Право выбора



ПРАВО ВЫБОРА

     Дитер сидел рассеяно в столовой детского дома "Весёлые мишки", построенный на небольшом возвышении на северо-востоке от Франкфурта, смотрел через окно и ковырял вилкой в тарелке. Ни был особенно голодным, ни думал о пище, но под строгим взглядом Ингрида, дежурной учительницы, заставил себя запихнуть в желудок одну сосиску и выпить своё молоко. Не то что грустил, но и не имел особых оснований радоваться, так как половину его друзей с прошлых лет уже усыновили и они разбрелись по самым разным местам, а и ещё пятерых взяли на днях, так что на завтраке присутствовали лишь с десяток мальчиков и девочек. И поскольку их было мало, то сегодня во второй раз за этой неделе он должен был опять убирать тарелки и запихивать их в посудомойку. Ну, с десяток тарелок не так уж и много, так что и это не волновало его особенно. Не волновала его и встреча с его отцом, который должен быть приехать сегодня, потому что это не было ему впервые, но всё таки ожидание не очень приятное, так что он просто скучал и дивился чем бы заполнить своё время.
     За соседним столом сидела Марта и он мог легко кинуть один хлебный шарик, который, с небольшой удачей, мог бы попасть в её чашку с молоком, но он не любил повторяться часто, так что отбросил этот вариант. Загудел видеофон и пока учительница пошла ответить он поскрёб легонько ногтем под столом и издал какой-то особый пищащий звук, который должен был сойти за мышиный писк, но или девочки его не услышали, или уже привыкли было к этому, так что и этот номер не удался. С небольшим опозданием в столовую влетел его друг Курт и Дитер прикрикнул ему застегнуть себе брюки, однако Курт вообще не посмотрел вниз а пошёл сразу взять себе завтрак. Ему не оставалось ничего другого кроме как доесть свою сосиску и убрать тарелки уже позавтракавших.
     После того как покончил с этой задачей от пошёл собрать свои вещи. В прошлом году, когда ему было семь лет и должен был пойти к своему первому отцу, он всё спрашивал себя как его узнает, но теперь ему ясно, что это вообще не было нужно. Йохан знал очень хорошо как выглядит его будущий сын. Он только подал нужные документы дежурной учительнице и проверил был ли номер на его левом плече 17CAF073528. Ну, ясно, что он не мог быть другим. Потом Йохан взял его за руку и повёл к гаражу детского дома. Он был крупным мужчиной, в возрасте 45-и лет, как потом узнал, с лохматыми каштановыми волосами, светлыми глазами, гладко выбритым лицом и постоянной игривой улыбкой на губах. Был большим весельчаком и они жили себе хорошо весь год. Он отвёл его в Мюнхенский мегаполис, на 47-ой этаж одного пирамидального здания названного Тутанкамон. Рядом с ним находилось небольшое озеро с механичными крокодилами, на которых он часто ездил и один, потому что их управление было очень простым. Поднимался на их спину по одной из их ног, которыми они прикреплялись к пирсу, садился на сиденье, убирал ноги и включал хвост. Когда нужно было повернуть, крокодил загребал посильнее одной из передних лап. Их мотор находился в морде (видел некоторых из них с открытыми мордами, когда нужно было что-то ремонтировать), а их глаза были прожекторами для вечернего времени. Если спускали и прозрачный колпак, то они могли утопать и плыть под водой и по дну, но дети имели право использовать их только как лодки, так что под водой он ехал чаще всего вместе с Йоханом.
     Каким будет его теперешний отец, спрашивал он себя пока убирал свои игрушки. И куда его повезёт? Он мог спросить у учителей, но специально не сделал этого, чтобы ему было поинтереснее. А что если будет мать? Дитер не хотел иметь матери, потому что был мальчиком и было лучше иметь отца. Курт, да не теперешний, а тот из серии DEX, который уехал в прошлом году, обзавёлся матерью и написал ему раз, что она была очень милой и красивой женщиной в возрасте 55-и лет, но ему не особо нравились матери — может быть из за девки Йохана. Да не думал, что возьмёт да потеряет аппетит если окажется, что у него будет мамаша. В инкубаторах рождались как мальчики, так и девочки, что означает, что когда они вырастут будет столько же матерей, сколько и отцов, для будущих детей. Всё таки он надеялся на отца, потому что учителя хорошо знали его личные характеристики и вряд ли предложили бы ему что-то, что ему не понравится. В сущности, каким бы и ни был его будущий родитель, он всё ще будет отличаться от его первого отца, так что нет опасности что ему будет скучно. Ни Йохан откажется принять его в гости, если напишет ему, что соскучился по крокодилам.
