Нежданная гостья часть шестая


Нежданная гостья часть шестая
-Астольф, я полагаюсь на вас, - слова капитана придали уверенности штурману, что галеон и на сей раз выйдет из борьбы победителем. – Я схожу, проведаю мадемуазель, как она там? Едва ли ей доводилось попадать в такие ситуации.
- Если она вообще когда-либо выбиралась в море, - предположил Астольф и был недалёк от истины. Элизабет, в первый раз ступила на палубу корабля и вот, на тебе, такой шторм.
Фок-мачта, как и реи, несущие паруса, отяжелевшие от влажного воздуха, гнулась под ураганным ветром, грозясь сломаться напополам. Луна, скрывшаяся в самом начале шторма за тяжёлыми тучами, не спешила появляться, отчего тьма казалась непроглядной, хоть глаз выколи.
Опасаясь за здоровье мадемуазель, Де Вир решил посетить её каюту. В полумраке коридора, едва освещаемого висящим под низким потолком фонарём, он подошёл к двери, постучался и стал дожидаться ответа.
-Кто там?
-Капитан корабля решил удостовериться в вашей безопасности.
-А, мессир Антуан. Прошу Вас, входите.
Переступив порог каюты, он увидел возлежащую на кровати, прикрывшись одеялом, Элизабет.
-Спасибо мессир, что пришли. Мне было ужас, как страшно, эти скрипы, удары волн о борт, - проговорила она, ища защиты у капитана.
-Страшно, с этим не спорю, - ответил Де Вир, - не боятся только умалишённые. Страх присущ всем живым: и людям, и зверям, и птицам. Кому страх придаёт силы противостоять источнику страха, а кого уничтожает. На море это особенно заметно, здесь, когда вокруг сотни миль простирается водная гладь толщиной в сотни метров и помощи ждать неоткуда и некуда сбежать, нет выбора. Остаётся бороться с водной стихией, с ветром, с бурями и вот борешься за жизнь: как свою, так и преданных тебе людей, в моём случае экипаж, либо складываешь руки, признавая поражение.
Но тогда, на Страшном Суде перед Всевышним, какие доводы приведёшь в своё оправдание? На твоей совести будут десятки загубленных жизней, тех, кто доверился тебе…Элизабет, не смыкая глаз и даже не моргнув, слушала монолог капитана и, даже казалось страх, не отпускавший ни на минуту, отступил куда- то, рассеялся во мраке.
-Спасибо, мессир, мне стало значительно спокойнее после ваших слов.
-Весьма признателен, если так на самом деле.
-Мессир, я желала бы знать, где находится мой спутник?
-Элизабет, можете быть спокойны, с ним всё в порядке, он также, как и вы на борту и позвольте полюбопытствовать…
-Конечно же, мессир.
-Ваш спутник, кого он из себя представляет? Его монашеское одеяние послушника несколько не соответствует его внешнему обличью, уж позвольте мне заметить это. Я сам некоторое время скрывался в одном из монастырей и неплохо изучил их поведение…
-Согласна с вами и не считаю нужным отпираться. Вы правильно заметили, он действительно не является послушником, а быть откровеннее, он сын конюшего моего отца. Нет, нет, он не подослан к вам в качестве шпиона, как можно подумать, тут нет никакого секрета, я его подговорила сопровождать меня в этом приключении…
-Что ж, это весьма занимательно… - капитан всем своим видом, демонстрировал заинтересованность.
-Всё дело в том, что меня решили выдать замуж за престарелого графа. А у него огромное состояние, исчисляющееся не только золотом, но и обширными землями… вхождением в придворные круги…
-Элизабет, родители юноши хотя бы имеют представление, что он ушёл с Вами?
-Мессир, я не знаю, - она склонила голову, осознавая свою оплошность.- Он не посвящал меня в свои планы…
-Значит, придётся как- то с оказией оповестить бедных родителей, дабы не беспокоились понапрасну о своём кормильце…
-Да, мессир, я как- то об этом не задумывалась, настолько спорым было наше бегство, покуда нас не спохватились.
«Одна загадка раскрыта, они не являются любовниками или женихом с невестой», - сделал для себя выводы Антуан Де Вир, а вслух же сказал:
-За вами погоню мог организовать единственно ваш отец, как лицо кровно заинтересованное. Что же до графа, до него всегда найдутся охотники с девицами на выданье, уж поверьте мне…
-Ну и пусть, - даже сейчас, как заметил капитан, при этом у Элизабет упрямо надулись губки, что как- то прибавило ей забавное выражение, схожее с детским.
-И всё же, возвращаясь к вашему спутнику…
-Что- то ещё смущает Вас, мессир, - она направила на него свой взгляд.
-Его балахон и познания…
-Мессир, что касается балахона, я ничего не знаю, где взял или нашёл, об этом может поведать только он сам. Что до познаний, он помогал моему отцу в уходе за лошадьми. А отец мой поставляет своих лошадей на самые знаменитые дерби. А Жоффруа, так зовут моего спутника, таких диких лошадей приручал, диву давались даже опытные коневоды.
-Спасибо за откровенность. И простите за вторжение…
-Напротив Вам спасибо, что облегчили мне положение, мессир…
-Спокойно отдохнуть вам.
И всё же Антуану не давал покоя вопрос, на который Элизабет так и не ответили откровенно, как ему казалось: «кто она на самом деле?» Может быть, одна из не законнорожденных дочерей графа, коих тоже было пусть и не столь много, но имело место быть, и если старших они ещё могли протиснуть куда-то, то младших ожидала не столь счастливая судьба.
Де Вир, не стал ей демонстрировать свои познания в дворянских родах королевства, но был уверен, что в один прекрасный или не совсем, он поставит перед ней, этот свой, неудобный вопрос. И дело не в том, аристократка она или простолюдинка, а в постановке самого вопроса: почему она упорно стремится называться дочерью графа Дю Плесси?
Если она думает, что быть дочерью графа, имеющего власть, в пределах своего поместья означает какие-то привилегии, то в этом плане она сильно заблуждается - хоть на пиратском корабле, хоть на королевском фрегате - титул в большинстве случаев, не больше чем пустой звук; а в случае же мятежа, что происходит в случае захвата какого-либо торгового судна, то и опасность оказаться игрушкой в руках мятежников, не считающихся ни с чем. Или она думает, что виконтесса Дю Плесси будет иметь преимущество перед какой-либо графиней или баронессой? Да когда подобное произойдёт, в какой стране?
На новых землях, простирающихся от берегов одного океана до другого и там нет подобного. Но есть выскочки, правдами и неправдами, заполучившие титул, претендующие на самый торжественный приём, при этом не брезгующие грабежом и мародёрством, как и высокородные вельможи, живущие самым скромным образом, не афишируя своё происхождение. Чего только не доводилось видеть графу Де Вир, пока он бороздил моря, омывающие европейский континент от Амстердама до Генуи и до берегов Новой Франции и Англии, вместе взятых.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 13.02.2018 Аскольд Де Герсо
Свидетельство о публикации: izba-2018-2198815

Рубрика произведения: Разное -> Легенда












1