Зачем читать ЭТИ книги?!


                       "От многой мудрости много скорби,
                    и умножающий знание умножает печаль."
                                                                  Царь Соломон.
                      По телевизору шло умопомрачительное окончание невероятно трепетной «саги» по имени «Гражданин никто», и Андрей Андреевич Суслопаров не выдержав, расхохотался во всё своё 55-летнее горло. Такой нарочитой развесистой клюквы он не наблюдал со дня просмотра изотерической "фильмы" «Фокусник 2», где в начале действия картины бравый офицер милиции зачем-то открыв коробку с праздничным тортом, с удивлением обнаруживает там ДВЕ гранаты Ф1 («лимонки») с выдернутыми чеками. Растерявшийся, словно немолодая женщина, лишь перед выходом заметившая затяжку на любимых колготках, герой в течение загадочных 20-ти (!!!) секунд в сомнениях мечется по периметру с этой коробкой, чтобы потом героически накрыть её своим телом….
                      Прохохотавшись, Андрей Андреевич обвёл повеселевшим взглядом свою библиотеку, занимавшую 2 стены его 16-метровой комнаты. Здесь приютились, прижавшись друг к другу гладкими боками, собранные им ещё в 70-е, дефицитные собрания сочинений – мечта инженеров-конструкторов, а также раритетные в то время подписные издания, вкупе с прелестным «макулатурным» ширпотребом от Дюма-отца, в обнимку с его менее одарённым сыном.
                    Левый стеллаж занимала подборка фантасмагорических книжонок, типа, «Миров Гарри Гарриссона» и прочих «Жульвернов», «Стивенсонов» и многочисленных заманчивых в 80-е экземпляров из серии «Путешествия. Открытия. Исследования»…. «Да, - Андреич задумчиво почесал прореженную годами макушку, - как же в те годы было сладко углубляться в загадочные истории Перси Фосетта с его следами от 18-метровых анаконд или сопереживать погружениям Жака Пикара прямо в пасть неуёмной Марианской впадины»…
Чуть ниже разместился романтичный Джеки Лондон, мило соприкасающийся последним томом с несколько незадачливым основоположником «золотоискательной» литературы, Бретом Гартом. Этажом ниже притулились по-руссофильски многомерные: Толстой, Достоевский, Тургенев, Гоголь, Чернышевский и прочие зануды. Антон Чехов в синем переплёте стоял отгороженный от этих сверхмыслителей тонкой перегородкой, состоявшей из видимо случайно забытого двухтомника Паустовского... Завершал всё это великолепие, видимо случайно забредший из ирландского паба, одинокий, и никем никогда не читанный, «Улисс», в девственно соблазнительной суперобложке, видимо купленный тогда Андреем, из-за внезапно вспыхнувшего в нём бессознательного тщеславия….
                      Толстой, … Толстой….. Как-то Андрей Андреевич смотрел по «Культуре» программу «Культурная революция» и в ней на полном серьёзе, один преподаватель университета, высказываясь на тему молодёжи, привёл такой пример: «Однажды, перед летними каникулами я посоветовал студенту Колесову прочитать за лето «Войну и мир»…. Встретив его осенью, я поинтересовался, понравился ли ему роман. На что парень, абсолютно искренне сознался, что начал читать. Но ТАК КАК ему случайно попался роман на французском языке, то он пообещал, как только найдёт русское издание, обязательно прочтёт»…. Все присутствующие филологи весело рассмеялись…
Андрей Андреевич, привстав, подошёл к другому стеллажу. Между царившими здесь заманчивыми томами Бунина, Набокова, Цвейга, Ивлина Во и Шиллера, затесалась одна тоненькая, бесконечно чувственная брошюрка, под названием «Милый Эп». Он не отрываясь прочитал её в восьмом классе и почти сразу же влюбился в Людку Семёнову из параллельного класса. Андрей просто мило бродил с этой очаровательной блондинкой по вечерним улицам…. Он и сейчас ощущал удивительный вкус её губ при первом в жизни поцелуе… А затем он дал почитать Людочке эту повесть, которую она так и не вернула. Лишь несколько лет спустя он нашёл и купил эту книжку, которая сейчас напомнила ему о той первой чистой любви…
Чуть правее разместилась вторая любимая книга его юности, пронзительная история настоящей дружбы - «Три товарища» Ремарка. Ныне, в 2016-м году Андреичу как-то даже не верилось, что люди могли просто искренне дружить, не считаясь с деньгами, временем и готовыми на всё, чтобы выручить друга. На календаре был вторник и гр. Суслопаров предсказуемо включив знаменитую “Ruby Tuesday” от Rolling Stones, извлёк на свет совершенно особенную книженцию. Это была легендарная «Москва-Петушки» Венички Ерофеева. Если честно, в том возрасте эта повесть не показалась девятикласснику особо интересной. Но вот коктейль «Слеза Комсомолки» они с ребятами честно попытались воспроизвести. Спустя неделю все необходимые ингредиенты были тем или иным способом добыты. Оставалось только размешать сие зелье ИМЕННО рекомендуемой автором веткой жимолости, которая, к великому сожалению, здесь не произрастала… Поэтому пацаны и решили, что именно из-за её отсутствия смелая дегустация и оказалась столь плачевной…. Наиболее активного исследователя «творчества» Венички, Ваську Калачёва, спустя полчаса забрала «Скорая», а остальные просто….