     Он осмотрел ещё раз комнату, не забыл ли что-нибудь важное, согнул простыни, оставил их на кровати и засмотрелся наружу. Потом ему пришло что-то в голову и он повернулся к кроватку. В верхней части матраса какой-от из его предшественников написал было синим: "место для башки". Дитер вытащил одну из своих шариковых ручек и добавил в его нижней части: "место для выхлопной трубы". Посмотрел его довольным и закинул простыни поверх новой надписи. Теперь уже мог спокойно спуститься в общий зал и дождаться своего отца. Он закинул мешки на плечо и поволок ноги по коридору к партеру.

* * *
     Так как было только 23 августа, а учебные занятия не начинались до первого сентября, большинство из мальчиков были на свежем воздухе и играли в мяч. В общем зале девочки смотрели детские фильмы или читали что-то по мониторам. Дитер уселся перед одним из экранов и набрал одну космическую игру. Надел наушники чтобы не поднимать шум и схватил рычаги управления. Заигрался было здорово, так что вообще не заметил когда его отец приехал, даже слегка встрепенулся когда учительница похлопала его по плечу. Снял наушники и выключил игру. Повернулся и посмотрел на мужчину, который стоял за ним. Был мужчина и это было хорошо. Был высокий и худой, с бородой и усами, черноглазый и хорошо одетый. Дитер знал, что ему должно быть больше 40 лет, потому что иначе не имел бы ещё права выбирать себе ребёнка, но мужчина выглядел довольно молодым. Это тоже было хорошо. Когда его поздравил то его голос был плотный и приятный. Сказал что его зовут Зигмунд Вольф, что ему было 42 года и что работал дизайнером в одной большой строительной фирме, а потом начал расспрашивать его как его зовут и почему выбрал себе это имя. Ну, потому что оно ему понравилось, разумеется, думал мальчик, но так как уже много раз отвечал на подобный вопрос то и выдумал было интересный ответ, по его мнению. Только что это длинная история и будет объяснять её по дороге, если хочет, ответил он. Так покончили с официальным разговором, проверили документы, он попрощался с учителями и пошёл за своим новым отцом к его воздухолёту.
     — И куда направимся, если это не тайна? — спросил мальчик, после того как разместился рядом с Зигмундом в машине. — Не то что у меня имеются какие-то возражения, папа, потому что до сих пор я был только в Мюнхене и по на два дня в Париже и Вене, так что мне будет везде интересно.
     Зигмунд стартовал двигатель, поднял машину на воздушной подушке и направил её медленно к недалёкой магистрали, где набрал маршрут и переключил на автопилот. Воздухолёт поднялся на нужную высоту и подождав немного влился в поток над трассой. Он опустился на сиденье польщённый детской непринуждённостью и непривычно звучащим словом "папа" и посмотрел на пацана рядом с ним.
     — Ну, на этот раз направимся на север, раз не возражаешь. Я живу в восточной части Гамбурга, в одном сельском доме на левом берегу Эльбы. Вокруг несколько сотен подобных домов, с крольчатниками и курицами во дворах. С одной стороны я в деревне, а с другой за полчасика доезжаю до места работы. Только что кроликов у меня нет потому что некому за ними присматривать, так как я живу один.
     — Кролики ли? И они могут рожать маленьких зайчиков, правда? Также как и женщины раньше рожали, а, папа? Мне очень бы хотелось присматривать за каким-то кроликом, если можно.
     — Раз хочешь то подумаем по вопросу. Похоже, что проблемы только два: первый это, что ты должен о нём заботиться и кормить его утром и вечером, а второй, что от этого твои уроки не должны страдать. Ты с этим согласен?
     — Да разве нужно спрашивать? А куда буду я ходить в школу? Мой прежний отец возил меня каждый день и забирал меня вечером. И ты ли будешь меня тоже везти?
