Трагедия Польши в ХХ в: Пилсудский-Гитлер-Сталин, ч.56 "Холокост в Польше. Состав и доходы населения РП в 1930-х"


 «Трагедия Пилс-АГ-ИС ч. 56 статистика Польши 1930х»

Ex libris Трагедия Польши в ХХ веке: Пилсудский-Гитлер-Сталин, часть 56 "Статистика Польши в 1930-х (в разрезе ее населения)" (в Приложении: 1. Классовый состав и доходы населения в Польше 1930-х годов, 2. Соглашение СССР и Германии в Рапалло, 3. Ленин, Троцкий, Сталин и Рейд Красной Армии на Львов, 1920г, 4. Холокост в Польше, 5. Голодомор в Польше 1930-х и остальной Европе, 6. Польша глазами белорусов в 1920-х годах

   Польша опять "впереди планеты всей" -- её политики вновь ошарашили "всё прогрессивное Человечество" (и особенно его лучшую часть -- Израиль, реплику его идеологов см. чуть ниже) своим свежим "Законом о Холокосте"! А, значит, наш данный цикл и ныне крайне актуален -- для Человечества, так как доносит Правду о своеобразном менталитете поляков и евреев (Менталитет народа -- Судьба этого народа!) и своеобразнейшей Истории Польши, многократно уже, увы, утрачивавшей свою государственность, начиная с 1795г -- из-за менталитета Её руководителей? Вот и ныне как бы столь оригинальная в своих метаниях Польша не оказалась у той же печальной черты разделов-переделов, увы... 
   Итак, нами выше обещанные товарищи-сионисты и прочие, не сионисты -- о холокосте:
Мировое сообщество ополчилось на Польшу из-за скандального закона о Холокосте01.02.2018


Вчетверг, 1 февраля, верхняя палата парламента Польши приняла нашумевший закон, который предполагает введение уголовной ответственности (тюремное заключение на срок до трех лет) за публичное распространение идей о вине польского населения и государства или их соучастии в преступлениях, совершенных Третьим рейхом. Данная инициатива уже стала причиной кризиса в отношениях Польши с Израилем, а также вызвала бурную критику со стороны мирового сообщества.
Так, за несколько часов до принятия закона к властям Польши обратился Государственный департамент США. Американские власти предупредили, что принятие закона может повлечь за собой последствия для отношений Варшавы и Вашингтона.
«История Холокоста болезненна и сложна. Мы понимаем, что такие фразы, как «польские лагеря смерти» (законопроект запрещает публично произносить эту фразу. — Прим. NEWSru.com), некорректны, вводят в заблуждение и наносят вред. Вместе с тем мы обеспокоены тем, что этот законопроект может подорвать свободу слова и научный обмен мнениями. Мы все должны быть внимательны с тем, чтобы не препятствовать обсуждению и комментированию Холокоста. Мы также обеспокоены последствиями этого законопроекта для стратегических интересов Польши и отношений с государствами, в том числе с США и Израилем. Разногласия, которые могут возникнуть между нашими союзниками, будут играть на руку лишь нашим противникам», — заявили в американском внешнеполитическом ведомстве (цитата по ТАСС).
Руководитель пресс-службы Госдепа Хизер Науэрт также призвала Польшу пересмотреть законопроект «в свете его возможных последствий для свободы слова и возможности для нас быть эффективными партнерами».

Председатель Европейского совета и бывший премьер Польши Дональд Туск также выступил с критикой инициативы. На своей странице в Twitter он заявил, что ложная формулировка о «польских концлагерях» действительно наносит вред доброму имени и интересам страны, однако авторы закона «способствовали распространению этой гнусной клеветы по всему миру эффективнее, чем кто бы то ни было ранее». «А значит, в соответствии с законом…» — написал Туск. Отметим, что впоследствии этот твит был удален.
Бывший польский лидер Александр Квасьневский днем в четверг заявил, что президент Польши Анджей Дуда обязан убедить партнеров в ненужности этого закона. «Если ему удастся это объяснить, следует наложить на него вето и отказаться от него», — подчеркнул экс-президент. С аналогичным призывом использовать президентское право вето в четверг выступила крупнейшая в Польше оппозиционная партия «Гражданская платформа».
В то же время Квасьневский посетовал, что такой вариант развития событий маловероятен, поскольку закон разработан правящей в республике партией «Закон и справедливость». «Там голоса рассудка нет, и, боюсь, президент не станет тем, кто вернет нормальное положение вещей в этом вопросе», — добавил бывший глава государства.
В Кремле решение сената Польши о введении уголовной ответственности за распространение информации об участии поляков в Холокосте пока не комментируют. «Не стану сейчас озвучивать позицию Кремля, потому что я, к сожалению, детальной информацией не обладаю», — заявил журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Он отметил, что позиция Москвы будет сформулирована после детального изучения ситуации.

Между тем в Израиле группа депутатов внесла в парламент страны ряд поправок к закону об отрицании Холокоста, которые предусматривают до пяти лет лишения свободы за отрицание или преуменьшение ответственности пособников нацистов. В принятом кнессетом в 1986 году законе, положения которого сейчас предлагается дополнить, такое наказание предусмотрено за отрицание, умаление, восхваление или одобрение деяний, совершенных при нацистском режиме и представляющих собой преступления против еврейского народа.
«Все попытки Польши уйти от ответственности, которая на них лежит за убийство миллионов евреев во время Холокоста, только подчеркивает необходимость начать решительные действия с нашей стороны. Мы не позволим никому забыть ни деяний нацистов, ни деяний тех, кто им в этом помогал, это наш долг по отношению к памяти погибших. Мир должен знать — евреи больше не готовы молчать, и они больше никого не боятся», — подчеркнул лидер партии «Еш атид» Яир Лапид.
В мемориальном комплексе истории Холокоста «Яд Вашем» считают, что принятый польским сенатом закон «ставит под угрозу свободную и открытую дискуссию в отношении участия поляков в преследовании евреев в ту эпоху». «Этот закон способен затушевать историческую правду путем ограничений, которые он накладывает на высказывания относительно прямого или косвенного соучастия сегментов польского населения в преступлениях против евреев, совершенных на польской земле во время Холокоста», — подчеркнули в учреждении, выразив сожаление, что Варшава проигнорировала все протесты на этот счет.

Министерство иностранных дел Израиля также выступило с резким осуждением польского закона о Холокосте. «Израиль исключительно серьезно относится к любым попыткам оспаривать историческую правду. Ни один закон не изменит факты», — подчеркнули дипломаты.
В свою очередь, министр транспорта и разведки Израиля Исраэль Кац призвал в четверг главу правительства и министра иностранных дел еврейского государства Беньямина Нетаньяху срочно отозвать посла в Польше. По словам Каца, «в выборе между соображениями внешней политики и моральными ценностями должна быть четкая позиция: увековечивание памяти жертв Холокоста должно быть приоритетным». С аналогичным требованием к Нетаньяху в прошлые выходные обратились лидеры парламентской оппозиции.
Наш портал в Facebook:

Ранее на этой неделе Евроазиатский еврейский конгресс (ЕАЕК) выступил с осуждением законопроекта. Президент ЕАЕК Михаил Мирилашвили, в частности, заявил, что данная инициатива «является не чем иным, как неуместной попыткой пересмотреть одну из самых страшных страниц XX века». По его мнению, «закон, подразумевающий уголовное преследование за упоминание роли польского народа в массовом убийстве евреев, оскорбляет память жертв Освенцима, а также делает невозможной общественную дискуссию вокруг соучастия местного населения в преступлениях нацистов».
В Польше же никаких противоречий в законопроекте не видят. Так, премьер-министр страны Матеуш Моравецкий в телефонном разговоре с Нетаньяху заявил, что «не может быть и речи об ответственности Польши за Холокост» и что польское государство «стало жертвой нападения и оккупации». «В подвергшемся нападению доме, где живут две семьи, одну из которых убивают бандиты, нельзя обвинять другую в соучастии», — подчеркнул он.
newsru.com

Источник: ieshua.org — Мировое сообщество ополчилось на Польшу из-за скандального закона о Холокосте


   А теперь продолжим же знакомиться с уникальной Историей возрожденной Польши в ХХ веке, причем в специфически польском Видении от пани профессорши Анны ДылонгОвой (зачастую приводящем, увы, к попранию прав других народов, шовинизму поляков, прослойки их отмороженной молодежи, еврейским погромам и глумлению над могилами советских солдат!), несколько нами поправленном сведениями из других и разных, причем достаточно правильных, источников.

Итак, пани Анна ДылонгОва (Anna Dylo′ngowa "Historia POLSKI", Люблин, 2000г):

с.156 -- "...Согласно переписи 1921г народонаселение II Речьпосполитей составило 27 млн 177 тысяч чел. /за I-ю Речьпосполиту, напомним, поляки принимали конфедерацию Польши и Литвы (рухнувшую в результате Третьего раздела неуживчивой Польши в 1795г), в которой Литве отводилась лишь роль полуколонии. Почему и до сих пор в отношениях Польши и Литвы сохраняется известная напряжённость (особенно после польских агрессией 1919-20-30-х годов.
И ещё: лет пять назад в Гродно приезжала делегация польских пожарников. Когда полякам показали Новый королевский дворец над Неманом (последний шедевр постройки 1730-х гг архитектора Пепельмана, создателя дрезденского Цвингера) и сказали, что здесь проходил последний сейм Речи Посполитей , то молодые поляки-пожарники были чрезмерно удивлены: "Как так? Почему последний сейм? Никаких не было Разделов Польши!". Понимай, дабы не глушить в поляках патриотический пых, нынешние власти Польши вычеркивают все многочисленные позорные страницы из Истории Польской. Но такие эксперименты над Историей, как правило, затем кончаются новой кровавой баней для самих народов! Ведь "Сила -- в Правде!" (Девиз князя Александра Невского) А зомбирование масс приводит лишь к опасному краху адекватности восприятия исторических событий и закономерным трагическим ошибкам -- пример тому: благостное отношение польских властей к цинику Гитлеру накануне агрессии Германии на Польшу 1.09.1939г, еврейский кровавый погром в г.Кельце в 1946г (поддержан большинством местных ксендзов!), варварское глумление над могилами советских воинов в г.Кельце в 2016г, осквернение мусульманских мечетей свиными отрубленными головами (Гданьск, 2015г)... -- СК/.
А в 1931г численность жителей Польши достигла уже 32 млн 107 тыс.
В 1939г людность там приблизилась к 35 млн. Перепись не выделяла народности Польши, а только язык отцов (мову народов, живущих в Польше) и их национальную самоидентификацию /причём, как свидетельствует печальный опыт беларуса Б.Данилюка, поляки всячески и подло давили желание малых народностей твердо заявить о своей собственной нацпринадлежности (выгоняли беларусов из польских гимназий, чинили проблемы на работе, были и прямые репрессии), тем самым искусственно увеличивая удельный вес поляков в общем населении страны -- СК/.
На этой основе определялась численность граждан Польши, составляющих нацменьшинства. Причём сами поляки составили около 65% от общего числа жителей страны /скорее (с учётом коварной польской внутренней политики) эта цифра не превышала 50-60% -- СК/.

Структура польского населения в 1921г была следующая:
-- 1. общее число наемных тружеников сугубо физического труда было 7,5 млн чел. (в том числе наемных работников в сельском хозяйстве -- 28%),
-- 2. селян (жителей сельской местности) -- 14,5 млн (53%),
-- 3. интеллигенции -- 1,4 млн (5%),
-- 4. мелкого мещанства -- 3 млн (11%),
-- 5. другие группы населения ( в том числе и помещиков 100 тыс.) -- 800 тыс. (3%).

В 1938г соответствующие цифры составляли:
-- 1. 10,5 млн (30%);
-- 2. 17,4 млн (50%);
-- 3. 2 млн (6%);
-- 4. 4,1 млн (12%),
-- 5. 800 тыс (2%) /очевидно, быстро вырождающийся класс польских помещиков и аристократов предпочитал не увеличиваться численно, дабы сильно не обременять трудовой народ паньской Польши паразитирующими едоками, что было весьма благоразумно (по принципу: "один с сошкой -- трое с ложкой"). К тому же, задом чуя приближение большой войны, большие польские патриоты-аристократы начиная с 1930-х распродавали свои земли и леса, быстренько сматываясь на ПМЖ в США (так, например, было с одним графом, что владел обширными угодьями на левом берегу Немана, как раз напротив Старого замка Гродно (нынешние улицы Сов. Пограничников, Лелевеля, Гоголя, Сырокомли...) -- СК/.

В межвоенный период людность городов составила в 1921г почти 25% от общего числа жителей Польши, а сельской местности -- 75%.
За 10 лет численность жителей городов Польши достигла 28%, а население сельской местности уменьшилось до 72% /это об"яснялось, на наш взгляд, не столько ростом польской промышленности и оттоком туда холопов-крестьян, сколько глубоким кризисом 1930-х годов, голодом и массовой эмиграцией в США (во второй половине 1930-х годов, прежде всего сельского безработного населения Польши). Именно в конце 1930-х масса молодых западных белорусов (с той же Гродненщины -- это были крайне голодные районы панской Польши, трудоустроиться там практически было невозможно -- см. воспоминания беларуса Б.Данилюка) перекочевала в США. А начиная с 1960-х, постепенно умирая, беларусы-эмигрантв начали пересылать свое скромное наследство родственникам в советской Беларуси. Так случилось, например, с моими гродненскими знакомыми Петрашевичами -- СК/.

Наибольшим градом Речьпосполитей была столица Варшава, где в 1939г проживало около 1 млн 300 тыс. жителей. Вторым по величине городом была тогда ткацкая Лодзь (672 тыс. чел), третьим -- Львов (318 тыс чел /столько нынче примерно проживает в Гродно -- СК/), четвертым -- Познань (272 тыс чел), пятым -- древняя столица Польши г.Краков (259 тыс чел), шестым -- Вильно (209 тыс чел /древняя столица Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского; в послевоенном Гродно, например, в 1956г проживало не более 60 тыс чел; примерно столько же в Гродно было жителей и в 1939г, до захвата его тов.Сталиным: и тут же Берия начал ссылать неблагонадежную польскую интеллигенцию в регионы Сибири, Урала и Дальнего Востока, успев существенно выхолостить Гродно уже к началу 1941г -- СК/).
В каждом из девяти остальных крупных польских городов проживало от 100 до 140 тыс жителей.

Различия в уровне жизни людей определялись не только их проживанием в городе или в сельской местности. Многое зависело и от региона /массовая нищета была в Зап. Беларуси и в Зап. Украине. Например, Б.Данилюк вспоминал, что его дед-беларус как при царе жил на Слонимщине в хилой избушке с земляным полом, так и за польским часом тако же -- СК/.

Среди разных слоёв населения были и существенные различия в материальном положении. Можно (в общем) утверждать, что цивилизационной статус, и культуральный, в сильной степени зависел от полученного человеком образования. Резали глаз и громадные различия в одежде холопов-крестьян и помещиков, а среди горожан -- между пролетариями и остальным столь гоноровым и фанеберистым польским людом"...

Польскую животрепещущую тему продолжит советский ученый Ф.Зуев (статья "Советско-польские отношения накануне и в период европейского кризиса 1938г", сборник АН СССР, 1974г):

"...Германская дипломатия, напротив, не хотела допустить ослабления польско-германского сотрудничества в решающий момент чехословацкого кризиса. Гитлеровцы всеми силами толкали Польшу на конфликт с СССР и Чехословакией /что не трудно было им сделать, учитывая историческую, увы, традиционную ненависть поляков к России -- этот ярко негативный, пролонгированный (до сих пор!) аспект отмечала и польский исследователь И.С.Яжборовска в статье "О некоторых аспектах влияния Октября на содержание... классовой борьбы в Польше 1918-23гг" -- СК/.
Геринг во время беседы с послом Польши Липским 11 августа предложил обсудить секретно и неофициально возможность дальнейшего польско-германского сближения и провести некоторый обмен информацией о ситуации в СССР и Чехословакии /подробно о польских вояжах и заходах Геринга мы написали выше на основе секретных агентурных материалов из польского продажного МИДа, прямиком ложившихся на кремлевский стол тов.Сталину -- СК/.
По поводу "русского вопроса" Липский тогда заметил, что он станет актуальным после уже скорого разрешения чешского вопроса. Однако Геринг продолжал развивать мысль о возможности советско-польского конфликта /прекрасно понимая, что таким образом против СССР восстанут и Англия с Францией, поддерживая свою неразлучную союзницу Польшу -- именно это и надо было Гитлеру, не располагавшемуся еще в тот момент сильной армией -- СК/.
Геринг заявил, что "в случае советско-польского конфликта Германия не может оставаться нейтральной и не оказывать помощи Польше". Геринг сообщил, что Германия не претендует на захват Украины /и тут наврал, успокаивая доверчивых поляков, асс-авиатор Геринг, зная наперед о планах Гитлера 1939 года в отношении разгрома Польши -- СК/.
Геринг подчеркнул, что Германия "заинтересована прежде всего в том, чтобы положить конец большевистской акции /в деле кровавого сталинского террора 1937-39гг?? Или поддержки СССРом Чехословакии?.. -- СК/.
Зато Польша, по мнению Геринга, может иметь известные интересы непосредственно в России, например, на Украине" /дёшево играя на навязчивой идее-фикс поляков возродить Первую Речьпосполиту 1772 года, где Литва, Беларусь и Украина были польскими полуколониями -- СК/.
Геринг прямо и откровенно предлагал польским правящим кругам военное сотрудничество против СССР /чётко следуя в рамках тайного протокола к Пакту Гитлер-Пилсудский от 26.01.1934г (обманув доверчивых -- от излишней их корысти! -- поляков с этим договором в 1939-м, затем Гитлер легко обманет и недоверчивого тов.Сталина -- из-за подпольных абрекских его планов мировой революции! -- аналогичным же гитлеровскому пакту с Пилсудским -- Пактом Молотова-Риббентропа от 23.08.1939г!) -- СК/.
На деле же это был лишь дипломатический ход, рассчитанный на использование /интимной красавицы -- СК/ Польши в реализации ближайшей германской затеи -- захвата Чехословакии. Но на эту приманку "санационные" правители Польши клюнули..." /корыстные, попутно предав и интересы Запада, да еще и перечеркнув свою международную почетную миссию санационников-изоляторщиков сталинского кровавого СССР от остальной блаженной Европы -- СК/.

Для еще большего прояснения очень сложных взаимоотношений поляков со сталинским СССР и гитлеровской Германией нам придётся погрузиться в ретроспективу 1920-30-х годов /по книге В.Антонова "Житейская правда разведки" -- Москва: ВЕЧЕ, 2014г -- 352 стр):

с.76 -- "...В начале 1930-х обстановка в Германии складывалась далеко не в пользу дальнейшего развития всесторонних отношений с Советским Союзом /вспомним, до прихода Гитлера к власти в феврале 1933г немцы активно возрождали военную промышленность СССР: танкостроение, авиационную и прочие отрасли. Германские танковые генералы (и Гудериан в их числе, если не изменяет память) тогда обучались в советских академиях...-- СК/.
Правящие круги Берлина во главе с канцлером Францем фон Папеном пришли к выводу о том, что Германия уже все получила от соглашения с СССР в Рапалло, потому будет лучше, если она присоединится к единому антисоветском фронту Антанты, не исключая организации совместной с ней интервенции против нашей страны.
Положение значительно ухудшилось в связи с приходом к власти в Германии Гитлера в феврале 1933г /вспомним, пользуясь этим моментом ослабления власти в Германии, в мае 1933г маршал Пилсудский неумно организовал подлую провокацию на границе с Восточной Пруссией (аналогичную этой, затем 1.09.1939г злопамятный Гитлер устроит и провокацию полякам в г.Гливице, послужившую началом 2-й мировой войны и разгрому Польши немцами в течение всего 2-х недель -- с активной помощью СССР и лично тов.Сталина, верного тогда ещё товарища Гитлера по той совместной 1934г шакалечьей выходке советского вождя). Так началась польско-германская малоизвестная, но кровавая танковая война 1933-34 гг: около 60 тысяч убитых, 240.000 раненых, захват Варшавы немцами в июне 1934г, захват части Зап. Украины тов.Сталиным весной 1934г, несмотря на ропот Гитлера... -- СК/.
Став канцлером страны, Гитлер немедленно разорвал соглашение о сотрудничестве рейхсвера с Красной Армией и отозвал на родину всех немецких специалистов, участвовавших /наряду с американцами (которые построили. например, ДнепроГЭС) -- СК/ в реконструкции народного хозяйства СССР.
Взятый Гитлером курс на милитаризацию экономики и отмену ограничений , налагавшихся на Германию Версальской системой договоров /армия Германии -- не более 100 тыс штыков (т.е. по сути это были полицейские войска), авиация -- только гражданская, и никаких танков!.. -- СК/, говорил о том, что Гитлер готовит агрессию в Европе /согласно своей "Майн кампф", которую столь плохо изучали как поляки, так и наш "вождь и учитель всех народов" тов.Сталин -- СК/, жертвой которой может стать наша страна /но в 1939г жертвой стала и доверчивая Польша, вослед за Австрией и Чехословакией -- СК/.
Агентурно-оперативная обстановка в Германии значительно осложнилась.
В декабре 1933г Политбюро ЦК ВКПб приняло постановление об активизации внешнеполитической деятельности СССР в целях предотвращения войны на основе плана коллективной безопасности в Европе /который в 1936-38гг уже начал раздражать верхушку польской власти -- за что Польша и поплатилась в 1939г -- СК/.

Задача эта была непростой. Большинство стран, с которыми граничил СССР, проводило в отношении нашего государства откровенно враждебную политику /насмотревшись на сталинский тупой массовый террор 1930-х годов, циничное попрание всех норм законности! Т.е. допуская к власти безнравственного деспота-абрека, такие страны (типа нашей) сами себе готовят кровавую мясорубку!
Плюс, как видим, налицо ещё одна коренная ошибка тов.Сталина: занимаясь массовым террором в СССР, он перепугал, а потому и сплотил против Советского Союза всю Европу, особенно Прибалтийские страны, недавно ещё находившиеся в составе царской России, а потому особо пугливые, неуверенно себя ощущавшие в сложной международной обстановке. Чуть ли один к одному (как и в 1930-х) с Прибалтикой обстоят дела и нынче: напуганные антироссийскими циничными ужастиками из США (к тому же наши недавние дела в Абхазии, Осетии, Крыму плюс поддержка Донецка и Луганска), прибалтийские страны подпали под сапог тупых америкосов-салдофонов НАТО (извините, они уже нагло писают на порогах кафе прибалтов, как это было в 2015г в Клайпеде -- мне рассказывали очевидцы), а заодно столь пуганые прибалты посылают батальоны добровольцев (Литва и Польша) для противостояния пророссийскому Донецку -- СК/.
Некоторые из стран, такие как Финляндия, Польша, Румыния и Япония , открыто выступали с территориальными претензиями к нашей стране. Лимитрофы Прибалтики, в которых установились откровенно фашистские режимы /как средство профилактики борьбы с кровавым сталинизмом -- СК/, в любой момент могли превратиться в плацдарм нацистской агрессии против СССР / что ещё больше подстегнул тов.Сталин бездарным нападением на Финляндию в конце 1930-х. Отсюда как бы напрашивается и вывод (помечтаем): не будь СССР (и тов.Сталина у его руля), не появился бы и комрад Гитлер (во многом подкормленный американскими евреями в пику СССР, начиная с 1929г). Но 2-я мировая война все равно бы состоялась -- как следствие хронических глобальных кризисов американской гиблой экономики, выживающей за счет других народов, наживающейся на войнах и революциях (в том числе и в Европе, и в России 1917г, 1991г). Покончив с гнилой, провоцирующей мировые кризисы экономикой США, мир избавится от этого злостного агрессора плюс перманентных его экономических обвалов "загнивающиего империализма"? (почти шутка) -- СК/.

Особенно непримиримую антисоветскую позицию, граничившую с антирусским расизмом, занимала Польша. Курс руководства Польши во главе с лидером страны Ю.Пилсудским и министром иностранных дел Ю.Беком на сотрудничество с нацистской Германией стал роковым для польского народа. Польское правительство подписало в январе 1934г /26.01.1934г, но та бредовая война маршала Пилсудского на этом не закончилась, и в июне 1934г немцы захватили Варшаву -- СК/ германо-польскую декларацию о неприменении силы. Одновременно польское правительство уведомило Гитлера о своих планах восстановления Польши в границах 1772 года -- Польши "от моря до моря" /цинично обманув литвинов на Люблинской унии в 1569 году, Польша в один момент -- за счёт литвинских земель ВКЛ! -- как клоп-кровосос территориально раздулась в 5 раз, став от моря до моря! Вспомним: Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское во времена Великого князя Витовта (годы жизни: 1350-1430гг) простиралось от Балтики (таможня Витовта в Паланге) до Чёрного моря (таможня неутомимого Витовта недалеко от нынешней Одессы) -- СК/.
Польская дипломатия, полагая, что безопасность её границ на западе обеспечена /гитлеровской Германией -- но так обманчиво полагала лишь верхушка польских властей, а основные народные массы немцам не доверяли! -- СК/, методически отвергала все предложения Советского Союза о создании системы коллективной безопасности в Европе и заигрывала с Берлином /вспомним, как сталинский СССР поступил с народами Литвы, Латвии и Эстонии в 1940 году -- массами подвергал террору и депортации в Сибирь и далее! Это предвидели поляки -- а потому, игнорируя призывы коварного Сталина, вынужденно заигрывали с душегубом Гитлером. А куда им было ещё деваться, имея слабую экономику?!..
Удивительно здесь и другое: Гитлер всего за пять (5!) лет создал могучую военную промышленность, а поляки не смогли оную поиметь даже за 20 лет! Несмотря на помощь стран Антанты...
И о чем это говорит? -- А это, видать, говорит о потенции братков-славян поляков как нации -- в области инженерии и техники... (и сейчас у них все благополучно с выращиванием яблок да шампиньонов, но не с самодельными их польскими крылатыми ракетами, авиацией и танками...) -- СК/.
Так, в августе 1939г в Москве начались переговоры советской, английской и французской делегаций /если не изменяет память, нашу ту делегацию возглавлял импотент в том вопросе, бездарный маршал тов.Ворошилов. А почему его на такое ответственное дело мира поставил тов.Сталин, сам вместе с тов.Молотовым активно с 20-х чисел августа 1939г занимаясь интригой с Гитлером и подготовкой Пакта Молотов-Риббентроп, похерившего всю европейскую коллективную безопасность!? -- А потому, что тов.Сталин денно и нощно искал путей к мировой революции через развязывание мировой войны в Европе (на тот момент руками Гитлера), однако. Вот тогда тот необходимейший для дела мира договор СССР, Англии и Франции и не получился, в основном, как нам видится, по вине СССР -- СК/, явившиеся, как оказалось, последней возможностью воспрепятствовать планам германской военщины осуществить вторжение в Польшу и тем самым развязать 2-ю мировую войну /и как тов.Сталин мог бы воспрепятствовать вторжению Германии в Польшу, если комрад Гитлер его соблазнил восточными кусками Польши (что было записано в секретном приложении к Пакту Молотов-Риббентроп от 23.08.1939г)? Отсюда выходит: тов.Сталин цинично игрался с Англией и Францией в августе 1939г (руками бездаря Ворошилова), совершенно не собираясь заключать с этими странами никаких обременяющих агрессоров (и Гитлера, и Сталина) договоров...-- СК/.
Однако обсуждение вопроса о системе коллективной безопасности в Европе путём создания антигитлеровской коалиции в очередной раз провалилось...

с.78 -- ПОЗИЦИЯ ПОЛЬШИ

Как свидетельствуют рассекреченные СВР документы /советской внешней разведкой; в том числе и процитированные нами выше документы из книги "Секреты польской политики" -- СК/, такая позиция польского руковадства не была спонтанным решением, она формировалась годами. Ещё во время визитов "нациста #2" Г.Геринга в Варшаву в 1935 и 1937гг /режим работы партайгеноссе: один день на переговоры с поляками, и пять дней на охоту в Беловежской пуще плюс в угодьях под Пинском -- СК/ стороны достигли соглашения о том, что Польша поддержит требования Германии о снятии ограничений на вооружение /ограничений на Германию по Версальскому договору. Т.о. власти Польши недальновидно сами же предоставляли Гитлеру возможность вооружить Германию и разгромить Польшу в 1939г -- СК/ и идею аншлюса Австрии.
Германия в свою очередь выразила тогда готовность вместе с Польшей противодействовать политике СССР в Европе /а через всего два года, в августе 1939-го Гитлер уже заигрывал с СССР против Польши... -- СК/...

Маршал Рыдз-Смиглы /его характеристику (по агентурным материалам) мы приводили выше -- СК/, ставший преемником маршала Ю.Пилсудского /этот умер в мае 1935г -- СК/, подчеркнул Герингу, что "в случае конфликта Польша не намерена становиться на сторону СССР" и что "по отношению к СССР она все более усиливает свою бдительность" /из-за сталинских сатанинских мероприятиятий 1937-39гг -- СК/.

Следует отметить, что советская внешняя разведка накануне войны располагала в Варшаве хорошими агентурными возможностями, позволявшими получать совершенно секретную информацию из польского МИДа и документы, готовившиеся в МВД и Генштабе Польши /достаточно сказать, что платным агентом тов.Сталина был заместитель министра иностранных дел Ю.Бека -- СК/...
Так, 31 августа 1937г 2-й отдел польского Генштаба инициировал директиву #2304/2/37, посвященную работе польской разведки против СССР, в которой указывалось, что конечной целью польской политики является "уничтожение всякой России" /!!! -- СК/, а в качестве одного из действенных инструментов её достижения называлось разжигание сепаратизма на Кавказе, в Средней Азии и в Украине /что нынче мы и имеем, с Украиной. Столь долгоиграюшей оказалась та польская политика 1930-х годов, вкупе с нынешними америкосами... Но нынче уж взвыли и америкосы -- по поводу якобы российских хакеров, покопавшихся в документообороте демократической партии США, и тем, якобы, поддерживающих оппонента Хилари Клинтон на выборах в президенты США нового разлива. Конечно же, если и влазить в дела америкосов, то как раз в такой самый подходящий выборный момент ослабления власти в стране: налицо "хромая утка" (в лице уходящего Обамы, уже ничего с полгода не решающего) и грядущий период формального безвластия в стране -- при смене администрации. Но если России и встрял в эти американские выборные дела, то уж не в качестве оказать поддержку миллиардеру-республиканцу Трампу -- стоит тому стать президентом США, и весь его наносной популистский лоск тут же исчезнет под прессингом аппарата Белого дома. Но похулиганить с США -- в отместку за организованный ими госпереворот 2014г в Украине -- почему бы нам и не похулиганить?!..
Но, скорее всего, победят демократы, причём больная Хилари К. лишь формально будет выполнять роль президента (будучи той же "хромой уткой", как сейчас и Обама), а главным рулевым на американском политическом небосклоне будет её вице-президент. Как в своё время случилось после убийства Джона Кеннеди (властвовал вице-президент Джонсон), а до того, со смертью инвалида-колясочника Ф.Рузвельта в 1945г -- организатор атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки мистер Трумен -- СК/ с использованием, в частности, возможностей польской военной разведки...
Варшава давала понять Берлину, что при определённых условиях Польша может принять участие в войне Германии с СССР, если будут удовлетворены её захватнические аппетиты...
После того как Зап. Украина и Зап. Беларусь были в 1939г освобождены от польской оккупации и в руки советских органов госбезопасности попали некоторые документы польской "Двуйки" (внешней разведки), выяснилось, что Варшава вела активную шпионскую работу против СССР и имела разветвленную агентурную сеть в Москве, Киеве, Одессе, Минске и даже в Ташкенте..." /так как поляками была, по сути, пронизана вся царская Россия -- этот контингент и достался в наследство СССР: по сути уже внедренная польская агентура (вот почему тов.Сталин, с начала 1930-х годов затеял интенсивный и -- без разбора, а потому пострадало много невинных людей -- отстрел советских поляков, десятками тысяч...-- СК/.

