За пределы привычного 3



Глава третья.
Сашка Остапенко.

Вообще-то Сашка казался мне каким-то странным.
Нет, на счет общительности он был нормальным, охотно рассказывал разные интересные истории, которые, скорее всего, были взяты из прочитанных им книжек, мог с легкостью найти общий язык с кем угодно. Но стоило поинтересоваться о его прежней жизни, как Сашка старался сразу перевести разговор, на совершено другую тему. Так что мы до сих пор не знали, откуда он. И где так здорово научился играть в футбол.
И поэтому его таинственность иногда приводила меня в не сказуемое недоумение, ведь мы, друзья, не привыкли держать между собой секретов.
Вот такими открытыми мы тогда были, может, из-за того, что пока не познали всех подводных камней взрослой жизни, или просто такое время в то время было.
А тем временем мы пришли на место.
Футбольное поле, находившееся прямо за школой, было без единой травинки, зато практически ровное, без единой кочки или выемки. Там, весной и осенью, наш физрук заставлял меня вместе с моими одноклассниками сдавать норму ГТО по бегу, по прыжкам в длину и бросание гранат и иногда разрешал поиграть в футбол.
Я вместе с Робертом и Сашкой подошел к ребятам, пожал руки.
- Ну, что, сейчас уделаем выскочек из «В»? – задорно произнес Борька – негласный капитан нашей дворовой футбольной команды.
- В сухую уделаем! – выкрикнул Федька и сплюнул, мол, вот увидите, все так и будет.
- А где эти кривоногие выскочки из «В»? – спросил Юрка. – Может, они испугались и передумали с нами играть?
И, правда, а где же наши соперники?
- Да вон идут! – Федька показал пальцем.
Точно, в нашу сторону быстрым, уверенным шагом шла толпа пацанов из «В» класса, все как один обутые в кеды, а одетые в треники с вытянутыми коленками и в олимпийках.
Такая же незамысловатая форма была и у нас. Только Сашка выделялся. Он сейчас переоделся в легкий спортивный костюм «Адидас», который лежал в матерчатой сумке. А джинсовый костюм аккуратно сложил и сказал Роберту:
- Посмотри, чтобы никто не украл.
- Не украдут, - заверил его мой брат.
Тем временем наши соперники успели подойти. Мы поприветствовали друг друга. Ярослав – капитан команды «В» класса и наш Борька подкинули пятикопеечную монету, до этого договорившись, если выпадет орел, начинаем игру мы, если решка - тогда они.
Выпала решка.
Мы разошлись по своим позициям и игра началась.
Обе команды носились, как угорелые, гоняя мяч по полю. Каждый игрок хотел показать, на что способен иногда даже в ущерб коллективной игры.
Вон, Сашка на выгодной позиции. Он орет и машет руками Федьке, который с мячом рвется к воротам соперника, а ему навстречу вылетают пару защитников, которых не обыграть, но тот не слышит нашего фаворита и в итоге теряет мяч.
Удар по ногам. Падение.
Мы играли без судьи, так что не обращали на такие мелочи жизни, как неверный подкат или случайный удар по ногам. Не обращали внимания на боль в пыле напряженного матча, поднимались с земли и продолжали играть. Это завтра все синяки дадут о себе знать, а сейчас не до них, надо выиграть, во что бы то ни стало.
А вот касание рукой это да, не прощалось. Сразу назначался штрафной или пенальти. Но вначале нужно доказать, что это касание рукой присутствовало в данном отрезке игры. Поэтому приходилось кричать, махать руками и призывать к зрителям рассудить нас, если, конечно, таковы находились.
После потери мяча, с наше стороны, игроки «В» класса все, кроме вратаря ринулись в атаку. Нам же пришлось поспешно смещаться к своим воротам.
Мяч у Ярослава.
Родька делает ему подкат, но капитал команды «В» класса в прыжке уходит от него и продолжает продвигаться к нашим воротам. Он врывается в штрафную площадь.
Удар!
Закрученный мяч по дуге влетает в самую девятку ворот.