     — Может быть и я, но лучше чтобы ездил в автобусе с другими ребятами. Неужели думаешь, что ты единственный мальчик в районе? — ответил его отец. — Кроме того кроликов должно быть хотя бы два, ведь знаешь, если хочешь чтобы они рожали маленьких крольчонков.
     — Ага, знаю, одна крольчиха и один кролик и они будут воспроизводиться довольно часто, ведь так? Кажется два-три раза в год. Учили что-то подобное, только что не показали нам как точно это делается, но я не такой уж и маленький, так что догадываюсь — добавил Дитер и засмотрелся в пейзаж под машиной. Они ехали на несколько сотен метров над землёй и пролетали над разными полями, местами чёрные, местами ещё зелёные, а иногда и жёлтые. Было интереснее стерео, потому что человек находился внутри пейзажа, а не смотрел со стороны, перед экраном.
     — Ну хорошо, раз обещаешь то придумаем что-нибудь. Время имеем. Ты ведь будешь со мной почти целый год?
     — Наверное, а потом ты должен решить усыновишь ли меня на постоянно, или попробуешь ещё с другим ребёнком. Имеешь право на до трёх разов, а потом, если хочешь, можешь купить себе некоторого ребёнка на бирже. Я твой первый сын или нет? Ты мне кажешься очень молодым, папа. И как долго будем ещё ехать, имеешь ли представление?
     — Автопилот говорит ещё 93 минуты. А на твой первый вопрос: "да", ты у меня первый ребёнок. А ты уже был с одним отцом, как я понял. — Ему хотелось спросить хорошо ли они ладили и хочет ли быть с ним, но решил пока не форсировать вещи, потому что пробное усыновление для него еле начиналось. — Ты хочешь что нибудь попить, сыночек? — сказал Зигмунд, прожёвывая с удовольствием новое слово.
     — Ну, так я не знаю что у тебя здесь имеется? Предпочёл бы лимонный шейк, или стакан холодного молока. — Отец набрал что-то на клавиатуре и нажал одну кнопку. Через полминуты открылось одно окошечко на пульте и внутри стоял запотевший стакан с желтоватым напитком.
     — Пожалуйста! Не знаю сообразно твоему вкусу ли, но если ты сам себе наберёшь когда-то рецепт, то уже компьютер будет его знать. Я наименовал себе здесь один "кокон-3", что значит кофе с тремя ложечками коньяка и совсем немного сахара, и тоже угощусь — и он набрал свой заказ после чего спросил. — Так ведь ты собирался рассказывать мне как выбрал себе своё имя, а?
     — Ну, тогда слушай. Ты знаешь, что каждый ребёнок должен выбрать себе какое-то имя когда ему исполнятся семь лет, а потом, если его кто-нибудь усыновить, у него будет и фамилия, а если никто его не усыновить до 14 лет, то тогда он должен выбрать себе и фамилию. Я всё не мог выбрать себе хорошее имя и потому взял и написал на одном деревянном круге имён 20, просверлил ему одну дырку в середине, и повесил его на одном гвозде в моей комнате, так чтобы он мог легко вертеться. Потом раскручивал круг и бросал одну стрелочку чтобы посмотреть в какое имя попаду. Да, но каждый раз получались разные имена и постепенно все они стали мне нравится тогда я опять стал думать какое из них выбрать. И так наступил мой седьмой день рождения, а я ещё не смог порешить как себя называть. Тогда, когда я встал утром и вымылся и оделся, то раскрутил круг, отошёл назад, закрыл глаза, и, так как уже знал куда целиться, бросил стрелочку и они попала в сектор где было написано "Дитер". Так я решил, что с тех пор это будет моё имя. Нравится ли тебе история?
     — Ну да, очень интересный способ, а и правильный, потому что раз все имена тебе нравятся, а нужно выбрать только одно из них, то значит нужно применить какой-то случайный выбор.
     — Так, папа — ответил мальчик и отпил от своего шейка. Посмотрел немного через окно, а потом добавил. — Только что не было совсем так, потому что мне просто понравилось имя Дитер, а потом я выдумал всю эту историю, так как все учителя, а и мой первый отец, да и мои знакомые, всё спрашивали меня как и почему. И мне надоело объяснять скучные вещи и выдумал себе что-то поинтереснее. Знаю, что не хорошо обманывать, но раз взрослые иногда сами напрашиваются, как человеку не обмануть их немного? Думаешь ли, что мне нельзя больше рассказывать эту историю, а?