И ещё немного о тёмных страницах советско-польских отношений (по книге В.Антонова):

с.23 -- "...Во временных рамках Гражданской войны проходили локальные войны против интервентов -- стран Антанты и некоторых других государств. Среди них по масштабу военных действий и последствиям для Советского государства следует выделить российско-польскую войну 1920 года.
Во-первых, это была война упущенных для Советской России и её вооруженных сил возможностей /возможность уже тогда заделать Европе мировую ленинскую революцию! И хвала полякам, что это кровавое варварство большевиков для народов Европы не наступило! -- СК/.
Во-вторых, она стала единственной войной, которую за свою историю Красная Армия проиграла.

Готовить армию панской Польши страны Антанты начали ещё в конце 1919г /вспомним, польское государство организовалось в конце 1918 -- начале 1919гг усилиями Ю.Пилсудского и его команды головорезов, но с подключением польской интеллигенции -- СК/.
Поляки тогда получили от одной лишь Франции почти 1.500 орудий, около 3.000 пулеметов, свыше 300.000 винтовок, полмиллиарда патронов, 200 броневиков, 300 самолетов, уйму прочего военного снаряжения.
К весне 1920г польская армия, полностью укомплектованная и обученная, насчитывала около 750.000 солдат. В Польшу из Франции была переброшена 70-тысячная армия генерала Галлера, сформированная из проживавших в этой стране поляков-эмигрантов.

К сожалению, российская внешняя разведка, входившая в состав военной контрразведки ВЧК... просмотрела военные приготовления Польши и стран Антанты.
20 апреля 1920г войска панской Польши, воспользовавшись тем, что основные силы Красной Армии были заняты борьбой с Добровольческой армией... нанесли молодой республике удар в спину, внезапно перейдя в наступление /с этим моментом надо бы поподробнее разобраться -- кто кому нанес удар в спину... -- СК/.
Противостоявшие им войска Красной Армии, входившие в состав Западного и Юго-Западного фронтов, насчитывали всего около 65 тысяч бойцов,/и более 60.000 из них затем попали полякам в плен, где к нашим относились крайне варварски, наплевав на все международные конвенции! -- СК/.
Боевые действия начались для поляков успешно. В первые же недели наступления они захватили Житомир, Коростень, в мае взяли Киев и вышли на левый берег Днепра...
В стране советов была об"явлена срочная мобилизация в действующую армию коммунистов и комсомольцев.
Благодаря принятым мерам в войне наступил перелом: полки Красной Армии начали освобождать захваченные поляками территории Украины и Беларуси...

17 июля 1920г советское правительство отвергло "ультиматум Керзона", но заявило о готовности начать с Польшей переговоры о перемирии. Одновременно распоряжением Троцкого Западному фронту было приказано не позднее 12 августа овладеть Варшавой /для лучшего, так сказать, протекания переговоров с поляками...-- СК/.
Именно тогда командующий Западным фронтом М.Тухачевский отдал знаменитый приказ #1423: "...На Западе решаются судьбы мировой революции! Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесем счастье и мир трудящемуся человечеству! На Запад! На Вильну, Минск, Варшаву -- марш!" /вот она задумка Ленина-Бланка о реальном продвижении мировой революции на Запад. И лишь тов.Сталину её удалось частично осуществить, после 1945 победного над фашизмом года создав лагерь, так сказать, "народной демократии". Но уже с июня 1953-го тот не пионерский лагерь начали сотрясать (ГДР, Польша, Венгрия, а в августе 1968г и Чехословакия) судороги агонии всей красной системы -- СК/.
К 13 августа Красная Армия оказалась в 12 км от Варшавы. Однако полякам удалось перехватить и расшифровать переписку Тухачевского с Буденным, в которой говорилось о том, что армия Тухачевского осталась без боеприпасов, амуниции и фуража.
Французские советники в армии Пилсудского -- генерал Максим Вейган и маршал Фердинанд Фош порекомендовали полякам воспользоваться ситуацией. США, Англия и Франция оказали Польше дополнительную материальную и военную помощь, изменив соотношение сил в их пользу.
16 августа поляки перешли в контрнаступление... /автор В.С.Антонов скромно умалчивает о ругани Троцкого и Сталина, отказавшегося перебрасывать части своего фронта на помощь Западному фронту Тухачевского. В конце 1920-х в советской военной прессе начнётся дискуссия о причинах провала кампании 1920г с поляками -- и Тухачевский обвинит тов.Сталина в этом (мол, тот горел честолюбивым желанием захватить Львов, а потому попридержал части Южного фронта). Ну а в 1937-м злопамятный тов.Сталин расстрелял тов.Тухачевского, до этого подло, вспомним, травившего боевыми отравляющими газами крестьян родной нам Тамбовщины... -- СК/.
Война обернулась тяжёлым поражением войск Советской республики /а сначала было "Чудо на Висле", затем ожесточенные бои под Гродно -- об этом мы подробно писали в первых главах данного цикла "Трагедия Польши в ХХ веке" -- СК/.

Красная армия потеряла 150 тысяч убитыми /и это были в основном русские люди! -- СК/.
66 тысяч её бойцов сдались в польский плен и в дальнейшем практически все погибли!
30 тысяч красноармейцев были интернированы в Восточной Пруссии.

13 октября 1930г в Риге начались российско-польские переговоры о перемирии, которые завершились подписанием крайне невыгодного для Советской России мирного договора. В результате Россия потеряла 52 тысячи кв. км территории к востоку от "линии Керзона", а также признала независимость Литвы, Латвии и Эстонии, провозглашённой ими в условиях германской оккупации /что само по себе было сомнительным с точки зрения Ленина-Бланка -- как и существование самой Советской сомнительной республики -- СК/...

Сентябре 1920г, рассмотрев на своём заседании причины поражения в Польской кампании, Политбюро ЦК РКПб приняло решение о кардинальной реорганизации закордонной разведки...: "...Мы шли на Варшаву вслепую и потерпели катастрофу..."

Для выработки документов, связанных с созданием самостоятельного разведывательного подразделения, была создана комиссия, в которую вошли: И.В.Сталин, К.Е.Ворошилов и Ф.Э.Дзержинский.
В соответствии с решением Политбюро и материалами комиссии председатель ВЧК Ф.Дзержинский издал 20 декабря 1920г приказ #169 об организации Иностранного отдела (ИНО) ВЧК как самостоятельного разведывательного подразделения. Штат ИНО составил 70 человек..." /и первыми успехами красных разведчиков было создание эффективнейшей резидентуры в пилсудской Польше! -- СК/.
(Продолжение следует)

Пер. с польского С.Канунников, 9 сентября 2016г

ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1
Польша от 1914 г к началу второй мировой войны

Содержание

1. Положение польского народа в годы первой мировой войны

2. Польский вопрос на заключительном этапе войны

3. Образование независимой польской республики

4. Борьба за границы II Речи Посполитой с Германией и Чехословакией

5. Политическое развитие 1918-1939 гг.

6. Польская экономика в межвоенные годы

6. Польская экономика в межвоенные годы

В границах Польши объединились территории, длительное время входившие в различные государства. Их полная интеграция была первоочередной задачей государства. Нужно было не просто объединить экономику отдельных частей, но и переориентировать ее на удовлетворение потребностей всей страны. Довоенные рынки сбыта продукции польских предприятий в большинстве случаев стали недоступными, поэтому крайне остро стоял вопрос о создании емкого внутреннего и завоевании внешних рынков. Учитывая, что Польша, включившая в свой состав наряду с промышленно развитыми регионами крайне отсталые аграрные области (украинско-белорусские земли, Малая Польша) была аграрно-индустриальной страной, что около 65% ее населения было занято в сельском хозяйстве, именно крестьянство могло и должно было стать основным потребителем промышленной продукции.

Аграрный вопрос в Польше имел и глубокое политическое содержание, поскольку 18 916 крупных хозяйств (0,6% всех хозяйств) площадью более 100 га владели почти 45% всех сельхозугодий страны, в то время как 1,1 млн хозяйств (34%) площадью до 2 га принадлежало немногим более 3% сельхозугодий. Сохранение столь разящих диспропорций в распределении земельной собственности было причиной глубокого антагонизма между крестьянами и помещиками, одним из средств преодоления которого могла быть аграрная реформа. Этот вопрос в независимой Польше решался долго и мучительно. Закон об аграрной реформе был принят только в декабре 1925 г., причем в весьма умеренной редакции. Его действие не распространялось на поместья размером до 180 га в Центральной Польше и 300 га в восточных районах. Поместья, в которых были перерабатывающие предприятия (лесопилки, сахарные и спиртовые заводы и т.д.), могли сохранить до 700 га угодий. Крестьяне выкупали землю по рыночной стоимости. Правда, закон предусматривал и принудительное изъятие земли за выкуп у крупных собственников, но только в том случае, если бы на рынке годовое предложение земли составило менее 200 тыс. га.

Всего в межвоенный период было распарцеллировано 2 654 тыс. га земли. Но у крупных хозяйств площадью более 50 га (0,5% от общего количества земледельческих хозяйств в Польше) все еще оставалось 25,8% обрабатываемых земель. Основная масса крестьянских землевладений по-прежнему относилась к числу малоземельных и их доля даже возрастала за счет середняцких хозяйств. То есть в аграрном секторе страны в межвоенный период доминировали процессы деконцентрации земельной собственности, характеризовавшиеся сокращением крупной и средней земельной собственности в пользу мелкой и даже карликовой.

Польше нужно было найти свое место в международном разделении труда. Для этого необходима была не только модернизация, но и структурная перестройка польской промышленности, что требовало значительных капиталов, отсутствовавших у польских предпринимателей. В связи с этим возрастала роль государства в развитии промышленности. Именно государство получало большую часть иностранных кредитов, затем направляемых на развитие экономики. С помощью государства в 20-е гг. были построены важные железнодорожные магистрали, морской порт в Гдыне; во второй половине 30-х гг. началась реализация плана создания удаленного от границ Центрального промышленного округа, где на государственные и частные средства строились современные предприятия, в том числе военные.

В процессе формирования единого народнохозяйственного организма были проведены унификация хозяйственного права, технических норм и стандартов, определенная реструктуризация промышленности и изменения в ее территориальном размещении, создана единая железнодорожная сеть.

Подвести общий баланс экономического развития Польши в межвоенный период сложно. С одной стороны, производство в ряде отраслей промышленности в 1938 г. было ниже, чем в 1913 г., многие из них находились в состоянии застоя. Замедление темпов промышленного развития по сравнению с довоенным периодом затрудняло отток сельского населения в города. Из-за общего расстройства мировой хозяйственной жизни резко сократилась экономическая эмиграция в Западную Европу и за океан. В результате в конце 30-х гг. аграрное перенаселение, начавшее складываться еще в XIX в., составило около 5 млн человек. Особенно тяжелой была ситуация в украинско-белорусских районах и Малой Польше.

Непродолжительные в целом периоды благоприятной экономической конъюнктуры чередовались со спадами, наиболее разрушительный и длительный из которых пришелся на время Великого экономического кризиса, начавшегося в 1929 г., одновременно с кризисом на Западе, и завершившегося лишь в 1935 г. Он охватил не только промышленность, финансы, торговлю, но и сельское хозяйство, что и предопределило его характер и про­должительность. По глубине кризиса Польша уступала только США и Германии, и у нее было значительно меньше возможностей для борьбы с ним. Особенно болезненным был спад цен на сельскохозяйственную продукцию более чем на 60%.

С другой стороны, были заложены основы современных отраслей промышленности, включая оборонную, практически отсутствовавшую на польских землях до 1918 г. Экономика в большей степени стала ориентироваться на внутренний рынок, беспрепятственно функционировал единый рынок сырья, капиталов и рабочей силы. Недостаток частных капиталов в определенной степени компенсировался возрастающим после 1926 г. государственным участием в экономике (политика этатизма), особенно благоприятно сказывавшимся на развитии индустрии.

Но все же у Польши не оказалось достаточных средств и времени (всего 18 лет без войны) для того, чтобы справиться со всеми задачами налаживания народного хозяйства и экономической жизни. Ожидания, связанные с независимой государственностью, явно превосходили объективные возможности польской экономики. Возникавшее в результате этого разочарование порождало настроения недовольства выбранной экономической моделью, активно эксплуатируемые отдельными политическими силами, прежде всего коммунистами, левыми социалистами и людовцами.

1. Положение польского народа в годы первой мировой войны

Польские земли с первых же дней мировой войны стали театром активных боевых действий. Они велись в Царстве Польском, австрийской Галиции, прусских Мазурах. В 1914 г. русская армия дошла почти до Кракова, но на следующий год началось контрнаступление австро-германских войск, закончившееся оккупацией русской части Польши. Ее территория была разделена на германскую и австрийскую зоны оккупации.

На различных фронтах за годы войны погибло около 450 тыс. поляков. Дополнительным трагическим моментом войны для польского народа было то, что польские солдаты оказались в составе противоборствующих армий и вынуждены были стрелять друг в друга.

Велики были потери от военных действий, а также в результате грабительской политики воюющих сторон. Их общий размер был определен польской делегацией на Парижской мирной конференции в 1919 г. в сумме 73 млрд золотых франков. Особенно сильно пострадало народное хозяйство Царства Польского и Галиции. Отступающие русские войска эвакуировали в глубь России промышленные предприятия, учреждения, учебные заведения, подвижной железнодорожный состав, квалифицированных рабочих и служащих. Из Царства Польского были также переселены немецкие колонисты.

После оккупации Царства Польского войсками Центральных держав его народное хозяйство стало объектом хищнической эксплуатации со стороны Германии и Австро-Венгрии. Оккупанты стремились максимально использовать экономический и людской потенциал занятых территорий в интересах ведения войны, а также, по возможности, подорвать конкурентоспособность польской промышленности в будущем. Широкие масштабы принял принудительный вывоз рабочей силы, только в Германию отправили около 300 тыс. человек. В сельском хозяйстве была введена система обязательных поставок продукции по фиксированным ценам, что вызвало сокращение аграрного производства и развитие черного рынка.

В значительно лучшем положении находилась экономика Верхней Силезии, Познанщины и Поморья, но и здесь в сельском хозяйстве наблюдался спад. В австрийской части Польши от военных действий больше всего пострадали нефтяная промышленность и сельское хозяйство, особенно мелкое.

В начальный период среди польских политиков оформилось несколько подходов к решению польского вопроса. Национальные демократы (эндеки), считавшие, что можно не опасаться ассимиляции русскими более развитого в культурном отношении польского народа, связывали свои планы с Российской империей. Они ожидали, что в случае победы Антанты Россия присоединит к себе все польские земли и предоставит им автономию в составе империи. Несмотря на активные попытки эндеков добиться поддержки этих планов со стороны правящей династии и правительства, последние не решились в это время на какие-либо конкретные обещания. Не получила ожидаемой поддержки и инициатива национальных демократов по созданию на стороне России польской армии в 200—300 тыс. человек. Разуверившись в готовности России взяться за решение польского вопроса, лидер национальных демократов Роман Дмовский (1864—1939) в ноябре 1915 г. выехал на Запад, надеясь заручиться поддержкой Англии и Франции.

Лидер т.н. «независимовцев» Юзеф Пилсудский (1867—1935) и его сторонники получили возможность практической проверки своего плана решения польского вопроса с помощью Австро-Венгрии. Они надеялись, что после победы Центральных держав Царство Польское получит независимость или же, как предполагали галицийские консерваторы, будет объединено с Галицией в рамках триалистической монархии Габсбургов. В случае реализации плана Пилсудского польский вопрос был бы решен только частично, т.к. польские земли, входившие в состав Германии и Австро-Венгрии, оставались бы вне границ образованного на месте Царства Польского независимого государства, при этом не исключалась возможность аннексии Германией части территории Царства Польского.

6 августа 1914 г. добровольческие стрелецкие отряды Ю. Пилсудского вступили на территорию Царства Польского, рассчитывая, что их появление там вызовет всеобщее восстание поляков, которое сразу же неизмеримо повысит вес польской стороны в отношениях с Веной и Берлином. Но эти надежды оказались беспочвенными, восстания не произошло, как не было и энтузиазма при виде добровольных союзников австрийцев и немцев с польскими орлами на фуражках.

В августе 1914 г. все польские добровольческие военизированные формирования в Галиции были объединены в составе польских легионов. Они приняли участие совместно с частями Центральных держав в боевых действиях в Царстве Польском, Карпатах и на Волыни. В общей сложности в них насчитывалось несколько тысяч человек. И хотя сколько-нибудь серьезной военной роли они сыграть не могли, тем не менее приобретенный в это время легионерами боевой опыт позволил им стать важной, а после мая 1926 г. и главной составной частью офицерского корпуса в независимой Польше. Политическое руководство национальным движением в Галиции было сосредоточено в Главном национальном комитете, первую скрипку в котором играли консерваторы.

Видя слабость своих польских союзников, Вена и Берлин не спешили менять сдержанного отношения к польскому вопросу даже после того, как их войска заняли летом 1915 г. Царство Польское. Они все еще не теряли надежды на заключение сепаратного мира с Петроградом.

Третья ориентация в польском вопросе была представлена революционными силами. Социал-демократы и левые социалисты осуждали «империалистическую войну» и считали, что только общеевропейская социалистическая революция и свержение господства буржуазии принесут польским трудящимся социальное и национальное освобождение.

Складывание условий для обретения независимости

В годы войны империи, разделившие Польшу (Российская, Германская и Австро-Венгерская) оказались в противоборствующих военных блоках, каждый из которых стремился к максимальному ослаблению противника и территориальным приобретениям за его счет. В Центральной Европе это можно было сделать прежде всего путем передела польских земель. Географическое положение Польши с самого начала делало ее территорию главным театром военных действий на востоке. Это обстоятельство повышало заинтересованность воюющих армий в привлечении симпатий поляков на свою сторону. Первым в августе 1914 г. с манифестом к полякам обратился главнокомандующий русской армии великий князь Николай Николаевич, фактически пообещавший восстановление автономного статуса Царства Польского. Затем последовали ни к чему не обязывающие заявления немецких и австро-венгерских военных о том, что одной из целей войны является освобождение поляков из-под чуждого господства. Однако ни один из трех императоров официальной позиции по польскому вопросу в первые два года войны не занял.

Существенные изменения в польском вопросе произошли на рубеже 1916—1917 гг. Расчеты Центральных держав на быструю победу не оправдались, война приняла затяжной, позиционный характер. Австро-Венгрия и Германия нуждались в солдатах, и они надеялись получить их в Царстве Польском. Прямой призыв в армию на оккупированной территории был запрещен международными соглашениями, поэтому единственным возможным решением было создание в оккупированном Царстве Польском квази-независимого союзного государства, которое, как утверждали сотрудничавшие с Центральными державами польские политики, могло бы выставить до 1 млн солдат.

В августе 1916 г. между Берлином и Веной была достигнута принципиальная договоренность относительно такой перспективы. Исчерпав все возможности заключения сепаратного мира с Россией, Центральные державы первыми сделали решительный шаг в польском вопросе. 5 ноября 1916 г. австро-венгерский и германский генерал-губернаторы оккупированного Царства Польского от имени своих императоров огласили манифест о создании «са­мостоятельного государства» из польских земель, «вырванных из-под русского господства». Польское королевство должно было стать наследственной монархией с конституционным строем. Точное определение его границ откладывалось на будущее, но было известно, что польские земли в составе Германии и Австро-Венгрии в него не войдут.

8 ноября 1916 г. германский генерал-губернатор, не дожидаясь образования каких-либо польских органов власти, призвал поляков вступать в Польские вооруженные силы. Его призыв не получил ожидаемого отклика, до конца войны в армию записалось всего около 30 тыс. человек. Веры поляков обещаниям Центральных держав не прибавило и создание 15 января 1917 г. Временного государственного совета, наделенного правом совещательного голоса.

Державы Антанты признали акт 5 ноября очередным нарушением международного права, согласно которому все территориальные вопросы решаются только на мирных конференциях. Однако действия Центральных держав поставили Россию перед необходимостью предпринять контрмеры, чтобы сохранить лояльность поляков, в том числе и служивших в русской армии, трону. Вначале российский премьер А.Ф. Трепов повторил содержавшееся в манифесте главнокомандующего вел. кн. Николая Николаевича обещание объединить все польские земли под скипетром Романовых, а в декабре 1916 г. уже сам император Николай II заявил, что одной из военных целей России является «создание свободной Польши, состоящей из всех трех частей, до сих пор разделенных». На деле речь шла не о полной независимости Польши, а о предоставлении ей широкой автономии в рамках России, с которой ее связывала бы личная уния. Конечно, это был бы шаг вперед в решении польского вопроса, поскольку Польше было обещано, что она «получит свое собственное государственное устройство, с собственными законодательными палатами и собственной армией». Решение России получило поддержку ее союзников, которым оно давало большую свободу в использовании национального вопроса для дестабилизации противника, особенно Австро-Венгрии. Таким образом, решения Центральных держав, а затем и России в конце 1916 г. сдвинули польский вопрос с мертвой точки, хотя и не решили его полностью.

2. Польский вопрос на заключительном этапе войны

До 1917 г. ни одно правительство в мире не признавало безоговорочно права польского народа на восстановление независимого государства в составе всех трех частей. Не оправдались надежды ни Ю. Пилсудского, ни Р. Дмовского, хотя, конечно, их усилия способствовали активизации национально-освободительного движения польского народа и привлечению к нему внимания мирового общественного мнения.

Важным рубежом в окончательном решении польского вопроса стала Февральская революция в России. 14 (27) марта 1917 г. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов принял обращение «К народу польскому», в котором говорилось, что «демократия России... провозглашает, что Польша имеет право быть совершенно независимой в государственно-международном отношении».

Определило свою позицию и Временное правительство. 16 (29) марта 1917 г. появилось его воззвание «К полякам», в котором также шла речь о независимом польском государстве, но содержались и некоторые весьма существенные оговорки: оно должно находиться в «свободном военном союзе» с Россией, который был бы утвержден Учредительным собранием. В соответствии с позицией Временного правительства, определенная зависимость восстановленного польского государства нужна была для того, чтобы исключить опасность его перехода на враждебные России позиции.

Решения Петроградского Совета и Временного правительства увеличивали свободу маневра Англии и Франции. Их больше не связывало обязательство перед Россией считать польский вопрос внутренним делом России. Возникли условия для его международного обсуждения и решения. В связи с тем, что в России была создана Польская ликвидационная комиссия для урегулирования всех вопросов польско-российских отношений и началась организация национальных польских воинских частей в составе русской армии, французский президент Р. Пуанкаре в июне 1917 г. издал декрет о создании польской армии во Франции.

В апреле 1917 г. в войну вступили США, президент которых В. Вильсон еще в январе 1917 г. высказался за восстановление «объединенной, независимой, автономной» Польши, что свидетельствовало о его согласии с российской позицией того времени. Вступление в войну Америки резко сокращало шансы Четверного союза на победу, хотя окончательный перелом в ходе войны произошел только в 1918 г.

В сложившейся к лету 1917 г. ситуации ориентация на Центральные державы теряла смысл. В связи с этим Ю. Пилсудский вышел из состава Временного госсовета, а после того как он вместе с частью легионеров отказался присягнуть на верность прежним союзникам, был арестован и заточен в крепость. Интернированию подверглись и поддержавшие его легионеры. Маневр Пилсудского позволил ему сохранить и укрепить свою популярность в обществе, несмотря на неудачу избранного им в начале войны курса.

Берлин и Вена не оставляли попыток заручиться поддержкой поляков для своих планов. В сентябре 1917 г. ими были созданы новый Госсовет, Регентский совет и правительство. Эти органы зависели от оккупационных властей, были лишены свободы действий, тем не менее они положили начало формированию зачатков польской администрации.

Резко активизировалась деятельность поляков на Западе и за океаном. 15 августа 1917 г. был создан Польский национальный комитет (ПНК) во главе с Р. Дмовским. В течение сентября—ноября 1917 г. он был признан Францией, Великобританией, Италией и США в качестве «официальной польской организации», но не правительства. Признание позволило ПНК развернуть активную дипломатическую работу по подготовке международно-правовых условий для воссоздания независимого государства.

Пришедшие к власти в России в октябре 1917 г. большевики продолжили в польском вопросе линию Петроградского Совета. В опубликованной 2 (15) ноября 1917 г. Декларации прав народов России провозглашалось «право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства».

Судьба Польши обсуждалась в ходе мирных переговоров Советской России с Центральными державами в Бресте. Параллельно шли переговоры Центральных держав с делегацией Украинской Народной Республики, завершившиеся 9 февраля 1918 г. соглашением о передаче Украине Холмщины, которую поляки считали этнически польской территорией. Это решение вызвало бурю возмущения в польском обществе и окончательно похоронило идею сотрудничества с Центральными державами.

3 марта 1918 г. был подписан Брестский договор, по которому Советская Россия признавала оккупацию Центральными державами Царства Польского. 29 августа 1918 г. был опубликован декрет Совнаркома об аннулировании всех договоров, заключенных правительствами бывшей Российской империи с Пруссией и Австрией относительно разделов Польши. Тем самым Россия отказывалась от любых притязаний на польские земли.

Однако ни Советская Россия, ни Центральные державы на заключительном этапе войны не оказывали уже серьезного воздействия на судьбу польского вопроса. Центрами его решения стали державы Антанты и США, а также сама страна. Особый резонанс в мире получило послание В. Вильсона конгрессу США в январе 1918 г. (так называемые четырнадцать пунктов Вильсона), тринадцатый пункт которого определял характер государственного строя и оптимальные границы будущей Польши. Он гласил: «Должно быть создано независимое Польское государство со включением в него территорий, населенных неоспоримо польским населением, причем этому государству должен быть обеспечен свободный и надежный доступ к морю и его политическая и экономическая независимость и территориальная неприкосновенность должны быть обеспечены международным соглашением». Этот пункт, после признания Австро-Венгрией и Германией программы Вильсона в качестве платформы для перемирия, стал тем международно-правовым положением, на основании которого мировое сообщество согласилось исправить несправедливость, допущенную по отношению к полякам при разделах Речи Посполитой и на Венском конгрессе 1815 г.

3. Образование независимой польской республики

Осенью 1918 г. стало совершенно очевидным скорое поражение Четверного союза. В Германии и Австро-Венгрии росли антивоенные настроения, стремление к демократическим переменам. Набирали силу национально-освободительные движения угнетенных народов.

В начале октября 1918 г. Регентский совет потребовал «создания независимого государства, охватывающего все польские земли с доступом к морю, политически и экономически самостоятельного». Вслед за этим было образовано новое правительство, изменен текст воинской присяги и издан декрет о формировании регулярной армии. Тем самым Регентский совет попытался полностью порвать с прежней политикой сотрудничества с оккупантами и начать создание полномасштабной польской государственности на территории бывшего Царства Польского.

28 октября 1918 г. правительство Австро-Венгрии обратилось к Антанте с предложением о прекращении военных действий. Известие об этом резко активизировало национально-освободительные движения всех народов двуединой монархии. 31 октября созданная за несколько дней до этого Польская ликвидационная комиссия в Кракове взяла в свои руки власть в качестве временного органа управления польскими территориями разваливающегося государства Габсбургов. Кроме этой комиссии в австрийской части польских земель возникло еще несколько независимых друг от друга центров власти.

В Познани в начале ноября 1918 г. конституировался Главный народный совет, претендовавший на власть в Великой Польше, Верхней Силезии и Восточном Поморье, которые входили в состав Пруссии.

В Париже продолжал действовать поддерживаемый державами Польский национальный комитет, не признававший ни один из региональных польских центров власти, но и сам не обладавший возможностями для претензий на роль общепольского правительства.

Попытку создать такое правительство предприняли левые партии. В ночь с 6 на 7 ноября в Люблине ими было образовано Временное народное правительство Республики Польша во главе с лидером галицийских социалистов Игнацы Дашиньским. Почти все его члены были тесно связаны с Ю. Пилсудским. Правительство провозгласило создание независимого польского государства, широкие демократические свободы и социальные права, национализацию лесов и некоторых видов крупной земельной собственности, заявило о намерении национализировать в будущем ряд отраслей народного хозяйства, провести аграрную реформу в интересах широких слоев крестьянства. Окончательное решение этих вопросов откладывалось до созыва сейма, выборы в который должны были быть проведены на демократической основе. Люблинское правительство просуществовало недолго и не сумело распространить свою власть на всю территорию страны. Его программа не нашла поддержки всего общества, особенно имущих классов и людей с центристскими и правыми взглядами.

10 ноября 1918 г. в Варшаву вернулся освобожденный из заключения Пилсудский. 11 ноября Регентский совет передал ему командование вооруженными силами. То же сделало и Люблинское правительство. 14 ноября Регентский совет самораспустился, предварительно заявив о передаче Пилсудскому всей полноты власти в стране.

18 ноября в Варшаве по инициативе Пилсудского было создано новое правительство во главе с социалистом Енджеем Морачевским, по партийному составу и программе деятельности практически идентичное Люблинскому правительству. Им были декретированы многие из обещанных реформ: вводились 8-часовой рабочий день, больничное страхование, инспекция труда, минимальная зарплата на государственных предприятиях, охрана прав кварти­росъемщиков, биржи труда и т.д. Радикализм правительства Морачевского отталкивал правые и центристские партии и имущие классы. Его не хотели признавать в Кракове и Познани, не было оно признано и державами Антанты и США, поддерживавшими ПНК. Отсутствие единой, общепризнанной в стране и за рубежом государственной власти было крайне неблагоприятным для Польши, тем более что еще не был решен вопрос ни об одной из ее будущих границ.

Ю. Пилсудский, назначенный правительством Морачевского 22 ноября 1918 г. временным начальником государства, активно искал контактов с национальными демократами. Взаимодействие с ними должно было убедить державы-победительницы в том, что Польша не пойдет по пути социалистической революции и обеспечить признание ими правительства в Варшаве. Правительство Морачевского, передав в руки Пилсудского функции главы государства и главнокомандующего формирующейся армией, стало препятствием на пути решения очередной жизненно важной для страны задачи. Единственным выходом из наметившегося тупика было его устранение. Сделать это своим декретом начальник государства не хотел, поскольку это настроило бы против него левые партии. Был избран иной путь. В конце 1918 г. группа военных и политиков составила заговор против левого правительства. Действия заговорщиков полностью контролировались подчиненной Пилсудскому военной разведкой и контрразведкой. Попытка переворота, предпринятая в ночь с 5 на 6 января 1919 г., естественно, не удалась. Но зато у Пилсудского появилось весомое основание отправить в отставку правительство Морачевского как не пользующееся достаточной поддержкой в обществе, что и произошло 16 января 1919 г.

Формирование нового кабинета было поручено Игнацы Падеревскому. И. Падеревский входил в состав ПНК, но не разделял полностью взглядов эндеков. Новый премьер не имел опыта государственной деятельности, зато был широко известен в стране и на Западе как выдающийся музыкант и горячий патриот, поддерживал тесные контакты с президентом В. Вильсоном и другими видными западными политическими деятелями. В качестве премьера Падеревский устраивал все основные польские политические силы и союзные державы. В свою очередь Р. Дмовский согласился на пополнение состава ПНК сторонниками Пилсудского и сохранение за ним поста начальника государства.