Счет открыт не в нашу пользу.
- Пацаны, вы что раскисли, как кисейные барышни! – выкрикнул Борька, подбадривая нас. – Нужно собраться и выиграть у этих выскочек из «В» класса! И хватит играть каждый сам за себя. В пас играем! В пас! Вы меня поняли?
- Поняли! - хором ответили мы.
- Ну, тогда погнали, наших, городских! – неунывающе выкрикнул Борька и разыграл мяч.
Игра продолжилась.
Мы старались пасовать друг другу, как советовал Борька. Правда, не всегда получалось удачно, частенько приходилось наперегонки с соперником догонять мяч, который катился по полю в трех метрах от тебя. Но это ничуть не смущало нас, подумаешь небольшой перелет, пока сил хватает не стоит думать о таких мелочах. Нужно играть и по возможности выиграть. И пусть твои легкие работают, как кузнечные мехи, а уши иногда закладывает, когда идешь на ускорение, ты вытираешь тыльной стороной ладони вспотевший лоб и продолжаешь носиться по полю, как будто только от тебя одного зависит исход матча.
Такая напряженная игра продолжалась еще минут двадцать; то мы в нападении, то, наоборот, в защите. Но пока что никому из нас не удавалось прорваться к воротам противника.
И вот, как-то неожиданно у нас получилось ворваться в штрафную площадь соперника. Мяч летит мне в ноги, а защитники с угрожающими рожами набегают на меня. Того и гляди, сметут с ног и затопчут. Поэтому, долго не думая, без подготовки бью по воротам.
Голкипер у класса «В» оказался на высоте, правда, только в этом коротком игровом эпизоде. Он в прыжке отбил руками мяч, стараясь его направить как можно дальше от ворот. А дальше произошло вот что.
Мяч, падая по высокой дуге, практически достиг одного из защитников нашего противника. Но его опередил Сашка Остапенко. Он в высоком боковом прыжке нанес удар левой ногой по мячу, и тот реактивным снарядом влетел в правый угол ворот.
Мы сравняли счет.
Дальше наши команды начали осторожничать, ожидая, что кто-то из соперников допустит фатальную ошибку. Правда, продолжалось это не долго. Вскоре нам надоели вялые пасы друг другу, и мы перешли к активным действиям.
Ярослав дает голевой пас Руслану, но я в подкате выбиваю мяч прямо из-под его ног. И тот попал прямо к Сашке.
Моментально набрав скорость, Остапенко рванул к воротам соперника. Я следом за ним, чтобы подстраховать, если понадобится. Оказалось, он справился и без меня. Сашка с легкостью обыграл двух защитников. А вратарю, необдуманно выбежавшему слишком далеко от ворот, оставалось только смотреть, как через него перекидывают мяч.
Двое защитников пытались совершить невозможное – за считанные секунды преодолеть тридцать метров.
Не получилось.
Сашка, изображая смешную походку Челентано, спокойно закатил мяч в пустые ворота.
Счет стал в нашу пользу.
Теперь наши соперники, как с цепи сорвались. Они накатывали и накатывали на наши ворота, а мы остервенено отбивались, пытаясь идти в контратаку.
И так продолжалось до конца матча, который так и закончился со счетом 2-1 в нашу пользу.
Мы были уставшие, как черти, но по уши довольные, потому что нам удалось утереть нос игрокам «В» класса.
- Ну что, по домам? – спросил Борька, после того, как я вместе с ребятами успел выйти с территории родной школы.
- Вы идите, а мне еще кое-куда заскочить надо по делам, - сказал Сашка, слегка запнувшись на последнем слове. Он уже успел переодеться в джинсовый костюм, а спортивную форму засунуть обратно в полотняную сумку.
У меня создалось впечатление, что изначально у него на языке вертелось что-то другое. Но он вовремя сдержался и не проговорился, заменив - это что-то другое, на неопределенное слово - дела.
- По делам, так по делам, - пожал плечами Борька.
Сашка, правда, уже его не слышал, он быстрым шагом направился к выходу с территории школы.
