Лаборатория (дорога в оба конца) глава 1 книга 4


Память милосердна.
Она закрывает страшные двери
на крепкие замки и отдает ключи
человеку.
И уже его воля поворачивать или
нет ключ в замочной скважине.
…Память милосердна?

1. В электричке.

Они все время разные – эти песни вагонных колес. Музыка похожа: «Тук-тук, тук-тук», а слова… Мысли и чувства каждого, сидящего в вагоне, наполняют их очень важным и всегда неповторимым смыслом.
Электричка летела в черную неизвестность, оставляя справа позади что-то еще светлое, тревожное. Пейзаж за окном напоминал японскую гравюру. На фоне снега и сумеречного неба черной краской были нарисованы деревья. Ближние стремительно пролетали мимо, дальние двигались плавно, не сразу пропадая из виду.
Несколько раз в год он садился, как когда-то, во времена институтской юности, в пригородную электричку и уезжал из Москвы домой: всегда в день своего рождения, двадцать шестого сентября, и еще тогда, когда приказывала она – его память, или просила Она…
Восемь лет прошло. Куплена хорошая квартира, а недавно он, наконец, поменял старую машину на очень приличный внедорожник – столько лет продержался, и вот неизбежное случилось.
Восемь лет он хранил эту машину как память, приоткрывающую дверь в прошлое. Не самое лучшее напоминание, но… Кирилл давно пришел к выводу, что память лучше не трогать. За невыносимое «удовольствие» терзать душу болью приходится платить слишком дорого. Но сегодня был такой день, когда память оказалась сильнее.
Восемь лет прошло. Но закрывая глаза, он видел Уланулуну совершенно отчетливо, и каждый раз ее образ сразу ускользал, будто она чувствовала, какую боль причиняет своим появлением. Однако случались минуты, когда он просил ее: «Останься! Сегодня есть силы. Сегодня я смогу». За такие вечера или ночи он получал награду – ощущение неизбежности нескорой встречи и силы пройти этот путь.
…Пейзаж за окном тускнел, темнел, уходил в небытие. На секунду Кириллу показалось, что в темноте мелькнул знакомый силуэт. Даже улыбку рассмотрел. Но откуда он здесь? Этого не может быть. Да и как можно разглядеть в таких сумерках. И сразу возникла мысль: «Именно в темноте его и видно». А следом пришли воспоминания…

Целых семь лет он прожил обыкновенной человеческой жизнью: ничего сверхъестественного – все, как у всех. Временами казалось, что и не было тогда ничего, кроме Л/уны. Но прошлогодние события, необъяснимые и страшные, снова напомнили о том, что хрупкая грань между этой жизнью и чем-то неведомым слишком тонка, и она снова дала рядом с ним опасные трещины.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 13.02.2018 Светлана Чабанюк
Свидетельство о публикации: izba-2018-2199004

Рубрика произведения: Проза -> Роман



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1