Результатом достигнутого компромисса явилась политическая и финансовая поддержка правительства средним и имущим классами, а также последовавшее в конце января—феврале 1919 г. его официальное признание державами-победительницами (первыми это сделали США 30 января 1919 г.), которые выразили готовность оказать Польше финансовую и военную помощь.

Образование независимой Польши происходило в обстановке активизации демократических и революционных настроений во всей Европе, а также победы в войне западных демократий. Это сделало невозможным установление в Польше монархии, как того хотели консервативные круги.

В борьбу за характер государства оказались вовлеченными все политические силы страны. Сторонниками революционного переустройства социально-экономических отношений и диктатуры пролетариата были Социал-демократия Королевства Польского и Литвы и Польская социалистическая партия-левица. В своей деятельности они пытались опереться на рабочий класс и Советы рабочих делегатов, начавшие создаваться с начала ноября 1918 г. на территории бывшего Царства Польского. Однако этим партиям, объединившимся 15 декабря 1918 г. в Коммунистическую рабочую партию Польши (с 1925 г. — Коммунистическая партия Польши, КПП), не удалось завоевать большинства в Советах (за исключением Домбровского бассейна) и превратить их в полноценные органы революционной власти. Этому мешала организационная слабость коммунистов, их нежелание решать аграрный вопрос в интересах всего крестьянства, недооценка значения для народа национальной независимости, приверженность идее «мировой революции», радикализм, грозивший в случае успеха погрузить Польшу в пучину гражданской войны.

Социалисты и крестьянские партии, за которыми шла значительная часть трудящихся, признавая необходимость частичной национализации промышленности и радикальной аграрной реформы, решительно отрицали путь, избранный Россией после Октябрьской революции. Оптимальной формой государственного устройства для Польши они считали парламентскую республику.

Правые партии не были последовательными сторонниками парламентской демократии, считая, что польское общество к ней еще не готово. Но в условиях, когда подавляющее большинство общества видело в демократическом устройстве лучшую гарантию своего светлого будущего, а вокруг (в России, Германии, Венгрии) бушевали революционные бури, они предпочитали не демонстрировать свои истинные взгляды, и даже использовали в своих названиях такие определения, как «народная», «демократическая».

Ю. Пилсудский, у которого не было собственной партии, пользуясь полномочиями главы государства, сосредоточился на установлении своего полного контроля над формирующейся польской армией.

Первой открытой пробой сил стали выборы в Законодательный сейм 26 января 1919 г. Их бойкотировали немецкое, часть еврейского и украинского населения, а также коммунисты, усматривавшие в выборах попытку буржуазии и помещиков отвлечь массы от революционной борьбы.

Большинство польского населения тех территорий, которые уже вошли в состав государства (бывшее Царство Польское и Малая Польша), приняло самое активное участие в выборах, рассматривая их как своеобразный плебисцит «за» или «против» национальной независимости. Избирательные списки были выставлены более чем 20 политическими группировками. Наибольшее количество голосов было получено национальными демократами и их союзниками. Значительного успеха добились крестьянские партии и социалисты. Но ни одна из политических группировок не получила абсолютного большинства мест в сейме, поэтому каждое формируемое в Польше правительство могло иметь или коалиционный, или внепарламентский характер.

Собравшийся в феврале 1919 г. сейм подтвердил полномочия Пилсудского как начальника государства до момента принятия постоянной конституции и избрания на ее основе президента страны, а также принял закон о временной организации высшей власти, получивший название Малой конституции, который определял полномочия сейма, начальника государства и правительства. Пилсудскому удалось сохранить свой полный контроль над армией и свободу рук в восточной политике.

Работа над постоянной конституцией заняла два года. Все это время в сейме и прессе шли горячие дискуссии о форме государственного устройства, полномочиях отдельных ветвей власти, принципах избирательного права. 17 марта 1921 г. сейм принял конституцию (она получила название «мартовской»). Это была одна из наиболее демократических конституций в мире на то время. Польша провозглашалась республикой, верховная власть в которой принадлежит народу. Органами власти в области законодательной являлся парламент, состоящий из двух палат — сейма и сената, исполнительной — президент и правительство, в области судебной — независимые суды. Выборы в парламент были всеобщими, равными, прямыми, пропорциональными при тайном голосовании. Не имели права голоса лица, находившиеся на действительной воинской службе.

Президент избирался парламентом. Он имел право выдвижения кандидатур премьера и министров, а также представлял государство на международной арене. Правительство было ответственно перед парламентом. Сейм, наделенный основными полномочиями в законодательной и контрольной областях, утверждал правительство и отдельных министров и имел право их смены. Особая позиция сейма в государстве закреплялась крайне сложной процедурой его досрочного роспуска.

Конституция провозглашала основные демократические права и свободы личности, равенство всех граждан страны, независимо от происхождения, национальности, языка, расы или вероисповедания. При этом предусматривалось, что римско-католическое вероисповедание будет занимать в государстве ведущее положение.

Все виды собственности объявлялись неприкосновенными. Нарушение этого права допускалось только на основании закона, исходя из высших интересов общества, за соответствующую компенсацию.

Конституция закрепляла в Польше строй парламентской демократии, ключевую роль в котором играл сейм. Принятый на основании конституции закон о выборах позволял проводить в сейм своих представителей даже небольшим политическим партиям.

4. Борьба за границы II Речи Посполитой с Германией и Чехословакией

Вопрос о границах возрожденного государства относился к числу наиболее сложных. Поскольку западные державы считали, что Польша должна получить только области с преобладающим польским населением, то ее руководители не могли официально добиваться возвращения исторических территорий, утраченных в период с XIII по XVIII в. и имевших в начале XX в. преимущественно непольское население. Борьба за границы Польши наиболее красноречиво свидетельствует о том, что ее руководители в своих действиях в этом вопросе исходили отнюдь не из идеологических соображений. Главным для них было создание максимально крупного государства, способного успешно противостоять давлению Германии и России и стать лидером в регионе. Поэтому объектами их агрессивных действий стали не только советские республики, но и Германия, Литва, два украинских государства.

Компьенское перемирие предусматривало отвод германских войск на линию границ 1914 г. Однако польское население Великой Польши и Верхней Силезии в массе своей не желало оставаться в составе Германии. В конце декабря 1918 г. началось восстание в Великой Польше, продолжавшееся до середины февраля 1919 г. В его ходе была освобождена почти вся область. Но формально, до мирной конференции в Париже, она продолжала оставаться в составе Германии.

Вопрос о польско-германской границе решался в Париже. Польская делегация добивалась возвращения всей Верхней Силезии, Восточного Поморья и Гданьска (Данцига), части Восточной Пруссии (Вармии, Мазур и Повислья). В этом ее поддерживала Франция, заинтересованная в максимальном ослаблении Германии, Англия же решительно этому противилась.

По Версальскому миру к Польше, помимо Великой Польши, отходила без всяких оговорок только часть Восточного Поморья, для связи с которой был образован т.н. «коридор», разрезавший территорию Германии на две части. Гданьск получил статус вольного города под контролем Лиги наций. Вопрос о принадлежности Верхней Силезии и требуемых Варшавой районов Восточной Пруссии должен был решаться путем плебисцита.

Плебисцит в Вармии, Мазурах и Повислье был проведен 11 июля 1920 г. и Польшей проигран. Сложно решался вопрос о Верхней Силезии. В 1919 и 1920 гг. созданные здесь с помощью польских спецслужб тайные военизированные организации поднимали восстания против правления Германии, надеясь, что Антанта признает территориальные притязания Польши. Но плебисцит, состоявшийся 20 марта 1921 г., оказался неблагоприятным для Польши. За присоединение к ней проголосовало 480 тыс. человек, против — 700 тыс. Германия, поддерживаемая Англией и Италией, настаивала на признании результатов плебисцита, в соответствии с которыми к Польше отошли бы только несколько повятов. Польша требовала передачи ей всего силезского промышленного района, и в этом ее поддерживала Франция. Опасаясь неблагоприятного решения великих держав, польские политические и военные руководители Верхней Силезии по согласованию с Варшавой и с ведома французов приняли решение о начале третьего Силезского восстания. Оно продолжалось с 3 мая до конца июня 1921 г., когда по настоянию великих держав было заключено перемирие. Вопрос был передан на рассмотрение Лиги наций, принявшей в октябре 1921 г. решение о разделе Верхней Силезии. Польша получила 29% плебисцитной зоны с 46% населения. К ней отошла основная часть горнодобывающей и металлургической промышленности региона. В июле 1922 г. эта территория окончательно перешла под администрацию Польши, получив автономный статус. В г. Катовице был созван местный сейм. Значительные территориальные потери Германии в пользу Польши стали главной причиной достаточно сложных отношений этих государств в последующие два десятилетия.

Серьезные трудности возникли при установлении польско-чехословацкой границы в Тешинской Силезии. Этот район со смешанным польско-чешско-немецким населением был весьма важным в экономическом отношении. Здесь были сосредоточены крупные месторождения высококачественного коксующегося угля, успешно развивалась черная металлургия, машиностроение, химическая и текстильная промышленность. Проведенное 5 ноября 1918 г. польскими и чешскими местными органами власти предварительное разграничение территории с учетом этнического принципа не устраивало пражское правительство, так как основная часть промышленности оказалась у поляков. 23 января 1919 г., за несколько дней до выборов в польский сейм, которые, в случае их проведения на спорной территории, юридически закрепляли бы вхождение большей части Тешинской Силезии в состав Польши, чешские войска неожиданно перешли разграничительную линию и повели успешное наступление. В конфликт вмешалась Антанта, предложив урегулировать территориальный спор путем плебисцита. Но он так и не был здесь проведен, а в июле 1920 г. Совет Послов Антанты с согласия конфликтующих сторон принял решение о демаркации польско-чехословацкой границы в спорном районе без плебисцита по линии противостояния войск. Польско-чехословацкий спор о границе отрицательно повлиял на отношения этих двух славянских государств в межвоенное двадцатилетие.

Если при определении северных, западных и южных границ Польша вынуждена была считаться с волей Антанты, грозившей в противном случае отказать ей в признании, то совершенно иной была ее политика на востоке.

В политических кругах Польши доминировали две концепции обеспечения национальной безопасности страны, расположенной между такими сильными державами, как Германия и Россия. Ю. Пилсудский главную опасность для Польши всегда видел в России. Наиболее действенным путем ослабления России он считал создание на ее национальных окраинах независимых государств. Литва и Белоруссия затем образовали бы с Польшей федеративное государство, а с Украиной был бы заключен военно-политический союз. В случае такого развития событий, полагал Пилсудский, угроза Польше с востока была бы сведена к минимуму, что позволяло бы ей не опасаться и Германии. Для осуществления этого плана нужна была активная политика на востоке, которую Пилсудский до лета 1920 г. проводил, не считаясь с сеймом и правительством.

Р. Дмовский и его сторонники основного врага Польши видели в Германии. Для успешного противостояния Берлину они полагали необходимым добиться согласия России на присоединение ее отдельных областей на западе, до разделов входивших в состав Речи Посполитой (части Литвы, Западной Белоруссии, Западной Волыни), к Польше. Это привело бы к созданию сильного польского государства, имеющего добрососедские отношения с Россией и способного успешно противостоять натиску Германии.

Общим для авторов обоих подходов было убеждение в том, что Восточная Галиция, в которой преобладало украинское население, была неотъемлемой частью Польши. Иллюзорность расчетов на мирное решение галицийской проблемы стала очевидной еще до образования общепольского правительства. 18 октября 1918 г. Украинский национальный совет во Львове провозгласил создание независимого государства из всех украинских территорий Австро-Венгрии, а в ночь на 1 ноября украинский Военный комитет овладел Львовом. Вскоре украинские части контролировали всю Галицию от реки Збруч на востоке до реки Сан на западе. Государство получило название Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР).

Против ЗУНР активно выступили галицийские поляки, получавшие подкрепление из Малой Польши, Тешинской Силезии, бывшего Царства Польского. Боевые действия длились здесь до середины 1919 г. Поскольку в январе 1919 г. произошло объединение ЗУНР и Украинской Народной Республики, в военные действия были втянуты и петлюровские войска. Победа поляков стала возможной во многом благодаря переброске в Галицию польской добровольческой армии из Франции, а также боевым действиям против ЗУНР Румынии, претендовавшей на Северо-Восточную Буковину.

На востоке основными соперниками Польши оказались литовские и белорусские коммунисты, первые столкновения вооруженных сил которых и польских отрядов местной самообороны произошли уже в конце 1918 г. Активные боевые действия между советскими войсками и польской армией начались в феврале 1919 г. 19 апреля 1919 г. польские войска заняли Вильно (Вильнюс), столицу созданной в феврале того же года Литовско-Белорусской ССР. В последующие месяцы они продвинулись еще дальше на восток, до линии рек Березина и Западная Двина, захватили Минск.

Парижская мирная конференция оставила открытым вопрос о восточных границах Польши в надежде, что окончательно он будет решен самой Россией после падения советской власти. Такая позиция Антанты давала Пилсудскому возможность вести на востоке наступательные действия, чтобы реализовать свою концепцию безопасности. При этом польское военное командование всячески избегало тесного сотрудничества с белогвардейцами, сторонниками «единой и неделимой России», и даже договорилось осенью 1919 г. о временном прекращении активных боевых действий с представителем правительства РСФСР Юлианом Мархлевским. Это позволило советскому командованию перебросить часть войск с Западного на Южный фронт во время наступления Деникина на Москву.

Польский экспансионизм на востоке вызывал протесты политических элит проживавших здесь народов, их обращения к великим державам с просьбой дать им возможность реализовать право на национальное самоопределение. 8 декабря 1919 г. Верховный совет Антанты принял декларацию по поводу временной восточной границы Польши, фактически определившую в качестве этнической границы линию, проходившую через Гродно, Брест, восточнее Перемышля до Карпат (так называемая линия Керзона). Польское правительство могло создавать свою гражданскую администрацию только на территориях, лежащих к западу от нее.

Это решение оказалось на руку Пилсудскому, который получил возможность создавать военную администрацию к востоку от линии Керзона, абсолютно неподконтрольную сейму и правительству. Не последовало положительной реакции Варшавы и на неоднократные, в целом для нее благоприятные, предложения Москвы о начале мирных переговоров. Пилсудский, зная настроения в советском руководстве, не верил ему, опасаясь, что после победы в гражданской войне Красная Армия обрушится на Польшу, чтобы экспортировать революцию в Европу. Поэтому он торопился с реализацией своего плана в отношении Украины. 21 апреля 1920 г. им был подписан договор с верховным атаманом Симоном Петлюрой, который за помощь в разгроме Украинской Советской Социалистической Республики согласился уступить Польше Галицию и часть Волыни, а также предоставить ей значительные экономические права и льготы. Наряду с политическим был подписан и военный договор, предусматривавший переход армии Петлюры под польское оперативное командование на период совместного наступления на Киев.

25 апреля 1920 г. началось польско-украинское наступление на Украине, и уже 7 мая поляки, не встречая сопротивления, вошли в Киев. Несмотря на видимые успехи, им не удалось, однако, решить главной задачи — разгро­мить основные силы Красной Армии. Не сбылись также надежды на активную поддержку украинским народом Петлюры, которая могла бы дать ему возможность укрепить свою власть и содействовать реализации планов Пилсудского. Кроме того, с этого момента война с Польшей стала восприниматься той частью российского общества, которое до этого сдержанно относилось к большевикам, как патриотическое дело. Война все больше приобретала черты очередной польско-русской войны за спорные территории.

5 июня переброшенная с Северного Кавказа 1-й конная армия С.М. Буденного прорвала польский фронт, и началось советское контрнаступление на Украине. В июне его поддержали части Красной Армии, сосредоточенные в Белоруссии. Польские войска дрогнули и начали отступление по всему фронту, не менее стремительное, чем апрельское наступление. Такая тактика позволила польскому командованию сохранить живую силу своей армии, аналогично тому, как это было сделано чуть раньше советским командованием.

Особенно успешно действовали советские войска в Белоруссии под командованием М.Н. Тухачевского. В июле 1920 г. они пересекли этническую границу Польши и подошли к Варшаве. Молодое польское государство оказалось на грани гибели. В этот момент в советском руководстве возобладало убеждение, что начинает осуществляться его план перенесения революции в развитые европейские государства. События на польско-советском фронте встревожили державы Антанты, они резко увеличили свою помощь Польше деньгами, оружием, советниками и военными специалистами, а также активизировали посреднические действия между Варшавой и Москвой. Великобритания даже предложила Советской России Восточную Галицию взамен за немедленный мир с поляками. Авантюризм Пилсудского не на шутку встревожил польских политиков, во время польского отступления они добились изъятия из его ведения восточной политики.

В ходе польского похода Красной Армии широкий размах получили мероприятия по установлению советской власти. 8 июля 1920 г. был создан Галицийский революционный комитет, а 30 июля в захваченном Красной Армией Люблине возник Польский временный революционный комитет (Польревком) во главе с Ю. Мархлевским, Феликсом Дзержинским и Феликсом Коном. Польревком провозгласил национализацию фабрик, шахт, поместий, отделение церкви от государства и светское образование, приступил к формированию собственной армии. В качестве ближайшей политической задачи было выдвинуто создание Польской ССР.

Вторжение Красной Армии в этническую Польшу вызвало у поляков мощный патриотический подъем. Было создано коалиционное правительство национальной обороны во главе с лидером Польской крестьянской партии «Пяст» Винценты Витосом (1874—1945), началось формирование добровольческой армии. Мужественно защищали Варшаву не только регулярные части, но и организованные по инициативе Польской социалистической партии (ППС) рабочие батальоны.

14 августа наступление Красной Армии было остановлено и после ожесточенных боев польские войска вынудили ее к отступлению. Фронт вновь стал перемещаться на восток. К середине октября 1920 г. он остановился на линии рек Десна—Збруч. В ходе контрнаступления Ю. Пилсудский приказал командиру Литовско-белорусской дивизии генералу Люциану Желиговскому имитировать бунт и захватить Вильно с прилегающим районом, в июле 1920 г. освобожденные советскими войсками и переданные Литве. 9 октября 1920 г. Желиговский выполнил приказ. На захваченной им территории было создано эфемерное государство Срединная Литва, вошедшее в 1922 г. в состав Польши.

5. Политическое развитие 1918-1939 гг.

1 — западные польские земли, возвращенные Польше по Версальскому мирному договору 1919 г.; 2 — территория, возвращенная Польше после распада Австро-Венгрии в 1918 г.; 3 — территория Западной Украины, захваченная Польшей в 1918— 1919 гг.; 4 — территория, захваченная Польшей у Литвы в 1920 г.; 5 — территория Западной Украины и Западной Белоруссии, захваченная Польшей в 1919—1920 гг.; 6 — плебисцитные зоны в Восточной Пруссии и Верхней Силезии; 7— временная восточная граница Польши, намеченная в Версале 8 декабря 1919 г. («линия Керзона»); 8 — восточная граница Польши по Рижскому договору 1921 г.; 9— прочие границы Польши на 1921 г.; 10 — современная западная граница Польши, установленная в 1945 г.

12 октября 1920 г. было подписано соглашение о прекращении военных действий между Польшей и советскими республиками, а 18 марта 1921 г. в Риге Польша, с одной стороны, и РСФСР и УССР, с другой, подписали мирный договор. Было решено, что граница будет проходить от Западной Двины на юг к западу от Минска и на восток от Лунинца, через Острог до Збруча и по Збручу до Днестра.

Отдельными договорами были урегулированы границы с Латвией и Румынией. Литва не согласилась с захватом Польшей Вильно и прилегающей области, и до 1938 г. между этими странами не было дипломатических отношений. Державы Антанты признали польскую восточную границу в 1923 г.

Определение восточной границы Польши завершило процесс ее возвращения на политическую карту мира в качестве самостоятельного, суверенного государства, активного участника международных отношений.

В результате дипломатических и военных усилий Польша сложилась как многонациональное государство. Национальные меньшинства, самыми крупными из которых были украинское (14,3%), еврейское (7,8%), немецкое (4,7%) и белорусское (3,9%), составляли более 30% ее населения. На практике победила территориальная концепция Р. Дмовского. Польша была унитарным государством, отказывавшим меньшинствам не то что в праве на самоопределение, но даже в культурной автономии. Тем не менее по настоянию держав Антанты она вынуждена была взять на себя обязательства по охране прав ряда национальных меньшинств (евреев, немцев на бывших землях Германии и украинцев Галиции по договору 1919 г. с державами Антанты, а также белорусов и украинцев Волыни по Рижскому договору 1921 г.)

Силовое установление большей части границ Польши стоило ей более 50 тыс. погибших в боевых действиях и умерших от ран, а также привело к напряженности и подозрительности в отношениях со всеми соседями, за исключением Румынии и в определенной степени Латвии. Откровенно профранцузская ориентация внешней политики в период становления государственности ограничивала свободу маневра в будущем, по мере того, как Франция теряла свои господствующие позиции на континенте.

Прошедшие в ноябре 1922 г. выборы в парламент вновь не дали ощутимого перевеса ни одному из политических лагерей. Мандаты в сейме распределились примерно в равной пропорции между правыми, центром и левыми. Своих депутатов в сейм удалось провести коммунистам, находившимся на нелегальном положении. Основная часть украинского населения Восточной Галиции бойкотировала выборы в знак протеста против польской оккупации этого региона. Болезненное поражение потерпел лагерь Пилсудского, на этот раз выступивший самостоятельно. Составившие его группировки не получили ни одного места в парламенте.

9 декабря 1922 г. состоялись выборы первого президента независимой Польши. Пилсудский отказался выставлять свою кандидатуру. Только в пятом туре удалось определить победителя. Им стал Габриель Нарутович, кандидатуру которого, выдвинутую левой Польской крестьянской партией «Вызволене», поддержали левые, центристы и национальные меньшинства. Правые партии, группировавшиеся вокруг национальных демократов, развернули мощную антипрезидентскую кампанию, особенно подчеркивая то обстоятельство, что он победил благодаря депутатам от национальных меньшинств (евреям, немцам, украинцам). 11 декабря, в день приведения к присяге Нарутовича, в Варшаве состоялись массовые уличные демонстрации протеста. За ними, как и в январе 1919 г., просматривались действия военной контрразведки, по-прежнему полностью контролировавшейся пилсудчиками. В атмосфере националистической истерии, нагнетаемой правой прессой, 16 декабря 1922 г. Нарутович был смертельно ранен во время осмотра художественной выставки. 20 декабря 1922 г. состоялись новые выборы президента. Им стал Станислав Войцеховский, кандидат центристской Польской крестьянской партии «Пяст», за которого голосовали те же партии, что и за Нарутовича.

Расстановка сил в новом сейме была такая же, как и в предыдущем. Правительство могло быть или коалиционным, или внепарламентским, создававшимся в том случае, когда по каким-то причинам еще не была готова следующая парламентская коалиция. Конструктивные недостатки и изъяны польского парламентаризма во всей своей полноте проявились в 1922—1926 гг. Политическая раздробленность сейма (17 фракций в начале 1923 г. и 26 фракций в начале 1926 г.) стала причиной того, что в относительно короткий срок были испробованы практически все возможные варианты правительств. Кабинет Владислава Сикорского в 1922-1923 гг. пользовался поддержкой левых и центристских партий, В. Витоса в 1923 г. опирался на правых и центр, Владислава Грабского 1923-1925 гг. был внепарламентским, Александра Скшиньского в 1925-1926 гг. состоял из представителей правых, центристов и левых, а 10 мая 1926 г. вновь было сформировано правоцентристское правительство В. Витоса.

Коалиционные правительства, которых в 1918-1926 гг. было тринадцать, как правило существовали недолго, от недели до полугода. За это время они не всегда даже успевали выработать единую правительственную программу, а те важные законы, которые принимались по их инициативе, нередко вызывали сильное недовольство в обществе, как это случилось, например, с законом об аграрной реформе.

На этом фоне выгодно выделялось внепарламентское правительство В. Грабского, просуществовавшее почти два года. Оно пришло к власти в конце 1923 г., в один из наиболее критических моментов, когда парламент после отставки правоцентристского кабинета не мог сформировать новое правительственное большинство. По сравнению с парламентскими правительствами, В. Грабский добился выдающихся результатов. Была стабилизирована финансовая система, введен в обращение польский злотый, заметно оживилась экономика, удалось покончить с партизанским движением в Западной Белоруссии и Западной Украине.

К числу причин частых смен кабинетов можно отнести серьезные разногласия между отдельными партиями по таким вопросам, как пути и темпы решения аграрного вопроса, методы преодоления кризисных явлений в промышленности, отношение к национальным меньшинствам, пересмотр конституции 1921 г. и закона о выборах и т.д.

Среди политиков разных направлений крепло убеждение в необходимости глубоких изменений в государственном устройстве. Национальные демократы, христианские демократы, Польская крестьянская партия «Пяст» и другие правые и центристские партии считали, что следует уменьшить зависимость исполнительной власти от парламента, расширить полномочия президента и изменить закон о выборах таким образом, чтобы сократить в сейме представительство от национальных меньшинств. Национальные демократы, начиная с 1923 г., активно изучали и пропагандировали опыт итальянских фашистов и призывали использовать его в польских условиях.

Польская социалистическая партия, Польская крестьянская партия «Вызволене» и другие левые партии, постепенно оттесняемые от участия в управлении государством, допускали возможность отстранения правых и центристских партий от власти с помощью силы. Активную пропагандистскую деятельность вели коммунисты. Они считали, что только социалистическая революция даст возможность построить в Польше государство, отвечающее интересам трудящихся. Их небольшая фракция в сейме относилась к числу наиболее активных.

Целенаправленная партийная пропаганда слева и справа усиливала настроения разочарования и недовольства парламентской моделью государственного устройства, которая сложилась в Польше в первые годы независимости и была закреплена в конституции 1921 г. Почти всеобщая неудовлетворенность парламентской демократией, достигшая своего пика в конце 1925 — начале 1926 г., а также резкое ухудшение именно в это время хозяйственной конъюнктуры создали благоприятную атмосферу для государственного переворота, возглавленного Ю. Пилсудским.

После избрания Г. Нарутовича президентом Ю. Пилсудский сложил с себя полномочия начальника государства, а в 1923 г. подал в отставку с занимаемых им постов в армии, выразив таким образом свой протест против создания правоцентристского кабинета В. Витоса. Но он не оставил планов своего возвращения к руководству страной. Пилсудский и его соратники по легионам, не без основания считавшие, что они внесли значительный вклад в борьбу за независимость Польши, не могли спокойно смотреть, как политики, увлеченные борьбой за власть, преследуя узкопартийные цели, дестабилизируют государство. Сторонники Пилсудского, опасавшиеся за свои позиции, прежде всего в армии, пытались создать условия для его возвращения к власти в ноябре 1923 г., когда в Кракове произошли крупные выступления рабочих против экономической политики правительства Витоса. Направленные против демонстрантов войска под командованием офицеров-пилсудчиков дали себя разоружить, но дальнейшего обострения обстановки в городе и стране не произошло, правительство взяло ситуацию под контроль.

Благоприятный момент для переворота сложился в 1926 г. 10 мая в полном соответствии с конституцией было сформировано крайне непопулярное в обществе правительство правоцентристского большинства, которое, как и в 1923 г., возглавил В. Витос. 12 мая Ю. Пилсудский во главе верных ему воинских частей, собранных для проведения маневров в окрестностях Варшавы военным министром предыдущего кабинета Л. Желиговским, выступил в поход на столицу.

В ходе боевых действий между верными правительству войсками и бунтовщиками, продолжавшихся до 14 мая, погибло 300 человек, около 1 тыс. было ранено. Переворот поддержали левые партии. Их лидеры рассчитывали, что в случае победы Пилсудский распустит сейм и назначит новые парламентские выборы, которые, как они полагали, принесут победу левым силам и позволят им взять власть. Поддержали переворот и коммунисты. По их убеждению, Пилсудский был кем-то вроде А. Керенского в России после Февральской революции, выразителем интересов мелкой буржуазии. Рано или поздно, считали они, он вынужден будет пойти на союз с крупной буржуазией, а это оттолкнет от него массы. Дождавшись этого момента, коммунисты возглавят их и поведут на штурм капитализма.

Вооруженная акция Пилсудского против непопулярных правоцентристских сил получила поддержку значительной части населения. Только в западных районах Польши, где сильным было влияние партий правительственной коалиции, преобладала негативная реакция. Именно отсюда на помощь кабинету Витоса двинулись воинские подразделения. Но они так и не достигли столицы. 14 мая по инициативе Польской социалистической партии началась всеобщая забастовка железнодорожников, парализовавшая переброску верных правительству войск. В то же время двигавшиеся на помощь Пилсудскому части с востока не встречали никаких препятствий. Страна оказалась перед угрозой гражданской войны. Не желавшие углубления конфликта президент С. Войцеховский и правительство Витоса подали в отставку. Это означало победу Пилсудского.

Осуществив переворот, первый маршал независимой Польши формально не объявил себя диктатором, как того хотели некоторые из его сторонников, и не распустил парламент. 31 мая парламент избрал Пилсудского президентом страны. Но он от выбора отказался, ссылаясь на то, что конституция дает слишком малые полномочия главе государства. 1 июня президентом Польши был избран мало известный в политических кругах профессор Львовского политехнического института Игнацы Мосьцицкий, в молодые годы участвовавший в социалистическом движении.

Начался постепенный, растянувшийся на годы процесс замены парламентской системы правления на авторитарный квазипрезидентский режим, поскольку реальной властью в стране до 1935 г. обладал не избираемый Национальным собранием президент, а опиравшийся на армию и государственный аппарат Ю. Пилсудский. Сейм утратил свою роль главного института государственной власти в пользу Пилсудского и его ближайшего окружения. В августе 1926 г. декретом президента Ю. Пилсудский был назначен генеральным инспектором вооруженных сил, тем самым был формально закреплен его полный контроль над армией. Режим известен в истории как «санационный» (от латинского sanatio, т.е. оздоровление, так как именно под лозунгами оздоровления политической и общественной жизни в стране был осуществлен государственный переворот).

Стремясь легализовать переворот и создать видимость сохранения демократии, Пилсудский не распустил парламент и не отменил конституцию 1921 г. Режим пошел другим путем. Уже в августе 1926 г. в Основной закон были внесены существенные поправки. Президент получил право досрочно распускать сейм и сенат без согласования с депутатами и назначать новые выборы, издавать декреты, имеющие силу закона до момента, когда их утвердит или не утвердит парламент. Сейм лишился ряда своих важных полномочий. Его работа стала строиться не на постоянной, а на сессионной основе. Право созывать и закрывать сессии сейма было предоставлено президенту. Из изданных президентом декретов наибольшее возмущение вызвало введение предварительной цензуры прессы. С этого времени оппозиционные газеты часто выходили с белыми пятнами на месте отдельных абзацев и целых статей, запрещенных цензурой. Пилсудский практически не считался с волей парламента при формировании правительства.

Стремясь расширить социальную базу режима, Ю. Пилсудский сблизился с крупной буржуазией и помещиками, которые до переворота в значительной своей части поддерживали национальных демократов. Упрочению режима способствовал и спад социальной напряженности, связанный со вступлением польской экономики в период благоприятной конъюнктуры и ростом спроса в Европе на польский уголь в результате стачки английских горняков.

