" Линия Судьбы " Главы 29 - 32



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

- Слушай меня внимательно, Рихард Штерн! - На плече молодого учителя сидела крупная летучая мышь. - Я прилетела сюда по поручению твоего отца. Если хочешь жить, делай так, как я скажу. Сейчас я ненадолго отлучусь, но как только вернусь, открывай пошире рот. Ты понял меня, Рихард?
Юноша утвердительно кивнул.
Эльза исчезла, но через несколько минут она снова появилась в Зеркальном зале. В цепких коготках летучая мышь несла крошечное ведёрко. Она подлетела к юноше и с лёту выплеснула волшебную влагу ему в рот. Мастерски проделав такой манёвр, мышь улетела за очередной порцией воды. Так продолжалось несколько раз.
- Как ты сейчас себя чувствуешь, Рихард? - спросила Эльза после десятого полёта.
- По моему телу разливается жизнь!
- Ты в состоянии прочитать заклинание? Я запомню его и передам твоему отцу. Волшебные зёрна у него, он использует их тот час же!
- Нет! Я всё должен сделать сам!
- Хорошо, пусть будет так! Не падай духом, Рихард! Скоро твои мучения закончатся. Спешу передать тебе привет от твоей подруги.
- От какой подруги? - удивился юноша.
- Как от какой? От Марты, конечно. Неужели ты забыл маленькую, славную ежиху? Если бы не она...
- Я был уверен, что фрау Марта не оставит меня в беде! - облегчённо вздохнул юноша. Он был несказанно рад, что ежиха жива - здорова!
Летучая мышь замахала крыльями над головой молодого учителя.
- Жди меня завтра, Рихард! Не показывай вида, что у тебя прибавилось сил, не то Паучиха немедленно уничтожит тебя.
- Спасибо тебе, Эльза, за неиссякаемую доброту, - произнёс воспрянувший духом юноша. - Пожалуйста, поклонись фрау Марте. Скажи ей, что Рихард Штерн никогда не забудет её!

