Верона. Часть III. Глава VI. II


Аристарх
Забираю Игната из паба, его провожает какая-то милашка блонди, он целует ее и так ласково прижимает к себе, что я сразу въезжаю: он не только не помирился с сеструхой, но еще и закрутил новый роман.
– Здорово, – Игнат садиться в джип и протягивает руку, – куда едем?
– В Сергиев-Посад, – я показываю на девчонку, что не сводит с кореша преданных глаз, – кто это?
– Арина – моя коллега.
Завожу мотор, выруливаю с обочины и жму на газ.
– Медсестра? – уж больно не похожа она на врача.
– Лаборантка.
Бросаю на кореша оценивающий взгляд и подмечаю, что одет он как-то необычно, слишком официозно и ведет себя иначе. Да, бабы нас меняют, это однозначно. До Вероны я рысачил бы целыми днями на байке, был грязный как черт, свой день заканчивал бы в баре, опрокидывая пару пинт пива и снимая очередную телку. А сейчас сижу в джипе, дом обложил родаками. Подспудно мелькает мысль, а не спецом ли я это сделал? Типа при родаках же меня налево не понесет.
– Значит, с Катюхой разбежались как в море корабли?
Игнат кивает, не вижу я на его роже никаких переживаний по этому поводу. Курт рвал и метал после расставания с Софией, было видно, как он еле справлялся, чтобы не начать крушить все что под руку попадалось, а этот сидит как хлыщ холеный.
– Так ты уже к лаборанточке под бочок перебрался? – высказываю свою догадку и попадаю в десятку.
– Да! Прикинь...
Игнат пялится на проезжую часть, на меня не смотрит, думает мне за сеструху обидно, а мне по фиг.
– Как-то все так быстро закрутилось. Мы давно в переглядки играли, но я ведь был несвободен. А тут по больничке слух прошел, что я от Катюхи свалил, Аринка подошла и сама пригласила меня на свидание.
– Видать, ты ей сильно нравился, – усмехаюсь я и толкаю кореша в бочину. – Чего напряженный такой? Если у тебя все складывается, я только рад.
Кореш кидает на меня осторожный взгляд. Оценивает мой настрой.
– А у тебя как?
– Ой, – я чешу репу, – с чего начать даже не знаю...
– С брачной ночи и начинай, – ехидничает Игнат и лыбится. – Где, как и сколько. И не упусти не одной детали.
Всю дорогу до больницы я ввожу кореша в курс своих новостей. Игнат знает меня с первого курса мединститута. Проводил в нашей семье практически каждый семейный праздник. Мы были не разлей вода, мать иногда смеялась, что мы даже на ночь не могли умолкнуть, постоянно о чем-то трепались и не давали родакам спать. Поэтому услышав о Яше глаза у Игната на выкате как у Джима Керри в фильме «Маска». А я тем временем добавляю жару и признаюсь в принадлежности к еврейскому народу.
– Как раз это меня не удивляет, – отмахивается кореш. – Ты всегда был предприимчивым, все оптимизировал, приспосабливался к любой ситуации и ненавидел монотонную работу.
– Поэтому я еврей? – я хмыкаю. – По таким признакам половина страны евреи.
– Этот факт меня тоже совершенно не удивит!
Затем наступает деловая часть новостей, Игнат уже не смеется и не удивляется. Мое желание сократить количество проектов он встретил одобрением, но услышав, что Верона собирается заниматься модой, посоветовал помимо доли пошивочного цеха сбагрить на жену и бутик Катюхи. Мол мы никогда не находили общего языка. Она только делала вид, что слушает меня, а потом все выстраивала по своей схеме. Совет пришелся мне по душе. На кой черт мне этот бутик. Пусть Верона сама им занимается, а если не поладят с сеструхой, продам долю самой Кате, пусть рулит в одиночестве.