     — Хм, почему её не рассказывать? История очень хорошая, а и это не какая-то выдумка, которой хочешь обмануть людей. Даже мне нравится то, что ты сумел её так хорошо сочинить. Ну-у, раз ты такой искусный с именами, то скажи тогда как назвать кроликов? Если не можешь сразу выдумать, то можно и попозже, когда я их куплю.
     — А что тут такое сложное? — мужского назовём Бани, а женскую — Кати. А если возьмём ещё одну женскую, то её назовём Мери. Так устроим нашему Бани одну полугамию, да?
     — Полигамия, от "поли", что значит "много", как и города называются полисами, потому что в них много людей. Да ты откуда научил это? Не рано ли для 8-летнего мальчика, а?
     — Ну, из уроков, откуда ещё. Они и люди делали это до прошлого века как кролики, но женщинам уже надоело мучиться целых 9 месяцев раз были выдуманы искусственные матери. А потом стали рожать по государственным заказам и потом нас усыновлять. Нас водили раз в инкубатор — куча комнат и в каждой по несколько рядов аппаратов с прозрачными колпаками и внутри шевелятся какие-то зверюшки: в одной комнате все маленькие как червячки, потом в другой — побольше, потом ещё больше, и наконец рождаются уже ребёнки, и из них вырастают люди как меня и тебя. Бр-р, страшновато, но и интересно, я тебе скажу. Однако не кажется ли тебе, что этот способ довольно сложен, а? Женщины не могут нести яички как курицы и в них нужно совать какие-то ложки и соскребать ими что-то, а это может делает им больно. Ну, всё таки меньше, чем когда рожали своих детей, конечно, до всё равно побаливает. А если бы были как курицы, было бы легче.
     — Жизнь очень сложная, сынок, и не всё получается так, как нам хочется, а иначе твоё предложение стоит обдумать. Знаешь ли, почему не пустишь его по электронной почте до Европейской Академии, а? — посмотрел на него Зигмунд пытаясь сдержать свою улыбку, но мальчик заметил это и нахмурился.
     — Да ты надо мной издеваешься! Я с тобой серьёзно разговариваю, а ты шутки себе делаешь. Как бы то ни было, когда приедем?
     — Уже скоро, минут через 10. Ну, ты извини. Я рад, что ты такой умненький. Кто знает, может когда-нибудь это и произойдёт, а может женщины начнут опять рожать. Они не отучились, а просто, как ты говоришь, им немного лень стало. Вот, теперь отклонимся от магистрали и нужно будет спуститься на землю и перейти на ручное управление до дома. Надеюсь он тебе понравится.
     — И я надеюсь папа, даже я уверен что понравится. Давай веди себе спокойно машину, а я немного помолчу чтобы тебе не мешать.

* * *
     — Здравствуй, Зиги! Забрал ли уже сыночка, а? И как с ним ладишь? — спросил его коллега Ерих следующий понедельник утром на работе.
     — Ага, взял его два дня раньше. И уже заказал два молодых кролика, потому что будем их воспроизводить, как он сказал. Пока наши отношения идеальные. Советую тебе последовать за мной.
     — Ну-у, я ведь не сказал, что не сделаю так? У каждого человека право продлить свой род, но до 60 лет у меня достаточно времени. Тем более, что я и моложе тебя, если не забыл. Через два года начну думать об этом. Ну давай, приятной тебе работы.
     — То же самое и тебе — ответил Зигмунд и продолжил к своему кабинету. Там его поддела его секретарша Инге:
     — Как новый отец и новый сын?
     — Отец новый, но сын старый. В смысле, что я его второй отец, а он мой первый сын, если так тебе яснее. И кроме того мы на годовой апробации.
     — Также как и в сексе, а шеф? Только что там срок не фиксирован — подбросила она и продолжила уже серьёзно. — Можешь посмотреть что предлагает наша конкуренция в файле REV35. И не забудь про брифинг в 10 часов! Я работаю по переписке с техническим отделом, если не изменил что-то свои указания.