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ


Через два дня Паучиха вернулась с богатой добычей. пока солдаты растаскивали награбленные ценности по многочисленным кладовым, фрау Шпинне отправилась навестить детей.
Курту Паучиха подарила новый сачок для ловли насекомых и летучих мышей. В комнату опальной дочери она явилась, сияя, как начищенный медный таз. Моника лежала в постели лицом к стене. Она не отреагировала на появление матери.
- Я не сержусь на тебя, дочка, - как можно мягче сказала Паучиха. - Ну с кем не бывает? Молодость... скука... Я всё понимаю. А, может, ты больна?
- Я абсолютна здорова, мама, - отозвалась Моника.
- Ты не повернёшься ко мне?
- Зачем?
- Я всё же с тобой разговариваю.
- У меня нет желания.
- Ну, так я сейчас подниму тебе настроение. - Паучиха подошла к дочери, взяла её за руку и потянула за собой. - Пойдём, дорогая. У меня есть для тебя сюрприз.
Моника понимала, что от матери просто так не отделаешься. Поэтому она поднялась и с большой неохотой побрела за ней. Паучиха подвела дочь к одной их тюремных камер. Поворачивая ключ в замочной скважине, она искоса наблюдала за её поведением. Девушка не проявляла никаких эмоций: она с безразличием глядела в стену.
Наконец, замок поддался, дверь со скрипом отворилась, и фрау Шпинне втолкнула Монику внутрь камеры. При скудном освещении факела девушка увидела стройную мужскую фигуру. Человек стоял лицом к стене со связанными за спиной руками.
При появлении Паучихи пленник медленно обернулся. Он был юн и беззащитен здесь, в этом мрачном застенке. Во всём облике юноши прослеживалось благородное происхождение и чувство собственного достоинства. Гордая осанка, широко расправленные плечи, горящий ненавистью взгляд красноречиво свидетельствовали о том, что он ни при каких обстоятельствах не станет рабом, и скорее расстанется с жизнью, чем опустится на колени. Узник был ранен. Его безукоризненно белоснежная сорочка из тончайшего батиста с отложным кружевным воротником была заляпана кровью. На плече можно было заметить рану с неровными краями. Смертельная бледность разливалась по щекам пленника. Он стоял, слегка покачиваясь, изо всех сил стараясь удержаться на ногах.
- Как он тебе нравится, Моника? - спросила фрау Шпинне, подняв голову юноши за подбородок рукояткой хлыста. - По - моему, он - прелестен! Я своё слово сдержала и привезла тебе именно то, что ты просила.
- Не надо, мама! - с жалостью прошептала девушка.
- Почему же?
- Освободите лучше моего учителя!
- Зачем он тебе нужен? Поверь, он не стоит твоего внимания. А этот мальчик красив, юн, свеж.
- Умоляю, матушка! Освободите Рихарда Штерна! - тихо повторила девушка.
- Не бывать этому!!! - воскликнула фрау Шпинне. - Забудь о нём и лучше займись этим красавцем. Посмотри, какие у него глаза: того и гляди он испепелит меня своим взглядом! Кстати, он прекрасно владеет оружием. Мои люди с трудом его обезвредили. А знаешь, где я его обнаружила? Ни за что не догадаешься! В консерватории. Он выступал на сцене. У него - прелестный баритон. Хочешь послушать, как он поёт?
Моника не проронила ни слова.
- Спой нам что-нибудь! - приказала Паучиха пленнику.
Тот исподлобья посмотрел на свою мучительницу и промолчал.
- Неужели Вы не видите, мама, что юноша ранен? - возмутилась Моника. - Как же он может петь, если еле держится на ногах? Пожалуйста, не мучайте его. Пусть он возвращается домой.
- Ещё чего? Я хочу, чтобы он немедленно пел! - топнула ногой Паучиха. - Ты будешь петь, негодный раб?
Юноша презрительно усмехнулся, глядя на фрау Шпинне чёрными, с восточным разрезом глазами. Эта усмешка привела её в ярость.
- Я заставлю тебя подчиняться! - Она взмахнула хлыстом, но Моника, не сдержавшись, бросилась к матери и вырвала хлыст из её руки.
- Оставьте юношу в покое! - воскликнула она в негодовании. - Лучше вызовите к нему вашего Оракула. Он окажет ему помощь.
- Вот ты как заговорила? - Паучиха набросилась на дочь с кулаками. - Я догадываюсь, чьи это уроки. Но знай: твой учитель находится при последнем издыхании. Я хотела сделать тебе приятное, подарив тебе этого смазливого мальчишку, но ты, видно, совсем сдурела, раз отказываешься от него. Не хочешь, как хочешь. Я возьму его себе!