Подкатываем к больнице. Кругом темнота, хоть глаз выколи. Навигатор привел нас к какому-то одноэтажному зданию похожему на морг. Я уже грешным делом подумал, что мы опоздали. Мысленно чертыхнулся и уже представил, как придется сейчас заказывать жене билет и звонить посреди ночи с трагической новостью. Скинул смс Лехи, типа не пойму куда заехал. Если бы он не пояснил куда свернуть и как что объехать, то фиг бы мы сориентировались.
Из разговоров понимаю, что Леха шустрый пацан, ловит все на лету и старается помочь, чем может. В приемном отделении он видит меня, срывается с места и протягивает руку. Я заценил его хватку.
За стойкой регистрации одни телки. Мне перед ними распылятся в лом, даю знак корешу. Игнат сразу идет в атаку. Улыбается, протягивает визитку, а за ней и «подарочек» в виде купюры с Грантом, сначала одной, потом другой.
Мой мобильник оживает, я вздрагиваю, хоть бы не Верона! Смотрю на экран, мой партнер Влад. Этому-то что не спится?
– Руссо! Наши жены зажигают вместе! Может и нам объединить усилия?
Вот тебе на! Я хмурюсь, Верона об Адель мне ничего не говорила. С другой стороны, она сегодня на банкете по случаю завершения учебы и сейчас ей точно не до меня, что собственно к лучшему. Позвони она мне, и я бы точно не смог скрыть волнения.
– Я сейчас не в Москве. Тут с родственницей кое-что случилось, и я приехал проконтролировать лечение. Буду здесь, скорее всего, до утра.
Влад выражает сочувствие, рассказывает последние аптечные новости. Несколько минут мы перетираем, а потом принимаем решения. В конце разговора он мне как бы, между прочим, говорит:
– Слушай, тут такое дело, один мой должник обанкротился и отдает мне за копейки дом отдыха в западном направлении Подмосковья. Места просто сказка! Озеро, лес, загон для диких животных. Конюшня. Короче все для отдыха. Я туда как-то раз приезжал с друзьями, мы классно оттянулись.
– И? – подгоняю его. – Я тут при чем?
– Не хочешь у меня купить? Сам я этим не буду заниматься, геморроя много.
Чуть не матюгнулся! Ему значит геморрой, а мне? Надо лесничего нанимать, зоотехника. Это все не мое. Да и животные мрут как мухи, короче, нестабильный бизнес. Объясняю, что сейчас скидываю многие мелкие проекты, потому как хочу заниматься семьей, а не тратить время на бесконечную добычу прайсов.
– Руссо, ты не понимаешь, там рай для семьи. Для детей так просто раздолье. Воздух чистейший, рядом никакой химии. Продукты все свои. Считай, у тебя будет рыба, мясо и вся молочка. Там неподалеку у моего брата есть ферма. Я вас познакомлю. Спроси у него, что к чему. Сам знаешь, впихивать тебе дерьмо, мне резона нет. Короче, не руби с плеча. Подумай.
– Лады, давай я с делами разгребусь и позвоню.
На кой черт мне этот дом отдыха? Что я с ним буду делать?
Уже через час мы все втроем упакованные в белые халаты и бахилы стояли перед койкой тещи в реанимации. Смотрю на Марию Алексеевну и понимаю, что дела могли быть и хуже. Она в сопоре, но не в коме. Дыхание поверхностное, хрипящее. Кожа бледная, покрылась липким холодным потом. У тещи судороги, слабые, но продолжительные. Наблюдается цианоз. Нет реакции зрачков на свет, хорошо, что роговичные рефлексы сохранены. Аритмия, давление пониженное. Но все же она каким-то чудом жива! Особенно если учесть, сколько она проглотила таблеток.
– Вовремя ты домой вернулся, Леха, – хлопаю пацана по плечу, – считай матери жизнь спас.
Леха прячет глаза, но я вижу, что пацан плачет. Черт! Курт на задании, папашка свалил, Верона в Италии, мать в реанимации, брат в интернате. Паршивый расклад. Не знаю, как в итоге будут обстоять дела с тещей, но Лехе точно помощь нужна.
