Осторожно, Душа!


ОСТОРОЖНО, ДУША!
или
БЕЛАЯ КНИГА ПЛЕЯ АЛЕЯ

- А теперь скажи мне, что это ты всё время употребляешь
слова «добрые люди»? Ты всех, что ли, так называешь?
- Всех, - ответил арестант, - злых людей нет на свете.


М.Булгаков, «Мастер и Маргарита»

Нежеланный гость

В обширной пустыне поднялся песчаный вихрь. Он кружился возле известной картины с чёрной полоской, набрал силу и бурой вертикальной тучей помчался на северо-восток. Песок хлестал деревья, холмы, здания и людей, кромсал рекламные щиты, но странным образом не оседал на землю. Над Чёрным морем его стали сопровождать грозы и молнии, над Азовским вихрь ослабел и песчаное облако буквально рухнуло в белое мелкое море. Туманное веретено, извиваясь, спасалось от молний чёрных туч, скопившихся во всей Восточной Европе. Оно металось странными маршрутами, не считаясь с границами стран и погодными фронтами. Над норвежскими фьордами оно, наконец, было настигнуто мстительной молнией. Веретено исчезло, а на землю и воду тихо стали опадать сухие красные и жёлтые листья уникальных для планеты форм. Они как бы издевались над законами природы, показывая, что тысячи вольт для них ничего не значат. Следом продолжительный гром потряс воздух и тучи стали медленно расходиться, люди и звери Восточной Европы стали успокаиваться.
На первые лучи Солнца в редеющих грядах туч, щурясь, смотрел Плей Алей, нежеланный гость на Земле. Он сидел на скамейке автобусной остановки маленького городка. Ныне волшебник явился худощавым тёмноволосым мужчиной средних лет с чуть прикрывающей скулы бородкой и выгоревшими усами. Был он в белой рубашке с закатанными рукавами, в белых джинсах, опоясанных ярко коричневым ремнём с блестящей бляшкой в форме изрыгающего огонь дракона, в спущенных по щиколотки летних светло-серых носках и дырчатых узконосых коричневых туфлях на прочной подошве с крепким каблуком. Не обращая внимания на суетящихся рядом людей, он перевёл взгляд на другую сторону дороги, где у ворот рынка в этот базарный день царила сплошная кутерьма. Смотрел он отрешённо, полностью погрузившись в свои мысли.
Его тормозила нерешительность. И чем дольше следил он за людьми, тем больше она нарастала. Но сомнения эти не были гамлетовскими. Плей Алей был полностью согласен с названием главы одной из последних книг своего земного друга:
«Месть священна!»
Он, в общем, и вернулся отомстить за свою искромсанную жизнь на Земле, где счастливым можно было назвать лишь детство, за запутавшегося во всеобщем сострадании, а затем и погубленного земного друга, за Элен, фею, оказавшуюся здесь сгоревшей летней бабочкой, за недооценённых редких приятелей.
Полемизируя с ушедшим другом, он заметил в мыслях, что мстить явился именно холодный волшебник, и усмехнулся. Но следом мысли пошли наперекосяк. Изучая людские лица, Плей понял, что нынешние люди воспринимать его откровения, в общем, не будут. И попадёт он пальцем в небо. Может, стоит завязать войну с Великими здешнего мира, ну, конечно, не сжигая материю огненным смерчем, как предлагали придурастые джинсовые братья, а воином крушить кукловодов в духовном мире, используя свои знания? Волшебник и так, и сяк представлял себе эти войны и пришёл к следующим выводам:
1) Этот вариант предполагает безнадёжно долгое пребывание в этом мире, чего бы он не хотел. Близких людей здесь не осталось, а оправдывающее все лишения сострадание к людям и Природе было уделом земного друга.
2) Он, в отличие от всех Великих, кроме, пожалуй, Хаоса и Музы, не был воином. И стратегию битв он себе представить не мог. Да, он имел уникальную способность бесследно исчезать и внезапно появляться в любом месте, спасаясь от преследования во Внешнем мире. Он мог попытаться заморочить им думы. Но он не хотел оказаться в роли комара перед носом медведя.
3) В этом случае люди точно останутся в роли неведающих.
4) Если же он изберёт первый вариант мести, тайный постулат в материи потеряет свой статус, а в духовном мире с крахом такого важного постулата может возникнуть оппозиция, и похлеще истории мастера с цветком.
- В этом действительно есть резон. А не получится, - Плей Алей поднял голову и вновь посмотрел на небо в тучах, - я буду являться вновь. И мстить, мстить, пока не прогремит мой гром.
Плей Алей, наконец, встал и вместе с потоком людей, вышедших из автобусов, пересёк проезжую часть по направлению к рынку. Следом он свернул к крытым лоткам на торжище и внимательно осмотрел переходящие из рук в руки современные деньги к неудовольствию продавцов и вездесущих цыганских женщин и детей. Затем Плей вошёл в круглосуточный Интернет-клуб и, расплатившись новенькими хрустящими купюрами, занял кабинку с компьютером.
Открыв сайт современной прозы, он поисковиком нашёл давно заброшенную страничку произведений ушедшего друга.
- Нет уж, господа Стругацкие, - усмехнулся Плей Алей, - Булгаков прав. Рукописи не горят. Здесь нечему гореть.
Введя пароль и логин друга, волшебник кликнул на ссылке «Добавить произведение» и набил в открывшемся чистом поле название своей работы:

Срываем покровы Создателя.

Затем поморщился, удалил запись, немного подумал и обновил название:

Белая Книга

«Автор этой странички дал, в общем, много правильных определений, но с заполнением их смыслом получились проблемы. Поэтому дальше в своих обычных фантазиях он улетел безумно далеко от изучения своих тем – возможности вечного развития и постоянного успеха зла в борьбе с добром. Он начал с истоков, но оглянись же вокруг, присмотрись к героям, а не лети стремительной птицей в даль запредельную!
Действительно, этот мир делится на две составляющие – материальную и духовную. Духовный мир изначален, призрачен, постоянен и велик. Велик могучими героями и идеями. Третий Царь – Создатель, Идея Развития – Муза со многими своими последователями получили гегемонию именно благодаря сотворению материального мира. Материя – энергия, немыслимо сжатая Создателем в осязаемые объекты. Эта сжатая энергия в отличие от обитателей духовного мира непрерывно изменяется.
Представьте, что некий воспитатель с помощью волшебного пластилина соорудил на огромном столе сказочную панораму и пригласил детей играть с ним без лимита времени. Именно здесь весь интерес, а другие скучные воспитатели тихо сидят в сторонке.
Вот это картина обоих миров, духовного и материального. Последний также хрупок как игровая панорама. А возникшая живая материя вообще не имеет никакой прочности, является хрустальной оттого, что преобразовывает, воспроизводит и легко передаёт свою энергию, обогащает духовный мир.
Создатель и Муза предложили ангелам следующую игру или музыку, это кто как понимает – непрерывное развитие материи, имеющее целью преодоление искусственности и хрупкости и органическое включение преобразованного материального мира в духовный с увлечением и включением в непрерывное развитие субъектов последнего. При таком сценарии господство Создателя в этом мире стало надолго бы неоспоримым. Но некий ангел, бывшая волна победного удара Первого Царя в битве с Хаосом, стал на этой панораме вести свою игру на выбывание. Помогала ему в этом его новая идея – презренная идея власти. И если Муза выглядела в этом мире подругой Создателя, то идея власти была подобна чёрному ферзю неподвижного короля. Падший ангел своим отчаянным поступком, невероятным для его статуса, изумил и совратил многих в мире. Этим воспользовалась идея власти, проникая во всё возможное в материи. Ложью, коварством, присвоением чужой энергии, жестокостью падший ангел и его идея добивались следующего результата своей игры – перенаправления на себя всей энергии материального мира, уничтожения всех его объектов и перековки всей материи на броню и вооружение лично падшего ангела во имя будущих решающих битв с обитателями духовного мира. Падший ангел и идея власти мечтали всосать всю энергию и царствовать в гордом одиночестве даже без эха.
Теперь можно перейти к определению добра и зла.
Добро – то, что содействует развитию живой материи, зло – то, где есть явный след идеи власти.
