Крупным планом. Виктор Тихонович Алексеев


В моей жизни были трое мужчин, которые сами того не желая, резко изменили мою мою. Один из них – Виктор Тихонович Алексеев. Не знаю, то ли повезло мне, что встретился он на пути, то ли, наоборот. С уверенностью могу только сказать, что его влияние было огромным. И вполне возможно, что, не встретив его, я бы не смогла в дальнейшем иметь своё предприятие и руководить им в течение 17 лет.

Работу в Таганрогском порту я начинала в начале 1983 года в должности инженера коммерческого отдела. В мои обязанности входила арбитражная и претензионная работа. Начальником отдела был Виктор Тихонович. Насколько это неординарный человек, говорит даже то, как мы с ним познакомились. Пытаясь найти работу, я позвонила в коммерческий отдел порта. Трубку взял он. Мне не понравился его тон, и то, как он разговаривал со мной. Я подумала, что ничего хорошего мне здесь не светит, а потому, на его вопрос: «А где вы раньше работали?», ответила: «На работе!» и уже хотела положить трубку, когда услышала от него: «Да? Ну приходите, у нас есть для вас вакансия».

Виктор Тихонович с отличием окончил Саратовский юридический институт и до работы в порту он был заместителем прокурора города. Молодому, перспективному работнику город сразу же выделил большую квартиру, хотя к тому времени он ещё был не женат.

Он родился и жил до института близ станицы Вёшинской, и даже являлся родственником М.А.Шолохова по материнской линии. Видимо, любил он родные места, так как часто вдохновенно рассказывал о них. Он вообще любил рассказывать. Но только то, что сам хотел рассказать. Вопросы задавать было бесполезно. Он их не слышал. И сейчас представляю его в нашем большом полупустом кабинете. Он медленно ходил из угла в угол, скрестив сзади руки, и рассказывал, рассказывал, рассказывал. Причём, никогда не смотрел в мою сторону, и не интересовался, слушаю я его или нет. Наверное, ему было всё равно. Главное, рассказать.

В основном, это были воспоминания о родных местах и эпизоды из его прокурорской жизни.

Старше меня он был лет на десять. Удивил меня сразу, назвав «матушка».
- Я вас, матушка, по причалам проведу, а дальше вы это будете делать самостоятельно, - сказал он в первый мой рабочий день, - Да каску не забывайте надевать. Вам по должности каска красного цвета положена, а мне белого. Без каски на причал нельзя.

Так я для него матушка и была всё время. По имени никогда не называл. А ещё в первый день нашего знакомства он заявил:
- Ты, матушка, на меня не смотри! Я уже давно женат без компромиссов!

В порт он пришёл неженатым. А неженатые мужчины всегда привлекают внимание всех. Всем хочется их женить. Так было и с Виктором Тихоновичем. Мне рассказывали, как его женили. Приставали, приставали, предлагали ему разных молодых женщин, и он, наконец, сказал:
- Ладно, женюсь! Пусть приходит с паспортом к ЗАГСу завтра, подадим заявление.
Невесту он увидел в ЗАГСе первый раз.
- А какая разница? Все они одинаковы, - ответил он на удивлённые взгляды сотрудников.

Когда я пришла работать в порт, у него была семья: жена и очаровательная маленькая дочка.

Что касается работы, то никаких объяснений и пояснений он не дал. Сразу же поручил мне провести ведомственное расследование и подготовить ответ на поступившую претензию.
- Справочная литература и нормативные документы в шкафу. Ищите. Катехизисы вы должны знать на зубок, - вот всё, что он сказал.

Но, тем не менее, я быстро освоилась со своими обязанностями, и мне даже нравилось изучать правовые нормативные документы, законы, положения и правила. Все это интересно, но… Был Виктор Тихонович, МОЙ ШЕФ. А общаться с ним было очень трудно. Я всегда радовалась, когда он по каким-либо причинам не выходит на работу. Тогда я чувствовала себя свободной и гораздо больше успевала сделать, чем в его присутствии.