Пока Игнат осматривает тещу, я читаю перечень процедур, которые уже произвели врачи «Скорой помощи» в доме и здесь в больнице. Сразу по прибытию ей сделали промывание желудка, в стационаре процедуру повторяли трижды. По описанию, больная ничего не помнила и не понимала где она, не узнавала сына и своей спальни. В реанимации проведена интубация трахеи. Теща на искусственной вентиляции легких. Неоднократно была введена большая доза сорбентов.
Я морщусь, любая степень отравления может осложниться тяжелым токсичным поражением печени, а это значит, что в ближайшие часы она пожелтеет. Не хочу, чтобы пацан смотрел на мать. Он и так весь извелся. Ему сыпятся на мобилу смс и я грозно спрашиваю, не от Вероны ли.
– Это Пашка. Я же с ним говорил, когда на хату пришел. Он тоже не спит. Ждет новостей.
Глядя на него, я за считанные секунды спланировал все, что будет в ближайшие дни.
– Напиши Пашке, чтобы поспал пару часов. Утром мы приедем к нему, проведаем, а потом я заберу тебя в наш с Вероной коттедж.
– Зачем? Мать ведь здесь.
– Как только придет в сознание, переправим в Москву.
– А-а-а... А мы на хату заедем? – Леха прячет глаза.
– Зачем?
– Там... короче... убрать ее постель нужно.
Я зажмурился. Черт! Видать там рвота и испражнения.
– Конечно, – выдавливаю из себя, в горле застревает ком.
Просто удивительно как в этом семействе выросли такие дети? Пацан собирается убираться в доме ночью... сам от шока еле стоит на ногах, но не хочет, чтобы спальня матери пропиталась смрадом.
Сжимаю его плечо, смотрю так, чтобы понял, что мы решим все проблемы. Леха понял. Не по годам сообразительный и шустрый. Еще бы! Будешь тут, с такими-то родителями! Ох, что-то мы с Вероной попали с родаками в мясорубку. Мои шапито устроили и ее тут же подтянулись. Прямо эпидемия разборок и разводов.

***
Вера
Смотрю на Адель и не узнаю. Она потрясающе выглядит. Немного поправилась и перестала походить на узницу концлагеря. На ней красное облегающее ее идеальную фигуру платье. Поверх плеч накинуто меховое манто. В руках она крутит красные рожки от костюма дьяволицы, будто это чужеродный для нее предмет и она вот-вот выкинет его в мусорную корзину. Я подскочила к ней и начала совершенно искреннее расточать комплементы, она это тоже почувствовала и приняла их с улыбкой. Затем я познакомила ее с подругой, с шефом и громко представила остальным выпускникам школы.
С первых минут Адель захватила внимание всех присутствующих мужчин. По ней было видно, что она сама не ожидала такой реакции и сначала смутилась, но потом быстро освоилась и уже кокетничала со всеми направо и налево. Самым настойчивым поклонником оказался Диего, он буквально пожирал ее глазами. Я знаю, что Адель сейчас тридцать пять, а Диего не больше двадцати пяти. Но, похоже, что горячего испанца не смущает ни разница в возрасте, ни обручальное кольцо на безымянном пальце Адель. Сначала они играли в перестрелки страстными взглядами. Потом каким-то образом Диего оказался за нашим столиком, и они начали что-то живо обсуждать. Закончилось все тем, что Диего утащил ее на танцпол и не отпускал, пока Адель уже высунув язык, не взмолилась, что устала и хочет пить.
Когда мы в Швейцарии обсуждали с мужем Влада и его брак, я узнала, что у них с Адель подписан брачный контракт, по которому им разрешается иметь разовые любовные связи, но не продолжительные отношения. По словам Руссо именно Влад настоял на этом пункте. Сама же Адель никогда им не пользовалась, и ее муж был уверен, что за десять лет брака она ни разу ему не изменила. Так ли это, я не знаю, но то, что происходило на моих глазах прямо сейчас, красноречиво говорило о том, что сегодня Адель точно воспользуется этим пунктом.