Андрей Андреевич выключил телевизор и воззрился на верхний ряд, примыкающий непосредственно к потолку. Большую его часть занимал тёмно-терракотовый, густо покрытый пятнадцатилетней пылью, сборник Мариэтты Шагинян. Рядом располагались жалкие остатки поэзии Ахматовой, Цветаевой, Ахмадуллиной, то есть всё, что не взяла с собой после развода жена.
                        Андрею Суслопарову с институтских времён отчего-то всегда нравились только искренне заумные барышни. И его Зинаида идеально подходила под искомый образ. Сотканная из поэзии «серебряного века», она могла часами смотреть вдаль, лишь иногда прерывая это сакральное действо прикуриванием очередной тонкой сигареты, вынутой изящными пальцами из красной пачки «More». Поначалу, они довольно живо обсуждали на кухне терзания и стихи какого-нибудь Франсуа Вийона или Перси Шелли. Но вскоре Зина практически перестала вставать с постели, проводя всё время с «Разбойниками» Шиллера, или с « Будем как Солнце» Бальмонта, ну и с прочей чепухой. Желание готовить хоть какую-либо еду пришедшему с работы мужу, она к этому времени окончательно растеряла….
Всё закончилось в тот день, когда вернувшийся вечером Андрей, голодный и к тому же поругавшийся с начальством, застал свою благоверную лежащей в наполненной пеной ванне. В одной руке у неё тонко дымилась сигарета, а другой она держала книжку Агнии Барто, которую внимательно изучала. Мужчина и сам не понял, что его больше разозлило, голодный желудок или странный выбор для чтения супруги, но он спокойно погрузил жёнину голову, сигарету и Агнию в искомую глубину и назавтра подал на развод….
Все 90-е и «нулевые» Андрей Андреевич фанатично искал «суженую» среди библиотекарей, университетских преподавателей или просто умненьких студенток филфака. Одна из них не могла ему простить, что он не знал как «ударять» имя шекспировского короля МакбЕта, и долго внушала провинившемуся дядьке прописную истину про то, что в «шотландском» языке приставки “Mac” и “Mc” не МОГУТ иметь первоначального ударения, не смотря на различность написания…. Другая, не смогла извинить незнание полного имени и поэзии бедолаги Жана Николя Артюра Рэмбо…. А когда он игриво сопоставил фамилию любимого поэта с героем Сталлоне….
                       Последние его пассии предсказуемо зачитывались непристойным Бегбедером, загадочным Пауло Коэльо и псевдофилософическим Мураками. На бодрые мужские воспоминания о забытых этими постинтеллектуалками Дюма и Себастьяне Жапризо, сверхутончённые девицы отвечали едва сдержанными смешками…. Сам тов. Суслопаров мудро не читал книг уже с четверть века. Он твёрдо усвоил одну, непреложную для его осознания истину – в литературу, если ты не преподаватель словесности, можно внедряться, лишь до 20-ти лет. Дальнейшее углубления в эти заманчивые дерби ведёт напрямую к известному силлогизму Ницше: «Если долго вглядываться в Бездну, Бездна начинает вглядываться в тебя». Нужно просто заменить «Бездну» на «Книжки», и всё срастается….
                          Андрей Андреевич подошёл к зеркалу, и глядя на свой волевой подбородок, продолжил рассуждать. «Что есть буквы? Это просто условно принятые значки, из которых поначалу строятся слова, переходящие далее в предложения. В чём феномен букв? Визуально воспринимая их, человек начинает рисовать в мозгу различные картины, и подключая воображение, раскрашивает их в нужные цвета. В книгах он по-своему материализует пейзажи и лица героев, одновременно наслаждаясь игрой слов и изяществом синтаксиса… В отличие от телевизора и радио ум, поигрывая придуманными символами, гораздо активнее развивается и…, - он отвернулся от зеркала, - …. многие начитанные умники… доживают свою, увы, далеко не книжную жизнь в полном одиночестве, с томиком кого-нибудь из акмеистов в руках…..
                   Гр. Суслопаров задумчиво включил телевизор, и опустившись в кресло, стал ждать начала 6-й серии, затягивающего своей милой наивностью, сериала «Мажор 2»….
2016г





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 19
© 14.02.2018 Алексей Станов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2199672

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Рудольф Сергеев       14.02.2018   17:56:25
Отзыв:   положительный
Ох, серпом ***.
Алексей Станов       16.02.2018   13:06:04

Так, шутЮ я))))))))










1