Из определения видно как зло вплелось в добро с последующим его разрушением. Такая дисгармония сделала невозможной цель Создателя в материальном мире. Оценив это и задумав тайное, он пригласил свою Музу на великое творчество – создание людей. Громогласно объявив первых людей и их потомков своими детьми и дав им своё подобие в материи, Создатель благословил Идею Развития на путешествие к ним. Легендарное, хотя и недолгое присутствие Музы среди людей до сих пор питает их потомков необъяснимым оптимизмом. Уходя к Создателю, она оставила своим любимцам невероятный подарок – свои Образы в громадном количестве. Вначале они делали великую работу по доведению людей из чернового материала до уровня божьих детей, безопасности и включению творчества в природу человека. Но вскоре количество людей настолько возросло, что Образов стало хватать лишь на присутствие в людях в первой половине жизни, затем – только до прилива силы и стойкости, а ныне – до окончания детства.
Но Третий Царь открыл Музе истинную цель создания людей – формирование Образами Музы в материи детей божьих уникальной энергии, ставшей итогом преобразования материальных и духовных страстей вокруг человека. Эта энергия после ухода из человека Образа Музы некоторое время правит им, а затем улетает сформированным голосом в духовный мир к Создателю. Однако и здесь в тайную природу человека вмешалась ничтожная идея власти. И в итоге множество злых Душ, теряя свою уникальность, летят к падшему ангелу, томящемуся в заключении Царей, простыми сгустками энергии. Но из добрых Душ Создатель замыслил создать мощный неодолимый Хор под попечением Музы и при полном искажении материального мира взорвать его Новой Музыкой, разрушить древние связующие чары материи, освободить громадную энергию, в том числе из пут зла, и включить её в создание нового макета мира с новой субстанцией – этакой духовной материей, прямиком идущей к первоначальной цели Создателя, с новыми чистыми субъектами, с просветлением ангелов, которые бок о бок с добрыми Душами будут творить Новую Музыку, с окончательным уничтожением зла.
Муза не приняла вначале роли людей как простой упаковки, не обращала внимания на Хор, благожелательно следила за любимцами на Земле и просила за них Создателя. Но поступки людей в конце концов разочаровали Музу и она повернулась ликом к Хору Создателя. После этого с людьми остался только сын союза Создателя и Музы – известный под разными именами, но по сути Любовь Небесная.
Общая панорама живого материального мира такова – глубокое летнее болото с тонкой плёнкой яркой зелени и весёленьких полевых цветов на поверхности. Человек рождается как бы в мире добра, его окружает благо, но едва он набирает тяжесть, как проваливается в чёрную трясину зла.
Что же привело к такому драматическому соотношению? Постоянное насилие над окружающей Природой, что множит зло. Затем – компромиссы. Неизбежные, с точки зрения тех, кто выращивает новые, пока беззащитные, Души, они только усиливают зло и всегда ослабляют мир добра. Необходимость анализа действий сил зла, безусловно, распространяют его волны по всему миру и постоянно рекламируют его упорство и неуловимость. Высшая несправедливость, когда у всех сознательных существ, приверженных добру или злу, один конец, при ослаблении господствующей религии и философии вызывает кровавый пир у людей. Каждый такой пир на солидный жирный слой увеличивает чёрное болото. Есть и другие сопутствующие причины, мелкие для того, чтобы их анализировать.
Чтобы не утонуть в болоте, сосредоточимся на главном: человек – существо полифоническое. Его ноты сложны, многогранны и редко звучат в унисон.