Вечеринка была в разгаре, когда София начала зевать и кидать в мою сторону тоскливые взгляды. Как же меняются приоритеты у женщины, когда она узнает о беременности! Еще неделю назад София была впереди планеты всей, бесилась на танцполе и зажигала, а теперь сидит и тоскливо оглядывает присутствующих. Подхожу и спрашиваю, хочет ли она в отель, и тут же получаю подтверждение.
– Прости, тебе, наверное, хочется еще потусоваться, но я выбита из сил, будто из меня всю энергию выкачали.
– Поехали, мой ангелочек! – командую я, поправляю съехавшие на бок крылья и беру ее за руку.
В сопровождении охраны мы идем к машине, на ходу прощаемся с выпускниками и желаем всем стать крутыми поварами. Адель я посылаю смс:
Мы едем в отель. Завтра утром вылетаем в Париж. Удачи тебе!
Наверное, с моей стороны это невежливо, но я еще не научилась деликатно отшивать. Да собственно у кого мне учиться, Софу деликатной уж точно не назовешь.
Не успели мы дойти до машины, получаю ответ:
Я остановилась в твоем отеле. Встретимся за завтраком. Скажу пилоту, чтобы подготовил самолет к десяти утра.
Показываю смс Софии. Она в шоке.
– У нее, что свой самолет?
Я киваю и рассказываю все, что знаю про парочку Влад-Адель.
– С ума сойти! Хорошо, что я еще не выкупила билеты и не забронировала отель.
Мы хотели побыть вдвоем: болтать, о чем вздумается, носится по номеру в нижнем белье, драться подушками и делать друг другу клоунский макияж. А теперь с нами будет Адель, а она та еще зануда.
Приехав в отель, София приняла душ и забралась в кровать. Не успела я раздеться, как она уже сладко похрапывала. На спинке стула лежали крылья от костюма, я присела, и начала их осматривать. В голове проносились мысли о Сане и их расставании. Должна ли я вмешаться и попытаться склеить их отношения? Что-то мне подсказывало, что Софию это приведет в бешенство, но ведь я как никто другой знаю характер брата. Он будет делать вид, что его не волнует жизнь Софии, а сам с ума сойдет от тоски. После внематочной беременности Аквамарин, он признался, что его будто преследует рок. Оказывается это не первый случай, когда от него беременеет девушка, но потом по каким-то независящим от него причинам происходит либо выкидыш, либо девушка внезапно делает аборт и исчезает из его жизни. После последней командировки он отходил полгода. Пил, дрался и пару раз попадал в полицию. Если на этот раз будет то же самое, то новость о беременности он примет как каменное изваяние: молча, без каких-либо комментариев, а потом напьется, будет дебоширить, а после похмелья погрузится в свои мрачные мысли о роке судьбы, который не дает ему шанс на отцовство.
Спать мне не хотелось, меня переполняли двойственные эмоции. С одной стороны то самое предчувствие надвигающейся беды так и не прошло, с другой, последний день учебы и вечеринка буквально взорвали мне мозг и теперь меня переполняли идеи. Схватив карандаши и альбом, я ушла на террасу и начала делать наброски всего, что приходило в голову. Потом внесла последние штрихи во все модели, которые рисовала в последние дни и выслала Михею. Он тут же перезвонил, и мы полчаса обсуждали предстоящую учебу и собеседование.
– Мы с Руссо накидали бизнес-план, вышлю сейчас на почту. Нужно придумать название нашего бренда и концепцию. В каком стиле мы хотим работать.
Я округлила глаза. Михей взял старт, и останавливаться не собирался. Уже привлек к своей задумке моего мужа и даже сделал расчеты.
– Ты не торопишься? – осторожно осведомляюсь я. – Может, мы сначала закончим учебу?