     — Хорошо, Инге. Если будут нужны изменения я тебе скажу — и он вошёл в свой кабинет. Как раз завлекла его работа как зазвенел видеофон:
     — Здравствуй, дорогой — послышался слегка хриплый голос его подруги Хельги. — Получил ли уже свой мальчик?
     — А-а, здравствуй солнышко. Нас уже двое дома и это очень интересно. А ты почему на позвонила мне в выходных, а? Может нашла себе кого-то посолиднее меня?
     — Если имеешь в виду свои килограммы, то я положительно могу найти себе и более солидного, да не искала. Но когда мужчина со своим ребёнком то женщина отступает на задний план, так что не хотела мешать тебе ещё в начале. И наверное не ошиблась, раз и ты мне не позвонил. Ну, как вы, говори!
     — Вот, пока всё в ажуре. Дитер очень симпатичный и буду ему покупать кролики. А потом по всей вероятности и курицы, потому что несение яичек было легче рождения детей, по его мнению. A propos, у меня один неудобный вопрос к тебе.
     — Дорогой, ты ведь знаешь, что только поза может быть иногда неудобной, но не и вопросы? — засмеялась она с экрана. — Ну, спрашивай.
     — Ну-у, извини, да только пока не приходили к этому вопросу, и потому тебя не спрашивал. Тебе брали генетический материал до сих пор?
     — Имеешь в виду соскребали ли с меня пару яйцеклеток, так? Ну, уже три раза, как и полагается: в 20, 25 и 30 лет, но поскольку постарела то уже не думают меня искать. Как и с тебя, полагаю, брали, но по несколько другой технологии. Почему спрашиваешь?
     — Ну, сын говорит о каких-то ложечках, и что наверное было больнее, чем когда курицы сносят свои яички, так что решил проверить прав ли мальчик.
     — Вроде бы твой умница прав, только что не могу сказать тебе насчёт куриц, сам понимаешь Иначе спасибо за сравнение, мой дорогой петушок. А кроме того дело не только в рождении, а и в мытьё попочки, в пеленании, кормлении, в возне с ним пока он начнёт ходит и подрастёт.
     — Ну, я просто передаю тебе что сказал пацан. А ты приходи с ним познакомиться. Надеюсь что понравитесь взаимно. Думаю, что он немного похож на меня, так что хочется услышать и твоё мнение.
     — Ну, моё мнение, что искусственное оплодотворение планируется по совсем другим критериям и что это чистая случайность, которая не имеет ничего общего с тобой, но это не значит, что исключено чтобы вы походили друг на друга, ведь так? Ну, давай, чао, глупенький. Я приду наверное в пятницу, что значить, что в четверг ты собирай силы и не ходи по другим девкам. Ха-ха-ха. И как раз познакомлюсь с твоим умником и с кроликами.
     — Чао-чао — и он выключил видеофон думая дети ли уже рождаются очень умными, или взрослые начинают впадать в детство очень рано.

* * *
     Однажды к вечеру, примерно через три месяца, Дитер учил свои уроки перед монитором, а его отец играл в шахматы на другом экране и отпивал от коньячка рядом с ним. Через некоторое время с компьютера мальчика послышалось гудение и какие-то выстрелы и Зигмунд окончил в скорую руку свою партию в автоматичном режиме. Зимний вечер давно наступил, внутри было тепло и приятно, особенно после двух проглоченных рюмок, и он решил, что момент подходящий чтобы поговорить опять со своим сыном:
     — Что-то очень быстро стал учить свои уроки, а? Ты уверен, что всё понял?
     — Ну, если не веришь то можешь проверить файл с моими отметками, папа. Большинство из них очень хорошие↑*, а уж специально отличником становиться не собираюсь. Бани и его девку тоже накормил, так что, что мне ещё делать вечером?

     [ * В Болгарии шестибальная система отметок, где после 4-хорошо следуют 5-очень-хорошо и 6-отлично. ]

     — Хорошо, сынок. Знаешь ли, что нам с тобой нужно решить один важный вопрос? Подходит Рождество а мы ещё не уточнили где хочешь чтобы его провели. Имеются ли предложения по вопросу?
     — Ну, я думал, что это ты будешь делать предложения, а я буду их принимать, но раз спрашиваешь можно и подумать. Знаешь ли, здесь довольно холодновато и я думаю, что было бы не плохо если можем поехать куда потеплее — в Африку, скажем? Или на какой-то остров. Никогда я не жил на острове. Только что это может быть очень дорого, а?