Пленный юноша рванулся вперёд и встал между матерью и дочерью, заслонив собой Монику. Паучиха побагровела от злобы.
- Вы что здесь, все сговорились? Ты, молокосос, ещё пожалеешь о том, что встал на моём пути. А ты, - бросила она гневный взгляд на дочь, - убирайся к себе! С тобой я после разберусь!
На прощание юный пленник ласково улыбнулся Монике, и его глаза засветились нежностью и теплом.
- Благодарю вас, фройлен, - сказал он в первый раз за всё это время. - Вы так добры!
Никогда ещё девушка не слышала слов благодарности в свой адрес. Она ответила юноше ободряющим кивком и, не удостоив внимания мать, вышла из камеры.
Юноша проводил Монику благодарным взглядом и демонстративно отвернулся к стене.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Фрау Шпинне стремительно вошла в рабочий кабинет Оракула.
- Следуй за мной, мудрец, - приказала она. - Да, и прихвати медицинские инструменты. Что стоишь, как истукан? Пошевеливайся!
Генрих вынул из нижнего ящика стола небольшой чемоданчик с необходимыми медикаментами и, не задавая лишних вопросов, поспешил за хозяйкой. Подойдя к Зеркальному залу, Паучиха замерла на пороге. Пристально взглянув на Оракула, она медленно, со стальными нотками в голосе, произнесла:
- Сейчас ты увидишь того, о ком у тебя болит душа.
- Простите, госпожа, но я не понимаю, о чём Вы? - пробормотал Генрих, но его слова вылетали из уст робко и неумело.
- Знаешь, Генрих, - на редкость спокойно ответила фрау Шпинне, - за те двадцать лет, что ты находишься в моём дворце, я отлично изучила всю глубину твоего характера. Повторяю ещё раз: ты не умеешь лгать! Вся твоя ложь написана на лице. Не знаю, какие у вас с учителем отношения, но скажу тебе по секрету: я не встречала ещё мужчин с такой сладкой, чистой кровью, как у него. Даже у Иоганна кровь была другая. Хотя он тоже был борцом за правду!
Каково было слышать отцу столь откровенно страшное признание? Генрих вдруг почувствовал предательскую дрожь в ногах, его спина взмокла от пота, с высокого лба скатилось несколько предательских капелек.
- Подойди ближе, Генрих! - Паучиха поманила Оракула пальцем, и тот, словно в бреду, приблизился к паутине. - Вот тот, по которому ты так страдаешь! Можешь взглянуть на него. Ты видишь его в последний раз!
Несчастный отец не смог сдержать тяжкого вздоха. Он с нескрываемой жалостью посмотрел на истерзанного сына, и отвёл взгляд. Между тем фрау Шпинне не сводила с Оракула своих немигающих глаз, затем она медленно перевела взгляд на Рихарда. И вдруг её словно осенило! Она негромко вскрикнула, по её телу пробежала дрожь.
Рихард чётко усвоил урок маленькой крылатой учительницы. Он висел с поникшей головой, не проявляя признаков жизни. Между тем юноша слышал каждое слово и даже кое-что улавливал краешком глаза.
- Ну что, полюбовался? - ехидно процедила Паучиха. Она демонстративно расправила окровавленную сорочку на груди пленника, провела холёной рукой по его спутанным волосам, затем снова обратилась к Оракулу. - Полюбовался? И довольно! Теперь я тебе ещё кое-что покажу.
Она грубо схватила Генриха за руку и с силой выпихнула его из Зеркального зала.
В тюремной камере, куда она его приволокла, было душно и темно. Переступив порог, Оракул споткнулся на что-то мягкое. Засветив свечу, он увидел сидящего на полу в неловкой позе юношу, который тихо стонал. Увидев нежданных посетителей, он стиснул зубы и замолчал.
- Чтобы к завтрашнему дню этот красавчик был здоров! - с безмерным цинизмом заявила Паучиха. - Он займёт место Рихарда Штерна в паутине!
Оракул стоял, словно вкопанный. Он смотрел на незнакомца и видел перед собой сына.
- Ты что, оглох? - рявкнула фрау Шпинне. - Немедленно приступай к своим обязанностям!
Она подошла к юноше и беспардонно взъерошила его тёмные волнистые волосы. Юный пленник смерил мучительницу гневным взглядом и отполз в сторону.
- Мне нравятся такие гордые, непокорные мужчины, - сказала она, облизнул красные, сухие губы. - У них - большие крепкие сердца!