– Я хочу показать нашу первую коллекцию на выпуске из школы. Чтобы это был уже готовый бренд-бук, идея коллекции и название. Это хорошая возможность поработать под руководством мэтров дизайна. Конструктивная критика и поиск совместного решения. Такой возможности больше не будет. Когда приедешь, я покажу тебе свои наброски и парочку уже готовых изделий. Хочу, чтобы ты внесла в них свои поправки, может какие-то детали.
Мы говорим о будущем бренде, предстоящей работе и обустройстве цеха. Михей выдает парочку названий, но я их тут же отметаю. Узнаю, что Руссо совладелец цеха и дал добро на реконструкцию, чтобы у нас с Михеем была своя мастерская. От полученных новостей меня распирает во все стороны. Я вдруг понимаю, что вот она... моя мечта... совсем близко!..
Перед тем как уйти в номер и лечь спать я услышала с улицы знакомые голоса и привстала. Это Адель и Диего возвращались с вечеринки. Вид у них был как у влюбленной парочки. Они о чем-то оживленно говорили, держась за руки. Вернее он хватал ее за руку, а она каждый раз чудом освобождалась от его хватки. На мое удивление заходить в гостиницу Диего не стал.
Я отправила ей смс:
Диего не оправдал твоих ожиданий?
Адель написала, в каком номере остановилась и попросила зайти.
Я взяла электронный ключ, вышла в коридор и сообщила Андрею, что иду к подруге на этаж выше. Он довел меня до номера Адель и встал у двери рядом с ее телохранителем.
Номер Адель оказался намного просторнее нашего, в нем три комнаты, одна из которой полностью забита ее многочисленным гардеробом. Я зашла в роскошно обставленную гостиную и застала Адель лежащую на кушетке. У ее ног на ковре сидел симпатичный брюнет лет тридцати в черных классических брюках, босой и с голым торсом. Его руки скользили по стройным ногам Адель, задирая платье почти до бедер. От неожиданности я ахнула и хотела выскочить из номера, но Адель дала мне знак остаться, оправила платье, что-то прошептала на ухо мужчине, и тот ушел в ванную.
Проходя мимо меня, он поиграл мышцами, подмигнул и улыбнулся. Хлопнула дверь ванной комнаты, а я все стояла в коридоре, не зная, что мне делать. Зачем Адель попросила меня прийти, если она не одна? И зачем ей нужно было морочить голову Диего, если в номере ее ожидал любовник? А то, что это ее любовник сомнений нет.
– Вера, что ты там встала? Проходи, не бойся, глупенькая.
Мне было настолько неуютно, что хотелось выскочить и убежать в свой номер, лечь под бочок к подруге и забыться сном. А еще хотелось промотать события назад, как в кино и на приглашение Адель ответить вежливым отказом. Почему-то сейчас, когда я испытала неудобство и дискомфорт, то самое чувство, что мучило меня с самого утра, нахлынуло с еще большей силой и мне уже хотелось плакать. Еле сдержалась. Адель бы такую реакцию истолковала превратно.
Прохожу в гостиную, сажусь в кресло. Вид сконфуженный, прячу от новой подруги глаза, будто это не она, а я только что была застукана с поличным и теперь боюсь разоблачения перед мужем. Как мне себя вести? Что ей говорить? Для меня Адель загадка, даже когда она выглядит расслабленной и искренней, не могу отделаться от мысли, что в ней есть хоть и маленькая, но толика притворства.
– Выпьешь чего-нибудь? – Адель показывает в сторону бара.
Хрипло выдаю: «Нет, спасибо» и прочищаю горло.
– Быстро же ты надоела своему мужу, – усмехается она и, глядя в зеркало, поправляет прическу, – сколько прошло после свадьбы? Две недели, а он уже тебя сплавил и даже не навещает?
Я потеряла дар речи и захлопала ресницами, будто мне в глаза бросили песок. Тон Адель был пропитан издевкой, но говорила она это с таким сожалением и сочувствием, что можно было скорее сказать, что она это относит к развращенности Руссо, чем к моей неопытности и неспособности удержать возле себя мужчину.