А Борька крикнул, обращаясь к остальным ребятам:
- Пацаны, айда домой!
- Айда! – отозвались ребята.
- Куда это Сашка «намылился»? – спросил Роберт. Оказывается, его тоже заинтересовало непонятное поведение нашего общего товарища.
- Самому интересно, - ответил я.
- Так давай подсмотрим? – предложил мой брат.
- А ты знаешь, давай, - после недолгой борьбы между этикой и любопытством ответил я, потому что любопытство победило.
И мы последовали за Сашкой.
Я старался держать между нами расстояние, постоянно придерживая Роберта, который так и рвался бежать вперед. Мы же следим, а не наперегонки бегаем.
Сашка за всю дорогу даже ни разу не обернулся. Он как будто был уверен, что за ним никто не последует.
А может он на самом деле идет по поручению своих родителей к их знакомым или родственникам?
Вот с такими сомнениями, посетившими меня, я стал постепенно сбавлять шаг и собирался повернуть назад, но не стал делать этого лишь из-за своего упрямства. А Роберт вообще шел рядом, беспечно насвистывая себе под нос незамысловатую мелодию. Ему сам факт нахождения рядом со старшим братом, заставлял чувствовать себя привилегированной фигурой, как будто, но стал могущественным и влиятельным патрицием, перед которым должны склонять головы разные там плебеи. Так что ему по барабану было куда идти.
Сашка уверенной походкой, из стороны в сторону матерчатой сумкой, подошел к деревянному забору, отодвинул в сторону одну из необтесанных досок, которая висела на единственном гвозде, и скрылся с наших глаз долой. А там за оградой, находилась строительная площадка с двухэтажным каркасом недостроенного детского сада.
Работы на стройке по какой-то непонятной причине были приостановлены, поэтому кроме сторожа там никого больше не было, да и тот не всегда был на месте. Об этом знали все пацаны с нашего двора и пользовались этим. Стоило старику, а сторожем подрабатывал дед Ефим, куда-то удалиться, как мы прибегали туда и начинали носиться по этажам, играя в догонялки. Иногда сторож успевал застукать нас там. Тогда подымался крик-гам. В нашу сторону летели угрозы, мол, догонит уши всем по отрывает. Ага, догонит. Мы как каскадеры прыгали со второго этажа или даже крыши на большую керамзитовою кучу, скатывались с нее и убегали со стройплощадки. А уже в своем дворе смеялись над неуклюжестью деда Ефима.
- Что ему там надо? – спросил Роберт.
- Не знаю, - растерянно ответил я.
- Пойдем, посмотрим? – предложил мой брат.
- Пошли, - мне самому было любопытно узнать, что забыл Сашка на площадке недостроенного садика.
Мы подошли к забору.
Отодвинув в сторону доску, я осторожно выглянул на территорию стройки. Там было тихо, как на кладбище, только где-то в стороне поскрипывала дверь одной из бытовок, в которых переодевались строители перед началом работы и после.
Сашки нигде не было, сторож тоже куда-то подевался, даже дворовых собак нигде не наблюдалось. Убедившись в этом, я перебрался через образованную щель на территорию стройки. Роберт последовал за мной.
- А куда Сашка девался? – шепотом спросил мой брат.
- Не знаю, - так же шепотом ответил я.
И в это время Сашкина джинсовая курточка мелькнула в одном из поемов на втором этаже.
- Вон он! – все еще шепотом сказал я, показывая пальцем. – Пошли, посмотрим, зачем Сашка сюда приперся.
Роберт согласился со мной.
Мы обошли стороной огромную кучу керамзитовых шариков и только тогда приблизились к тому месту, где можно было пробраться внутрь недостроенного здания детского садика. Деревянные мостки, ведущие на первый этаж. По ним мы поднялись и, пройдя лабиринт простенков, нашли лестницу, по которой стали подниматься, надеясь успеть проследить за Сашкой.
Вот второй этаж.
Нашего товарища нигде не видно.
Я остановился, прислушался.