В первые годы существования режим в качестве основных своих противников определил революционный лагерь, а также партии, до переворота составлявшие правоцентристское большинство в сейме. В марте 1927 г. власти запретили связанные с нелегальной Коммунистической партией Польши Независимую крестьянскую партию и Белорусскую крестьянско-рабочую громаду, их лидеры были лишены депутатского иммунитета и арестованы. Смена политических предпочтений имущих классов лишила правые партии прежней щедрой финансовой поддержки, их сторонников изгоняли из армии и государственного аппарата, активистов нередко жестоко избивали «неустановленные лица» и т.д.

Проводимая Пилсудским политика сближения с имущими классами, его нежелание считаться с требованиями левых партий стали стимулом для постепенного перехода ППС и левых крестьянских партий в оппозицию правительству. Им нелегко было менять свое отношение к режиму, особенно к его лидеру, который обладал не только несомненными заслугами перед этими партиями в прошлом, но и несомненной харизмой, с которой не могли соперничать даже его весьма популярные в обществе соперники В. Витос и Р. Дмовский.

Парламентских выборы 1928 г. не принесли абсолютного большинства мандатов лагерю санации. Его обошли левые партии, серьезного успеха добились партии национальных меньшинств и коммунисты, крупное поражение потерпели правые и центристские партии. Учитывая переход левых партий на антисанационные позиции, неизбежным стало столкновение между сторонниками восстановления парламентской демократии и режимом. Обострению противостояния способствовал и обрушившийся на страну мировой экономический кризис, с которым «санация» не могла справиться. В 1929 г. в результате соглашения шести левых и центристских партий был образован блок, получивший название Центролев. Национальные демократы и коммунисты в него не вошли.

Первоначально лидеры Центролева намеревались устранить режим с помощью парламентских процедур, в том числе путем выражения вотума недоверия правительствам, назначаемым президентом по воле Пилсудского. Но режим игнорировал эти усилия, вместо одного неугодного оппозиции кабинета министров президент назначал следующий, ничем не отличающийся от предшествующего. В этих условиях оппозиция решила поднять на борьбу с режимом широкие массы. В июне 1930 г. в Кракове ею был проведен Конгресс в защиту прав и свободы народа под лозунгами свержения диктатуры и восстановления в Польше демократии, завершившийся 30-тысячной демонстрацией. Было решено в сентябре 1930 г. провести аналогичные мероприятия еще в 31 городе.

Активизация деятельности оппозиции в сочетании с нарастающими лавинообразно экономическими трудностями грозили режиму серьезными политическими испытаниями. Ответом на вызов Центролева стал досрочный роспуск сейма и арест руководителей оппозиции, в том числе трехкратного премьера В. Витоса. Арестованных обвинили в подготовке покушения на законное правительство и посадили в военную тюрьму в Брестской крепости, где они подверглись физическому и психологическому давлению. Волна репрессий прокатилась по всей стране, было арестовано около 5 тыс. человек. В Восточной Галиции в связи с участившимися случаями поджогов польских хозяйств и индивидуального террора со стороны украинских националистов силами полиции было проведено так называемое «умиротворение». В ходе акции были арестованы около 30 бывших депутатов и 100 видных украинских политических и общественных деятелей, разгромлены многие украинские культурно-просветительные, кооперативные и общественные организации.

Прошедшие в ноябре 1930 г. в обстановке репрессий выборы в парламент, получившие название «брестских», принесли, наконец, «санации» победу: она завоевала более половины мандатов в сейме и сенате. Тем самым у режима появилась возможность проводить через парламент любые законы, не считаясь с мнением оппозиции.

После 1930 г. в политике режима заметно усилились антидемократические тенденции. Был проведен судебный процесс по делу арестованных лидеров оппозиции, все они были приговорены к различным срокам тюремного заключения. Не дожидаясь окончания процесса, многие из них эмигрировали из страны. Новые репрессии обрушились на революционные силы. Были арестованы руководители Украинского крестьянско-рабочего объединения, запрещена деятельность левой крестьянской партии «Самопомощь», принят новый тюремный устав, отменявший права политических заключенных, ликвидирована независимость судей и введены военно-полевые суды и т.д. После совершенного Организацией украинских националистов в 1934 г. успешного покушения на министра внутренних дел Б. Перацкого был создан концентрационный лагерь в Березе-Картуской в Западной Белоруссии. В него направлялись политические противники режима в административном порядке, без следствия и суда.

В начале 30-х гг. в связи с неизлечимой болезнью Ю. Пилсудского резко актуализировалась проблема сохранения режимом власти после смерти диктатора. «Санация» видела выход в принятии новой конституции, которая юридически закрепила бы ее главенствующие позиции в государстве. Но для изменения конституции требовалось сеймовое большинство в 296 голосов, а у «санации» было только 246 мандатов. В январе 1934 г., воспользовавшись отсутствием в зале заседаний депутатов от оппозиции, маршал сейма предложил считать обсуждавшиеся в тот день конституционные тезисы формальным проектом конституции и до возвращения отсутствующих депутатов провел без обсуждения необходимые по процедуре три голосования. Протесты оппозиции были проигнорированы. Принятый нижней палатой проект прошел обсуждение в сенате, предложившем ряд поправок, в марте 1935 г. прошел повторное обсуждение в сейме, но уже как обычный, а не основной закон. В этом случае для принятия окончательного текста требовалось большинство в 11/20, а не 2/3 голосов.

Президент подписал текст новой конституции 23 апреля 1935 г. Апрельская конституция коренным образом отличалась от Основного закона 1921 г. На первом плане оказался не народ, а государство. Среди граждан страны выделялась элита, так называемые лучшие сыны. Центральное место в государстве отводилось президенту, соединяющему в своих руках «единую и неделимую государственную власть». Он являлся высшим руководителем правительства, сейма, сената, вооруженных сил, судов и государственного контроля, назначал 1/3 сенаторов. За свою деятельность президент отвечал только «перед богом и историей». Права сейма были ограничены в пользу исполнительной власти и сената.

Начавшийся в 1926 г. процесс перехода от парламентской к квазипрезидентской республике завершился, режим «санации» успел создать необходимые условия для закрепления за собой власти и после смерти Ю. Пилсудского, позиционировавшего себя в качестве мудрого руководителя и отца нации. 12 мая 1935 г. диктатор скончался. «Санация» потеряла вождя, но сохранила власть.

Сохранению господствующих позиций «санации» должен был помочь и новый избирательный закон. Политические партии были лишены права выдвигать своих кандидатов в депутаты, число которых сократилось наполовину (до 222). Теперь это могли делать только избирательные комиссии, состоящие из представителей государственной администрации и подконтрольных властям хозяйственных и профсоюзных организаций. Окружные избирательные комиссии определяли двух кандидатов на одно место в сейме, что превращало выборы в своеобразный плебисцит.

Состоявшиеся в сентябре 1935 г. парламентские выборы показали, что доверие к «санации» в обществе сильно подорвано. Многие избиратели откликнулись на призыв оппозиционных партий бойкотировать выборы. По официальным данным, которые оппозиция считала фальсифицированными, в них участвовало 46,5% избирателей, а действительными были признаны только 35,5% поданных голосов.

Потеря харизматического вождя не замедлила сказаться на единстве рядов «санации», ее гражданскому крылу стало резко оппонировать военное. Чтобы снять противоречия, президент И. Мосьцицкий вынужден был в нарушение конституции поделиться частью своих полномочий с новым генеральным инспектором вооруженных сил Эдвардом Рыдз-Смиглы. Но и этот шаг не уберег режим от дальнейшего прогрессирующего ослабления. Не принесли заметных результатов попытки организационной перестройки лагеря «санации». В нем все заметнее становились противоречия между отдельными группировками, обострялась борьба за лидерство.

Одновременно крепла сплоченность демократической оппозиции, росло стремление к совместной борьбе с диктатурой за восстановление парламентаризма. К забастовкам как оружию экономической и политической борьбы, помимо рабочих, стали прибегать и крестьяне. Мощный натиск оппозиции вынуждал режим к примирительным шагам и жестам, к обещаниям пересмотреть закон о выборах и т.д.

Произошли позитивные сдвиги в стратегии и тактике компартии, в предшествующие годы одинаково страстно критиковавшей и режим, и демократическую оппозицию, особенно социалистов. После VII конгресса Коминтерна (1935) коммунисты перешли на платформу широкого антифашистского фронта, выражали готовность сотрудничать со всеми партиями, выступавшими за восстановление парламентской демократии. Их призывы находили поддержку у левых деятелей ППС и крестьянской партии Стронництво людове (создана в 1931 г. в результате объединения трех основных польских крестьянских партий), у части рабочих и крестьян, особенно молодежи. Между компартией и социалистами было достигнуто соглашение об отказе от взаимных нападок и критики. Но эффективный единый фронт в Польше создать не удалось.

В 1935—1937 гг. многие польские коммунисты, находившиеся в эмиграции в СССР, стали жертвами сталинских репрессий. В 1938 г. по решению Исполкома Коминтерна (ИККИ) компартия Польши была распущена по ложному обвинению в том, что в ее руководство проникли агенты польской контрразведки. ИККИ также постановил, что восстановить партию можно только с согласия Коммунистического Интернационала.

Острота политического противостояния в обществе стала ослабевать лишь в конце 30-х гг. в связи с ростом угрозы Польше со стороны Германии. Тревога за судьбу родины оказалась сильнее политических разногласий. Патриотические чувства поляков вновь стали основой их консолидации. Свидетельством тому явились досрочные парламентские выборы в ноябре 1938 г., в которых, несмотря на призыв к их бойкоту со стороны ППС, Стронництва людового и национальных демократов, приняли участие 67,3% избирателей.

6. Польская экономика в межвоенные годы

В границах Польши объединились территории, длительное время входившие в различные государства. Их полная интеграция была первоочередной задачей государства. Нужно было не просто объединить экономику отдельных частей, но и переориентировать ее на удовлетворение потребностей всей страны. Довоенные рынки сбыта продукции польских предприятий в большинстве случаев стали недоступными, поэтому крайне остро стоял вопрос о создании емкого внутреннего и завоевании внешних рынков. Учитывая, что Польша, включившая в свой состав наряду с промышленно развитыми регионами крайне отсталые аграрные области (украинско-белорусские земли, Малая Польша) была аграрно-индустриальной страной, что около 65% ее населения было занято в сельском хозяйстве, именно крестьянство могло и должно было стать основным потребителем промышленной продукции.

Аграрный вопрос в Польше имел и глубокое политическое содержание, поскольку 18 916 крупных хозяйств (0,6% всех хозяйств) площадью более 100 га владели почти 45% всех сельхозугодий страны, в то время как 1,1 млн хозяйств (34%) площадью до 2 га принадлежало немногим более 3% сельхозугодий. Сохранение столь разящих диспропорций в распределении земельной собственности было причиной глубокого антагонизма между крестьянами и помещиками, одним из средств преодоления которого могла быть аграрная реформа. Этот вопрос в независимой Польше решался долго и мучительно. Закон об аграрной реформе был принят только в декабре 1925 г., причем в весьма умеренной редакции. Его действие не распространялось на поместья размером до 180 га в Центральной Польше и 300 га в восточных районах. Поместья, в которых были перерабатывающие предприятия (лесопилки, сахарные и спиртовые заводы и т.д.), могли сохранить до 700 га угодий. Крестьяне выкупали землю по рыночной стоимости. Правда, закон предусматривал и принудительное изъятие земли за выкуп у крупных собственников, но только в том случае, если бы на рынке годовое предложение земли составило менее 200 тыс. га.

Всего в межвоенный период было распарцеллировано 2 654 тыс. га земли. Но у крупных хозяйств площадью более 50 га (0,5% от общего количества земледельческих хозяйств в Польше) все еще оставалось 25,8% обрабатываемых земель. Основная масса крестьянских землевладений по-прежнему относилась к числу малоземельных и их доля даже возрастала за счет середняцких хозяйств. То есть в аграрном секторе страны в межвоенный период доминировали процессы деконцентрации земельной собственности, характеризовавшиеся сокращением крупной и средней земельной собственности в пользу мелкой и даже карликовой.

Польше нужно было найти свое место в международном разделении труда. Для этого необходима была не только модернизация, но и структурная перестройка польской промышленности, что требовало значительных капиталов, отсутствовавших у польских предпринимателей. В связи с этим возрастала роль государства в развитии промышленности. Именно государство получало большую часть иностранных кредитов, затем направляемых на развитие экономики. С помощью государства в 20-е гг. были построены важные железнодорожные магистрали, морской порт в Гдыне; во второй половине 30-х гг. началась реализация плана создания удаленного от границ Центрального промышленного округа, где на государственные и частные средства строились современные предприятия, в том числе военные.

В процессе формирования единого народнохозяйственного организма были проведены унификация хозяйственного права, технических норм и стандартов, определенная реструктуризация промышленности и изменения в ее территориальном размещении, создана единая железнодорожная сеть.

Подвести общий баланс экономического развития Польши в межвоенный период сложно. С одной стороны, производство в ряде отраслей промышленности в 1938 г. было ниже, чем в 1913 г., многие из них находились в состоянии застоя. Замедление темпов промышленного развития по сравнению с довоенным периодом затрудняло отток сельского населения в города. Из-за общего расстройства мировой хозяйственной жизни резко сократилась экономическая эмиграция в Западную Европу и за океан. В результате в конце 30-х гг. аграрное перенаселение, начавшее складываться еще в XIX в., составило около 5 млн человек. Особенно тяжелой была ситуация в украинско-белорусских районах и Малой Польше.

Непродолжительные в целом периоды благоприятной экономической конъюнктуры чередовались со спадами, наиболее разрушительный и длительный из которых пришелся на время Великого экономического кризиса, начавшегося в 1929 г., одновременно с кризисом на Западе, и завершившегося лишь в 1935 г. Он охватил не только промышленность, финансы, торговлю, но и сельское хозяйство, что и предопределило его характер и про­должительность. По глубине кризиса Польша уступала только США и Германии, и у нее было значительно меньше возможностей для борьбы с ним. Особенно болезненным был спад цен на сельскохозяйственную продукцию более чем на 60%.

С другой стороны, были заложены основы современных отраслей промышленности, включая оборонную, практически отсутствовавшую на польских землях до 1918 г. Экономика в большей степени стала ориентироваться на внутренний рынок, беспрепятственно функционировал единый рынок сырья, капиталов и рабочей силы. Недостаток частных капиталов в определенной степени компенсировался возрастающим после 1926 г. государственным участием в экономике (политика этатизма), особенно благоприятно сказывавшимся на развитии индустрии.

Но все же у Польши не оказалось достаточных средств и времени (всего 18 лет без войны) для того, чтобы справиться со всеми задачами налаживания народного хозяйства и экономической жизни. Ожидания, связанные с независимой государственностью, явно превосходили объективные возможности польской экономики. Возникавшее в результате этого разочарование порождало настроения недовольства выбранной экономической моделью, активно эксплуатируемые отдельными политическими силами, прежде всего коммунистами, левыми социалистами и людовцами.

Польская Республика (1918—1939)
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 июня 2016; проверки требуют 2 правки.
Польская Республика
польск. Rzeczpospolita Polska
польск. II Rzeczpospolita
республика (1918—1939)
правительство в изгнании (1939—1990)
; Flag of the German Empire.svg

; Flag of Austria-Hungary (1869-1918).svg

; Flag of Poland.svg

; Flag of Ukraine.svg

; Flag of Russia.svg
1918 — 1939

Flag of the NSDAP (1920–1945).svg ;

Flag of the Soviet Union (1923-1955).svg ;

Flag of Lithuania (1918-1940).svg ;

Flag of First Slovak Republic 1939-1945.svg ;
Flag of Poland (1928-1980).svg Coat of arms of Poland (1927-1939).svg
Флаг Польши Герб Польши
Гимн
Poland 1930.svg
Столица Варшава
Крупнейшие города Варшава, Лодзь, Львов, Познань, Краков, Вильно, Быдгощ
Язык(и) польский (государственный), немецкий[1], украинский[2], белорусский, идиш, русский, литовский
Религия римо-католичество, греко-католичество, православие, иудаизм
Денежная единица польская марка (1918[3]—1924)
злотый (после 1924)
Гимн Марш Домбровского
Площадь 388 634 км; (1931), 389 720 км; (1938)
Население 34 849 000 (1938)
Форма правления республика:

парламентская (1919—1926)
президентская (1926—1935)
авторитарно-президентская (1935—1939)

Президент
- 1918—1922 Юзеф Пилсудский
- 1922 Габриэль Нарутович
- 1922—1926 Станислав Войцеховский
- 1926—1939 Игнацы Мосцицкий
- 1939 Болеслав Венява-Длугошовский
- 1939—1947 Владислав Рачкевич
Часовой пояс UTC+1, UTC+2 летом
Физическая карта Польши в 1939 году
Этническая карта Польши в 1931 году
Польша История Польши
Герб Польши

Доисторическая Польша (до 877)

Гнезненская Польша (877—1025)

Королевство Польское (1025—1385)

Краковская Польша (1320—1569)

Речь Посполитая (1569—1795)

Разделы Польши (1772—1795)

Варшавское герцогство (1807—1815)

Царство Польское (1815—1915)

Краковская республика (1815—1846)

Великое княжество Познанское (1815—1919)

Регентское королевство Польша (1916—1918)

Польская Республика (1918—1939)

Генерал-губернаторство (1939—1945)

Польская Народная Республика (1944—1989)

Республика Польша (с 1989)
Портал «Польша»

По;льская Респу;блика, также известна как Вторая Речь Посполитая (польск. Rzeczpospolita Polska, II Rzeczpospolita) — польское государство, восстановленное в 1918 году. Название подчеркивает непрерывную связь с Речью Посполитой (1569—1795), ликвидированной в результате её разделов между Российской империей, Пруссией и Австрией в конце XVIII века. Государственным языком Польской Республики был польский, а валютой — изначально польская марка, а с 1924 года — злотый.

Содержание

1 История
2 Территория и границы
2.1 Площадь государства
2.2 Определение границ
2.3 Соседи
2.4 Зависимые и автономные территории
2.5 Крайние точки
2.6 Судьба границ II Речи Посполитой
3 Политический строй
4 Демография
4.1 Национальный состав
4.2 Религии
5 Административное деление
6 Национальная и языковая политика
6.1 Политика в отношении украинского меньшинства
6.2 Антисемитизм
7 Культура
7.1 Театр
8 Примечания
9 См. также
10 Ссылки
11 Литература

История

Формальным началом истории II Речи Посполитой считается 11 ноября 1918 года, когда польские отряды разоружили немецкий гарнизон в Варшаве, и вернувшийся из немецкого плена революционный лидер Юзеф Пилсудский принял военную власть из рук Регентского совета Королевства Польского. Три дня спустя (14 ноября 1918 года) Пилсудский принял на себя также гражданскую власть, а сам Регентский совет и Временное народное правительство Польской Республики решили наделить Пилсудского полномочиями временного правителя (польск. Naczelnik Pa;stwa). 20 февраля 1919 года Законодательный сейм назначил Пилсудского «Начальником государства и Верховным вождём»[4].
11 ноября 1918 года ежегодно празднуется как день независимости Польши.

Версальский мирный договор в 1919 году передал Польше большую часть германской провинции Позен, а также часть в Померании, что дало стране выход к Балтийскому морю; Данциг (Гданьск) получил статус «вольного города».

В Силезии в 1919—1921 годах произошли три восстания поляков против германских властей. В 1922 году после референдума, проведённого в Верхней Силезии, на котором часть жителей (поляки) высказались за вхождение в состав Польши, а часть (немцы) предпочли жить в Германии, Лига Наций сочла разумным разделить этот регион на части, в соответствии с предпочтениями жителей. Восточная часть образовала автономное в составе Польши Силезское воеводство (Autonomiczne Wojew;dztwo ;l;skie).

Польско-украинская война закончилась полным разгромом Западно-Украинской народной республики. В 1919 году началась советско-польская война, которая шла с переменным успехом. Вначале поляки захватили Минск и Киев и продвинулись вглубь Украины и Белоруссии. Затем советские войска перешли в контрнаступление и дошли до Вислы, но им не удалось взять хорошо укреплённые Львов и Варшаву. На рубежах реки Висла красная армия потерпела поражение. Всего за войну в польский плен попали до 200 тысяч красноармейцев, из которых, по различным оценкам, намеренно уничтожены, погибли от голода, издевательств охраны и болезней до 80 тысяч[5][6][7][8]. Война фактически была проиграна Советской Россией, и по Рижскому мирному договору 1921 года, западная часть украинских и белорусских земель отошла к Польше.

На конференции послов 28 июля 1920 была согласована южная граница Польши. Тешинская область была разделена между Польшей и Чехословакией.

В октябре 1920 года польские войска захватили часть Литвы с городом Вильно (Вильнюсом). Присоединение этого города к Польше было одобрено 10 февраля 1922 региональной ассамблеей.

В 1926 году после государственного переворота в Польше был установлен авторитарный санационный режим во главе с Юзефом Пилсудским. Был создан концентрационный лагерь в Берёзе-Картузской, прошёл Брестский процесс (польск. Proces brzeski) над оппозиционерами, был объявлен вне закона Лагерь Великой Польши (польск. Ob;z Wielkiej Polski), а также Национально-радикальный лагерь, были введены ограничения свободы печати и собраний.

15 июня 1931 года СССР и Польша заключили Договор о дружбе и торговом сотрудничестве, а 25 января 1932 года подписали Договор о ненападении.

26 января 1934 года Польша и Германия подписали Пакт о ненападении сроком на 10 лет. 4 ноября 1935 года ими было подписано Соглашение об экономическом сотрудничестве.

В апреле 1935 года, незадолго до смерти Пилсудского, в Польше была принята новая Конституция, в которую вошли основные принципы Санации: сильное централизованное государство с президентской системой правления. Эта Конституция намного расширила президентские полномочия: к примеру, у президента были права на руководство Сеймом, правительством, вооруженными силами и судами, треть сенаторов назначалась лично им, оппозиционные партии были лишены возможности выдвигать своих кандидатов в депутаты.[9] Такие изменения привели к тому, что в 1936 году произошел серьезный раскол во внутренней политике: лево-либеральная часть парламента потребовала учитывать мнения оппозиционных партий, правительственные группы потребовали формирования более жесткого правительства. Была необходимость сплотить все эти группы путём создания надправительственного авторитета, им стал Эдвард Рыдз-Смиглы.[10]

В 1938 году (после Мюнхенского соглашения) Польша получила от Чехословакии Тешинскую область.

21 марта 1939 года нацистская Германия потребовала от Польши передать ей вольный город Данциг (с 1945 года — Гданьск), вступить в Антикоминтерновский пакт и открыть для неё «польский коридор» (создан после Первой мировой войны для обеспечения выхода Польши к Балтийскому морю). Польша отвергла все требования Германии.

23 марта 1939 года Германией была занята без боя литовская провинция Мемель, находившаяся совсем вблизи польских границ.

26 марта 1939 года посол Польши в Германии, Ю. Липский, привез в Берлин письменный меморандум о согласии Польши со строительством автострады, но без права экстерриториальности. Риббентроп пригрозил Польше «судьбой небезызвестной страны», которую уничтожить помогла именно Польша.[11]

28 марта 1939 года Гитлер разорвал Пакт о ненападении с Польшей.

23 августа 1939 года подписан Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, в прилагавшемся к нему секретном дополнительном протоколе стороны договорились о разделе сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. В соответствии с протоколом граница сфер интересов в Польше проходила приблизительно по «линии Керзона».

После нападения на Польшу 1 сентября 1939 года нацистской Германии правительство Польши во главе с президентом Игнацием Мосцицким бежало из страны в Румынию, перейдя границу в ночь на 17 сентября 1939 года, и было интернировано румынскими властями по требованию Германии. В этот же день СССР направил свои войска к линии Керзона в восточную часть Польши, оккупировав восточную её часть, что было предусмотрено секретным протоколом к советско-германскому пакту о ненападении. В конце сентября 1939 года было сформировано и до 6 июля 1945 года признавалось многими странами законным продолжателем II Речи Посполитой правительство Польши в изгнании, а также подчинённая ему администрация в оккупированной Польше — Польское подпольное государство и его политические и военные структуры (Армия крайова).

Прекращение дипломатического признания польского правительства в изгнании Соединенным Королевством и США 6 июля 1945 года и впоследствии другими странами мира следует считать фактическим концом II Речи Посполитой как субъекта международного права. Заключительным аккордом её существования в 1990 году стала передача президентских регалий от последнего президента Республики в изгнании Рышарда Качоровского второму президенту III Речи Посполитой и первому избранному в ходе свободных выборов — Леху Валенсе.
Территория и границы
Территория Польши в Европе
Площадь государства

На 1 января 1938 года составляла 388 634 км;, а после аннексии Заользья в октябре 1938 года — 389 720 км;.
Определение границ

Границы II Речи Посполитой были установлены следующими договорами: Версальским, Рижским (без участия БССР), Сен-Жерменским, Трианонским, а также решением Совета послов Антанты (в отношении границы Польши с Чехословакией в Тешинской Силезии и границы с Литвой). В 1921 году в исполнение Версальского мирного договора, результатов плебисцита и трёх силезских восстаний к Польше была присоединена восточная часть Верхней Силезии. Опольская Силезия осталась за Веймарской республикой. В 1920 году, в ходе подготовки к упомянутому плебисциту Сейм Польши образовал автономное Силезское воеводство. В 1922 году Польша аннексировала Виленский край общей площадью свыше 13 тысяч кв. км.
Соседи

Германия,
Чехословакия — до 1939 года,
Словакия — с 1939 года,
Советский Союз,
Литва,
Латвия,
Румыния,
Венгрия — с 1939 года.

Зависимые и автономные территории

Силезское воеводство — польская часть Верхней и Тешинской Силезии;
Автономия Восточной Малопольши — автономный статус воеводств Львовского, Тарнопольского и Станиславовского, определённый законом Сейма Польши в 1922 году, который, тем не менее, так и не вступил в силу до 1939 года;
Вольный город Данциг — Данциг и окрестности.

Крайние точки

Север: N55*51’8,45" (N55,852250*) — река Пшешвята в деревне Сомино, Браславский повят, Виленское воеводство.
Юг: N47*43’31,8" (N47,725492*) — окрестности южного источника ручья Менчиль, Косовский повят, Станиславовское воеводство.
Восток: E28*21’44,3" (E28,362371*) — деревня Спасибёрки недалеко от железнодорожной ветки на Полоцк, Дисненский повят, Виленское воеводство.
Запад: E15*47’12,4" (E15,786773*) — посёлок Мухочинок на Варте, недалеко от озера Мешин, Мендзыхудский повят, Познанское воеводство.

Судьба границ II Речи Посполитой

В результате нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, польского похода Красной армии 17 сентября 1939 года, оккупации её западной части - вермахтом, а восточных земель - Красной армией и установления 28 сентября 1939 года между нацистской Германией и Советским Союзом по заключённому в Москве Договору о дружбе и границе между СССР и Германией советско-германской границы, II Речь Посполитая прекратила свое существование. Некоторые категории населения оккупированных вермахтом и Красной армией территорий Польского государства подверглись жестоким репрессиям[12][13].
Политический строй
Основная статья: Польская конституция 1921 года
Основная статья: Польская конституция 1935 года
Демография
Численность населения Дата переписи Численность Процент городского населения Плотность населения(чел./1 км кв.)
30 сентября 1921 27 177 000 24,6 % 69,9
9 декабря 1931 32 107 000 27,4 % 82,6
31 декабря 1938 34 849 000 30 % 89,7
Национальный состав

Польша в межвоенный период была многонациональной страной, где поляки составляли от 64 % до 69,2 % населения. Поляки составляли большинство в центре, севере, юге и западе страны, но были меньшинством на востоке страны, где преобладали в крупнейших городах Вильно (66 %) и в Львове (50 %). Во многих районах преобладало еврейское население. Были конфликты между властями и представителями меньшинств.

Национальности (самоопределение по языку) по данным переписи 1931 года[14]:

Поляки — 68,9 %.
Украинцы — 10,1 %.
Евреи — 8,6 %.
Русины — 3,8 %.
Белорусы — 3,1 %.
Немцы — 2,3 %.
«Тутэйшие» — 1,8 %.
Русские — 0,4 %.
Другие — 1 %.

Религии

По официальным данным 1933 года население Польши по вероисповеданию делилось следующим образом[15]:

Римо-католики — около 64 %;
Униаты — 11 %
Православные — 10,6 %
Иудеи — 10,5 %

Также лютеране, баптисты, мусульмане и другие.

На 1933 год в Польше у католиков было 6 тыс. костелов и каплиц (из них около 84 % в сельской местности), у униатов — 3151 церковь и каплица, у иудеев — 2041 синагога, у православных — 2 тыс. церквей, у мусульман — 16 мечетей[15]. На 1933 год в Польше насчитывалось 14867 священнослужителей разных конфессий[15].
Административное деление
Карта административно-территориального деления Польши с 1930 года

Административно-территориальное деление Польской Республики было трёхуровневым: страна делилась на воеводства (wojew;dztwo), воеводства — на повяты (powiat) и городские повяты (powiat grodzki), повяты — на города (miasto) и гмины (gmina), городские поветы на районы (dzielnica).
Польские воеводства в межвоенный период
(на 1 апреля 1937 г.)
Автомобильные номера
(с 1937) Воеводство Центр Площадь
тыс. км; (1930) Население
(тыс. чел) (1931)
00—19 город Варшава Варшава 0,14 1 179,5
20—24 Белостокское Белосток 26,0 1 263,3
85—89 Варшавское Варшава 31,7 2 460,9
90—94 Виленское Вильно 29,0 1 276,0
95—99 Волынское Луцк 35,7 2 085,6
25—29 Келецкое Кельце 22,2 2 671,0
30—34 Краковское Краков 17,6 2 300,1
45—49 Лодзинское Лодзь 20,4 2 650,1
40—44 Львовское Львов 28,4 3 126,3
35—39 Люблинское Люблин 26,6 2 116,2
50—54 Новогрудское Новогрудок 23,0 1 057,2
65—69 Познанское Познань 28,1 2 339,6
55—59 Полесское Брест-над-Бугом 36,7 1 132,2
60—64 Поморское Торунь 25,7 1 ,884,4
75—79 Силезское Катовице 5,1 1 533,5
70—74 Станиславовское Станиславов 16,9 1 480,3
80—84 Тарнопольское Тарнополь 16,5 1 600,4

1 апреля 1938 года границы некоторых западных и центральных воеводств подверглись существенным изменениям.
Основная статья: Территориальные изменения воеводств Польши 1 апреля 1938 года

.

Представительные органы воеводств — воеводские советы (rada wojew;dzka), исполнительные органы воеводств — воеводские правления (urz;d wojew;dzki).

Представительные органы поветов — поветовые советы (rada powiatowa), исполнительные органы поветов — поветовые комитеты (wydzia; powiatowy).

Представительные органы городов — городские советы (rada miejska), исполнительные органы городов — городские правления (zarz;d miejski), состоящие из бургомистра и лавников.