– Уверенна, что Влад уже потащил его на очередную закрытую вечеринку или Руссо его в свой стрип-клуб.
У Руссо есть стрип-клуб? Я чуть дара речи не лишилась.
– Ты не знала? – усмехается Адель, видя мою реакцию. – Ой, я про твоего мужа много чего знаю. У нас есть общий знакомый, Руссо до сих пор не догадывается, что это мой близкий друг.
Даже не знаю, как реагировать на эти слова. Меня уже пугает Адель, и я уже не раз пожалела о своем приходе. Хоть бы проснулась София и начала меня искать, позвонил муж или кто-то из родственников. Но мой телефон предательски молчит, а вот у Адель то и дело раздается сигнал поступившего сообщения. Она читает и улыбается.
– Диего, – поясняет она, отбрасывая телефон на подушку, – пишет, что уже скучает и надеется, что ему приснятся мои глаза.
– Зачем он тебе? Ты ведь не обделена вниманием, – я кивком показываю в сторону ванной комнаты.
– Сама не знаю, – пожимает она плечами, – я так давно не чувствовала себя привлекательной.
Адель вздыхает и кусает губу.
– У вас ведь с Аристархом неравный брак?
– Чего? – я в таком шоке, что ничего не соображаю.
– Ты ведь из кромушников?
На моем лице отражается еще большее удивление. Не понимаю о чем она, но слово мне это не нравится, ощущение, будто меня оскорбили.
– Семья малообеспеченная?
Ах, вот в чем дело! Я киваю, хотя нехотя и с обидой. Какое ей до меня дело? Или она решила вбить клин между мной и мужем?
– Я так и поняла, Аристарх не взял бы девушку из богатой семьи. Тем более после выходки Лили. Это дура побежала за своим «счастьем», – Адель пальцами показывает кавычки, – без тест-драйва и обкатки. Просто махнула в прорубь с головой и поминай, как знали. Я с ней познакомилась в Лондоне на юбилее друга отца.
От выбранной темы меня тошнит, еще чуть-чуть и опорожню свой желудок прямо на дорогущий антикварный ковер.
– Она напилась и весь вечер твердила, как оплошала. Говорила, надо было сказать Аристарху, что, мол, поехала с друзьями развеяться, а она оставила ему колечко с помолвки и упорхнула за обещаниями мира у ее ног. Вот только каждый день с таким как Добрыня приравнивается к пятилетке на каторге. Это тебе не хирург, приходящий после дежурства домой. Ты знала, что Аристарх работал хирургом в Склифе?
Я мотаю головой. Единственное, что я знала о муже, это то, что он окончил медицинский институт, но то, что он работал по профессии в то время, когда встречался с Лили, было от меня скрыто. Не намеренно, конечно. Руссо просто до ужаса не любит говорить о том периоде своей жизни.
– Что касается работы и денег Добрыня как Сатурн с полотна Франсиско Гойи – если надо проглотит жену и собственных детей.
Снова засигналил мобильный телефон Адель, но она уже не обращает на него внимания.
Из ванной комнаты выходит ее любовник. Бедра обмотаны полотенцем, вторым меньшим по размеру он вытирает волосы. Ни слова не говоря, он прошлепал в спальню и, судя по издаваемым звукам, лег в кровать. Его появление вывело меня из оцепенения.
– Я пойду!
Вскакиваю и хочу выйти из гостиной, но Адель преграждает мне путь.
– Вера, ты мне нравишься. Я даже считаю тебя лучшей партией для Аристарха, чем эта дура Лили. Поделом ей. Признаюсь честно, после встречи с тобой я многое переосмыслила. Ты меня будто встряхнула, показала, какой я была и кем стала. Нет, я не про наивность и неосведомленность, а про состояние души и истинные ценности. Я пересмотрела свою жизнь и решила, что достойна большего. Поэтому дам тебе бесплатный совет...