Хорошо характеризует Виктора Тихоновича и вот такой случай. Ещё не освоившись со своими обязанностями, через три дня после того, как приступила к работе, меня командировали в Москву за заседание Арбитража по иску к порту. Командировал меня потому, что, будучи очень принципиальным и считая, что вина порта имеется, Алексеев ехать отказался. Мне деваться некуда и я отправилась защищать интересы порта, смутно представляя, как это будут. С материалами дела знакомилась лишь в поезде. Но! Решение Арбитража было вынесено в пользу порта!

Из Москвы позвонила, доложила результат. Возвращалась в Таганрог, как на крыльях! Такую сумму "отстояла"!
Но, впереди меня ждало совсем интересное. Заместитель начальника порта лишь кивнул, когда я доложила, приняв все как должное. А мой шеф вместо похвалы сказал:
- Да, матушка, ударно потрудились! Получается точно, как в сказке. Знаете, как медведь, лиса и осел, мост через реку строили? Нет? Я расскажу. Решили медведь, лиса и осел мост построить через реку. А как построить без бревен? Бревна нужны! Надо в Москву ехать, просить лес. Кто поедет? Медведь говорит: "Я самый сильный, я поеду!" Поехал. Возвращается ни с чем! Лиса берется за дело: "Я самая умная, у меня получится!" Поехала. Возвращается ни с чем. Не дают леса. Тогда осел, говорит: "Придется мне ехать!", а медведь ему: "Что ты, осел, я самый сильный и то леса мне не дали, лиса самая умная и у нее не получилось! Куда уж тебе! Сиди дома, видно не построить нам мост". "Нет, - возразил осел, - вы же ездили и я поеду" - сказал и отправился в Москву. Не прошло и недели, еще и осел из Москвы не вернулся, а по железной дороге вагоны леса пришли. Да так много, что и на пять мостов хватит!
Удивляются звери. Как же это у нас не получилось, а у глупого осла все так хорошо вышло? Тут и осел вернулся. "А, - говорит, - ничего трудного не было! Зашел в министерство, а там все ребята свои, все ослы работают! Быстро договорился!"

Вот такой анекдот рассказал шеф, так похвалил меня за командировку.


Мой шеф занимал эту должность начальника отдела десять лет. Не знаю, что случилось в прокуратуре, но его оттуда уволили.

Виктор Тихонович обладал потрясающей памятью, знал, где и на какой странице можно найти то, что я ищу. Но, к его помощи я прибегала очень редко, зная, что нарвусь на неприятный для меня ответ, типа: "Когда смотришь на вас, матушка, то и не подумаешь, что вы дура дурой!" И ещё был любимый у него ответ: «Возьмите катехизис и прочитайте. Буквы, надеюсь, вы все знаете?» И ещё наиболее частый ответ: «Пора бы уже знать».

Но интересно то, что он, со своими знаниями и опытом, проигрывал в арбитраже даже самые мелкие дела, и вскоре на заседания ездила только я. А поскольку иски к порту рассматривались два-три раза в месяц, и обязательно в Москве, так как споры с внешнеторговыми объединениями рассматриваются только в Москве, то я бывала там довольно часто. Это мне нравилось по двум причинам. Первое, это то, что в Москве училась моя дочь, а второе: мой шеф далеко от меня. О, как он нервничал, когда слышал от меня: «Дело мы выиграли!» Всегда поправлял: «Мы же не в казино, матушка! Надо говорить: дело решили в нашу пользу».

А вообще, это тяжелый, но очень бескорыстный человек. Уж, он-то никогда не будет есть ворованные на теплоходе орехи, которыми запихивались все портовики! И свои собственные деньги ему тратить на справочную литературу не жаль. Это было доинтернетовское время, и все новинки можно было найти только в специальной литературе, справочниках и журналах. Ворча, что порт не обеспечивает вовремя новинками, он покупал книги в отдел самостоятельно. И перехватить до зарплаты у него всегда можно было. Не отказывал никогда.