Представительные органы гмин — гминные советы (rada gminna), исполнительные органы гмин — гминные правления (zarz;d gminny), состоящие из войта и лавников.
Национальная и языковая политика
См. также: Полонизация

Основной линией национальной политики была полонизация национальных меньшинств. Вместе с тем, в силу международных обязательств (например, Рижского договора 1921 года), а также сопротивления со стороны национальных меньшинств, польские власти были вынуждены проводить очень осторожную языковую политику, особенно в отношении украинцев и немцев. Влияние международных обязательств на политику польских властей постепенно менялось — в 1934 году Варшава объявила о выходе из системы международно-правовой охраны национальных меньшинств[16]. Даже порядок учета количества лиц той или иной национальности менялся. В переписи 1921 года существовал пункт о «национальной принадлежности» респондента, но в ходе переписи 1931 года вопрос о национальности не задавался, хотя спрашивали о родном языке и о вероисповедании[17]. В результате, число представителей той или иной национальности Польши на 1931 год можно определить лишь приблизительно.
Политика в отношении украинского меньшинства

Особенностью украинской политики польских властей была неопределенность самих понятий «украинский» и «украинец» в официальных бумагах. Польские власти чаще использовали термин термины «русины», «русинский», «русский» («rusini», «rusi;ski», «ruski») вместо «украинцы» и «украинский»[17]. Лишь 27 февраля 1936 года вышло распоряжение министра внутренних дел, уравнивающее термины «ruski» и «ukrai;ski», как касающиеся одного и того же народа[18]. Уже 26 сентября 1922 году Сейм принял закон «Об основах общего воеводского самоуправления и в частности воеводств Львовского, Тарнопольского и Станиславского», который обязывал местные власти давать ответы представителям национальных меньшинств на их родном языке, предусматривал публикацию воеводских законов и местных документов как на польском, так и на русинском языках и разрешал местным властям самостоятельно определять язык внутреннего делопроизводства[19]. В 1924 году были приняты «крессовые законы», регламентирующие использование языков национальных меньшинств. Формально эти законы давали очень широкие права на использование непольских языков. Было разрешено вести документацию в местных органах на двух языках, использовать родной язык при обращении в государственные инстанции, а также вводить преподавание украинского языка в школе (если украинцы составляли не менее 25 % населения общины и родители хотя бы 40 учеников подавали об этом просьбу). Но, если одновременно набиралось 20 учеников, родители которых желали обучать детей на польском языке, то школа становилась двуязычной. Для проведения опросов родителей создавалась организация «Родная школа»[20]. В 1930 году в Варшаве был открыт Украинский научный институт с отделениями украинской экономической и общественной жизни, украинской политической истории и истории украинской культуры, история церкви[21]. Тем не менее, украинское движение приняло форму вооруженной борьбы, особенно в Галиции, ранее входившей в состав Австро-Венгрии. Польские власти в 1930 году даже провели карательную акцию местных националистов, а после убийства в 1934 году польского министра внутренних дел Б. В. Перацкого украинским боевиком создали специальный концлагерь для содержания неугодных лиц. На Волыни, ранее входившей вместе с Польшей в состав Российской империи, политика Варшавы была другой. Там власти позволили в 1930-е годы волынскому воеводе Г. Юзевскому и группе деятелей бывшей УНР проводить умеренную украинизацию православного богослужения, создать подконтрольные государству смешанные по этническому составу украинско-польские общественные организации, создавать польские школы с обязательным изучением украинского языка при почти полном отсутствии собственно украинских школ. Но, как в Галиции, так и на Волыни, большинство школьных учителей были этническими поляками. В 1935 году после смерти Ю. Пилсудского польские власти заключили соглашение с украинскими националистами, в рамках которого были выделены кредиты местными украинским коммерческим и медицинским организациям Галиции, некоторые галичане были возвращены на должности учителей в родной край, а двое галичан получили назначения на дипломатические посты[18]. В 1935—1936 годах были проведены карательные акции против украинских националистов уже на Волыни[22], правда значительно в меньших масштабах, чем в Галиции в 1930 году. В 1938 году волынский эксперимент был прекращен, Г. Юзевский переведен на должность воеводы в Лодзь, а на Волыни началась карательная акция по аресту украинских националистов, продлившаяся до сентября 1939 года, сопровождавшаяся усиленной полонизацией непольского населения и прекращением украинизации православной церкви[23].
Антисемитизм

С 1931 года в стране усилился антисемитизм. Евреи составляли значительную часть студенчества — 6,9 % в 1934/35 году, но численность евреев-студентов в 1931—1937 годах сократилась с 8982 человек до 4790 человек[24]. В 1933 году в Варшаве и Вильно прошли манифестации с требованиями установления « гетто лавкового» — отдельных парт в университетах для евреев (это требование было в конечном счете удовлетворено)[25]. Несмотря на значительную численность еврейского меньшинства в Западной Украине, среди учителей евреев в 1935 году было только 0,6 %[26].
Культура
Театр

В республике по данным на 1936 год действовали 103 театра (из них 56 передвижных): 67 польских, 16 русских и украинских, 15 еврейских и ни одного литовского или белорусского[27]. Также была развита театральная самодеятельность, где особенно отличился Союз деревенской молодежи, занятый воспитанием «хороших граждан». В 1937 году в Польше было 18176 кружков Союза, некоторые из которых ставили спектакли, в том числе на белорусском языке[28].
Примечания

; Показывать компактно

; Официальный в автономном Силезском воеводстве.
; Официальный во Львовском, Тарнопольском и Станиславовском воеводствах.
; На территории всего государства — с апреля 1920 года.
; Пчёлов Е. В., Чумаков В. Т. Правители России от Юрия Долгорукого до наших дней. — 3-е изд. — М.: «Грантъ», 1999. — С. 171. — ISBN 5-89135-090-4.
; Райский Н. С. Польско-советская война 1919—1920 годов и судьба военнопленных, интернированных, заложников и беженцев
; Михутина И.В. Так сколько же советских военнопленных погибло в Польше в 1919-1921 гг.? // Новая и новейшая история. — 1995. — № 3. — С. 64—69.
; Михутина И.В. Так была ли «ошибка»? // Независимая газета. — 2001. — № 13 января.
; О трагических судьбах красноармейцев и командиров Красной Армии. «Военно-исторический журнал», 5/95.
; Зуев Ф. Г.; Светков В. А.; Фалькович С. М. Краткая история Польши —М.: Наука, 1993.
; Секреты польской политики. 1935—1945.Составитель: Лев Филиппович Соцков. Москва. Издательство «РИПОЛ классик».2010 г. С. 110.
; Взлет и падение Третьего рейха. Том 1. Уильям Ширер. Под редакцией О. А. Ржешевского. Москва. Воениздат. 1991 г. Часть 13. На очереди Польша.
; Филиппов С. Г. Деятельность органов ВКП(б) в западных областях Украины и Белоруссии // Репрессии против поляков и польских граждан. Вып. 1. М., 1997. С. 57.
; Семиряга М. И. Тайны сталинской дипломатии 1939—1941. М., 1992. С. 105.
; Zieli;ski H. Historia Polski 1914—1939. — Wroc;aw: Ossolineum, 1985. — ISBN 83-04-00712-6. — S. 124—126.

Микуленок А. А. Положение Русской православной церкви в Польше в 1920—1930-е годы // Aspectus. — 2016. — № 1. — С. 55
; Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 663. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...
Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 337. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...

Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 665. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...
; Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 338—339. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...
; Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 346. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...
; Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 349—350. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...
; Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 666. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...
; Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 668—669 Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...
; Кривуть В. И. Студенческое движение Виленского университета и польские власти в межвоенный период // Веснік БДУ. Серыя 3, Гісторыя. Эканоміка. Права. — 2013. — № 3. — С. 11
; Кривуть В. И. Студенческое движение Виленского университета и польские власти в межвоенный период // Веснік БДУ. Серыя 3, Гісторыя. Эканоміка. Права. — 2013. — № 3. — С. 12
; Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918;1941 гг.). Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 347. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertacz...
; Царюк Н. А. Просветительская деятельность польских театров на территории Западной Беларуси в межвоенный период // Веснік БДУ. — Серыя 3, Гісторыя. Эканоміка. Права. — 2012. — № 1. — С. 20
; Царюк Н. А. Просветительская деятельность польских театров на территории Западной Беларуси в межвоенный период // Веснік БДУ. — Серыя 3, Гісторыя. Эканоміка. Права. — 2012. — № 1. — С. 21

Question book-4.svg
В этой статье не хватает ссылок на источники информации.
Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 14 мая 2011 года.

См. также

История Польши
Медаль «3 Мая»

Ссылки

Польша между двумя войнами//Передача радиостанции «Эхо Москвы»

Литература

Друнин В. П. Польша, Россия и СССР. Ист. очерки. М.; Л.: Госиздат, 1928.
Троицкий И. Польша: Военно-экон. и полит. очерк. М.; Л.: Госиздат, 1928.
Травин Д., Маргания О. Европейская модернизация. Глава 8. Польша: чудо, которого не ждали
Матвеев Г. Ф. Вопросы развития польского сельского хозяйства и крестьянского движения на страницах журнала «Аграрные проблемы». 1927—1935 гг. // Российские и славянские исследования, Вып. 2 — 2007 г.
Мірановіч Я. Праваслаўная царква ў палітыцы Польскай дзяржавы (1920—1932 гг.) // Российские и славянские исследования, Вып. 2 — 2007 г.
Туркоўскі Р. «II Рэч Паспалітая» ў лонданскай эміграцыі 1945—1991 гг. (Прэзідэнт — урад — квазіпарламенцкія інстытуты) // Российские и славянские исследования, Вып. 4 — 2009 г.

[скрыть]Просмотр этого шаблона
Административно-территориальное деление II Речи Посполитой
Городское воеводство
Варшава

II RP.svg
Воеводства
Белостокское • Варшавское • Виленское • Волынское • Келецкое • Краковское • Львовское • Лодзинское • Люблинское • Новогрудское • Познанское • Полесское • Поморское • Станиславовское • Силезское автономное • Тарнопольское
Административные округа
Волынский (1920-21) • Новогрудский (1920-21) • Тешинская Силезия (1920) • Земля Виленская (1920-26) • Полесский (1920-21)
Проектируемое воеводство
Сандомирское
Категории:

Появились в 1918 годуИсчезли в 1939 годуВторая Речь Посполитая

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Текущая версия
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

;;;;;;;
Беларуская
English
Espa;ol
Bahasa Indonesia
Bahasa Melayu
Polski
Portugu;s
;;

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 14:23, 5 августа 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Рапалльский договор (1922)
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 25 марта 2016; проверки требуют 2 правки.
У этого термина существуют и другие значения, см. Рапалльский договор (значения).
Представители советской и немецкой сторон в Рапалло: Карл Йозеф Вирт, Леонид Красин, Георгий Чичерин и Адольф Иоффе

Рапалльский договор — договор между РСФСР и Германией, заключённый 16 апреля 1922 года во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия). Его особенность состояла в том, что поводом и основой послужило общее для двух стран неприятие Версальского договора. На Западе Рапалльский договор иногда неофициально называют «договором в пижамах» из-за тайных для остальных участников конференции обстоятельств его заключения.

Содержание

1 Предыстория и значение
2 Основные положения и подписание
3 Военное сотрудничество
4 Примечания
5 Ссылки
6 Литература

Предыстория и значение

Как отмечал Г.Киссинджер, подписание Рапалльского договора было неизбежно, потому что западные союзники предопределили это событие, «подвергнув остракизму две крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых, враждебных друг другу государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза».[1]

Переговоры об урегулировании имевшихся спорных вопросов начались ещё до Генуи, в том числе в Берлине в январе — феврале 1922 года и в ходе встречи Г. В. Чичерина с канцлером К.Виртом и министром иностранных дел В.Ратенау во время остановки советской делегации в Берлине на пути в Геную.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии первый равноправный договор после Версаля.[2][3]

Благодаря соглашению Красная Армия получала возможность использовать технические достижения германской военной промышленности и изучать современные организационные методы германского генштаба. Рейхсвер получил возможность готовить группы летчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию, а также обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым было запрещено Германии.
Основные положения и подписание

Договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств». Размер национализированного в Советской России германского акционерного капитала был оценен в служебной записке Г. В. Чичерина от 2 марта 1922 года в 378 миллионов рублей[4].

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию их торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Текст договора не содержит секретных военных соглашений, но в Статье 5 говорится, что немецкое правительство объявляет о своей готовности поддерживать деятельность частных компаний в Советском Союзе. Такая практика позволила избежать компрометации немецкого правительства, хотя расходы покрывались напрямую военным министерством.

Со стороны России (РСФСР) подписан Георгием Чичериным. Со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау. Договор был заключён без указания срока. Постановления договора вступали в силу немедленно. Лишь пункт «б» ст. 1 об урегулировании публичных и частноправовых отношений и ст. 4 о наибольшем благоприятствовании вступали в силу с момента ратификации.[5] 16 мая 1922 года постановлением ВЦИК, Рапалльский договор был ратифицирован. 29 мая 1922 года, правительство Германии поставило договор на обсуждение в рейхстаге и 4 июля 1922 года он был ратифицирован. Обмен ратификационными грамотами был произведен в Берлине 31 января 1923 года.

По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине, он был распространен на союзные советские республики — БССР, УССР и ЗСФСР. Договор был подписан полномочными представителями: Владимир Аусем (УССР), Николай Крестинский (БССР и ЗСФСР) и директор МИД Германии барон Аго фон Мальцан. Ратифицировано: БССР 1 декабря 1922 года, ССР Грузии 12 февраля 1922 года, УССР 14 декабря 1922 года, ССР Азербайджана и ССР Армении 12 января 1923 года. Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 26 октября 1923 года.

Россия и Германия развили политику Рапалло в Берлинском договоре от 24 апреля 1926 года.
Военное сотрудничество

Контакты между Красной Армией и рейхсвером были налажены уже зимой 1920—1921 гг. и оставались в тайне до 1926 года.

Первые соглашения по военному сотрудничеству были заключены в конце ноября 1922 года между фирмой «Юнкерс» и советским правительством: они предусматривали производство металлических самолётов и моторов, а также устройство транзитного сообщения Швеция-Персия и организацию аэрофотосъёмки (всего при участии немцев к концу 1925 года на заводе в Филях было построено 170 самолётов). 14 мая 1923 года в Москве состоялось подписание договора о строительстве химического завода по производству отравляющих веществ (акционерное общество «Берсоль»). После подписания в июле 1923 года договора о реконструкции военных заводов и поставках артиллерийских снарядов рейхсверу, фирма «Крупп» помогла советской стороне наладить производство гранат и снарядов.

Весной 1925 года в Липецке была организована авиационная школа. В результате договорённостей, достигнутых в ходе визита заместителя Председателя РВС СССР И. С. Уншлихта в Берлин в 1926 году были заключены договоры о создании двух аэрохимических станций (полигонов) — под Москвой (Подосинки) и в Саратовской области под Вольском (объект «Томка» у ж/д станции Причернавская) — и танковой школы в Казани.

Договоры с фирмой Юнкерс были расторгнуты в 1926—1927 годах, так как она не исполнила взятые на себя обязательства по поставке металлических самолётов и строительству заводов. Договор о совместной постройке ипритного завода также был расторгнут в 1927 году, так как оборудование не соответствовало условиям договора и методы изготовления иприта были признаны устаревшими и негодными. Военные объекты на территории СССР функционировали с весны 1925 года по осень 1933 года (то есть до момента прихода Гитлера к власти).
Примечания

; Внешняя политика Веймарской республики (1919—1932) / Н. В. Павлов // MGIMO.ru. ;2011. — Октябрь.
; Индукаева Н. С. История международных отношений 1918—1945 гг Учебное пособие. — Томск: ТГУ, 2003. — 113 с.
; Издание под редакцией В. П. Потемкина История дипломатии/ Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919—1939 гг.) / Глава 6. Генуя (1922 г.) / 2. Генуэзская конференция./ Рапалльский договор (16 апреля 1922 г.)
; Швецов А. А. Луис Фишер и советско-американские отношения первой половины XX века. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — СПб., 2015. — С. 32 — 33. Режим доступа: https://disser.spbu.ru/disser/dissertatsii-dopush... zashchite/details/12/746.html
; Горлов С.А Совершенно секретно: Альянс Москва — Берлин, 1920—1933 гг. (Военно-политические отношения СССР — Германия). — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 352 с. — (Досье). // Часть I. Глава 4. Рапалло и первые результаты военных контактов

Ссылки

Соглашение о распространении Договора
Текст договора в сокращении
Текст договора и факсимиле
О сотрудничестве с Германией
Липецкая секретная авиашкола Немецкий след в истории отечественной авиации. /Соболев Д. А., Хазанов Д. Б.
Немецкие танки в бою Михаил Борисович Барятинский

Литература

Ю. Л. Дьяков, Т. С. Бушуева Фашистский меч ковался в СССР: Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922-1933. Неизвестные документы. — М.: Советская Россия, 1992. — 384 с. — ISBN 5-268-01487-0

Категории:

История России 1917—1991Российско-германские отношенияМеждународные договоры XX векаМеждународные договоры РСФСРМеждународные договоры Веймарской республикиСобытия 16 апреляАпрель 1922 годаИстория ГенуиРапалло1922 год в праве1922 год в РоссииДоговоры по алфавиту1922 год в политике

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Текущая версия
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

Deutsch
English
Espa;ol
Fran;ais
;;;
;;;
Portugu;s
T;rk;e
;;

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 08:36, 31 мая 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Война с Польшей 1920 г. Ленин и Сталин

Автор: Ричард Косолапов
Категория: Сталин и Армия
Опубликовано: 18 декабря 2005
Создано: 18 декабря 2005
Обновлено: 25 ноября 2012
Просмотров: 14091

В своей автобиографии Троцкий стремится взвалить ответственность за все последующее на Ленина (а также на Сталина). "Я снова объезжал армии и города, мобилизуя людей и ресурсы, - пишет он с интонацией невинности... - Стало складываться и крепчать настроение в пользу того, чтоб войну, которая началась как оборонительная, превратить в наступательную революционную войну. Принципиально я, разумеется, не мог иметь никаких доводов против этого" (Моя жизнь, т. 2, с. 190-191). Темпераментный Троцкий с видом смиренной овечки изображает себя жертвой сложившейся психологической обстановки, хотя речь идет по сути о намерении придать российской революции, - еще до основательного закрепления ее позиций усилиями в мирном хозяйственно-культурном строительстве - всеевропейский размах, подтвердить излюбленную троцкистскую схему, согласно которой "социалистическая революция становится перманентной в новом, более широком смысле: она не получает своего завершения до окончательного торжества нового общества на всей нашей планете" (К истории... с. 287)

Мотивы Троцкого и Ленина и на этот раз совершенно не совпадают. Что для Троцкого было делом абстрактного принципа и подпитки гордыни, для Ленина являлось последней попыткой пробиться, наконец, на смычку с революционной Германией.

Сталин тут стоит особняком, находясь в некоем подобии оппозиции. В результате наступательный прорыв, по словам Троцкого, "совершенно неслыханный и беспримерный", превращается "в катастрофическое отступление" (Моя жизнь, т. 2, с. 191).

С самого начала кампании Сталин отнюдь не скрывал своих скептических взглядов. "Ни одна армия в мире не может победить (речь идет, конечно, о длительной и прочной победе) без устойчивого тыла, - пишет он в мае 1920 года. - Тыл для фронта - первое дело, ибо он, и только он, питает фронт не только всеми видами довольствия, но и людьми - бойцами, настроениями и идеями. Неустойчивый, а еще более враждебный тыл обязательно превращает в неустойчивую и рыхлую массу самую лучшую, самую сплоченную армию... Тыл польских войск в этом отношении, - предостерегает Сталин, - значительно отличается от тыла Колчака и Деникина к большей выгоде для Польши. В отличие от тыла Колчака и Деникина тыл польских войск является однородным и национально спаянным. Отсюда его единство и стойкость. Его преобладающее настроение - "чувство отчизны" - передается по многочисленным нитям польскому фронту, создавая в частях национальную спайку и твердость. Отсюда стойкость польских войск". В самой категорической форме Сталин осуждает "бахвальство и вредное для дела самодовольство" тех, кто "не довольствуются успехами на фронте и кричат о "марше на Варшаву", тех, кто, "не довольствуясь обороной нашей Республики от вражеского нападения, горделиво заявляют, что они могут помириться лишь на "красной советской Варшаве". Свое отрицательное отношение к идее "марша на Варшаву" он вновь воспроизводит в интервью "Правде" 11 июля. Тогда же Сталин пишет проект Циркулярного письма ЦК РКП(б) о необходимости пополнить надежными кадрами Крымский фронт (С 4. 323, 333, 339, 344, 345). Таким образом, тактико-стратегическая оценка Сталиным положения и первоочередных задач на фронтах этого, завершающего в европейской части страны этапа гражданской войны временно не совпадает ни с позицией Ленина, ни тем более с позицией Троцкого. Это затем сказывается в поведении Сталина как члена Реввоенсовета Республики и Юго-Западного фронта.

В то время как войска этого фронта, которым командовал А.И. Егоров, были сосредоточены на наступательной операции в районе Львова, Западный фронт, возглавляемый М.Н. Тухачевским (член РВС И.С. Уншлихт) и направляемый Троцким, осуществлял рейд на Варшаву. Сведя на нет впечатляющие победы первых месяцев лета, он, как известно, потерпел полнейшую неудачу. Кто виноват в этом провале? Советская историография давала тут разные ответы. Мнение Троцкого нам уже известно. Мнение Сталина и историков его времени емко выражено в "Кратком курсе истории ВКП(б)" (с. 230, 231). Но ближе к истине, пожалуй, малоизвестные документы тех месяцев и лет.

30 августа 1920 года, по горячим следам событий Сталин предложил Политбюро ЦК РКП(б) образовать комиссию "по обследованию условий нашего июльского наступления и августовского отступления на Западном фронте". В связи с полемикой, развернувшейся на IX партконференции (сентябрь), он был вынужден письменно обратиться в ее президиум. "Заявление т. Троцкого, - говорилось в нем, - о том, что я в розовом свете изображал состояние наших фронтов, не соответствует действительности. Я был, кажется, единственный член ЦК, который высмеивал ходячий лозунг о "марше на Варшаву" и открыто в печати предостерегал товарищей от увлечения успехами, от недооценки польских сил. Достаточно прочесть мои статьи в "Правде".

Сталин возражал также Ленину, который упрекал его в пристрастии к Западному фронту, говоря, "что стратегия не подводила ЦК". Сталин отмечал, что ЦК принял решение "в сторону продолжения наступательной войны", доверившись ошибочной информации командующего и члена РВС Западного фронта. Логика ЦК была абсолютно правильной, но ее исходные посылки оказались недостоверными. "Никто не опроверг, - указывал Сталин, - что ЦК имел телеграмму командования о взятии Варшавы 16 августа. Дело не в том, что Варшава не была взята 16-го августа, - это дело маленькое, - а дело в том, что Запфронт стоял, оказывается, перед катастрофой ввиду усталости солдат, ввиду неподтянутости тылов, а командование этого не знало, не замечало. Если бы командование предупредило ЦК о действительном состоянии фронта, ЦК несомненно отказался бы временно от наступательной войны, как он делает это теперь. То, что Варшава не была взята 16-го августа, это, повторяю, дело маленькое, но то, что за этим последовала небывалая катастрофа, взявшая у нас 100000 пленных и 200 орудий, это уже большая оплошность командования, которую нельзя оставить без внимания. Вот почему я требовал в ЦК назначения комиссии, которая, выяснив причины катастрофы, застраховала бы нас от нового разгрома. Тов. Ленин, видимо, щадит командование, - заключал Сталин, - но я думаю, что нужно щадить дело, а не командование" (Большевистское руководство.., с.156, 160, 161).

ДО НЕДАВНЕГО времени в числе немногих неопубликованных работ Ленина оставались его выступления на IX партконференции. Тем, кто решал вопрос о составе Полного собрания сочинений, видимо, представлялось удобным выставлять Сталина главным виновником случившегося: не дал, дескать, из упрямства Первую Конную под Варшаву и тем самым предопределил беду. Агитпроповцы довольно неуклюже оберегали авторитет Ленина, который в свое время взял всю ответственность на себя и на ЦК.

Выступая на конференции, Троцкий сравнил состояние измотанных красных войск под Варшавой с состоянием "полусомнамбулы". "В прениях тов. Троцкому было указано, - заметил на это Ленин, - что если армия находилась в полусомнамбулическом или, как он потом выразился, полуусталом состоянии, то ведь центральное стратегическое командование не было или, по крайней мере, не должно было быть полуусталым. И ошибка, несомненно, остается... Если мы не научились после Деникина и Колчака устанавливать эту стену внутренней усталости, если состояние духа на одну треть сомнамбулическое, то мы должны сказать всякому политическому руководителю: благоволите подтвердить наши директивы и изменить. Мы это делать еще не научились, хотя два раза проделали опыт с Деникиным, Колчаком и Польшей". Ленинский анализ причин неуспеха в основном совпадал со сталинским. "Мы встретили большой национальный подъем мелких буржуазных элементов, которые по мере приближения (красных.- Р. К.) к Варшаве приходили в ужас за свое национальное существование, - говорил Владимир Ильич. - Нам не удалось прощупать действительного настроения пролетарских масс и в батрачестве и в рядах промышленного пролетариата Польши" (В. И. Ленин. Неизвестные документы 1891-1922, М., 1999, с. 389-390, 315-316).

Особо следует отметить, что в самый разгар варшавской драмы Сталин обратился в Политбюро ЦК с запиской о создании боевых резервов республики. Непосредственно обобщая происходящее, извлекая из него живые уроки, он предлагал принять программу по этому вопросу, в том числе "меры к постановке и усилению" авто-, броне- и авиапромышленности (это в двадцатом-то году!), не утратившие смысла до конца Отечественной войны. Сталин возмущался тем, что Троцкий ответил на его предложения "отпиской", и перечислял конкретные недостатки армейской работы и способы их устранения. "ЦК должен знать и контролировать всю работу органов военного ведомства, не исключая подготовки боевых резервов и полевых операций, - подчеркивал Сталин, - если он не хочет очутиться перед новой катастрофой" (С 4. 349). "Несомненно, - острил Троцкий еще в связи с Брестом, - что главная моя забота: сделать наше поведение в вопросе о мире как можно более понятным мировому пролетариату было для Сталина делом второстепенным. Его интересовал "мир в одной стране", как впоследствии - "социализм в одной стране". В решающем голосовании он присоединился к Ленину" (Моя жизнь, т. 2, с. 122). Но Троцкий проглядел самое существенное. Становление новой, трудовой и антиэксплуататорской общественной системы реально начинается не с "мирового пролетариата", который в устах этого "вождя Красной Армии" выглядит всего лишь красным словцом, а как раз с "одной страны". Этой страной в мировой истории явилась наша Родина - Россия. Вот почему Сталин делал все, чтобы органически слить природно присущую ей "всемирную отзывчивость" (Пушкин-Достоевский) с "национальной гордостью великороссов" (Ленин), не мыслил интернационализм без патриотизма. Троцкий предпочел остаться в разреженной атмосфере своих неукорененных холодных абстракций. Он так и не сумел понять, что его, как ему казалось, "серый" оппонент неизмеримо деловитее и зрелее, проникновеннее, диалектичнее и "материалистичнее" "мэтра" и как революционер.

Ричард КОСОЛАПОВ,
"Правда" N5 (403)

«Клим! Ошибок не было. Надо выбросить этот абзац». Как Сталин Пилсудского победил

Как Сталин Пилсудского победил
26.02.2013

После маневра армии Пилсудского (на фото) в плену у поляков по разным оценкам оказалось от 60 до 120 тыс. красноармейцев

Президент РФ В. В. Путин настаивает, что учебники по истории не должны иметь двойных толкований. Мысль, пользуясь выражением Пушкина, «ложная, хотя и пошлая». Допустим, В. В. Путин толкует свое высказывание как патриотическое, направленное к вящей пользе юношества и любезного Отечества. Но можно толковать и по-другому: как очередную попытку надуть сограждан ради сохранения своих вертикальных позиций. Как это уже имело место с выборами, с практическим отсутствием американской недвижимости у г-на Пехтина, с диссертациями ряда светил общественной мысли и пр.

Как быть с разницей в подходах? Конечно, запретить.

7 апреля 2010 г., раскрывая свое понимание предыстории катынской бойни (месть Сталина за поражение в советско-польской войне), президент В.В. Путин признался: «К стыду своему, я не знал, что, оказывается, в 1920 году в военной операции в советско-польском конфликте руководителем был лично Сталин… И тогда, как известно, Красная Армия потерпела поражение, в плен было взято много красноармейцев…»

К стыду своему, он не знал. Хотя, «как известно, Красная Армия…» Простите, кому «известно», если даже президент (и к тому же чекист) не в курсе? Не связано ли это «постыдное незнание» с единственно верным, внутренне непротиворечивым толкованием истории в советских учебниках, по которым нас учили? Частный пример того, как строилась советская культура незнания. Разберем его поконкретнее.

В начале лета 1920 г. Красная Армия победоносно вытесняет польских оккупантов с территории Украины и Белоруссии. Что делать дальше: развивать наступление до Варшавы или остановиться на предложенной англичанами в ноте от 11 июля «линии Керзона»? (Она примерно соответствовала границе Польши и СССР, которая впоследствии была установлена в 1945 году.)

Председатель Реввоенсовета Троцкий лучше других знал реальное состояние Красной Армии и потому настаивал на заключении мира с позиции победителя: «После колоссального напряжения, которое позволило 4-й армии в пять недель пройти 650 километров, она могла двигаться вперед уже только силой инерции. Все висело на нервах, а это слишком тонкие нити. Одного крепкого толчка было достаточно, чтоб потрясти наш фронт и превратить совершенно неслыханный и беспримерный… наступательный порыв в катастрофическое отступление», — пишет он в мемуарах. Хотя, конечно, мог и приврать, задним числом приписывая себе прозорливость.

Так или иначе, Политбюро (в первую очередь Ленин), учтя в том числе боевой настрой тов. Сталина, проголосовало за войну. Ноту Керзона отклонили. Западный фронт под командой Тухачевского и Уншлихта двинулся на Варшаву; Юго-Западный, возглавляемый Егоровым и Сталиным, — на Львов. Теперь действовать надо было как можно быстрее: нота англичан не только призывала к перемирию, но и недвусмысленно угрожала поддержать Польшу «всеми имеющимися средствами», если большевики продолжат наступление. Раз ввязались, то Варшаву надо брать безотлагательно, пока не подтянули «все имеющиеся средства».

Реввоенсовет и Политбюро пытаются сконцентрировать силы в направлении главного удара. Где рулит молодой и амбициозный Тухачевский. Уязвленный Сталин, с энтузиазмом поддержав общую идею польской кампании, разочарован конкретными стратегическими приоритетами: его Юго-Западный фронт явно в тени. Сталину не нравится идея «марша на Варшаву», он называет ее бахвальством и постоянно дает понять Ленину, что маршировать надо бы в сторону Львова (и Крыма), где мудрое и опытное руководство Юго-Западного фронта неуклонно ведет дело к победе.

13 июля 1920 г. член Реввоенсовета Юго-Западного фронта тов. Сталин в телеграмме В.И. Ленину в ответ на запрос об отношении к ноте Керзона докладывает: «Польские армии совершенно разваливаются, поляки потеряли связь, управление… поляки переживают развал, от которого они не скоро оправятся… Я думаю, что никогда не был империализм так слаб, как теперь, в момент поражения Польши, и никогда не были мы так сильны, как теперь, поэтому чем тверже будем вести себя, тем лучше будет и для России, и для международной революции».

24 июля он добавляет еще оптимизма и вкратце набрасывает ближайшие цели миролюбивой политики советского государства: «Теперь, когда мы имеем Коминтерн, побежденную Польшу и более или менее сносную Красную Армию, когда, с другой стороны, Антанта добивается передышки в пользу Польши… — в такой момент и при таких перспективах было бы грешно не поощрять революцию в Италии <…>. В очередь дня Коминтерна нужно поставить вопрос об организации восстания в Италии и в таких неокрепших государствах, как Венгрия, Чехия (Румынию придется разбить)».