Я отпрянула, от нее мне точно советы не нужны.
– ...уже сегодня думай о том дне, когда окажешься на рынке вторсырья.
Я побелела и шумно сглотнула. На каком рынке?
– Заранее продумай, как и куда спрятать свой страховочный фонд и пополняй его ежемесячно. Сейчас самый подходящий момент, ты в Европе, без него. Завтра же открой себе счет и переведи первый взнос. Договор с банком и саму кредитку держи в банковской ячейке, чтобы случайно не попалась мужу на глаза. Аристарх не из тех, кто оставит жену без средств существования, если развод будет его инициативой, а так и случится, поверь мне, верным он будет от силы месяца три, пока свежи и сильны его чувства. Потом кто-то из друзей потащит его в клуб или на мальчишник, где традиционный секс уже считается экзотикой. Сначала он начнет от тебя откупаться: подарки, извинения, обещания и заверения, потом и этого делать перестанет. Так что куй железо пока горячо. Ваш брак продлиться ровно столько, сколько ты будешь терпеть его измены, конечно же, за солидную компенсацию или пока он не найдет тебе замену.
– Адель, – вполголоса позвал ее любовник из спальни.
Послышалась кавалькада непонятных слов вперемежку с томными стонами. Она что-то ему ответила и усмехнулась. Не пойму, на каком языке они говорят, встречаются английские слова, но в остальном какая-то абракадабра.
– Джокки решил, что я тебя пригласила для секса и предупреждает, если мы не придем прямо сейчас, то он заснет, – поясняет Адель, а я густо краснею и пячусь к двери. – О! – она отмахивается, пытается меня успокоить. – Не волнуйся, это он так шутит. Он знает, чья ты жена.
Не вижу смысла продолжать разговор и судорожно ищу повод уйти. Адель это почувствовала и пока я не убежала, продолжила меня напутствовать:
– Поверь мне, совсем скоро из-за нападок голодных девиц на твоего мужа, в надежде урвать кусок пожирнее, ты превратишься из наивной и свежей как роса принцессы в пограничника, стерегущего свою территорию. Знаешь, в такого цербера, который сидит у ног хозяина и стережет его покой. Растратишь шарм и молодость, обабишься и загрубеешь. Станешь нервозной, ревнивой и подозрительной. На каждый его уход из дома будешь реагировать как на потенциальную измену и судорожно придумывать, как и чем удержать любимого мужа дома...
На глаза Адель выступили слезы, а я вздохнула с облегчением. Это был крик души. Она действительно переоценила свою жизнь и хочет кому-то об этом рассказать, вот только я сомневаюсь, что у такой как Адель есть подруги. Выходит, она одинока и нуждается в том, чтобы ее кто-то выслушал.
– ...а это унизительно, поверь мне, это чертовски унизительно. Это даже не держать себя в тонусе, а... – она отмахнулась, прошла к бару и долила в бокал вина. – Я чуть не довела себя до психоза. Вовремя встретила тебя в самолете. Вспомнила себя... новобрачную... исполненную надежд на счастливую жизнь. Помешали деньги, слава и власть. Эти три сестры самые большие ловушки в истории человечества. Они дают ложную иллюзию уверенности в завтрашнем дне, сулят все блага мира и возвышают тебя над серой безликой массой. Ты чувствуешь себя особенным... избранным... Вот только когда ты на них хорошенько присядешь, ловушка захлопнется, и ты станешь их рабыней. Они заберут у тебя настоящие ценности и подменят их подделкой, которая на время увлечет и опьянит. Но в какой-то момент, ты прозреваешь, вот только уже поздно. Все, что было в тебе хорошего, безвозвратно умерло. Никто не смог устоять перед этими сестрами. Не устоит и твой Аристарх. А жаль... Мне тебя искренне жаль. Ты такая чистая... как я когда-то...
С каждой минутой Адель все заметнее пьянела, а с каждым ее словом мое сердце наполнялось горечью и сожалением. Неужели она права?