Где-то с левой стороны раздавались шаги.
- Пошли, нам туда, - шепотом произнес я и повел своего брата в нужном направлении.
Опять перед нами был лабиринт помещений. Минув его, мы увидели еще одну лестницу, теперь ведущую вниз.
Спустившись на первый этаж, мы остановились и прислушались.
По глухим шагам можно было определить, что Сашка спустился еще ниже – в подвал.
Зачем? Не понятно. Но узнать об этом ой как мне хотелось, да и Роберту тоже.
Не сговариваясь, мы начали спускаться следом за Сашкой.
Добрались до подвала и там, стараясь не наделать шума, шли на странные шорохи, которые, как нам казалось, издавал наш товарищ.
Эти шорохи с каждым шагом становились все ближе и ближе. Вот они уже раздаются за простенком, разделяющим подвал на несколько частей. Стоит заглянуть в широкий проем, ведущий в соседнее помещение, как нам станет ясно, чем там занимается Сашка.
Роберт так и хотел сделать, но я его остановил. Почему? Мне самому было непонятно. Просто, что-то внутри предостерегло меня не соваться туда нахрапом.
Стараясь не шуметь, я выглянул в проем.
Посередине помещения сидел на корточках Сашка. Он что-то сосредоточено чертил по рыхлой земле. Закончив с черчением, поднялся на ноги и отошел немного в сторону. Оттуда Сашка придирчиво посмотрел на линии, начертанные на земле. Оставшись довольным, наш товарищ достал из матерчатой сумки пригоршню коротких свечных огарков.
- Что он делает? – мне на ухо прошептал Роберт.
Я в ответ просто пожал плечами, потому что сам ничего не понимал.
Тем временем Сашка, зажигая огарки спичками, начал их ставить на землю в определенном порядке. Вскоре мы увидели, как образовалась светящаяся пятиконечная звезда.
В неровном свете множества свечных фитилей, мне удалось увидеть, что Сашка уже успел на кирпичных стенах подвала нарисовать угольком какие-то непонятные символы.
А дальше Сашка повел себя вообще странно. Он достал из матерчатой сумки потрепанную общую тетрадь, потом начал ее торопливо листать, как будто искал там что-то, но вскоре прекратил это занятие. По всей видимости, наш приятель нашел то, что ему нужно.
Сашка ткнул пальцем в открытую страницу. Он начал читать на непонятном языке:
- Шумаб анба абэн мах, ген ме дингир анатамеа…
Эти слова гулким эхом расходились в пустом помещении и были хорошо различимы. Но вот запомнить их. Нет, вряд ли мне удастся. Вся надежда на Роберта. Это он умеет впитывать в себя все необычное, как губка.
Сашка прекратил читать, но пока ничего не происходило. Тогда он вырвал из тетради листок с текстом и поджег его. Когда тетрадный лист превратился в пепел, язычки свечных огарков, сложенных в пятиконечную звезду, судорожно заколебались от пробужденного ветерка.
Вскоре он и до нас добрался своим ледяным дыханием, от которого у меня по коже побежали мурашки. Роберт тоже почувствовал дискомфорт. Он потер свои плечи и шепотом произнес:
- Кирилл, пойдем отсюда.
Я сам уже чувствовал себя здесь неуютно. Что-то пугало меня, а что именно, я понять не мог. В действиях Сашки не было ничего угрожающего. Сторожа тоже нигде не видать. И все же здесь в подвале творилось что-то выходящее за рамки понимания. А что именно, к этим знаниям, как мне кажется, я пока не готов.
- Пошли, - таким же шепотом произнес я в ответ.
И мы, не сговариваясь, начали пятиться к выходу из подвала.
Уже на первом этаже недостроенного здания детского садика, я осознал, что от страха не дышал все это время. Роберт тоже с облегчением выдохнул.
- Давай никому не расскажем про все это, - предложил он.
- Да, никому не расскажем, а то еще подумают, что мы, как зайчата трусишки, - согласился я с ним. – Но за Сашкой еще последить нужно. Странным каким-то он мне кажется.