То есть Польша, в его толковании, уже побеждена. Ну, может, осталось чуть-чуть дожать. Тов. Сталин сообщает тов. Ленину, что намеревается взять Львов до 30 июля. А дальше уже маячит Италия и на пути к ней неокрепшая восточноевропейская мелочь. Которую придется разбить.

Однако не прошло и двух недель, как очередная телеграмма тов. Ленину от 3 августа 1920 г. фиксирует резкую перемену настроения у тов. Сталина. Львов все еще не взят. Побежденная Польша огрызается. Врангель в Крыму разворачивает наступление. Тов. Сталин внезапно ощущает накопившуюся усталость: «Должно быть, сегодня потеряем Александровск… Я могу работать на фронте еще максимум две недели, нужен отдых, поищите заместителя». И сигнализирует, что в «заминках» фронта виноваты председатель Реввоенсовета Троцкий и главком С.С. Каменев (не питерский, другой): злостно саботируют, не дают резервов. И вообще, заботятся о Тухачевском в десять раз больше…

Хотя логику высшего руководства понять несложно: нужна Варшава. Чем скорее, тем лучше. Сталин под Львовом, пообещав скорые успехи, завяз, не мычит и не телится. Перед Врангелем Юго-Западный фронт вообще отступает, хотя, вопреки жалобам, резервы ему выделялись. Да только всё без толку. Ну и ладно, пусть хотя бы держит оборону, — главные дела сейчас делаются севернее, туда и надо стягивать силы. В том числе из-под Львова.

Сталину это категорически не нравится. Как не нравится и идея о выделении из Юго-Западного фронта отдельного Крымского фронта против Врангеля. А кому из начальников может понравиться идея сокращения полномочий? Он хочет командовать и там, и там. В телеграммах Ленину он протестует против обозначившихся в начале августа «настроений в ЦК в пользу мира с Польшей», намекая на предательство дипломатов. Но при этом и против концентрации сил на Варшавском направлении. Видимо, он за концентрацию сил там, где руководит тов. Сталин.

Директивы главкома о передислокации войск из-под Львова под команду Тухачевского начинают странным образом застревать в телеграфных проводах и опаздывают. Меж тем Сталин дает команду Буденному и Ворошилову ускорить операции на Львовском направлении.

13 августа 1920 г. (прошел месяц с тех пор, как Сталин выступил против мира на условиях Керзона, и две недели, как обещал взять Львов) в телеграмме главкому Каменеву он прямо заявляет об отказе подчиниться его директиве 4774оп/1052/ш о переброске войск под Варшаву: «…Я отказываюсь подписать соответствующее распоряжение Югозапа в развитие Вашей директивы».

Сталин под разными предлогами тянул — и вот наконец прямо отказался выполнять приказ руководства. Его несгибаемость изрядно помогла Пилсудскому, который, убедившись, что Львов большевикам не по зубам, снял оттуда значительную часть своих войск и 16 августа лично повел их на ослабленный левый фланг и в тыл Тухачевскому. Польское командование сумело сделать как раз то, что советское не смогло: быстро перебросить силы с юга и развернуть их на главном направлении.

В итоге в польском плену осталось, по разным оценкам, от 60 тысяч до 120 тысяч красноармейцев. Еще около 40 тысяч, атаковавших Варшаву с севера, бежали в Восточную Пруссию. Где тоже были интернированы. Случилось самое болезненное поражение Красной Армии на фронтах Гражданской войны.

С этого момента военно-стратегический гений тов. Сталина никнет, и его престиж в Политбюро заметно снижается. Партия переключает тов. Сталина на теорию и практику межнациональных отношений и отправляет на его родной Кавказ. Прощальный взгляд на итоги польской кампании и на свою в ней роль он излагает в заявлении в президиум IX партийной конференции от 23 сентября 1920 г.: «Заявление т. Троцкого о том, что я в розовом свете изображал состояние наших фронтов, не соответствует действительности. Я был, кажется, единственный член ЦК, который… открыто в печати предостерегал товарищей от недооценки польских сил (это он таким свежим образом толкует свои прежние заявления о победных перспективах своего Юго-Западного фронта и «бахвальстве» Западного фронта Тухачевского)… Если бы командование предупредило ЦК о действительном состоянии фронта, ЦК, несомненно, отказался бы временно от наступательной войны…»

Это пишет человек, который еще недавно негодовал против «настроений ЦК в пользу мира с Польшей». Вот такое у него интересное толкование истории.

Кто в свете польской эпопеи смотрится хуже или лучше — Ленин, Сталин, Троцкий, Каменев, Егоров или Тухачевский, — бог весть. Пусть разбираются профессиональные историки и военные. Строго говоря, лучше их всех тогда выступил Пилсудский — нравится оно вам или нет. Согласно Рижскому договору 1921 г., граница между СССР и Польшей прошла много восточнее линии Керзона: итогом наступательной польской кампании 1920 г. стали большие территориальные потери Советской России.

Однако нас, с подачи В.В. Путина, интересуют не столько сами эти факты (нельзя сказать, чтобы так уж широко известные), сколько их толкование. Как бы оно случайно не оказалось двойным или противоречивым! Кстати, один из фактов заключается в том, что все действующие с нашей стороны лица этой истории (кроме одного, понятное дело) со временем были ошельмованы и уничтожены тов. Сталиным. Ну так исторически сложилось. Толковать это интересное явление тоже можно по-разному. Например, как признак высокой эффективности менеджмента.

Итак, о толковании.

После польской войны прошло 9 лет. Неустанными трудами на административной ниве тов. Сталин существенно укрепил свои аппаратные позиции. Кого-то из конкурентов расстрелял, кого-то посадил. И вот в 1929 г. вдохновенный писатель Клим Ворошилов сочиняет юбилейную статью «Сталин и Красная Армия». И (святая простота!) позволяет себе недопустимый для настоящего марксиста-ленинца промах в толковании Гражданской войны. В том числе польской кампании. «У И.В. Сталина, — пишет он, — ошибок было меньше, чем у других». Во чудак-то! Надо же было такое брякнуть.

Слава богу, тов. Сталин при всей его загруженности нашел время просмотреть и лично отредактировать рукопись. «Клим! Ошибок не было. Надо выбросить этот абзац», — терпеливо разъясняет он на полях ворошиловского текста (И. Сталин, Соч., т. 17. Тверь, «Северная Корона», 2004 г. С. 326).

Вот теперь все стало правильно! С тех пор из советской историографии как бы исчезает кусок 1920 г., когда тов. Сталин и его друзья, не допустив ни одной ошибки, проиграли кампанию Пилсудскому. Интересно проследить, как затем этот кусок понемногу возвращается из небытия — но уже с новой начинкой.

В официальной биографии И.В. Сталина, написанной в 1946 г. и по меньшей мере дважды им лично отредактированной, соответствующий фрагмент выглядит так: «В годы Гражданской войны ЦК партии и лично Ленин посылали Сталина на самые решающие и опасные для революции фронты. Товарищ Сталин состоял членом Реввоенсовета Республики и членом Реввоенсоветов Западного, Южного, Юго-Западного фронтов. Там, где в силу ряда причин создавалась смертельная опасность для Красной Армии, где продвижение армий контрреволюции и интервенции грозило самому существованию Советской власти, туда посылали Сталина. Там, «где смятение и паника могли в любую минуту превратиться в беспомощность, в катастрофу, — там появлялся товарищ Сталин». (Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография. М., ОГИЗ, 1947. С. 81).

Обратите внимание: в конце сюжета в кавычках цитируется не что-нибудь, а та самая статья К.Е. Ворошилова «Сталин и Красная Армия», из которой тов. Сталин вовремя изъял незрелое суждение про ошибки. То есть она уже успела стать каноническим (и практически единственным реально доступным в СССР) историческим источником. Еще через одну страничку Краткая биография завершает процесс толкования истории со всей партийной прямотой: «Сталин руководил решающими боевыми операциями… На западе против панской Польши и на юге против Врангеля — всюду железная воля и стратегический гений Сталина обеспечивали победу революции… С именем Сталина связаны самые славные победы нашей Красной Армии» (с. 83).

То есть Пилсудского в 1920 г. он все-таки победил. Что характерно, один. Рядом нет ни командующего Юго-Западным фронтом Егорова, ни конкурирующего Тухачевского, ни тем более Каменева с Троцким. К 1947 г. они все давно враги народа, стертые с лица земли. Представляете, каково было тов. Сталину в одиночку ковать победы Красной Армии и советского народа в окружении предателей и мерзавцев? Но он все-таки выковал. Ибо — Сталин. Исполин! В частности, его победа над панской Польшей в 1920 году есть очевидный исторический факт для миллионов советских людей. Как тут президенту РФ В.В. Путину было не запутаться.

Машинка работает на удивление стандартно. С ее помощью, буквально как Польшу, тов. Сталин победил мелкотоварное кулацкое хозяйство и внедрил на его место прогрессивную, вооруженную современной техникой, высокопроизводительную колхозно-совхозную модель. Благодаря чему советскому народу жить стало лучше, жить стало веселее — что объективно и убедительно зафиксировано в кинофильмах «Кубанские казаки», «Свинарка и пастух», в эпопее «Поднятая целина» и целом ряде других ярких произведений патриотической направленности. Правда, народонаселению этот могучий рывок стоил от 6 млн до 8 миллионов жизней — но об этом же в кино не говорят. Значит, вроде как и не было. Аналогичным образом он в рекордные сроки провел индустриализацию, добившись выполнения пятилетних планов в 2 года. И на основе индустриализации и коллективизации… Гитлера блистательно победил, предварительно гениальным стратегическим маневром заманив его под Москву и оставив в окружении Ленинград на 2 года умирать от голода. Проект в общей сложности стоил около 30 миллионов человек, но платил-то опять народ, а не тов. Сталин, верно?

Для этих величайших в мире побед нужны всего две нехитрые вещи: полная изоляция населения от независимых источников информации и тотальный силовой контроль. В самом широком смысле слова, включая уничтожение свидетелей, абсолютное подчинение СМИ и — что очень важно — атмосферу Большого страха. Чтобы умники, которые слишком много знают, помалкивали в тряпочку. А то будет как в позорной Англии, где Черчилль, тоже победивший Гитлера (кстати, ценой значительно меньших потерь), взял да и проиграл какие-то там демократические выборы. Несмотря на полный контроль над силовыми структурами.

Англичане, дикий народ. Что с них возьмешь?

У нас не так. У нас у кого контроль — тот и прав. Ему принадлежит эксклюзивное право толковать не только историю, но и современность. Если правильно (с помощью силовиков) толковать, то на выборах у вас всегда будет 99,8%. Как сейчас в Чечне. Экономика покажет невиданные темпы роста. Как сейчас в КНДР — на фоне временных трудностей и отдельных голодных смертей. Наступит порядок, и народ наконец почувствует себя счастливым. Хотя, понятно, тоже не без временных трудностей и эксцессов типа каннибализма. Но это за сценой. А на сцене у нас будет танцевать Прогресс в обнимку со Светлым Будущим. Или, точнее, со Светлым Прошлым.

В то время как за границей трудящиеся голодают, гибнут и стонут под игом чудовищной эксплуатации. Собственно, ради защиты братской семьи российских народов от подобных ужасов президент РФ В.В. Путин и настаивает на недопущении двойных толкований истории. С целью укрепления единства вокруг вертикали. Просто не все еще сообразили, куда это ведет и чем кончается.

ПРИЛОЖЕНИЕ 4
Холокост в Польше
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
[скрыть]
Часть серии статей о Холокосте
Идеология и политика
[показать]
Шоа
[показать]
Погромы
Гетто
Айнзацгруппы
Окончательное решение еврейского вопроса
Лагеря смерти
Сопротивление
Жертвы Холокоста
[показать]
Виновные
[показать]
Третий рейх
Коллаборационизм
Последствия
Списки
[показать]

Категории:
Холокост Нацизм Геноцид

Вторая мировая война
п • о • р
Портал Проект

Холокост в Польше — систематическое преследование и истребление евреев и представителей ряда других меньшинств немецкими нацистами и коллаборационистами на оккупированной территории Польши в период Второй мировой войны.

На территории Польши были организованы еврейские гетто и были построены крупнейшие лагеря смерти, предназначенные для массового уничтожения людей. В лагерях смерти в Польше уничтожали также евреев из стран Оси и других стран, оккупированных нацистами — в рамках программы окончательного решения еврейского вопроса.

Из живших в Польше на начало сентября 1939 года 3,3 млн евреев во время войны погибло 2,8 млн, то есть 85 %[1][2].

Содержание

1 Евреи в довоенной Польше
2 Оккупация
3 Депортация и изоляция евреев
4 Ход уничтожения
5 Евреи в антинацистском сопротивлении
6 Уничтожение евреев-военнопленных
7 Антисемитизм в оккупированной Польше и участие поляков в геноциде
8 Помощь евреям
9 После войны
10 Последствия Катастрофы
11 См. также
12 Примечания
13 Литература
14 Ссылки

Евреи в довоенной Польше

На территории Польши евреи жили с XI века. В дальнейшем евреи переселялись в Польшу из Западной Европы в основном из Германии в связи с преследованиями. Правители Польши поддерживали поселение евреев, католическая церковь была против.

В период между Первой и Второй мировой войнами в стране были сильные антисемитские настроения. В 1930 году численность еврейского населения Польши составила 2,9 млн человек, на 1 сентября 1939 года — 3,3 млн. Экономическое положение евреев во второй половине 1930-х годов сильно ухудшилось из-за дискриминационной политики властей. При этом культурная и общественная жизнь в еврейской общине бурно развивалась. 28-29 октября 1938 года нацистские власти насильно изгнали из Германии в район польско-немецкой границы 17 тысяч евреев, имевших польское гражданство. Из-за отказа польских властей принять их изгнанные оказались в крайне тяжёлом положении. 8 мая 1939 года из Германии было изгнано в Польшу ещё десять тысяч евреев[3].
Оккупация
См. также: Еврейские беженцы от нацизма

С началом вторжения германской армии в Польшу 1 сентября 1939 года поток еврейских беженцев из этой страны устремился на восток. Вначале СССР не препятствовал польским евреям, однако затем закрыл границы и бегущих евреев высылал обратно на территорию, занятую немцами[4].

В начале 1940 года в Белоруссии было зарегистрировано 65 796 еврейских беженцев из Польши[5]. Всего за сентябрь 1939 года на территорию СССР бежало около 300 тысяч польских евреев[6]. Осенью и зимой 1939 года приблизительно 15 тысяч польских евреев бежали из Польши в Литву и нашли временное пристанище в Вильнюсе[7].

Оккупированная нацистами территория Польши была разделена: западная часть присоединена к Германии, а остальная стала генерал-губернаторством.
Депортация и изоляция евреев
См. также: Варшавское гетто, Краковское гетто и Лодзинское гетто

21 сентября 1939 года началось изгнание евреев с польских и других территорий, присоединенных к Германии. С октября 1939 года по март 1940 года из Гданьска, Западной Пруссии, Познани, Верхней Восточной Силезии, Вены и Моравска-Остравы в район Люблина было выселено около 95 тыс. евреев[8].

В дальнейшем евреи были изолированы в гетто, крупнейшим из которых было Варшавское гетто — до 500 тысяч человек[9].
Ход уничтожения
Карта гетто и лагерей уничтожения в Польше

Основной частью программы уничтожения стала Операция Рейнхард.

С февраля 1942 года после Ванзейской конференции начались массовые убийства евреев на территории Польши. Первым лагерем смерти был Хелмно, открытый в декабре 1941 года. Крупнейшими лагерями смерти в Польши стали Освенцим, Треблинка, Майданек, Белжец и Собибор[10]. В ходе Операции Рейнхардт с июля 1942 года по октябрь 1943 года в трёх лагерях смерти (Белжец, Собибор и Треблинка) были убиты свыше 2 млн евреев и около 50 тысяч цыган из пяти округов генерал-губернаторства (Варшава, Люблин, Радом, Краков и Галиция). Последнее гетто на территории генерал-губернаторства (в городе Кельце) существовало до августа 1944 года, когда его жителей депортировали в Освенцим[11].

В июле 1942 г. начались массовые депортации из гетто Варшавы (самого крупного из всех созданных) в лагерь смерти Треблинка. До 13 сентября 1942 г. были депортированы или погибли в гетто 300 тыс. евреев Варшавы[9].

В гетто города Лодзь содержалось до 160 000 евреев. Это гетто было уничтожено постепенно: первая волна депортаций в Хелмно происходила между январём и маем 1942 года (55 тыс. евреев Лодзи и провинциальных городков Калишского района), затем ряд последующих депортаций в Хелмно и другие лагеря, а 1 сентября 1944 года оно было окончательно ликвидировано. Еврейское население Люблина было отправлено в лагерь уничтожения Белжец. В ходе акции 17 марта — 14 апреля 1942 г. были отправлены на смерть 37 тыс. евреев, а четыре тысячи оставшихся были сконцентрированы в гетто Майдан-Татарский на окраине города. В марте 1942 года в Белжец были переведены евреи из всего Люблинского воеводства; начали прибывать также поезда с жертвами из Западной Украины. Из Львова в марте 1942 года были отправлены в Белжец около 15 тысяч евреев, а в августе — еще 50 тысяч[11].

Из Кракова в июне и октябре 1942 г. большинство евреев было отправлено в Белжец; в марте 1943 г. около шести тысяч из остававшихся там евреев были переведены в рабочий лагерь в пригороде Кракова Плашов, а около трёх тысяч — в Освенцим. В сентябре 1942 года большинство евреев Радома, Кельце, Ченстоховы и других городов Восточной Польши было отправлено в Треблинку. Из 300 тыс. евреев Радомского района в конце 1942 г. оставалось в живых лишь около 30 тыс[11].
Евреи в антинацистском сопротивлении
Мордехай Анелевич — руководитель восстания в Варшавском гетто

В Центральной Польше действовало 27 еврейских и 13 смешанных партизанских отряда, в которых евреи составляли не менее трети[12][13]. Масштабы партизанского движения в Польше были значительно меньше чем на территории СССР, поскольку бежавших из гетто евреев часто убивали местные националисты, а к тому времени когда на территории Польши развернулось мощное партизанское движение, большинство евреев было уже уничтожено[14].

Историческим событием стало восстание в Варшавском гетто под руководством Мордехая Анелевича. Плохо вооружённые повстанцы почти месяц сражались с регулярными частями СС. Подпольные организации в других гетто также оказывали вооружённое сопротивление депортациям и организовывали нападения на немецкие объекты, например в городах Краков, Бендзин-Сосновец, Тарнув. Гетто в Белостоке, содержавшее вначале 50 000 евреев, было ликвидировано 16 августа 1943 года после пяти дней боев с еврейским подпольем.

Единственным за всю историю войны успешным восстанием в лагере смерти Собибор 14 октября 1943 года командовал лейтенант Александр Печерский, его заместителем был сын польского раввина Леон Фельдхенгер. Вместе с тем были восстания в лагерях Крушине (16 декабря 1942), Миньске-Мазовецком (10 января 1943), Ченстохово (25 июня 1943), Треблинке (2 августа 1943), Белостоке (16 августа 1943), Крыхуве (16 августа 1943), Львове-Яновском (18 ноября 1943)[12][13].

Несколько тысяч еврейских бойцов приняли участие в Варшавском восстании летом 1944 года. К ним присоединилась так называемая «Интернациональная еврейская бригада», состоящая в основном из евреев Греции, которых повстанцы освободили из концлагеря Генсиувка.[13]
Уничтожение евреев-военнопленных

Отношение немцев к военнопленным евреям польской армии незначительно отличалось от отношения к военнопленным евреям Красной Армии. Польских военнопленных, так же, как и советских, Германия вывела из-под Женевской конвенции 1929 года по причине «несуществования польского государства». Общее число военнопленных евреев польской армии составило 60—65 тыс. человек, отношение к ним регулировалось приказом командующего ОКВ Кейтеля от 16 февраля 1939 года. При регистрации их отделяли от других военнопленных, держали в отдельных зонах, на пониженном пайке. К весне 1940 года в лагерях умерло или было убито 25 тыс. из них. В дальнейшем польских военнопленных переводили в статус гражданских лиц. Для евреев это означало перевод в создаваемые в Польше гетто и уничтожение вместе с гражданскими евреями. До конца войны дожило всего несколько сотен еврейских солдат и большинство из евреев — офицеров польской армии (около 1000 человек), которых немцы содержали в условиях аналогичным офицерам других национальностей.[15][16]
Антисемитизм в оккупированной Польше и участие поляков в геноциде

В уничтожении евреев в Польше активное участие принимали сами поляки — как коллаборационисты, так и польские националисты. В деревне Едвабне 10 июля 1941 года поляки учинили жестокий погром евреев, убив несколько сот человек, а остальных сожгли живьём. В Едвабне погибло более 1500 евреев включая женщин и детей[17][18][19].

Случай в Едвабне не был единичным, однако после войны эта информация замалчивалась[20]. По данным историков, участие поляков в геноциде было массовым. Поляками было организовано не менее тридцати погромов и массовых репрессий, устроенных в 24 населенных пунктах[21]. От рук поляков по самым минимальным оценкам погибли десятки тысяч евреев[22].
Помощь евреям

Значительное число поляков пыталось помочь евреям. Польское правительство в изгнании создало для этой цели на территории оккупированной Польши специальную подпольную организацию «Жегота» (польск. Rada Pomocy ;ydom)[23] Во главе его стояла Зофья Коссак [24] В Польше было казнено свыше 2 000 человек, спасавших или помогавших евреям.[25]. На 1 января 2016 года 6620 человек за помощь евреям признаны израильским Институтом Катастрофы и героизма Яд ва-Шем Праведниками мира[26].
После войны
См. также: Погром в Кельце

После освобождения Польши от немецкой оккупации в 1944 году уцелевшие евреи стали возвращаться. 10 августа 1944 года в Люблине был создан Комитет помощи евреям, преобразованный позже в Центральный комитет евреев в Польше. Практически в это же время евреи начали подвергаться гонениям со стороны поляков[27].

Нежелание поляков возвращать присвоенное во время войны еврейское имущество и конфликты с новой властью, в рядах которой были и евреи, вызвали многочисленные нападения на евреев — с ноября 1944 по декабрь 1945 от таких нападений погиб 351 еврей[28][29]. До конца 1947 года погибло от 500 до 1500 евреев[27].

Крупнейшей из антисемитских акций был погром в Кельце 4 июля 1946 года, в ходе которого было убито 40 и ранено около 50 евреев. Погром в Кельце вызвал массовую миграцию евреев из Польши. Если в мае 1946 года из Польши уехало 3500 евреев, в июне — 8000, то после погрома в течение июля — 19 000, в августе 35 000 человек[30]. Власти приписали погром «реакционерам», католическая церковь в лице примаса Хлонда обвинила в погроме самих евреев[27].

Изгнание евреев следует, однако, рассматривать в контексте общей этнической чистки, проходившей в стране. Лозунг «Польша для поляков» к концу 1940-х гг. стал не просто стремлением, а свершившимся фактом. Процесс, всего за несколько лет уничтоживший веками существовавшее культурное разнообразие, проходил в пять этапов: Первый этап — истребление евреев, которое осуществлялось нацистами, при пособничестве польского антисемитизма. Второй — травля возвращавшихся в Польшу евреев, заставившая их бежать не только из Польши, но и из Европы вообще. Третий и четвёртый этапы — изгнание украинцев и лемков в 1944—1946 гг. и их ассимиляция в ходе специальной операции «Висла», проведенной в 1947 году. Финальный акт — изгнание немцев из присоединенных к Польше западных областей[31].
Последствия Катастрофы
См. также: Юденфрай и Антисемитизм без евреев

После Катастрофы из польских евреев выжило только около 380 тысяч человек: 25 тысяч спаслись в Польше, 30 тысяч вернулись из лагерей принудительного труда, а остальные — это те, кто вернулся из СССР. Уничтожение еврейской жизни, разруха и взрыв антисемитизма, пик которого пришелся на погром в Кельце в июле 1946 года, вынудили большинство польских евреев оставить страну. После 1946 года в Польше осталось около 100 тысяч евреев[28]. По переписи 2011 года, в Польше проживает около 7500 евреев, в основном в крупных городах, таких как Варшава, Вроцлав и Краков [32].

Были уничтожены не только люди — была уничтожена уникальная местная еврейская культура, уничтожена память о том, что она (эта культура) веками была неотъемлемой частью культуры Восточной Европы. Свидетельств этому практически не сохранилось. Евреи на этих землях, некогда бывших центром мирового еврейства, превратились в маргинальное меньшинство. В некотором смысле, нацисты со своими задачами по окончательному решению еврейского вопроса в Европе справились успешно[33][34][35].
См. также

Спор об уместности использования выражения «польские концентрационные лагеря»

Примечания

; Показывать компактно

; СС в действии. Документы о преступлениях СС. Москва, 1960, стр. 181.
; Альтман М. М. Раздел 2. Научная несостоятельность основных тезисов отрицателей Холокоста // Отрицание Холокоста: история и современные тенденции / И. А. Альтман (состав.). — М.: Фонд «Холокост», 2001. — С. 31. — 88 с. — (Российская библиотека Холокоста). — 1500 экз. — ISBN 978-5-8989-7008-6.
; Польша — статья из Электронной еврейской энциклопедии
; Лейбельман М. Папа Римский: «Холокост - позор человечества!» // Каскад : газета. — Балтимор, 27 января — 10 февраля 2006. — Вып. 254.
; Розенблат Е. С., Еленская И.Э. Динамика численности и расселения белорусских евреев в XX веке // Население и общество : бюллютень. — 17-30 марта 2003. — Вып. 105-106.
; Чёрная И. «Тегеранские дети» - неизвестная история спасения еврейских детей. Сохнут (18 сентября 2008). Проверено 2 апреля 2011. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
; Временное пристанище в Литве. Побег и спасение. Американский мемориальный музей Холокоста. Проверено 2 апреля 2011. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
; Нацистская политика уничтожения еврейского народа и этапы Катастрофы — статья из Электронной еврейской энциклопедии

Варшава — статья из Электронной еврейской энциклопедии
; Лагеря смерти. Обзор. Энциклопедия Холокоста. Американский мемориальный музей Холокоста. Проверено 2 апреля 2011. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
Польша — статья из Электронной еврейской энциклопедии
Этингер Я. Я. Еврейское сопротивление в годы Холокоста. Часть первая: Восточная Европа // Международная еврейская газета. — М.. — Вып. 7-8.
Сопротивление антинацистское — статья из Электронной еврейской энциклопедии
; Партизаны. Энциклопедия Катастрофы. Яд ва-Шем. Проверено 23 июля 2014.
; Советские евреи в немецком плену // Обречённые погибнуть / Составители Павел Полян, Арон Шнеер. — М.: «Новое издательство», 2006. — С. 11. — 576 с. — ISBN 5983790692.
; Шнеер А. Книга 1. Глава 6. Евреи в армиях западных стран (1939—1945 гг.) // Плен. — Гешарим — Мосты культуры, 2005. — Т. 2. — 620 с. — ISBN 5-93273-195-8.
; Едвабне или сотрясение совести // Новая Польша : журнал. — Biblioteka Narodowa, 2001. — Вып. 7-8. — ISSN 1508-5589.
; Едвабне — статья из Электронной еврейской энциклопедии
; Gross J. Neighbors: the destruction of the Jewish community in Jedwabne, Poland. — Arrow, 2002. — 272 p. — ISBN 9780099441663.
; Эттингер Я. Парадоксы польско-еврейских отношений // Лехаим : журнал. — август 2001. — № 8 (112).
; Нацизм по-польски // Известия : газета. — М., 3 ноября 2002. Архивировано из первоисточника 29 июля 2012.
; «Золотой урожай» Яна Томаша Гросса. МЫ ЗДЕСЬ Номер # 294. Проверено 11 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 29 июля 2012.
; Pencak Schwartz T. Zegota (англ.). Holocaust. Non-Jewish Holocaust Victims. Pictures and Stories. Проверено 2 апреля 2011. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
; Holocaust History — ZEGOTA — Aid Polish Jews During the Holocaust
; Список 700 поляков, казненных нацистами
; Праведники народов мира - по странам и национальной принадлежности спасителей. Статистика на 1 января 2016. Яд ва-Шем (2016). Проверено 17 февраля 2016.
Романовский Д. После Холокоста: возвращение // Лехаим : журнал. — Июль 2008. — № 7 (195).

Польша. Евреи Польши в послевоенный период — статья из Электронной еврейской энциклопедии
; Engel, David. Patterns Of Anti-Jewish Violence In Poland, 1944-1946 (англ.). Yad Vashem Studies Vol. XXVI 10. Яд ва-Шем (1998). Проверено 2 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
; Катастрофа европейского еврейства. Часть 6, Иерусалим, 1995, с. 222.
; Кит Лоу. Жестокий континент. Европа после Второй мировой войны.- Центрполиграф, 2012, ISBN 978-5-227-04126-5
; Ludno;; wg rodzaju i z;o;ono;ci identyfikacji narodowo-etnicznych w 2011 r. - Wyniki Narodowego Spisu Powszechnego Ludno;ci i Mieszka; 2011 - mniejszo;ci narodowe i etniczne o...
; The Encyclopedia of Jewish Life before and during the Holocaust, vol. 1-3, New York — Jerusalem, 2001
; Холокост как исторический и социальный феномен мировой истории
; Джонатан Маркус. Холокост: индустрия воспоминаний?. Би-би-си (27 января 2001). Проверено 30 ноября 2011. Архивировано из первоисточника 2 марта 2012.

Литература
П: Портал «Холокост»
wikt: Холокост в Викисловаре?
q: Холокост в Викицитатнике?
s: Холокост в Викитеке?
commons: Холокост на Викискладе?
П: Проект «Холокост»

Беркнер, Жизнь и борьба белостокского гетто. М., Холокост, 2001
Lucjan Dobroszycki, Yivo Institute for Jewish Research, Survivors of the Holocaust in Poland: A Portrait Based on Jewish Community 1994, 164 pages.
David Engel, Facing a Holocaust: The Polish Government-in-exile and the Jews, 1943—1945 1993, 317 pages.
Tadeusz Piotrowski, Poland’s Holocaust 1997, 437 pages.
Naomi Samson, Hide: A Child’s View of the Holocaust 2000, 194 pages.
Eric Sterling, John K. Roth, Life in the Ghettos During the Holocaust 2005, 356 pages.
Кит Лоу. Жестокий континент. Европа после Второй мировой войны = Savage Continent: Europe in the Aftermath of World War II. — М.: Центрполиграф, 2013. — 480 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-227-04126-5.

Ссылки

Катастрофа. Нацистская политика уничтожения еврейского народа и этапы Катастрофы — статья из Электронной еврейской энциклопедии
Польша. Энциклопедия Катастрофы. Яд ва-Шем. Проверено 23 июля 2014.
Архив фотографий польского еврейства до и во время Холокоста

[показать]Просмотр этого шаблона
Холокост по странам
;
Эта статья входит в число добротных статей русскоязычного раздела Википедии.
Категории:

Холокост в ПольшеСобытия в Польше

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

;e;tina
English
;;;;;
;;;
Polski

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 10:23, 17 февраля 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 5
Голодомор в Европе и США - голые факты

Теги:экономика, общество, кризис
1011118

02.04.2013 10:12
- smeshinka
Голодомор в Европе и США - голые факты

Сегодня тема голода 30-х годов на Украине часто используется антикоммунистами с целью оклеветать и очернить советский период истории нашей страны.

