рубить не могу. А все через то, что вид у него домашний, а на войне подобное не полагается. Сердце из камня обращается в мочалку.

                                   Трофим не отвечает, молчит. Эскадронный тоже молчит, чему то улыбается.

И, между прочим, не стоптали поганца в атаке, про меж ног крутился. Понимаешь, Трофим, хвост у него, ну то есть, положит на спину, взбрыкивает, а хвост как у лисы. Вот такой замечательный хвост…
        
                                   Эскадронный уходит. Трофим накрывается шинелью с головой.


ЭПИЗОД 7.

      Полдень.
           Вдоль берега скачет Жеребенок. Он радуется и тревожится. На берег выходят бойцу, держа над головой одежду и винтовку.

Жеребенок. Переправа началась в полдень. Под горой эскадрон расседлывал лошадей. Эскадронный первым пустил своего буланого в воду, за ним последовали сто восемьдесят полуголых всадников и столько же разномастных лошадей. Седла переправляли на лодках.

                                                       Жеребенок ищет глазами Трофима.

Одной из них правил Трофим, поручив свою кобылу взводному. Стоя на лодке, он поднялся во весь рост и, жмурясь от солнца, жадно искал глазами в куче плывущих рыжую голову своей кобылы. Дальше всех, с каждой секундой отставая все больше и больше, виднелась чубатая голова взводного и по левую руку от него острые уши Трофимовой кобылы. Напрягая зрение, Трофим увидел и жеребенка. Он плыл толчками, то высоко выбрасывался из воды, то окунался так, что едва виднелись ноздри. И вдруг Трофим услышал тонкое как нитки паутины призывное ржание. Крик полоснул Трофима по сердцу: пять лет войны сломал, сколько раз смерть засматривалась ему в глаза, а тут побелел до пепельной синевы и ухватив весло, направил лодку против течения туда, где в коловерте кружился обессиленный жеребенок, а саженях в десяти от него взводный не мог повернуть матку, плывущую к коловерте с хриплым ржанием.
Эскадронный. Не дури! Правь к берегу. Вон он, казаки!!
Трофим. Убью!!!
Жеребенок. Заработала басовитая дробь максима. Чмокалсь в воду, шипели пули. Офицер что-то кричал, размахивал наганом. Жеребенок ржал все реже глуше и тоньше. И был короткий режущий крик. И крик этот до холодного ужаса был похож на крик ребенка. Взводный, бросив рыжую кобылу, легко поплыл к берегу. Трофим с глухим мычанием, вытягивая руки, плюхнулся в воду. На правом берегу офицер гаркнул: « Прекратить стрельбу!» Через пять минут Трофим был возле жеребенка. Левой рукой он подхватил его под нахолодавший живот, судорожно икая, двинулся к левому берегу. Волоком вытянул на песок тельце жеребенка. Рыжая кобыла стояла возле Трофима, отряхаясь и облизывая жеребенка. С правого берега не стукнул ни один выстрел. Качаясь, встал Трофим на ноги, прошел два шага и упал на бок. Одинокий выстрел с правого берега, словно горячий укол, пронизал грудь.


Где то очень-очень далеко снова звучит:
« Ой, около летаешь, а прочь не летишь?
Эх, около летаешь, а прочь не летишь, летишь?
Жаль, жаль, жалко мне, а прочь не летишь?
Жаль, жаль, жалко мне, а прочь не летишь?
Жаль, жаль, жалко мне а прочь не летишь-летишь?......

Февраль 2018г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 154
© 26.02.2018 А.Гаврон
Свидетельство о публикации: izba-2018-2209873

Метки: жеребенок, рыжая кобыла, эскадронный, Трофим,
Рубрика произведения: Разное -> Драматургия


















1