- Мне тоже каким-то подозрительным он кажется, - произнес Роберт. – Может, он шпион иностранной разведки?
- Ха, не говори глупости, - сказал я, перелезая через отверстие в заборе на сторону улицы. – Лиц, не достигнувших совершеннолетия, не берут в шпионы.
- А может, он взрослый на самом деле, - Роберт сделал вполне фантастическое предположение, - а несовершеннолетним только прикидывается. Есть же такие люди, которые выглядят намного моложе своего истинного возраста.
- Глупости все это, - отмахнулся я от него.
- А я все равно думаю, что Сашка – шпион и звать его совсем не Сашка, - стоял на своем мой брат.
- Как тогда его звать? – усмехнулся я.
- Мистер Смит, - на полном серьезе ответил Роберт.
- И следит он за нами, потому что нам предстоит длительное путешествие под водой на сверхсекретном подводном корабле «Пионер», - пошутил я. – Нет, Роберт. Сашка обычный пацан. Я согласен, он со странностями. Но скажи мне, кто у нас без каких-нибудь странностей?
- У меня их нет, - сразу отозвался Роберт.
- Ага, нет. А кто свои же козюльки из носа ест? – подколол я его.
- Не ври! Я их не ем! – возмутился мой брат. – А насчет Сашкиного бормотания, что ты скажешь?
- Какую-то белиберду он говорил, - ответил я. – Может он нашу слежку давно заметил, вот и решил над нами приколоться.
- Ты сам-то веришь в свои слова? – спросил Роберт.
- А что это еще может быть? – вопросом на вопрос ответил я.
- Я не знаю, - честно признался мой брат, - но знаю, кто может знать.
- И кто же? – поинтересовался я.
- Раиса Федоровна, - ответил Роберт.
Раиса Федоровна.
Так звали работника детской библиотеки. Она пришла туда работать сразу после института. Хрупкое, воздушное создание с лучезарным лицом. Когда на нее смотришь, то забываешь, зачем вообще пришел в храм просвещения, и пялишься на библиотекаршу, особенно, когда она ходит в короткой юбке, в черных колготках и красных туфлях на высоком каблуке.
С такими сногсшибательными данными ей впору в кино сниматься, а она сидит в детской библиотеке. Но, несмотря на то, что Раиса Федоровна была блондинкой, наша любимая библиотекарша оказалась увлекательно ведет разговоры на разные темы.
Но кроме нее в библиотеке еще работала пожилая Анна Борисовна. К ней лучше с вопросами не подходить. Стоит вспомнить, как она на тебя смотрит через очки в толстой роговой оправе. Ты только появился перед ней, а она уже считает тебя воришкой, который готов при удобном случае стащить интересную книжку под одеждой.
- А что, пошли, спросим, - согласился я с предложением брата. – Вот только, интересно, кто сегодня работает?
Ни я, ни Роберт об этом не знал и поэтому с замиранием сердца вошли в детскую библиотеку. Но когда услышали веселый голос Раисы Федоровны:
- Здравствуйте, ребята!
Мы с облегчением вздохнули.
- Здравствуйте! – хором ответили мы.
- Мальчики, если вы пришли взять новые книги, то я вас разочарую, свежее поступление будет только на следующей неделе, - сообщила нам Раиса Федоровна. – Скажу вам по секрету – должна подойти новая книжка вашего любимого Игоря Всеволодовича Можейко.
- Кого? – удивлено воскликнули мы.
- Мальчики, вам должно быть стыдно не знать настоящего имени писателя, написавшего о многочисленных приключениях Алисы, - с укором покачала головой Раиса Федоровна.
- А-а-а, это вы про Кира Булычева говорите, - догадался Роберт.
- А знаете, как получился у него такой псевдоним? – спросила Раиса Федоровна.
- Нее, - честно признались мы.
- Его жену звали Кира, а девичья фамилия мамы писателя была Булычева, - проинформировала нас Раиса Федоровна. – Если совместить это имя и фамилию, то получится Кир Булычев.