Раньше хозяйка никогда не посвящала Генриха в свои кровавые тайны, поэтому сейчас, слушая её жуткие откровения, он мелко задрожал, как осиновый лист.
- У тебя что, плохо со слухом, мудрец? А, может, тебя тоже посадить в паутину? - засмеялась Паучиха, и смех её здесь, в этом подземном каземате, прозвучал диким хохотом гиены.
Генрих опомнился и шагнул к раненому. Он поставил чемоданчик с медикаментами на пол и склонился над юношей.
- Смотри, Оракул! За пленника мне ответишь головой! - сказала фрау Шпинне и, громко хлопнув дверью, вышла из тюремной камеры.
Лишь только дверь за злодейкой закрылась, Генрих протянул к юноше руку.
- Не прикасайтесь ко мне!!! - воскликнул тот. - Мне не нужна Ваша помощь!
- Что ты, что ты, сынок? Я не причиню тебе зла, - ласково сказал Оракул. - Твоя рана глубока, она воспалилась. Позволь я обработаю её...
- Не надо! Я хочу умереть!!!
Не слушая раненого, Генрих извлёк из чемоданчика ланцет и разрезал верёвку, стягивающую руки юноши. Узник с облегчением вздохнул. Затем Оракул осторожно обработал рану на его плече целебным настоем и наложил тугую повязку. Пока Генрих оказывал помощь раненому, тот стонал от боли.
- Как твоё имя, дружок? - спросил ласково Предсказатель. - Откуда ты родом? Как ты оказался здесь, в этом проклятом месте?
- Зачем Вам нужно знать моё имя? - сухо ответил юноша.
Генрих, хранивший столько лет отцовские чувства в себе, вдруг почувствовал страстную потребность вылечить этого несчастного мальчика. Он заботливо поднёс к его пересохшим губам флакон с Живой водой и взглянул на него с такой родительской нежностью, что сердце незнакомца ёкнуло.
- Пей, сынок! И не думай плохо о всех жителях этого склепа, - сказал Оракул. - Здесь в неволе томится и мой сын, честный, благородный человек. Я думал, что моя помощь необходима только ему, теперь вижу, что позаботиться придётся о вас двоих.
- Меня зовут Феликс, - сказал пленник, проникаясь доверием к этому доброму и чуткому человеку. - Я - студент консерватории. Меня схватили прямо на концерте. Схватили случайно. Я бы отбился - при мне всегда оружие. ( Приходится быть предусмотрительным - время нынче тревожное!) Но нелепая подножка всё испортила. Я споткнулся и упал. На меня набросились, обезоружили и притащили сюда. Скажите, зачем? Что со мной сделают? Что от меня хочет эта страшная дама? Почему она так грубо обращается с Вами?
- Я не знаю, сынок, зачем тебя сюда привезли, - соврал Генрих. - ( Это была ложь во благо!) Думаю, что тебе не причинят никакого вреда.
- Вы - славный человек! - сказал Феликс. - Только я не ребёнок. Не надо меня обманывать. Я всё понимаю.
- А раз понимаешь, то делай так, как я тебе велю! Живая вода, которую ты только что выпил, облегчит твои страдания и прибавит сил. Но ты не должен показывать виду, что окреп. Пусть все считают тебя тяжело раненым.
- А как же Вы? Я слышал, что эта дама приказала Вам вылечить меня к завтрашнему дню.
- Успокойся, благородный юноша! - с чувством глубокой благодарности произнёс Оракул. - Надеюсь, к завтрашнему дню нас здесь уже не будет А теперь постарайся уснуть. Сон вернёт тебе недостающие силы и придаст бодрости.
Феликс поймал руку Генриха, когда тот стал укладывать в чемоданчик свои инструменты.
- Пожалуйста... Не оставляйте меня одного... Побудьте ещё немного... Мне страшно...
" Да он совсем ещё ребёнок, - подумал растроганный Оракул, прижимая юношу к груди. - Но как держится! Не каждый взрослый мужчина так бы смог..."
- Ну что ты, что ты? Успокойся, дружок. Главное, теперь я знаю, что ты здесь. Ничего не бойся. Сейчас мне нужно идти. Ночь коротка, а мне предстоит ещё много работы.
Феликс улыбнулся.
- А Вас как зовут? - спросил он.
- Генрих Штерн.
- Спасибо, уважаемый Генрих. Я никогда не забуду Вашей доброты
- Поправляйся, дружок. И помни, что я тебе сказал.
Оракул вышел из камеры и подозвал к себе охранников.
- Передайте госпоже, - сказал он, - чтобы этого юношу никто не беспокоил. Я дал ему сильное снотворное. Сейчас он спит. Силы вернутся к нему, но для этого потребуется время и тщательный уход.



ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ



Фрау Шпинне выросла словно из-под земли. Она подпрыгнула, пытаясь поймать летучую мышь, в тот самый момент, когда Эльза подносила Рихарду очередную порцию Живой воды.
- Ах ты, тварь негодная! - воскликнула она в негодовании.
Летучая мышь ловко увернувшись, выпустила из коготков ведёрко, наполненное водой, и мгновенно забилась в щель в стене.
- Вот оказывается в чём дело! - Паучиха подошла к учителю. - То-то я стала замечать, что у моего сладкого мальчика порозовели щёчки. Тебя поят Живой водой! Ну, держись, Рихард Штерн! Сначала я разделаюсь с тобой, затем расправлюсь с твоим отцом!
Нечеловеческие глаза Паучихи налились кровью. Она ощерилась по- звериному, смерила юношу уничтожающим взглядом и выскочила из Зеркального зала, громко хлопнув дверью.

*****

- Генрих, Генрих! - запищала Эльза, влетев боком в кабинет Оракула. - Паучиха нас разоблачила! Рихарду грозит беда!
Не дослушав до конца летучую мышь, Генрих схватил Волшебный меч, бросил на ходу в карман кулёчек с кукурузными зёрнами и опрометью помчался на выручку сына. Смятение и тревога были написаны на бледном лице Оракула. Путаясь в длиннополой одежде, он прибежал к роковому месту, Зеркальному залу и замер в нерешительности. До сих пор ему не доводилось пускать в ход оружие. Он не отличался смелостью и ловкостью, не обладал присущим воинам силой и отвагой, но в этот решительный момент им руководили любовь к сыну и жажда мести за те долгие годы, проведённые в страхе и рабском унижении.
Охранники бросили на бледного запыхавшегося Предсказателя недоуменные взгляды и равнодушно отвернулись. Здесь, в подземном дворце, Генрих считался самым безобидным жителем, поэтому никто не обратил на него особого внимания.
Но неожиданно для всех Оракул выхватил Волшебный меч и взмахнул им. Какие-то неведомые силы руководили действиями отца, придавая ему в тот момент смелость и решительность. И вот уже бдительная стража корчится у ног Генриха в предсмертной агонии.
Ударом ноги Предсказатель распахнул дверь, подбежал к сыну и перерезал стальные путы, стягивающие его конечности.
- Как ты, мой мальчик? - Отец принял сына в свои объятия и помог ему встать на ноги.
- Нормально, отец! - Рихард сделал несколько неуверенных шагов, но у него закружилась голова, и он прислонился к Оракулу.
- Бежим скорее! Нам нельзя медлить! - Генрих обнял сына за талию и вывел его из проклятого зала.
Эльза летела за ними по пятам. Пройдя несколько десятков метров, отец и сын обнаружили погоню.
- Нам с ними не справиться, - сказал Оракул, ускоряя шаг. - Их много - нас двое! На двоих - один меч.
- А кукурузные зёрна? Где они?
- У меня.
Генрих передал сыну волшебные зёрна. Рихард, не останавливаясь, на ходу, высыпал на ладонь блестящие, словно восковые, зёрнышки, резко подбросил их вверх и скороговоркой прочитал последние строки заклинания герра Вейзе:

" КОГДА ГРОЗНЫЙ ЧАС В ТВОЕЙ ЖИЗНИ ПРОБЬЁТ,
ПОДКИНЬ КУЧКУ ЗЁРЕН - ОТПРАВЬ ИХ В ПОЛЁТ.
ЛИШЬ ТОЛЬКО НА ЗЕМЛЮ ОНИ УПАДУТ,
МГНОВЕННО БЕДУ ОТ ТЕБЯ ОТВЕДУТ".