Современные «историки», клевеща против «тоталитарного сталинского режима», умалчивают о том, что проблема голода в 30-е годы остро стояла перед всеми странами мира, в том числе наиболее развитыми капиталистическими странами. Особенно сильно голод в Европе и Америке разразился в годы так называемой Великой депрессии – кризиса, порожденного самой сущностью капиталистической системы. Результатом этого кризиса стали массовые самоубийства, голод и нищета миллионов трудящихся в западных странах.

Буржуазные писаки и лжеисторики умалчивают о том, что борьбе с голодом правительство СССР уделяло много внимания. В частности, особо пострадавшим регионам, в том числе Украине, оказывалась помощь из центральных резервов. Кроме того, наказывались виновные, т.е. те, кто допустил или спровоцировал голод – нерадивые руководители на местах, кулаки-диверсанты и др. Вскоре советский народ решил продовольственный вопрос окончательно. В капиталистических же странах во время голода власти оставили простой народ на массовую погибель, думая только о спасении капиталов крупной буржуазии. Капитал же вышел из того кризиса самым кровавым путем – посредством развязывания Второй мировой войны.

С целью объективного освещения данной темы читателям «РК» предлагаются выдержки из книги Н.Лативок и Е.Мазур «1932 – 1933 годы: голод в Европе и Америке; 1992 – 2009 годы: геноцид в Украине».

В 1929 – 1933 гг. глобальный экономический кризис (т.н. Великая депрессия) охватил практически все капиталистические страны и сопровождался массовой безработицей и, следовательно, голодом, высокой смертностью населения. Пособие по безработице выдавалось изредка в ничтожно малых суммах – 1-2 долл.

Всё это создало предпосылки для прихода фашистских режимов в Испании, Италии, Германии и некоторых других странах Европы. Заметим, что фашизм, как и средневековая инквизиция, возник в странах католицизма и протестантизма. Истребление народов снова шло под лозунгом «с нами бог».

Особенно много материала о голоде в США, Канаде и в странах Европы размещено в американской газете «Українські Щоденні Вісті» (далее – «УЩВ», «The Ukrainian Daily News» – щоденний часопис, присвячений інтересам працюючого українського люду в Сполучених Державах (СД =САСШ = США) і Канаді, виходив щодня, крім державних свят).

В подшивке этой газеты за 1932 г., хранящейся в Национальной библиотеке США и библиотеках других стран, более 200 сообщений о голодных походах рабочих и безработных в различных штатах, более 170 – о самоубийствах в связи с кризисом, безработицей и голодом: банкиров, предпринимателей, фермеров, рабочих и безработных в Европе и США.

В отчете директора Международного Бюро Труда А.Томаса, которое являлось одним из учреждений Лиги Наций, в апреле 1932 года сообщалось, что в 1931 году в мире было 20-25 млн. безработных. «А это значит, – пишет Томас, – что 70 млн. человек были лишены средств существования («УЩВ» от 27.04.32 г.) В том числе в США голодало 25 млн. чел., в Нью-Йорке – 250 тысяч («УЩВ» от 25.08.32 г.)

В начале 1932 г. в Европе насчитывалось более 11 млн. безработных, в том числе: в Германии – 6 млн. (позже – 8 млн.), в Англии – 2,5 млн., в Италии – 1,5 млн., во Франции – 0,3 млн. человек («УЩВ» от 11.06.32 г.)

В странах капитала царили безработица и голод, повышение цен и снижение номинальной зарплаты. Рабочие и безработные, интеллигенция и крестьяне организовывали забастовки, голодные походы, требовали: «Работу! Зарплату! Хлеба!» Правительства отвечали массовыми репрессиями, направляли против них жандармов и даже регулярные войска с пулеметами. Свирепствовали суды. Газета «УЩВ» приводит данные МОПР – ужасную статистику усиливающихся репрессий: «Если в 1925 г. численность убитых до суда составляла 9,87%, то в 1931 г. – 33,9%. За этот период намного вырос удельный вес смертных приговоров: в 1925 г. – 0,37 %, в 1931 г. – 8,4 %. Численность жертв белого террора в 1931 г. составляла 1090 тыс. человек; за период 1925-31 гг. – 3 млн.чел. («УЩВ» от 08.11.32 г.).

Правительства и пресса капиталистических стран скрывали факты голодания безработных, а тем более массовой смертности. Однако, в газетах и журналах, периодически появлялись заметки о голоде и его последствиях в странах Европы и Америки. Приведем краткий обзор прессы того времени.
Польша. Голод в Западной Украине

Напомним, что до 1939 г. (и 1945 г.) Западная Украина (8 областей) входила в состав Польши, Румынии, Чехословакии и Австро-Венгрии.

Хронология сообщений прессы:

Берлин, 09.01.32 г., газета «Дойче Альгемайне Цейтунг»: «Трехлетний экономический кризис в стране и кабальное положение крестьянства привели к разорению и развалу польское земледелие и без того маломощное и отсталое. Недоимки по сельскому хозяйству дошли уже до 1 млрд. злотых (1 злотый – 22 коп.). Живущее под угрозой банкротства государство, безжалостно выколачивает эти недоимки из нищего крестьянства. Особенно свирепые поборы обрушиваются на украинцев и белорусов. Приезд судебного исполнителя повергает деревню в панику. Он появляется в сопровождении стражников и маклаков, описывает все мало-мальски ценное, описанное тут же продается за бесценок». По данным «УЩВ» там можно было купить корову за три доллара, коня – за 20 центов.

Польская газета «Новый час»: «На Гуцульщине число голодающих хозяйств в 1932 году достигло 88,6%. Собственность польских помещиков в эти годы достигла 37% в Станиславском воеводстве, 49% на Полесье. На помещичьих землях даже в неурожайные годы крестьяне работали за 16-й или 18-й сноп. В марте голодало полностью около 40 сел Косивского, 12 сел Наддвирнянского и 10 – Коломийского уездов». Газета отмечает: «Люди повально пухнут с голоду и умирают на ходу. Особенно лютует голод в селах – Перехреснях, Старому Гвиздцы, Островцы. Вместе с голодом быстро распространились брюшной тиф и туберкулез».

До 1929 г. на Гуцульщину для ополячивания региона было переселено из Польши 16000 семей военных и гражданских польских колонистов. Им передано 600 тыс. гектаров гуцульской земли».

В другом номере «Нового часа» в статье «Репортаж из Гуцульщины» корреспондент пишет: «Извините, братья-гуцулы, раньше я не верил вашим рассказам об опустошенных селах «царем-голодом», но сейчас в Коломыи, я убедился сам».

Голодное население Западной Украины терпело и национальный гнет Польши: если житель Краковсого воеводства платил 30 злотых подушного налога, то житель Западной Украины – 35 злотых. Карпатские леса хищнически вырубали колонисты.

Львовские газеты сообщали, что на Прикарпатье население Западной Украины живет в жуткой нищете. В Калушском воеводстве есть села, где от голода вымирают целые семьи. После запрета польским правительством заниматься древесным промыслом в неурожайный год гуцулы не имели никаких средств существования. Правительство никакой помощи голодающим не оказывало. Люди вымирали семьями.

Американская газета «Українські щоденні вісті» детально описывает ужасы голода в Западной Украине. Приведем только некоторые: «Жахливий голод серед гірського населення» («УЩВ» від 10.04.32 р.). Описывая ужасы голода, газета называет причины: «Если три года назад, на вырубке леса лесоруб зарабатывал 6 зол, на сплаве – 8, а в городе этот лес оценивался в 70 зол., то сейчас на вырубке – 2, а в городе – 18 зол. Таких денег не хватает на питание не только семьи, а самого лесоруба. В статье «Що пишуть з Галичини» (УЩВ від 05.04.32 р.) автор письма пишет о непосильных налогах и, в связи с низкой покупательной способностью населения голодные крестьяне продают коня за 5 или 10 зол, т.е. – за полдоллара. Автор пишет, что хотел купить себе поросенка, но резать частным образом не разрешено, а чтобы зарезать, уплатить налог, получить разрешение и т.д. надо иметь большие деньги, а их нет.

В той же газете от 04.05.31 г. в статье «Украинским детям в Западной Украине запрещено говорить на украинском языке» идет речь о польской учительнице Марии Войцишальской, которая штрафует украинских школьников по 3 грош за употребление в школе ими родного украинского языка.

В статье от 05.04.32 г. «15000 детям в Закарпатье угрожает голодная смерть» излагаются заявления депутатов оппозиционных партий в чешском парламенте: «В горных округах много сел, где пища детей состоит из незначительного количества овсяного хлеба и нескольких полусгнивших картофелин. Цены на домашних животных и имущество необыкновенно низкие из-за высоких налогов: корова – 3 долл., конь – 20 центов. Чешская власть виновата перед Украинским Закарпатьем и тем, что в эту бедную провинцию, где недостаточно хлеба для полумиллионного населения, переселила 50 тысяч чешских колонистов, в основном бывших военных и госслужащих, которые с жестокостью средневековых завоевателей осуществляют там политику чехизации и экономической эксплуатации».

Как известно, Закарпатье было присоединено к УССР в 1945 г. С тех пор численность населения Закарпатской области начала быстро расти и в 1956 г. составляла 0,9 млн. человек (Ол. Диброва, География УССР, с. 130), в 1993 г. – достигла 1,28 млн. С 1995 года Закарпатье вымирает, – в 2006 году численность населения составляла уже 1,24 млн. человек.

В статье «Голодная смерть господствует в селах Гуцульщины» («УЩВ» от 16.04.32 г.) автор отмечает: «В сельских хатах лежат целые семьи, опухшие от голода. Сотни людей тиф уносит в гроб, и старых и молодых. В селе Ясеневое вечером сплошная тьма; нет ни керосина, ни спичек». В статье «Голод на Западной Украине увеличивается» («УЩВ», май 1932 г.) отмечается, что национальный гнет, погромы, карательные экспедиции, конфискация урожая уничтожают голодное Западно-украинское село. Поляки-оккупанты вырубили леса. Древесину продали по демпинговым ценам за границу. Грабительская политика поляков быстро дала результаты. Не стало лесов, реки стали ежегодно выходить из берегов. Наводнения уничтожают целые села. Со времени большого наводнения 1927 года десятки сел еще не восстановлены. Крестьяне не получили от государства никакой помощи.

В статье «Трех крестьян, 2 украинских и 1 польского происхождения, осуждено на смерть за восстание в Львовском воеводстве» («УЩВ» от 25.07.32 г.) сообщается, что против восставших крестьян польская армия использует авиацию. В статье «Украинские крестьяне в вооруженной борьбе с войском панской Польши» («УЩВ» от 23.07.32 г.) сообщается, что насчитываются десятки убитых, более тысячи раненных.

В апрельском номере газете в статье «Западно-украинское село голодает» («УЩВ», апрель 1932 г.) автор подчеркивает, что налоговый грабеж, ростовщичество, раздробленность хозяйств, отсутствие тягловой силы, землеобрабатывающих машин и инвентаря сделали сельское хозяйство Польши таким, что оно и в нормальный год не спасает от голода. В прошлый год, (1931 г.) кроме всего этого были неблагоприятные погодные условия; много хлеба погибло от паводка и градобоя – крестьяне оказались на краю бездны. В статье за 16.10.32 г. «На Западной Украине свирепствует против крестьян и рабочих террор фашистского режима» перечисляются фамилии погибших в руках полиции без суда и следствия.

Таких статей в «УЩВ» очень много. Приведем еще несколько заголовков из них: «Наводнение нанесло большой ущерб в Румынии и Югославии» (09.04.32 г.), «Голод собирает свой урожай» (11.04.32 г.), «Государство перманентного голода» (17.04.32 г.), «Катастрофическое положение в Закарпатской Украине» (05.06.32 г.), «Галицкие крестьяне бунтуют против новой панщины» (15.06.32 г.), «Крокодильи слезы польских социал-фашистов над населением Западной Украины» (08.04.32 г.), «Два письма с поля классовой борьбы в Зап. Украине». Перечень таких статей и их хронология подтверждает, что голод в Западной Украине, находившейся в составе Польши, Румынии и Чехословакии, был ужасный, и правительства этих стран ничего не сделали, чтобы помочь населению пережить его, более того, они уменьшали рабочим зарплату, повышали налоги, не оказывали медпомощи.

Когда читаешь эти статьи 75-летней давности, то «по коже бегают мурашки». И становится жутко от того, что сегодня в так называемой «независимой» Украине ПРОИСХОДИТ ТО ЖЕ САМОЕ: БЕЗРАБОТИЦА, БАТРАЧЕСТВО В ПОЛЬШЕ, ГОЛОД, НАВОДНЕНИЯ…

Находясь в составе буржуазных стран, население Западной Украины вымирало. Например, на Буковине (Черновицкая область) в 1920 г. было 812 тыс. жителей. В 1956 г. – 800 тысяч. С приходом советской власти численность населения там выросла, в 1993 г. составляла 912 тыс. С ликвидацией социализма численность населения в Черновицкой области опять упала до 905 тыс. человек (по данным 2005 года). Такое же положение и в остальных областях Западной Украины.

По данным прессы 30-х годов ХХ столетия имеются признаки геноцида в областях Западной Украины со стороны властей Польши, Румынии и Чехословакии населения Западной Украины путем создания невыносимых жизненных условий: завышения налогов; снижения зарплаты; запрета гуцулам заниматься лесным промыслом; поселения на украинские земли колонистов; рабского труда украинских детей и женщин (по 18 часов в сутки); казни борцов с голодом; репрессий против борцов с голодом; невыплаты и задержки зарплаты; запрета средств массовой информации, выступивших в защиту голодающих; выколачивания налогов с помощью армии и жандармерии; запрета украинским детям говорить на украинском языке в школах.
Голод во всей Польше

Ненасытный крупный частный капитал польских магнатов, правительство полковников, по выражению французского журнала «Жерналь де Деба» путем сокращения рабочих мест и всего производства, сокращения зарплаты и повышения налогов, «бросил несчастное польское население в объятья ужасного голода». По состоянию на 01.01.1932 г. по официальным данным долг Польши составлял 4,6 млрд. злотых, внешний – 458 млн. злотых. Только проценты за иностранные кредиты в 1931 г. составляли 350 млн. злотых. По данным газеты «Пролетарий»: «Валютные резервы «Банка Польского» сократились с 1,4 млрд. злотых в 1927 г. до 0,8 млрд. в 1931 г.». По подсчетам «Газета Польска» задолженность крестьянских хозяйств в Польше в среднем составляла 60% стоимости всего сельского хозяйства. В статье «Тысячи крестьянских хозяйств идут на лицитацию (на конфискацию и продажу) за долги» от 01.10.32 г. «УЩВ» писала: «Варшавский Земельно-Кредитный Союз выставил на лицитацию 1200 крестьянских хозяйств. Из них 370 не были проданы на предыдущих торгах из-за отсутствия средств у покупателей, 230 владельцев к тому времени смогли погасить долги. На весну 1933 г. готовится на лицитацию 1500 крестьянских хозяйств. Всего в Земельно-Кредитном Союзе числилось 6000 должников».

Чтобы как-то раздобыть валюту, которая потом разворовывалась, Польша продавала свои товары за границу по демпинговым ценам, часто – за полцены: тонну сахара – за 232 злотых при себестоимости 500 злотых, нефть – по 20 грош при себестоимости ее 60 грош. Всего за 1931 г. потери Польши из-за демпинговых цен составили полмиллиарда злотых и это тогда, когда бюджет страны составляет всего 2 млрд. злотых («УЩВ» от 10.09.32 г.)

В июне 1932 г. газета «Пролетарий» сообщала: «…уровень продукции ведущих отраслей Польши составил: чугун – 65%, сталь – 34%, каменный уголь – 65%, текстильная промышленность – 55% от уровня 1926 г. Прошлогодний урожай в среднем на 30% ниже предыдущего. Безработных свыше миллиона человек, а с семьями – свыше трех миллионов. Только 100 тысяч получают пособие».

По данным прессы того времени правящая польская буржуазия усиливала репрессии против активистов рабочего движения. В 1931 г. осуждено за политическую деятельность 8502 человека, в основном рабочих активистов («УЩВ» от 10.02.32 г.). Каждый день в тюрьмах Польши казнили 6-10 политических борцов, сотни были приговорены к длительным срокам лишения свободы. К примеру, по данным газеты «Сила» в Люблине военным судом приговорен к расстрелу солдат Гриц Вилькус (крестьянин из села Густинное), член «Сельроба». Приговор был вынесен на основании письма, перехваченного начальством, в котором он описывал каторжную обстановку в польской армии. В тот же день «Сила» сообщает: «Полиция убила безработного из-за нескольких кусков каменного угля, похищенного им из вагона». 20.11.32 г. «УЩВ» опубликовала репортаж из Польши. Само заглавие репортажа шокирует читателя – «Из страны виселиц, голода и самоубийств» («УЩВ» от 20.11.32 г.)

Польские газеты за 20-27 июня 1932 г. сообщают о массовых антиправительственных выступлениях польских голодных крестьян, разгром ими помещичьих имений. «После известных крестьянских мятежей в Краковском воеводстве, закончившихся расстрелом многих крестьян, столкновения с полицией продолжались. В Ковельском уезде (на Волыни) отряд польской полиции напал на вооруженный крестьянский отряд. Были жертвы».

По сообщениям Польских газет в апреле 1933 г. только в Лодзи бастовало 60 тыс. голодных рабочих.

Кулаков ненавидели крестьяне не только в Украине, но и в Польше. Левая газета «Сила» 09.04.32 г. сообщает: «В Здунской Воле (под Варшавой) крестьянин привез на ярмарку продавать 18-летнего сына, чтобы на вырученные деньги спасти от голодной смерти остальных членов семьи. Просил за него всего 50 злотых. Нашелся кулак согласившийся купить парня, но под натиском разъяренных крестьян он вынужден был удрать из ярмарки».

09.06.32 г. газета «Работник» пишет о том, что безработных в Польше насчитывается более 1 млн. человек. В стране в припадке отчаяния, на почве нищеты и голода, происходит бесконечное количество самоубийств.

07.07.32 г. газета «Экспресс» сообщает: «Население Польши испытывает все ужасы нищеты и голода. 22-летняя Софья Карасинская, уволенная со службы, скончалась, приняв яд». «Маръяна Вапенская – прислуга, выбросилась из окна 4-го этажа». «На шоссе около города Эгежа бросился под автомобиль безработный 44 лет Ян Колбасинский». «Ирена Дитрих, пользуясь отсутствием хозяев, у которых проживала, перерезала себе вены бритвой». «Пассажиры, ожидавшие поезда на вокзале Лодзь-фабричная, были свидетелями потрясающей картины: 14-летний Станислав Вальчик из рабочего предместья «Грез», выхватил револьвер и выстрелом размозжил себе голову». Такими сообщениями переполнены и другие газеты Польши.

Сколько погибло населения в Польше от голода и болезней, связанных с голодом, сколько покончили с собой, сколько осталось населения в Польше до Второй мировой вой+ны по сей день осталось тайной. Даже в 1968 г. в ООН не имели таких сведений. В справочнике «Экономика стран Мира» в графе «Население Польши в 1938 г.» стоит многоточие – данные отсутствуют. Известно, что во время переписи 1921 г. численность населения Польши составляла 26 858 тыс. чел.; во время переписи 1931 г. – 31 934 тыс. чел. За десятилетие рост составил 18,9 %. (УЩВ, 20.01.32 г.) При таких темпах роста в 1941 году население Польши должно было составить 37 969 тыс., в 1951 г. – 45 145 тыс. Однако при переписи 1950 г. в Польше оказалось всего лишь 25 млн. человек. Сколько человеческих жизней забрал голод, сколько погибло от репрессий 30-х годов и во Второй мировой войне? Куда девалось 20 млн. граждан Польши? Кто больше совершал геноцид над поляками, или свое правительство, или немцы, или ОУН-УПА, еще предстоит изучить
Голод в Румынии

Пресса отмечает, что в 1930-33 гг. население Румынии сокращалось в связи с голодом и нищенскими условиями жизни. Урожай зерновых снизился с 358 вагонов в 1931 г. до 195 вагонов в 1932 г. («УЩВ», 10.08.32 г.) При этом резко выросли расходы на содержание королевской семьи: на содержание короля уходило 240 тыс. долларов в год, на его мать – 120 тыс., на сестру – 42 тыс. и на королевича – 30 тыс. долл. («УЩВ», 14.10.32 г.).

В апреле 1933 г. румынские, австрийские, венгерские и украинские газеты сообщали о массовой смертности населения на почве голода в боярской Румынии. Более 120 тысяч детей там умирают ежегодно от голода. Газета «Кувантул», ссылаясь на выступление министра социального обеспечения Румынии Моницеску, сообщала, что в 1930 году там умирали 18% детей в возрасте до одного года. В областях Добруджи, Буковине и Дарамурешти детская смертность превысила 20%, в Семиграде и Бесарабии – 25%. Число больных на туберкулез в Румынии достигло 500 тысяч. Из них только 80 тысяч лечится. Больных на малярию – 160 тысяч.

Выходившая на русском языке в Кишиневе газета «Бессарабская почта» 09.01.32 г. писала: «Бесарабия за последнее пятилетие пережила два голодных года».

Газета «Диминеаца» от 07.11.32 г. сообщает: «Голодные бунты в Кишиневе не прекращаются. В ноябре на 100% повышены цены на хлеб, тем не менее, он исчез из рынка. Толпа, в несколько сот человек, штурмовала пекарни; ее разгоняла полиция, есть раненые. В Текиншите прокаженные больные сбежали из больницы, поскольку им неделю не давали пищу. Они голодным походом пошли на Бухарест, против них выслали отряды жандармерии». В Румынии на протяжении 1932 г. зарплата в промышленности уменьшилась на 20%, а у железнодорожников на 60-65%. При этом цены только в сентябре-октябре на товары широкого потребления повысились на 15-20%. Даже правая румынская газета «Диминеаца» вынуждена была признать, что «Румынские рабочие на своей родине в голодные годы оказались в положении колониальных рабов». Продолжительность рабочего дня на частных предприятиях составляет 18 часов при заработке 15-20 лей (1 лея = 3,1 коп.). Дети и женщины работают с 5-и часов утра до поздней ночи, только бы сохранить рабочее место и хоть что-то заработать». Другие румынские газеты сообщали тогда о фактах смерти на рабочих местах. Рабочих, истощенных голодом, хоронили часто за заводским забором, без регистрации. Румынские рабочие уходили на работу как на войну: «Ушел и не вернулся, там и похоронен». У безработных жизнь была еще хуже.
Голод в Чехословакии

16.11.32 г. газета «Харьковский пролетарий» сообщает: «Длительное время больше половины населения Закарпатской Украины голодует – заявил на заседании Чехословацкого парламента депутат Штетка. Средства, выделенные из государственной казны в помощь голодающим, разворовали чиновники. Признать это вынуждено было правительство Чехословакии».

Многие подробности голода крестьян, рабочих и безработных и их голодных походов описал известный писатель, национальный герой Чехословакии Юлиус Фучик. Возьмем, к примеру, некоторых из них.:

15.04.32 г., газета «Руде право»: «В стычке жандармов и рабочих, идущих голодным походом, между городами Сушь и Мост погибло двое рабочих, пять тяжело ранено и семнадцать легко раненых».

31.05.34 г., журнал «Творба» №3, статья «Упал от голода»: «28.05.34 г. в Праге упал мужчина, истощенный голодом». Далее Ю.Фучик пишет: «Это случается теперь каждый день. Каждый день на улицах городов от голода падают люди. Журналисты уже почти не обращают на это внимание, полиция уже не дает об этом сведения, но все-таки за последние 14 дней в разных пражских газетах появились коротенькие сообщения о семнадцати таких случаях… А если вы проедете по большим промышленным городам Чехословакии, то можете сами наблюдать такую картину».

25.08.32 г. в журнале «Творба» (статья «100000 килограммов под водой») Ю.Фучик разоблачает частный капитал: «У Подмокльской пристани было потоплено 100000 килограммов зерна, которое испортилось от длительного лежания». Далее он пишет: «100000 килограммов зерна, когда миллионы людей голодали. 100000 килограммов зерна, выброшенное в реку Лабу (Эльбу), то ничтожная часть того, о чем сообщали телеграфные агентства Соединенных Штатов, Канады или Бразилии, где были сожжены в топках котлов или потоплены в море миллионы тонн зерна, когда голодает 70 миллионов человек».
Голод в Испании

В ноябре 1932 г. более 6-и тысяч крестьян Каталонии и Тарагона на почве голода совершали поход на столицу. По дороге громили помещичьи усадьбы. Голод, безработица, экономический и политический кризис заканчивается приходом к власти фашистского режима генерала Франко.
Голод в Венгрии

По состоянию на январь 1932 г. в Будапеште было всего 960 тыс. населения, 200 тысяч безработных, из них которых – 150 тыс. голодают.
Голод в Германии

В 1932 г. в Германии было до 8-и млн. безработных, половина из них голодали. Безработные собирались в группы и грабили продуктовые магазины, несмотря на полицейские облавы («УЩВ», 22.12.34 г.).

Газета «Коммунист» от 02.06.32 г. информирует о том, что в Эльберфельде происходят массовые столкновения демонстрантов с полицией. Построены баррикады. Введено осадное положение. Повальные обыски в домах и прохожих. В Гамбурге голодные толпы безработных в организованном порядке конфисковали товары в лавках, останавливали на улицах грузовики с мясом, распределяли его среди безработных, аналогичные факты имели место в Берлине («Коммунист», 02.06.32 г.).

Голод, экономический кризис, безработица и политический хаос в стране привели к тому, что в 1933 г. к власти пришли фашисты во главе с Гитлером.
Голод в США

Газета «УЩВ» за 13.11.1932 г. дает данные экономики страны за 1928-32 г.: «На протяжении последних четырех лет промышленная продукция упала на 48%, строительная – на 77%, грузооборот – на 48%, зарплата – на 55%. Наиболее пострадали фермеры. Цены на их продукцию упали на 59%. Возросло количество банкротств банков. Если в 1928 г. их было 23842, то в 1931 г. – 29284 банкротств. Более чем в 2 раза упал внешнеторговый товарооборот. В 1928 году экспорт составлял 5,1 млрд. долл., в 1932 г. ожидался 1,4 млрд. долл. Импорт упал с 4,0 млрд. долл. в 1928 г. до 1,3 млрд. долл. в 1932 г.».

В то время, когда граждане США массово гибли от голода, а также болезней, связанных с голодом и от самоубийств, правительство США и крупная буржуазия приумножали свой капитал. В условиях глубокого кризиса экономики это происходило за счет преднамеренного снижения зарплаты и пособия безработным значительно в больших размерах, чем падение цен. В 1932 г. в США ежеквартально снижалась зарплата на 15-20%. Особенно пострадали безработные, индейцы и негры. «В то же время ежемесячные доходы крупных корпораций за этот счет возросли с 502 млн. долл. в 1928 г. до 600 млн. долл. в 1932 г. Добыча золота в 1931 г. увеличилась, по сравнению с 1930 г., на 2,75 млрд. долларов и составила 2,36 млрд. унций» («УЩВ», 19.01. 32 г.).

При капитализме голод – беда для бедных, лафа для богатых. В 1931 г. и за 10 месяцев 1932 г. в США обанкротились 3492 банка с депозитом 2,3 млрд. долл. В тех же условиях в 1931 г. 6805 банков США получили чистую прибыль в сумме 360,7 млн. долл. Рост доходов буржуазии за счет лишения жизненно важных интересов населения, привел к потери морали, повышению смертности и преступности среди населения, что является признаком геноцида. Погибших в результате голода в 1931-32 гг. граждан США газета «УЩВ» и другие газеты называют 6 – 8 миллионов.

Примерно эти же данные совпадают и со статистикой США. «Официальное статистическое бюро США «US Census Bureau» приводит следующие данные о численности населения страны: 1900 г. – 76 млн., 1910 г. – 92 млн., 1920 г. – 106 млн., 1930 г. – 123 млн., 1940 г. – 132 млн., 1950 г. – 152 млн., 1960 г. – 181 млн. человек.

Таким образом, в абсолютном измерении населении страны выросло на следующую величину: 1900-1910 – на 14 млн., 1910-1920 – на 14 млн., 1920-1930 – на 17 млн., 1930-1940 – на 9 млн., 1940-1950 – на 20 млн., 1950-1960 – на 29 млн. чел.

Если смотреть прирост населения в процентах, то получим следующую картину: 1910-1920 – 21%, 1910-1920 – 15%, 1920-1930 – 16%, 1930-1940 – 7%, 1940-1950 – 15%, 1950-1960 – 29%. Мы видим, что десятилетие «Великой Депрессии» резко выбивается из ряда десятилетий до и после. До 1930 г. население США стабильно прирастало на 14 – 17% , или 16 – 21% за десятилетие. После 1940 г. оно росло уже 20-29 млн. человек за 10 лет или 15-19%. А в 1930-1940 гг. - выросло всего на 9 млн. или на 7%. Таким образом, за это десятилетие страна «недосчиталась» около половины «нормального» прироста своего населения, или, как минимум, 8 млн. человек» (Кирилл Дегтярев, «Великая Депрессия» в США и «великий перелом» СССР – что было страшнее»).

Известно, что в 1934 г. в США насчитывалось 126 млн. населения, за 1930-1934 гг. оно увеличилось на 3 млн. Отсюда, за указанное пятилетие среднегодовой прирост населения США составил 0,48%. В УССР, как указывалось выше, – 0,81%.

Как видим, демографическая ситуация в США в указанный период была в 2 раза хуже, чем в Украине.

В 1932 г. Президент США Г.Гувер неоднократно заявлял, что в США безработные не голодают. Опровергая эти заявления журнал «Нью Рипаблик» приводит данные, которые доказывают обратное. В 1930 г. в госпиталях Нью-Йорка лечилось 143 больных совершенно истощенных голодом. При этом 25 из них были настолько истощенные, что спасти их не удалось. Далее журнал подчеркивает, что в это число не входят лица, умершие от других болезней, возникших на почве голода. Такая же ситуация и в 1931 г.: лечилось 95, умерли 20 человек («УЩВ», 14.04.32 г.).

На почве банкротств и голода в США происходило много групповых и семейных самоубийств. К примеру «УЩВ» за 06.01.32 г. сообщала: «Семья 40-летнего безработного, Русела Варда находилась в крайне тяжелом положении. Несколько месяцев Русел безуспешно ежедневно искал работу. Однажды, вернувшись, домой вечером, он увидел страшную картину. Голодная жена застрелила четверо малых голодных детей. Они лежали с простреленными головками на полу в кухне. В комнате лежала застрелившаяся жена с револьвером в руке. В другой комнате радио играло джазовую музыку».

Голодомор в Царской России, давайте "осудим преступный режим" ...
Что такое голодомор по американски?
Голодомор в США в 30-ые годы XX-го века

Источник ДЭЙЛИ.ру

ПРИЛОЖЕНИЕ 6
История Польши глазами белорусов 1920-х годов
ср, 01/09/2010 - 22:10

Польская история постоянно находится в центре научных исследований белорусских ученых. В значительной степени на это влияют фактор непосредственного соседства Польши и ее тесно связанная с Беларусью история. Одним из наиболее плодотворных периодов развития историко-полонистических исследований в нашей стране являются 20-е годы прошлого столетия. Лучшие труды белорусских историков-полонистов 1920-х годов, несмотря на однозначную «печать времени», и в целом их научное наследие, имеют определенную ценность и по сей день, составляя важную часть историографической основы современной белорусской исторической полонистики.