- Понятно, - мы благодарно впитали в себя только что услышанное.
- Так что будете брать? – поинтересовалась Раиса Федоровна.
- Мы, это, так сказать, пришли не за книжками, - начал мямлить я.
Ну, смущала меня библиотекарша, и ничего я с этим не мог поделать, наверно гормоны начинали играть, путая при этом мысли.
- Мы хотели у вас спросить кое о чем, - перебил меня Роберт.
- Я вас внимательно слушаю, - с интересом произнесла Раиса Федоровна.
- Нам совершено случайно удалось подслушать, как один мальчик читает на непонятном языке, - сказал Роберт. – И вот, мы хотели у вас спросить, может вам знаком такой язык?
- Мальчики, пока вы не дали мне ничего существенного, а без этого я ничего конкретно сказать не могу, - сказала Раиса Федоровна.
- А что именно существенного мы должны вам дать? – поинтересовался Роберт.
- Показать сам текст, - пояснила библиотекарь.
- Нам не удастся этого сделать, - сказал я.
- Почему? – удивилась Раиса Федоровна.
- Тот мальчик сжег листок с текстом, - место меня ответил Роберт.
- А услышанные слова вы сможете повторить, или и это вам неудастся? - поинтересовалась библиотекарь.
У меня как назло из головы все фразы этой белиберды напрочь выветрились. Зато Роберт обладал прекрасной памятью:
- Почему же, я все запомнил и сумею повторить.
- Замечательно, - сказала Раиса Федоровна. Она взяла со своего стола чистую тетрадку и ручку:
- Я слушаю тебя.
- Шумаб анба абэн мах, ген ме дингир анатамеа… - мой брат старался как можно внятней произносить слова, а Раиса Федоровна все тщательно записывала на тетрадный лист.
Вскоре Роберт замолчал, подняв свой взор к потолку.
- Это, кажется, все, - сказал он и посмотрел в мою сторону, как бы спрашивая – все так или я что-то забыл?
Я в ответ неопределенно пожал плечами.
Раиса Федоровна еще раз прочитала записанный текст и произнесла:
- Мальчики, это не розыгрыш?
- Нет, нет, что вы! Мы вас не разыгрываем! – мы отчаянно начали убеждать библиотекаршу в своей правоте. – Эти слова на самом деле мы слышали!
Раиса Федоровна еще раз посмотрела на текст. Потом она начала, молча, шагами мерить помещение. Мы старались не мешать, ей думать, поэтому тоже, молча, стояли на месте.
Так продолжалось до тех пор, пока библиотекарь не приняла окончательное решение.
- Допустим, что все это не розыгрыш, и все эти слова вы слышали на самом деле, - произнесла Раиса Федоровна.
- Так вы поняли, какой язык здесь использован? – спросил я, надеясь на положительный ответ.
- Нет, Кирилл, этот язык мне, к сожалению, незнаком, - честно призналась Раиса Федоровна.
Библиотекарь начал ходить по помещению и вслух рассуждать:
- Можно сходить в центральную городскую библиотеку или в библиотеку имени Крупской и там по справочникам сравнить текст, чтобы понять его происхождение. Это займет кучу времени и еще не факт, что там обнаружится подходящая информация. А что если? Точно, так и нужно сделать!
Раиса Федоровна подошла к нам:
- Значит так, мальчики, я непременно обращусь к одному знакомому специалисту по языкам живым, а так же и мертвым насчет этого текста. Он наверняка разберется. А вы, мальчики, заходите в библиотеку через неделю, я вам сообщу полученный результат.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 76
© 15.02.2018 Молотков С.
Свидетельство о публикации: izba-2018-2200480

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


Антонина Лаврова       30.07.2018   12:59:28
Отзыв:   положительный
Люблю фэнтези со всякой мертвецкой чертовщиной. Надеюсь и дальше видеть в романе усопших персонажей. =)
Молотков С.       30.07.2018   17:10:33

Спасибо. Постараюсь в том же духе.










1