В ту же минуту послышался отдалённый гул. Стены подземного дворца задрожали, с потолка посыпались обрывки паутины, извёстка и мелкие камушки.
- Что это? - переглянулись отец с сыном.
Тем временем гул постепенно нарастал. Теперь уже ясно стали ощущаться толчки. Земная кора пришла в движение, словно горный дух решил со скуки переставить мебель в своём уединённом жилище.
Преследователи сбились в кучу, побросали оружие. Началась паника.
- Землетрясение! - в ужасе закричали они. - Спасайся, кто может!
Нельзя было терять ни минуты. Генрих подозвал к себе летучую мышь.
- Эльза! Ты лети за Ключом Мудрости! - сказал он. - А ты, сынок, иди вперёд и никуда не сворачивай.
Вспомнив о чем-то, Генрих побежал обратно.
- Вы куда, отец? - воскликнул Рихард. - Там же стены рушатся!
- Ничего со мной не случится. Иди, я догоню тебя!
Рихард шагал по коридору наобум: он не знал дороги. За его спиной обваливались стены и потолок, хороня под своими обломками преследователей, а юноша всё шёл и шёл вперёд Внезапно он остановился в растерянности. Дальше идти было некуда - он зашёл в тупик!
- Помогите! Помогите, ну кто-нибудь! Выпустите меня отсюда! - услышал Рихард чей-то отчаянный крик и стук в дверь. Он узнал голос, взывающий к помощи. То кричала Моника.
Юноша подошёл к двери, постучал в неё и сказал:
- Моника! Вы слышите меня? Я постараюсь выпустить Вас.
Он сорвал со стены факел и принялся сбивать замок с двери.
И тут будто лёгкий ветерок коснулся плеча Рихарда Штерна. По его коже пробежал мороз от этого прикосновения. Он обернулся. Перед ним стояла Паучиха. Юноша отпрянул в сторону, волосы у него на голове зашевелились от ужаса.
- Иди ко мне, мой мальчик! - услышал он такой ненавистный голос. - Иди ко мне, мой сладкий! Тебе же приятно находиться в моих объятиях?
Фрау Шпинне протянула в сторону молодого человека тонкие длинные пальцы, похожие на щупальца и двинулась на него. Её волосы растрепались, на бледном лице бешено светились неподвижные глаза. Ярко - пунцовые губы были растянуты в зловещей улыбке.
Юноша отступил к самой стене и прижался спиной к холодному камню. Путь к отступлению был отрезан - позади Паучихи красовалась прочная, стальная паутина.
- Рихард! Рихард! - звала Моника. - Ну что же ты медлишь?
" Где же отец? - подумал юноша, покрываясь предательской испариной. - Почему он не догнал меня? Неужели он погиб под обломками?"
А Паучиха тем временем почти вплотную приблизилась к юноше. И вдруг... На его глазах началось кошмарное превращение. Доспехи, прикрывающие грудь фрау Шпинне , лопнули, и из её тела уродливыми ростками полезли паучьи лапки. Они увеличивались в размерах, вытягивались, пока не превратились в восемь безобразных лохматых лап. Туловище оборотня уродливо деформировалось, обрастало густой чёрной шерстью. Черепная коробка вдруг с хрустом треснула и разломилась пополам. Вместо человеческого лица на Рихарда взглянула морда чудовищного монстра с такими знакомыми, лязгающими челюстями.
Не успел юноша опомниться, как гигантский паук набросился на него. У него не было сил сопротивляться. Фантастическое насекомое обхватило его всеми восемью лапами и сжало в своих объятиях. Молодой человек стонал, задыхался, хватал ртом воздух. Его грудная клетка, сдавленная, словно железным обручем, трещала. Вот мерзкое создание вновь разверзло свою отвратительную пасть, и Рихард увидел стальные челюсти паука, нацеленные на его сердце. Он закрыл глаза и почувствовал, как земля уходят у него из-под ног.





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 46
© 13.02.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2198800

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


Раиля Иксанова       14.02.2018   11:01:29
Отзыв:   положительный
На какие мерзости способна жестокая Паучиха!
Вызывает такое отвращение! Как только автору удается такое писать?!
Поражаюсь мужеству и таланту твоему, Галина!
СПАСИБО ЗА ИНТЕРЕСНУЮ РАБОТУ!
Долорес       14.02.2018   17:14:06

Мне одна тётенька на этом сайте сказала, что автор кровожадный. Значит, легко. Раз так люди говорят, выхватив серединную главу из большого романа.
Спасибо, Раилеччка от кровожадной дамы.


Раиля Иксанова       14.02.2018   17:33:57

Благодарю и принимаю подарок от с доброй душой писательницы!
УЛЫБАЮСЬ,...
Светлана Мельникова       13.02.2018   19:20:12
Отзыв:   положительный
Да, Галочка, тяжкие испытания достались Рихарду!
Но, чувствую, что удивительная история движется
к своему окончанию. Спасибо тебе большое за
удовольствие её читать! Доброго тебе вечера!
С теплом души!


Долорес       13.02.2018   21:43:31

ДА, МИЛАЯ СВЕТОЧКА. СКОРО ФИНАЛ.
И РИХАРД ОБРЕТЁТ СЧАСТЬЕ ВМЕСТЕ СО СВОИМ РОДНЫМ ОТЦОМ.
СПАСИБО ТЕБЕ, МОЯ ДОРОГАЯ. ЧТО ЧИТАЕШЬ И СОПЕРЕЖИВАЕШЬ ВМЕСТЕ
С МОИМИ ГЕРОЯМИ.












1