В этот период историческая полонистика в Беларуси была одной из динамично развивающихся отраслей исторической науки. С начала 1920-х годов, момента появления первых научных центров в республике, проблемы польской истории были актуальны и пртягивали исследователей и читателей. Однако белорусская полонистика развивалась в этот период неоднородно и в своем движении прошла несколько этапов. Наиболее плодотворным относительно свободного научного творчества был именно период 1920-х годов.

По неполным данным, за весь межвоенный период белорусскими исследователями польской исторической проблематики опубликовано приблизительно 167 публикаций, из них 72 книги и брошюры, 95 статей в разных журналах. Причем самым продуктивным был период 1927-1932 гг., когда увидели свет почти 2/3 всех публикаций. Большую или меньшую причастность к польской тематике имели свыше 80 человек, в основном деятели компартии Западной Беларуси и компартии Польши.

Начальный этап развития белорусской полонистики, 1921-1929 гг., характеризуется некоторой свободой исторических исследований и плюрализмом мнений. В результате этого к концу 1920-х годов на белорусском «научном фронте» мирно сосуществовали разные по идеологическим ориентациям исследовательские школы, было написана 71 книга и статья. Это был, возможно, самый оптимистический период в сфере исторических исследований в БССР, несмотря на значительные кадровые, материальные и финансовые трудности в этой области.

Необходимо отметить, что в направлении польской истории работа проводилась примерно по пяти основным научным темам. Но первоначально существовали тенденции, отличные от тенденций последующих этапов. Так, в первой половине 1920-х годов наиболее активно разрабатывались темы польской истории периода до 1918 г., польской оккупации в Беларуси 1919-1921 гг. и тогдашней ситуации в Польше. Со второй половины 1920-х годов на первое место выходят темы политико-экономического положения Польши, положения в Западной Беларуси, истории Польши до 1918 г., польской культуры.

Наиболее популярной темой было тогдашнее политико-экономическое положение польского государства. В этом направлении было сделано много публикаций, в основном публицистического характера. В них рассматривались разнообразные стороны жизни соседней страны - политическая, экономическая, положение в промышленности и сельском хозяйстве, вооруженные силы, международное положение. В этой массе преобладают работы по общему политико-экономическому (более 50%), а также по международному положению страны (около 15%). В основном это статьи в партийных журналах, что и определяло характер публикаций.

Одна из первых статей с очень выразительным названием «Страчма галаву ў бяздонне» принадлежит М. Боровому [1]. Достаточно интересные факты о политико-экономическом положении Польши дает очерк Б. Вансовского и Г. Рудамино. Авторы приходят к достаточно спорному выводу о том, что «Пилсудский ведет Польшу... к войне с СССР, на подготовку которой... выжимает последние копейки и сок с голого трудового населения» [2, с. 98]. Экономическим проблемам значительное внимание уделяли В. Калиновский, Я. Лясотский, К. Вильский, М. Висьлянский, М. Рамановская, В. Пичета и др. Они в основном подчёркивали, что польская «фашистская система идет к упадку».

Доцент БГУ В. Калиновский в статье «Земельная политика в Польше», используя польские источники, рассматривает суть земельной реформы, в частности осадничество, называя это явление «польской аракчеевщиной» [3]. Профессор БГУ В. Пичета в статье «Современная литература по истории народного хозяйства Польши» сделал обзор 35 работ советских и зарубежных авторов, которые были написаны с 1915 г. до середины 1920-х годов [4].

Вместе с анализом общих проблем Я. Лясотсий, М. Морозовский и В. Калиновский изучали и политическую жизнь Польши. Среди них выделяется большая статья В. Калиновского, бывшего посла польского польского сейма «Палітычныя партыі і аб′яднанні ў сучаснай Польшчы». Это серьезная научная работа, хотя, скорее справочного характера. Помимо прочего, в ней даётся подробная характеристика (история, современное положение, лидеры) представленных в сейме и сенате партий и объединений по всему политическому спектру. Надо отметить, что делается это, в отличие от иных авторов, тактично, хотя и видна симпатия автора к «левым» [5].

Немало внимания уделялось и исследованию международного положения Польши. Тема начала «всплывать» в основном в конце 1920-х годов. В большинстве своем авторы придерживались официальных взглядов на характер ее государственности - «фашистская», «империалистическая, агрессивная». Это искажало реальное положение дел в пользу теории классовой борьбы и социалистической революции в Польше. Так, исходя из этих позиций, А. Сталевич обвиняет соседнее государство в империализме по отношению к белорусским и украинским землям, называет его «фашистской, террористической» страной и «форпостом международного капитала, плацдармом войны против СССР» [6].

В этом направлении была написана и статья профессора В. Пичеты «Польско-советские отношения и Рижский мир». Это одно из наиболее значительных научных исследований по польской проблематике в межвоенное время [7]. В статье исследуются истоки и причины враждебного отношения молодого польского государства к Советской России и делается вывод о виновности в этом еще царского правительства, которое не желало решить «польский вопрос». Большое внимание уделяется причинам, ходу и итогам польско-советской войны, заключению Рижского соглашения.

Военное строительство Польши нашло свое отражение в основном в работах М. Краснопольского и Р. Почтера. Книги этих авторов отличаются минимумом политической фразеологии и максимумом конкретной информации [8].

Значительное место в историографии занимали исследования по западнобелорусской тематике. В своем большинстве они были написаны деятелями КПЗБ и имели очевидные идеологическо-пропагандистские черты — «клеймили польское угнетение». Среди наиболее интересных можно отметить книгу Г. Горецкого «Граница Западной Беларуси в Польше». Это, пожалуй, единственная научная работа, где отмечалось, что Польша не в состоянии колонизировать и полонизировать Западную Беларусь. Эта часть Беларуси, как считал автор, на много десятилетий сохранит условия для развития белорусской культуры [9]. Публикация была одобрена западной научной общественностью, но на Родине академика назвали «фашистом» и, обвинив в терроризме и подрыве государства, арестовали.

Интересную информацию можно извлечь из книги К. Харламповича «Запросы белорусских послов в польский Сейм» [10]. А. Сталевич сосредоточил свое внимание на положении крестьянских политических партий в Западной Беларуси и дал характеристики Белорусскому посольскому клубу, Белорусской Революционной Грамаде, Белорусской Христианской демократии, Белорусскому Крестьянскому Союзу [11].

Довольно много внимания уделялось изучению польской истории до 1919 г. В этой сфере основное внимание белорусских историков было сконцентрировано на изучении событий польской истории ХУІІ-ХІХ вв., причем особенность этих исследований — в тесной связи с белорусской историей. Доминирующей темой было восстание 1863 г. Одной из первых публикаций в БССР об этом событии был биографический очерк И. Цвикевича о К. Калиновском [12]. В нем характеризовалось место и роль К. Калиновского в руководстве восстанием. Большая работа по этой проблеме была проведена сотрудниками Польского отдела Института Белорусской культуры, которая завершилась появлением серии сборников документов о восстании: «1863 г. на Могилевщине», «1863 г. на Витебщине», «1863 г. на Минщине». Отдел собирался продолжить свою работу и готовил материалы, используя документы Архива ІІІ Отделения императорской канцелярии. Это был один из итогов работы отдела по разработке темы «История поляков в Беларуси», в частности об участии в восстании 1863 г.

В первой половине 1920-х гг. в БССР достаточно часто публиковались книги и статьи, которые касались польской оккупации Беларуси 1919-1921 гг. В своем большинстве это были воспоминания. Среди авторов - И. Антонов, И. Лашкевич, И. Барашка, С. Пржедетская и др. Эти работы, безусловно, носили субъективный характер, но все же содержали очень ценный фактический материал, описание событий непосредственными участниками или очевидцами, выводы об увиденном и пережитом. Поэтому очень выгодно выглядит со стороны научной обработки статья академика В. Игнатовского «В когтях белого орла» [13].

С середины 1920-х гг. усилилось внимание к изучению участия поляков в революционных событиях начала ХХ в. в Беларуси. Это работы Я. Витковского и С. Гельтмана. Наиболее интересной является книга С. Гельтмана «Польский рабочий в Беларуси в период Октябрьской революции 1917 г.» [14]. В ней рассматривается участие поляков в революции, впервые представлена борьба против Советской власти корпуса Довбор-Мусницкого. В работе показано формирование и организация антиреволюционного военного центра «Союз военных поляков». Но случалось, что уже подготовленные научные работы не разрешали издавать. В таком положении оказался сборник «Материалы об участии поляков в Октябрьской революции и социалистическом строительстве» под редакцией Бабинского, Красного и Гельтмана. Те, кто запретил издание, ссылались на участие в работе над этим сборником «контрреволюционеров» [15].

Изучение вопросов польской культуры такого значения, как «политическая история», не имело. Но в этом направлении белорусскими учеными было опубликовано около десяти статей. Однако необходимо отметить, что тематика их была очень ограниченной. Большая половина работ касалась положения тогдашней польской науки, в основном исторической. Наиболее интересной в этой связи можно считать статью К. Менского «Польская буржуазная наука в Беларуси». В ней рассматривается история и современность польского изучения Беларуси, в данном случае Западной Беларуси. Автор отмечает, что на территории Западной Беларуси находится около 50 польских научных учреждений и что их практическая цель — полонизировать население, обосновать права Польши на всю территорию бывшей Речи Посполитой [16]. Глубиной исследования проблемы выделяется статья А. Савича «Школьная реформа в Польско-Литовском государстве в последней четверти 18 века» [17]. В ней достаточно подробно анализируется процесс реформирования системы образования Речи Посполитой, переход образования из монополии монашеских орденов в ряд забот государства, рассматривается содержание образования и многое другое.

Изучению проблем истории польско-белоруских взаимоотношений в области искусства посвящена статья М. Касперовича «Белорусское искусство в Польше» (1925 г.). Автор использует большое количество исторических фактов, показывает влияние белорусского изобразительного искусства на Польшу и Московию. Истории белорусского театра в Польше расматривается в статье Я. Дрозда «Белорусский театр в Польше» (1923 г.), а истории католицизма в Беларуси - в работе Я. Витковского.

Виктор Острога, кандидат исторических наук, доцент
Польша
ЕЩЕ ПУБЛИКАЦИИ

Взаимодействие Турции и НАТО в ходе сирийского конфликта
Миссии НАТО в зонах региональных конфликтов в 2010-е гг.
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС ВОЙНЫ И МИРА В КОНСТРУИРОВАНИИ КОНЦЕПТА МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Политика ассоциации ЕС в отношении Украины (2014 г.): украинский стресс-тест для европейской безопасности
ОБЕСПЕЧЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ РАЗНОВЕКТОРНЫХ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ
США, Евросоюз и НАТО в условиях новых вызовов международной безопасности
Региональное сотрудничество в контексте евроатлантической интеграции: пример стран Балтии
Понимание сущности угрозы коллективной безопасности как системного объекта в контексте совершенствования стратегии НАТО
Трансформация концептуальных основ функционирования НАТО
Имплементация Республикой Беларусь международных обязательств, связанных с участием в региональных организациях на постсоветском пространстве (ОДКБ, ЕАГ)
Формирование «боевых групп» ЕС
Создание Евразийского Экономического Союза и проблемы безопасности на постсоветском пространстве
Реакция НАТО на украинский кризис (по результатам симуляционной игры)
Ливийский провал НАТО
Энергетическая безопасность в повестке дня НАТО
Востребованность сотрудничества ОДКБ и НАТО в преодолении вызовов глобальной безопасности
США, НАТО и ЕС в политике безопасности ФРГ
Беларусь – Эстония: особенности и перспективы сотрудничества
Выучила ли НАТО исторические уроки войн в Афганистане
Белорусско-эстонские отношения в 1992–2013 гг.
Тенденции и перспективы в проведении операций кризисного реагирования НАТО
Участие Беларуси в Северной Распределительной Сети: риски и возможности
«Обязанность сотрудничать» и поддержание международного мира и безопасности
Внешние факторы формирования политики КНР на центральноазиатском направлении в 2001-2013 гг.: присутствие вооруженных сил США и НАТО в регионе
Теоретико-прикладные основы совершенствования управления в рамках НАТО
Основные тенденции отношений Швеции и Финляндии с НАТО
Совершенствование информационно-смысловой основы обеспечения международной безопасности
Новые аспекты сотрудничества НАТО и ЕС в условиях финансового кризиса
Трансформация коалиционной военной стратегии НАТО и проблема международной безопасности
Политика США в сфере обеспечения ядерной безопасности
Позиция администрации Б. Обамы по вопросам проведения военных операций за рубежом
Внешняя политика США в 2009-2012 гг.: некоторые итоги
НАТО и новый вид угрозы международной безопасности
Отношения Россия – НАТО в 1991–2012 гг.
Беларусь в системе региональной безопасности
Вызовы глобализации для НАТО
Контроль Совета Безопасности ООН за деятельностью региональных организаций
Место и роль СНГ в современном геополитическом моделировании мира
Приграничное и межрегиональное сотрудничество — компонент политики Беларуси по участию в укреплении международной безопасности
Взаимодействие государств Балтии с НАТО после их вступления в Альянс
Беларусь — Эстония: сдержанное взаимодействие
Подходы к деятельности ШОС: Россия и Китай
История развития, статус и основные направления деятельности ШОС
Начнется ли война в Северной Корее, что Беларусь интересует в Азии и как сложатся отношения с Венесуэлой и Европой?
Союзное государство Беларуси и России выполняет роль "лаборатории" по продвижению интеграции в более широком масштабе
Контуры внешней политики новой администрации Б. Обамы
Место США в современных международных отношениях и состояние белорусско-американских отношений
Политика США в сфере обеспечения ядерной безопасности
Позиция администрации Б.Обамы по вопросам проведения военных операций за рубежом
Беларуси необходимо воспитать плеяду чиновников, восприимчивых к инновациям
International Security and the Role of NATO in the Modern World
«Умная оборона» НАТО
Историческая память в Германии и оккупационная политика германского вермахта в Белоруссии в 1941-1944 гг.
Алексей Дайнеко, директор Института экономики: 2012 год Беларусь закончит с положительным сальдо в 1,5 млрд.
Американо-китайское военное соперничество может перерасти в «холодную войну»
O Partnerstwie Wschodnim podczas Forum Ekonomicznego w Krynicy - Archiwum
Беларусь – Германия: 20-летие восстановления дипломатических отношений
Беларусь-Евросоюз: дипломатический конфликт как предпосылка «перезагрузки»?
Кто станет соперником Обамы на выборах 6 ноября?
Cилы специальных операций США получат дополнительные средства на свою глобальную «секретную войну»
Насколько вероятна военная акция США и/или Израиля против Тегерана?
Обама, скорее всего, снова станет президентом США
Импортзамещение в Беларуси - опыт Южной Кореи
Чикагский саммит НАТО. Уберет ли США ядерные бомбы с Европейского континента?
Взаимодействие Беларуси с НАТО, тезисы выступления В.В. Макея (Министерство иностранных дел Республики Беларусь)
Беларусь – НАТО: противоречивое партнерство
ОДКБ – региональная организация коллективной безопасности: проблемы и перспективы сотрудничества
НАТО и ОДКБ – сотрудничество или соперничество
Имидж НАТО в глазах молодёжи
Дестабилизирующие факторы международной безопасности и политики НАТО на современном этапе
Взаимодействие Украины с НАТО в 2010-2011 гг.
НАТО как инструмент обеспечения международной безопасности
Международная безопасность и НАТО в контексте реализации внешнеполитической стратегии США в новых условиях
Образ НАТО в работах белорусских обществоведов 1950 – 1980-х гг.
Динамика и ограничения сотрудничества Республики Беларусь с Североатлантическим альянсом
Актуализация международной роли НАТО после окончания холодной войны
Проблемы и перспективы взаимоотношений США, ЕС и НАТО
Яспер Вик (Jasper Wieck): Сотрудничество НАТО с Россией, Украиной и Беларусью на современном этапе
Яспер Вик (Jasper Wieck): Новая концепция НАТО
Современное состояние СНГ и три подхода относительно будущего развития СНГ
Критика трех постулатов, связанных с глобализацией. Глобализация и государственный суверенитет Республики Беларусь
Беларусь – НАТО: противоречивое партнерство
Интеграция Беларуси с Россией усиливается. Анализ позиции России и возможностей Беларуси
От Турции в 2010 году не прозвучало внятного ответа на предложение Беларуси стать стратегическими партнерами
X Международная научная конференция «Беларусь в современном мире» 28 октября в Минске
Беларусь уже не может заявить о выходе из Таможенного союза и отказе от участия в создании Единого экономического пространства
Политическое завещание министра обороны США европейским союзникам по НАТО
Девальвация дает свой эффект только тогда, когда цены не поспевают за падением курса
«Пускай произошла девальвация. Ничего»
Нацбанк, проведя плавную девальвацию на 20% в феврале-марте, удержал бы ситуацию от обвала?
«Никакая разовая девальвация не пойдет на пользу экономике»
Численность американской армии в Европе заметно сокращается
Девальвация в Беларуси – мониторинг с 23 ноября 2010 года
«Девальвация в Беларуси продолжится, надеются экспортеры»
"Такой девальвации, как в Беларуси, не было в мировой экономике последние 20 лет"
Ярошевич: Создание общего рынка с Россией и Казахстаном усугубило ситуацию на валютном рынке Беларуси
Конференция «Социально-ориентированная модель экономического развития: опыт Германии и Беларуси» 18 мая в Минске
Роль атомной энергии в энергетической системе Германии
Безработица в Беларуси: два типа недостатков в организации занятости
Регулирование занятости населения в условиях кризиса
Участие Украины в ВТО негативно отразилось на украинской торговле в 2008–2009 гг.
Налоговое стимулирование инновационной деятельности в Беларуси
Шепотило: Девальвация - это наиболее эффективная и быстродейственная мера в данной ситуации
Почему девальвация в Беларуси до сих пор не признана официально?
Инновационная экономика: основные проблемы развития в Беларуси
Кто придет на смену министру обороны США и директору ЦРУ?
«Лукашенко, возможно, сумеет благодаря девальвации получить кредиты»
Девальвация белорусского рубля откладывается. Ситуация на 20 апреля 2011 года
Война в Ливии и трансатлантическая турбулентность
Девальвация белорусского рубля неизбежна, считает глава Сбербанка России
«Девальвация белорусского рубля принесет больше вреда, чем пользы»
Мировой финансовый кризис: причины, влияние на Беларусь, пути выхода
Венчурное финансирование в мире и в Беларуси
Девальвация белорусского рубля как политика обменного курса в Беларуси
Экономика Беларуси: оценка воздействий конъюнктурных колебаний
Белорусско-германские отношения накануне 19 декабря 2010 года
Давление со стороны России на Беларусь будет возрастать
Гражданская война в Ливии как вызов экспертному сообществу
«Круглый стол» «Беларусь в условиях новых геополитических вызовов» 6 апреля 2011 года
Петр Прокопович: Пока я являюсь главой Нацбанка, никакой разовой одномоментной девальвации не будет
Нацбанк Беларуси о перспективах девальвации в Беларуси
Белорусско-польские отношения в 2009-2010 гг.
Профессор Вроцлавского университета (Польша): Польше нужна новая концепция восточной политики
Тунисизация арабского мира ударит по белорусской многовекторности
Александр Петрачков, глава представительства Фонда имени Фридриха Эберта в Беларуси: В рамках совместной конференции с Центром прошли содержательные и интересные дискуссии
Ежы Гедройц увасобіў у сабе лепшыя якасці польскага характару, якасці, якія калісьці ў поўнай меры мелі i беларусы
Прызначэнне Кандрусевіча першым біскупам ў БССР
Рыжскі мірны дагавор: ўключаць Мінск і ўсю Міншчыну ў склад Польшчы ці не?
Запад не был готов к такому повороту событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке
Беларусь и Запад: сложный период пересмотра отношений
Беларусь-Турция: Турция инвестировала в Беларусь уже около 1 млрд дол. США
Турция – на третьем месте по объемам инвестиций в Беларусь
Конференция «Беларусь-Турция: пути сотрудничества»-2011
Виктор Шадурский: Включение ректора БГУ в список не въездных в страны ЕС – несправедливость
Торг Беларуси с Евросоюзом начнется в 2012 году
Игорь Ганчерёнок: Роль государства в развитии общества будет усиливаться
Партнерство НАТО-ЕС: от конкуренции к сотрудничеству
Развитие отношений Беларусь-НАТО в рамках программы «Партнерство ради мира»
Острога: В борьбе с наркомафией важно сотруд­ничество НАТО с Беларусью
Ляхов (Институт нацбезопасности): Позиция «чужого» не позволяет НАТО реализовать весь спектр инициатив
Информационный пункт НАТО в Беларуси позволит интенсифицировать сотруд­ничество республики со структурами альянса
НАТО и ОДКБ: возможно ли сотрудничество?
Наиболее значимые события для НАТО в 2009 году
Новая система меж­дународных отношений и политика НАТО
Беларусь в индивидуальной программе партнерства с НАТО и в Партнерстве ради мира
Сотрудничество МЧС Беларуси с НАТО и со странами-членами НАТО
Украина в конечном счете сможет если не войти, то «вползти» в НАТО
Федоров: Считать, что возврат к прошлому жесткому противостоянию Беларуси и НАТО невозможен, было бы крайне наивно
НАТО в поисках новой стратегии
МИД Беларуси: Не сле­дует рассматривать вопрос вступления Беларуси в НАТО
ОДКБ не привел к формированию полноценного военно-политического союза
Круглый стол «Беларусь ; Польша: история и перспективы сотрудничества» 2010
МИД Беларуси: Члены ОДКБ создают единое пространство безопасности от Ванкувера до Владивостока
Девальвация белорусского рубля: уроки 2009-го и перспективы 2011-го
Белорусско-польские отношения в 2008 г.
Белорусско-польские отношения на современном этапе (до 2009 года)
Европейский и российский сценарии для Беларуси
В США создается центр по изучению белорусской диаспоры
Рене Бур: Нацизм - крайняя степень проявления национализма
Беларусь подаст заявку на вступление в Болонский процесс в 2012 году
Международная научно-практическая конференция «Преодоление финансово-экономического кризиса: опыт Германии и Беларуси» - 2010
Международный семинар по вопросам Организации Договора о коллективной безопасности в Минске
Nato and Belarus - partnership, past tensions and future possibilities
Региональная стабильность: пути взаимодействия пограничных ведомств Беларуси и Польши (ЕС)
Пять стратегических направлений развития экономики Беларуси
Беларусь не воспринимается германскими деловыми кругами в качестве надежного партнера
IX Международная научная конференция "Беларусь в современном мире” 2010
Международный семинар «Белорусская диаспора: прошлое и настоящее» 2010
Статус Крыма в украинско-российских отношениях
Виктор Шадурский: До 90 процентов общемировых проблем и конфликтов возникает именно в Азии и на Кавказе
«Беларусь-Турция: пути сотрудничествa»
Конференция «Беларусь-Турция: пути сотрудничествa»
Игорь Ганчерёнок: Болонский процесс не отрицает национальную специфику, традиции, ценности
Роль Польши и Германии в формировании общей политики ЕС по отношению к Беларуси
Гаральд Херманн, руководитель проекта Tempus (университет Эрланген-Нюрнберг, Германия): То, что я чувствовал себя в Беларуси, как дома, заслуга руководителя «Центра изучения внешней политики и безопасности»
Белорусско-турецкое сотрудничество в научной сфере
Борьба с торговлей людьми и незаконной миграцией: опыт Беларуси и Турции
Уроки русского языка для турецких слушателей
Учеба в Турции
Что такое Турция?
История тюркологии в Беларуси и странах-соседях
Турецкий язык как элемент сотрудничества Беларуси и Турции в сфере образования
Турецкие предприниматели в экономике Минска начала XX века
Туризм в Турции глазами белорусов
Либерализация турецкой экономики: уроки для Беларуси
Туризм в Беларуси: проблемы и перспективы
Развитие туризма в Турции: пример для подражания
Развитие экономического сотрудничества Беларуси и Турции в условиях мирового финансового кризиса
Глобальный финансовый кризис и макроэкономическое положение Турции
Развитие внешней политики Турции в ХХ - начале XXI вв.
Турция на пути в Европейский союз: роль армянского фактора
Беларусь-Турция: политический диалог в 1992-2009 гг.
Беларусь-Турция: цивилизационные основы сотрудничества
Турция: Взгляды Фетхуллаха Гюлена
Политика Турции в отношении стран постсоветского пространства
Турция: Движение Фетхуллаха Гюлена
Белорусско-турецкие отношения на современном этапе
Еврорегионы Беларуси
Внешнеторговый договор: на что обратить внимание?
Киотская конвенция
Оптимизация документооборота для фирмы-импортера товаров из РФ
Свободные экономические зоны: проблема автоматизированного учета товаров
Приграничное сотрудничество Европейского союза с соседями
Контроль таможенной стоимости как фактор сдерживания либерализации внешней торговли в Беларуси
Международный семинар-презентация в рамках проекта TEMPUS - 28 мая 2010 г.
Международный семинар-презентация в рамках проекта TEMPUS - 2010
Политика экономического протекционизма: плюсы и минусы
Инспекционно-досмотровые комплексы: перспективы применения на белорусской границе
Трансграничное сотрудничество США и Мексики: проблемы и перспективы
Контрабанда культурных ценностей через белорусскую границу
Геммология в борьбе с контрабандой драгоценных материалов
Фундаментальные основы социально-экономического сотрудничества трансграничных регионов Беларуси
DAAD в Беларуси
Логистический центр «Прилесье» и перспективы развития логистики в Беларуси
Опыт микрорегионализма сквозь призму Беларуси
Проблемы белорусско-европейского сотрудничества в сфере образования
Образовательные программы Европейского союза для Беларуси
Беларуси нужно не только искать более приемлемые варианты поставки нефти, но и сделать ставку на возобновляемую энергетику
Подключение Беларуси к «Восточному партнерству» стимулирует интерес французских бизнесменов
Андрей Русакович: Качиньский-младший имеет значительные шансы на победу
Имя Бакиева еще какое-то время будет на слуху
Саммит по ядерной безопасности укрепил имидж Барака Обамы как поборника безъядерного мира
НАПИШИТЕ НАМ
Процесс ратификации нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений в США может затянуться
В штаб-квартире НАТО есть намерение расширить и углубить связи с Беларусью
Стивен Хоффман (США): Конференции, подобные тем, что организовал «Центр изучения внешней политики и безопасности», позволяют иностранным ученым лучше узнать Беларусь
Согласно белорусскому законодательству, отменить смертную казнь можно только с помощью референдума
Андрей Русакович: Не исключено, что Германия в настоящее время готова предложить определенные новшества в рамках Экономического и валютного союза
Круглый стол «Центра изучения внешней политики и безопасности» в Минске «Беларусь и новые вызовы современности» - 20.02.2009
Международный семинар «НАТО: вызовы настоящего и будущего» - 10.12.2009
Строительство Таможенного Союза невозможно без трансформации системы образования и науки
Иван Гриневич: Население Беларуси не до конца понимает роль неправительственных организаций
Международная научно-практическая конференция в Минске - 08-09.04.2010
Конфликт Минска и Варшавы может вылиться в конфликт Беларуси и Европы
Украина и в новых условиях продолжает ориентироваться на интеграцию в ЕС и не собирается выходить из ВТО
Андрей Русакович: Не стоит ожидать присоединения Украины к Таможенному союзу
Юлианна Малевич: Белорусско-украинские отношения при Януковиче на год-полтора замрут
Контакты
Миссия «Центра изучения внешней политики и безопасности»
Американские ракеты могут подвигнуть Москву к большей сговорчивости с Минском
Бараку Обаме еще придется доказать, что решение Нобелевского комитета не было опрометчивым
Андрей Русакович: В 2010 году Беларусь повысит свой статус среди стран ЕС
Фото. Международный семинар в Минске «НАТО: вызовы настоящего и будущего» - 10.12.2009
НАТО: Надеемся, что Беларусь рассмотрит варианты участия в миротворческих миссиях
Видео. Международный семинар «НАТО: вызовы настоящего и будущего» - 10.12.2009
Популярность Обамы снижается
Виктор Шадурский: Беларусь будет постепенно становиться не только страной транзита миграционных потоков, но и страной назначения
Программа международного семинара «НАТО: вызовы настоящего и будущего» - 10-11.12.2009
Анкара выражает готовность подключиться к реализации европейских проектов в Беларуси
Приглашаем Вас принять участие в международном семинаре «НАТО: вызовы настоящего и будущего» - 2009
Международный семинар «НАТО: вызовы настоящего и будущего» - 10.12.2009
Международная научно-практическая конференция «Беларусь-Турция: пути сотрудничества» - 08.12.2009
Poland-Belarus: perspectives of cross-border cooperation
Amber Coast Transport Initiative Project Concept
Polish-Belarussian Transborder Customs Cooperation: сurrent Problems and Challenges
Программа VIII международной научной конференции «Беларусь в современном мире» - 30.10.2009
Игорь Ганчеренок: Качество жизни людей должно соответствовать развитию интеллектуальных ресурсов страны
Андрей Русакович: Для таких крупных государств, как Россия, жёсткая политика в интересах элиты традиционна
Опыт Рижского технического университета по подготовке таможенников
Фиц Даниэль: Необходимо строить скоростные железные дороги, соединяющие столицы всех стран Европы
Карпенко Игорь: Еврорегионы имеют для Беларуси особое значение
Андрей Русакович: Отставка правительства Чехии не усложнит отношения между Минском и Брюсселем
Андрей Русакович: «Восточное партнерство» может предоставить Беларуси зону свободной торговли со странами ЕС
Виктор Шадурский: Мы хотим развивать профессиональное экспертное сообщество в Беларуси
Андрей Русакович: Заметно признание европейскими политиками неэффективности языка санкций и нажима по отношению к Беларуси
Центр изучения внешней политики и безопасности видит свою задачу в том, чтобы распространять объективный взгляд на Беларусь
Сергей Челядинский: Три парадигмы анализа внешней политики Китая
Виктор Острога: Современный наркорынок Беларуси – это оборот 500-600 млн. долларов
Иван Гриневич: Белорусская парламентская дипломатия способна решать самые сложные задачи
Александр Челядинский: 17 шагов по усилению присутствия Беларуси в Латинской Америке
Видео. Круглый стол «Беларусь и новые вызовы современности» - 20.02.2009
Глобальная война Буша с терроризмом завершена
Беларусь ставит европейское партнерство одним из внешних ориентиров
Экспертное сообщество Беларуси по вопросам внешней политики расширилось
Фото. Круглый стол в Минске «Беларусь и новые вызовы современности» - 20.02.2009
Программа круглого стола «Беларусь и новые вызовы современности» - 20.02.2009
Приглашение представителей СМИ на круглый стол «Беларусь и новые вызовы современности» - 20.02.2009
Конфронтация между Россией и Западом грозит рикошетом ударить по Беларуси
Андрей Русакович: Иракская кампания подвергла сомнению ключевой принцип международного права
Политический альянс Минска и Киева маловероятен
Андрей Русакович: Приезжих не любят за то, что они более активны
Андрей Русакович: Террористические организации можно рассматривать как подпольные политические течения
Андрей Русакович: Общественное недовольство политикой администрации Буша будут использовать в его партии
Андрей Русакович: Новое немецкое правительство будет поддерживать достигнутый уровень отношений с Беларусью
Андрей Русакович: Союз Беларуси и России замышлялся по типу франко-германского объединения в Европейском союзе





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 107
© 14.02.2018 Сергей Канунников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2199709

Рубрика произведения: Разное -> Научная литература












1