Один год. Вот сколько я смогла проработать вместе с Алексеевым. Уходя в отпуск, решила найти для себя другую работу. Нашла. Получила расчёт в порту и приступила к новой работе. Это была совсем неинтересная работа в отделе снабжения одного из заводов. Но здесь не было Виктора Тихоновича. Конечно, мне было жаль мою прежнюю работу, и поэтому, когда позвонил начальник порта и предложил вернуться, так как Алексеева по его просьбе перевели начальником ВОХРа, я с радостью вернулась. Теперь уже я была начальником отдела.

Но я и предположить не могла, что ждёт меня. А ждали разного рода проверки, так как Виктор Тихонович начал писать жалобы в разные инстанции. Хорошо зная все недостатки в работе отдела, он указывал на них. Особенно много жалоб было по перевалке песка. Он знал, что порт неправомерно применял нормы естественной убыли, он знал, что песок не входил в перечень пачкающих грузов, а порт взимал деньги за его зачистку, он знал, что неправильно определялась влажность песка. Всё это делалось с незапамятных времён, в том числе и все одиннадцать лет его работы в должности начальника отдела.

Сколько всевозможных комиссий мне пришлось встретить! Наверное, больше половины рабочего времени уходило на приём этих комиссий.

И даже работая в должности начальника ВОХР, следил он за работой коммерческого отдела тщательно. Мне не один раз портовики говорили, что в моём кабинете свет горит часто по ночам. А кабинет на сигнализации. Значит он, пользуясь своим служебным положением, отключает сигнализацию, и заходит ко мне в кабинет знакомиться с новинками. А возможно на моей же пишущей машинке и жалобы на меня строчил.

Около пяти лет он неустанно писал, а я принимала одну комиссию за другой, и, выполняя какую-либо работу, всегда думала, а как оценит её новая комиссия.

Ошибаться мне было нельзя. Я должна была делать всё чётко и правильно. Думаю, что именно это и помогло мне выстоять и сохранить в течение 17 лет созданное мною в 1991 году морское агентство.

Вспоминаю, как однажды, когда он ещё руководил отделом, я заболела, и он с апельсинами пришёл меня навестить. Дом, в котором я в то время жила, был угловым, и во двор было два входа, и с улицы, и с переулка. С одной стороны ворота были закрыты наглухо, с другой стороны, они были открыты, и все пользовались открытыми воротами. Виктор Тихонович нашёл именно закрытые ворота и, не найдя калитки, полез через верх. Пришёл ко мне с оторванным карманом. Оказывается, зацепился, когда перелазил.

Смотришь на него, и кажется, что в этом человеке вместились два совершенно разных человека. Его хорошие качества сочетались с ужасными. И хороших качеств было не мало. Но плохие, делали невозможным общение с ним. Я видела его жену. Несчастная женщина. Дома он был ещё более невыносимым, и она неоднократно приходила в партком порта жаловаться на него. Причём, он никогда не поднимал на неё руки. Обижал словом. Это у него хорошо получалось.

Уйдя на пенсию, в 1997 году, Виктор Тихонович стал заниматься предпринимательской деятельностью, оказывая юридические услуги населению. Не знаю, как успешно он работал на этом поприще, знаю только, что первые его клиенты были докеры, уволенные из порта. Увольнение было правильным, но портом было сделано ряд ошибок и нарушений при увольнении, и юрист порта был уверен, что суд по формальным обстоятельствам, докеров восстановит на работе. Но я не удивилась, когда узнала, что Виктор Тихонович проиграл дело в суде, так как знала, что он не умеет применять свои знания на практике.

Недавно узнала, что Виктора Тихоновича уже нет. Как он умер и когда, никто не знает, так как, уйдя из порта, он ни с кем не поддерживал связь.

Трудный человек. С ним трудно, но ему самому от своего характера было ещё трудней. 







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 15.02.2018 Алла Крепьянска
Свидетельство о публикации: izba-2018-2200428

Метки: Виктор Тихонович Алексеев, Таганрогский порт,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары












1