Ах, эти "ветренные" Мазерати!


            «Нас было много братьев, но
истинным гением был только я….
Альфьери Мазерати.
                 Их родилось не мало, этих неистовых братьев Мазерати. Карло, Биндо, Альфьери, Марио, Этторе и Эрнесто. Это были удивительные «макаронники», рождённые в самом центре аппенинского спортивного автостроения. Когда смерть забрала 29-летнего Карло, компанию возглавил Альфьери. А такую неординарную эмблему - «трезубец», разработал талантливый Марио.
После II-й Мировой войны фирма Maserati выпускала свои машины со стандартными обозначениями. Что-то, типа, 250F или 3500GT. И только в год убийства Д.Ф. Кеннеди (но не в итоге этого события) на свет появился первый автомобиль, названный в честь одного из знаменитых ветров, а именно седан Maserati Mistral. Это имя родилось от злющего колючего дыхания, дующего с ноября по март с Севенн на средиземноморское побережье Франции.                  Именно он открыл братьям Мазерати простор для дальнейших красивых имён, вместо сухих цифр, характеризующих лишь объём двигателя или его мощность.
                  В 1966 году ателье «Гиа» и Джорджетто Джуджаро создали симпатичное купе, получившее название Maserati Ghibli («Гибли»). Этот ветер, в отличие от Mistral, дуя из Сахары, наоборот приносит массы раскалённого воздуха на юг Италии. Эта модель, реанимированная в 90-х, выпускалась под этим именем до 1997 года.
                   Дальше идёт история, смириться с которой, истинному поклоннику Maserati (и De Tomaso) не удастся никогда. В 1971 году на свет появился Bora, первый автомобиль фирмы класса GT. Прозванный в честь северного ветра из Адриатики, он символизировал всю мощь и силу этого нового итальянского купе. Ну, а теперь вспомните, кому ныне досталось это знаменитое имя. Да, вы совершенно правы. Жалкому безликому «седанчику», выползшему из норы заводика в Вольфсбурге. Этого, этим недоделанным «фрицам» оказалось мало, и они посягнули ещё на «два превосходных ветра», Passat и Scirocco. Ну, первый, хрен с ним, лепите на «седалище» своих «четвероногих», но, ребята, Maserati Scirocco, это бы зазвучало, как «Пещера горного короля» Эдика Грига. А эти плюгавые «любители поросячих ножек с кислой капустой» ещё в 70-е прицепили это, самой природой созданное для аппенинских суперкаров имя, на «задницу» своего, типа, быстрого, «керогаза». Был же у них в те годы VW470, вот и ползли бы этим путём, наглые «бундес-хряки»….
                     Ну, да ладно, дела эти скорбные вскоре сдул в 1972 году новенький Maserati Merak (то ли дело «сирокко»). А в следующем году наши ребятишки «родили», так любимый мною с детства, Maserati Khamsin («Хамсин»). Сухой горный ветер, дует в сторону Египта и заставляет истинных мусульман молиться ему, дабы он не принёс на эту святую землю беды. Помните, как в замечательном рассказе Олдриджа "Последний дюйм" описывается его жаркое дыхание - "...и вот подул "Хамсин", слепящий ветер пустыни...". Машина, нарисованная гениальным Bertone (она на фото), до сих пор радует глаз своими изысканными линиями. Да и разгонялась она в те годы до 280 км/ч.
После этого братья связались с ещё одним производителем прекрасных спорткаров, сеньором De Tomaso. Кстати, его Pantera ранит мою сердечную мышцу до сих пор. Так вот в 89-м году свет увидело их совместное творение, с экзотическим восточным именем – Maserati Shamal. Этот, стихающий к ночи ветер Персидского залива, дал название автомобилю, оснащённому двигателем Biturbo мощностью 325 л.с.
А последнее «ветреное» Maserati родилось в самом начале 90-х. Это был «быстроногий» Karif. Сделав из него Spyder, «ребята» получили самый быстрый, для того времени, biturbo. Названный по имени сухого ветра, несущегося с северо-запада Сомали, он стал последним красивым «прозвищем» в истории фирмы. Дальше компанию «поглотила» Ferrari. И прекрасные восточные имена сменились на «3200GT» или на поучительную quatroporte («четырёхдверное»). Ну, что же, sig trasit gloria mundi!....
(на снимке Maserati Khamsin)

                                              Монтеверди – это не сорт швейцарского сыра.

                                                                                                           «Страна банков, часов и шоколада…»
                                                                                                                        Из путеводителя по Швейцарии 1935 г.