– Поэтому не будь дурой, прикрой свои тылы уже сейчас. Ты должна позаботиться не только о себе и своем будущем, но и о своих детях. Когда твое место займет следующая миссис Романова и начнет по-быстрому строгать детей, твои отпрыски отойдут на задний план. Содержание заметно сократиться, интерес упадет так же быстро как звезда с неба. Брачный контракт нужно составлять так, чтобы муж думал, что он в шоколаде, прикрыт со всех сторон и выторговал все, что его душечке угодно. Пусть гордится им и хвастает перед друзьями: «Вот поглядите, какая моя жена идиотка, согласилась на все мои требования».
Я вспоминаю слова Руссо о брачном контракте, смотрю на Адель и понимаю, что не все так просто, как думает Влад. Прищуренные глазки моей новой приятельницы говорят мне о том, что она намеренно подписала такой договор, в нем есть лазейки, о которых он ни сном, ни духом.
– А это, конечно же, отдых без жены и содержание секс-отряда, – продолжает Адель и наливает себе уже полный бокал вина, а бокальчик такого размера, что, наверное, вместил бы в себя всю бутылку.
Я хмурюсь. Секс-отряд? Это вообще что?
– О-о-о! – Адель закатывается надменным смехом. – Вера! Только не говори, что Аристарх не включил это в контракт, никогда не поверю. Уж он-то в этом деле мастак. Муж говорит, если над контрактом работал Руссо документ нужно очень внимательно читать.
Открываю рот, чтобы ответить, но Адель издает смешок и опережает меня.
– Ты что, не глядя, подписала контракт?! О-о-о! Тогда я тебе советую его прочесть как можно скорее вместе со своим адвокатом... и по буквам... убедитесь, что у документа нет никаких приложений или пояснений, а все звездочки и сноски указаны в документе. На какие только ухищрения не идут новоиспеченные мужья и пройдохи-адвокаты.
– Нет у нас никакого контракта, – выпалила я и от обиды надула губы.
Адель смотрит на меня, пытаясь оценить правдивость слов.
– Вот тут ты сплоховала, дорогая, – бурчит она и ложится на кушетку. – Не могу поверить, что Руссо не подсунул тебе его на подпись где-нибудь в Загсе или в клубе. Ах! – она театрально шлепает себя по бедру. – Ну да, как же я забыла! Основной доход у Аристарха на евровом счете. В России он гол как сокол. Поэтому и не переживает, что его кровно заработанные денежки утекут к большеглазой деревенской фройлин. Вера, подумай над тем, что я тебе сказала. Понимаю, ты сейчас воспринимаешь меня как злобную сучку, да еще неверную жену, дающие дурные советы. Мол, я не смогла создать своего счастья, а сама лезу в твою жизнь. Самая распространенная бабская глупость заключается в том, что мы считаем, что с нами уж такого никогда не случиться.
Я тяжело вздыхаю и, посмотрев на экран телефона, говорю:
– Уже три часа ночи. Пора спать, сегодня у меня был насыщенный и утомительный день.
– Конечно, – Адель машет в сторону двери, на лице обида, – иди. Извини, если была резка. Просто все достало. Спокойной ночи. Жду вас с Софией в девять утра. Отвезу в особенное место. А потом полетим в Париж. Покажу самые злачные и красивые места, – она смеется. – Но смогу побыть с вами только три дня, а потом нужно будет возвращаться в Москву.
Прощаюсь с полуулыбкой и вылетаю из номера. Бегу по коридору, лицо пылает от едких советов и откровений Адель. Андрей еле поспевает за мной. Ловлю в кабине лифта его обеспокоенный взгляд и заверяю что со мной все в порядке, просто был неприятный разговор с подругой. После чего телохранитель кивает и, отпустив шуточку о женской дружбе, ведет меня к номеру.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 14.02.2018 Инесса Давыдова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2199908

Метки: роман, любовь, отношения, Верона, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Роман












1