     — Может быть так, а может и не быть насколько дорого. Я не проверял. А ты почему не сделаешь одну компьютерную справку эти дни, ограничив запрос до, скажем: одной недели, в двухместной комнате, для полторы пансионатов, потому что ты ещё маленький для полных порций, для морского района, с температурой ... пусть будет 30oC в тени. Добавь, если хочешь, и бананов сколько влезет, коралловые рифы, верблюды, или что-то в этом роде. Положи ценовые пределы из, скажем, 1,000 до 1,200 евро-динаров, и давай посмотрим что нам предложат. Только что более специальные требования пусть будут опциональными, так как я не уверен, что там, где имеются верблюды, растут и бананы.
     — Ишь ты, папа, целых тысяча динаров, а то и больше! Ещё завтра проверю. Только ... давай уберём верблюды, а добавим и Хельгу, если хочешь, а? А насчёт кроликов, надо будет попросить кого-то из соседей, да? Иха-а, обязательно найду какой-то остров подешевле, с бананами и обезьянами, и кокосовыми орехами, и ... не знаю ещё чем.
     — Очень хорошо, мой мальчик, да вот насчёт Хельги не знаю, ибо может быть она не захочет, или у неё имеются другие планы. Нужно будет сперва её спросить.
     — Да ну, не захочет, не вижу ли я, что если решишь отвезти её и на Юпитер она опять поедет. Ты это дело оставь мне. Если что-то запинаться начнёт, то я её склоню. Ведь потому мы и мужчины — чтобы себе помогали! — изрёк Дитер гордо.
     Ишь ты его, мужичка, ещё немного и начнёт меня и в кровати замещать, подумал отец, но улыбнулся удовлетворённо. Что делать, живём в 22-ом веке и дети акселерируют с ужасающей скоростью. Похлопал его по спине и потом, как бы между делом, спросил:
     — А ну-ка ты скажи как думаешь, твой первый отец захочет ли взять тебя на постоянно? Потому что ведь ещё не подал заявление?
     — А-а, ты об этом? Ну, не верится чтобы захотел, а и я ещё не решил. С тобой и Хельгой мне более интересно, я тебе скажу.
     — Так почему же не захочет, вы ведь не поссорились что-то с ним?
     — А, ничего подобного, ладим с ним идеально, да его девушка запутала дела. Да он и немного наивный, да оно наверное все мужчины таковы, когда подрастут, я имею в виду. Иначе он большой весельчак и если хочешь то могу познакомить вас иногда. Наверное понравитесь друг другу. Только что он предпочитает этот пахучий шнапс, да это его дело. Я, раз ещё не пью, не могу высказывать мнение, ведь так?
     — Хм-м, и что запутала его подруга, если это не тайна? — подбросил Зигмунд.
     — Ну, они что-то поссорились, и потом разделились. А он, я ведь тебе говорю, был очень наивным и всё говорил, что с носа и ниже я на него очень похож, а в глазах и лбу пошёл в неё. Бабушкины сказки, если меня спрашиваешь, потому что никакой мужчина не может узнать своё семя, ведь так? Да он себе верил, и потом, когда с ней поссорились, как будто я стал ему немного надоедать. Может и напоминаю ему о ней, не знаю. Но тем не менее мы ладили прекрасно. Ну-у, с тобой это по другому, потому что ты не думаешь, что я пошёл в тебя, да? Ты мне таким глупым не кажешься, папа.
     — Да, да, разумеется, — ответил отец, довольно таки удивлённый трезвыми оценками мальчика — это чистая случайность, игра природы, Дитер. Ты мне нравишься потому что мы с тобой хорошо ладим, но чтобы думать, что похож на меня — не-ет, я не настолько наивный.
     — Ну, и я так решил. Так давай ужинать, а?
     — Хорошо, мой сыночек. Ты поставь на стол, а я выйду немного на воздух выкурить одну сигаретку и проверить спят ли уже кролики — и Зигмунд направился ко двору чтобы привести свои мысли в порядок.

     12.1998








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 14.02.2018 Христо Мирский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2200134

Метки: социальная фантастика, утопические рассказы, браки, дети и родители,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1