                      Поехать в Швейцарию в 70-е годы не за роскошными часами или килограммовой плиткой шоколада, а за великолепным спортивным автомобилем, мог посоветовать только человек, на первый взгляд вообще ничего не смыслящий в этой тонкой проблематике. Италия – вот страна, дающая возможность удовлетворить самые смелые мечты и выбрать себе суперкар у нескольких великих производителей. Но, как вы знаете, Швейцария состоит из нескольких кантонов, один из которых италоязычный. А где, как мы уже намекали, рождаются лучшие европейские макаро…(спорткары)? Так вот, после смерти в 1956 году папы Розолино Монтеверди, его сын Петер (мало-итальянское имя) стал официальным дилером Ferrari в этой горной стране. Но затем, подобно итало-аргентинцу Де Томасо, он традиционно рассорился со стариной Энцо и в протестном состоянии решил сам заняться производством спортивных машин. В результате этого на свет появился Monteverdi GT. Но реально первым автомобилем в 67-году стал симпатичный фэстбек Monteverdi 375S, с двигателем Chrysler. Петер не мог, в отличие от Ферруччо, переманить себе парней из Ferrari, поэтому в Швейцарии ему лишь сваривали стальную раму, а затем её переправляли в Северную Италию в городок (нет, не в Модену) Савильяно, где на местной фирме Fissore на раму «одевали» красивые, ручной работы, кузова.
                   Не смотря на выпуск около 80-ти автомобилей в год, фирма процветала. Вскоре родились: кабриолет 375С, а также роскошный 375/4 Limousine и, в добавок, двухместный Hai 450SS. В 1975 году Петер представил Monteverdi Palm Beach. Этот автомобиль, будучи швейцарским, собирался, как конструктор, со всех частей мира. Кузов делался на итальянской фирме Fissore, двигатель Chrysler Magnum V8 мощностью 375 л.с., понятно, был американским. Оттуда же доставляли и коробку передач TorqueFlite. Тормозная система Girling приплывала из Англии, захватив с собой британскую же «главную передачу» Salisbury. Ну, а делать рулевой механизм доверяли лишь знаменитой немецкой ZF. В итоге все становилось, как и Rolex-«устрица», истинно швейцарским.
                   Но, как в Новом Завете от Иоанна всё заканчивается Апокалипсисом (или, типа того), так и для фирм, производящих мощные машины таким временем стала середина 70-х. Нефть, «тварь продажная», резко подорожала и миллионы автоманьяков, враз лишились своих суперлошадок. К тому же в те годы Петер Монтеверди придерживался концепции Энцо Феррари 50- годов, что машина должна быть внешне красивой, а всё остальное вторично. Но всё же, он держался «до последнего», но вскоре был вынужден уступить. Двигатели уменьшали в «объёме», но к началу 80-х со спорткарами было покончено.
                  Но наш парень не привык сдаваться. В его рукаве имелся ещё один «джокер». Как вы знаете, в 74 году, увидел свет сверхлегендарный «проходимец» Range Rover. В это же время Петер, будучи на автосалоне в Вене, увидел на выставке внедорожничек Scout II от фирмы International Harvest (была и такая). Не долго думая, он, по проверенному методу своего международного «конструктора», соорудил роскошный «джип» названный Montrverdi Safari. Кузов, по традиции, ему «нарисовали» в итальянской Fissore. Двигатель 5.2 л, он, как всегда, позаимствовал у Chrysler. Задний двухстворчатый люк(?) взял у новорождённого Range Rover. Задние фонари отобрались у симпатичной Peugeot 504, а передняя оптика была изъята у банального FIAT 125TC. Бамперы «свинтили» у BMW в кузове Е12 (давно это было), а передние сиденья позаимствовали там же, но уже с Е23. Их обтянули превосходной кожей, в салон установили японский кондиционер. В итоге, получилась машина, на голову превосходившая тогдашние унылые внедорожники.
В марте 1990 года, сам бывший гонщик, Петер Монтеверди выкупает «погибающую» команду «Формулы 1» Onyx Racing. Правда, после 10-ти гонок ребята были вынуждены сняться с соревнований. В то же время у Петера был обнаружен ….
                   Борясь с болезнью, в середине 90-х, его фирмой был выпущен седан высшего класса Monteverdi Tiara. Затем ещё несколько менее заметных моделей. В 1998 году, в момент «нашего дефолта», злобная болезнь забрала «неуёмного» Питера в «мир иной». Немногие сохранившиеся машины давно нашли приют в музеях коллекционеров. После него Швейцария окончательно перестала быть, даже отчасти, автомобильной страной….
2015г





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 31
© 14.02.2018 Алексей Станов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2199676

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра












1