Тело и образ Музы

Человек всё-таки отличен от Природы, хотя жить без неё не может. И лишь живое Тело является материальным началом человека, тем самым божьим подобием, мёртвое же тело – часть Природы.
Начнём характеристику первого начала человека с истоков. Союз Создателя и Музы настолько волшебный и многогранный, что его инсценировки в материи ещё очень долго не будут повторениями, если в них присутствует любовь. При этом мужчина выступает со стороны Создателя, женщина – Музы. Итогом может стать белковый комочек в лоне матери. Он, затем беззащитный ребёнок, любопытные мальчик и девочка, страстные красивые молодые люди, крепкие, хотя уже искажённые, люди среднего возраста, развалины на краю могилы – все они, как ни странно, божьи подобия, материальная основа человека. И только смерть стирает это подобие, поэтому так глупы посмертные артефакты. Подобие делает человека уникальным в материи, ибо никто в духовном мире не отважился воплотиться в этом вечно меняющимся от переизбытка энергии мире. Только падший ангел готов это сделать, но только после того, как вся материя станет его вотчиной.
С начала своей жизни Тело человека, хоть и чрезвычайно хрупкое, переживает бурное развитие, как будто Идея Развития раздувает под ним божественный огонь. Оно сперва подобно бутону, затем раскрывающемуся цветку. В нём нет ни капли зла. С течением жизни Тело достигает близкого подобия Создателю и здесь начинается главная загадка жизни человека. Он становится страстным, жёстоким – или к окружающим, или к Природе, или к своему Телу. Зло проникает в него. Тело начинает распадаться, теряет в значительной мере божье подобие, запоздалые попытки ни к чему не приводят и следует неизбежный конец. И только любовь даёт какой-то свет в эту трагическую пору.
Среди всех этих превращений важно помнить сказанное ранее: Тело человека – божье подобие, оно – наивный источник добра в кипящем от скрытой энергии материальном мире. Оно выполняет громадную работу во имя своих духовных начал, получая в ответ, несмотря на свой высокий статус, лишь унижение и предательство.
Почему так случается в мире, полном тайн, невозможно разобраться без рассмотрения духовных начал человека. Однако перед этим отметим основную черту Музы – недопустимость повторов. Только помня её можно разобраться в запутанном клубке духовных начал.

Покинув очередного человека, Образ Музы присоединяется к белковому комочку в лоне матери и создаёт пол ребёнка. Сразу эта живая материя приобретает новый статус, ибо Образ Музы – вечное духовное начало.
Образ Музы не царствует в человеке, а выполняет грандиозную работу и включает в неё Тело.
У человека во время гегемонии Образа Музы присутствует божественное вечное восприятие времени, ибо всё развивается. Все духовные начала в нём. При благоприятных внешних условиях всё блаженствует. Тело постепенно приближается к подобию божьему. Но есть подвохи. Первый – слабость и уязвимость Тела, ибо к постоянной изменчивости материи добавляется новая, связанная с его ростом. Поэтому человек в это время так чувствителен и раздражителен. И периоды радости и счастья сменяются безумным горем. Второй – Образ Музы не вкладывает свои волшебные силы именно в данного человека, он в этой улучшающейся форме буквально выливает Душу, новую субстанцию духовного мира. Но Тело иногда подводит, сжатая энергия прорывает границы божьего подобия и ребёнок неизлечимо заболевает. Вначале Образ Музы борется за него, спасает форму и взрослые удивляются оптимизму ребёнка. Но это общается с ними не Сознание больного, а Образ Музы. Когда же Душа в распадающемся Теле перестаёт расти в своей энергетике, Образ Музы просто покидает Тело и взрослые видят, что этот ребёнок превращается по разговорам и действиям в маленького старичка. Это ужасно и попахивает холодным цинизмом со стороны этого вечного доброго начала. Но такие случаи редки. Гораздо чаще случается следующий подвох. Третий – ребёнок содержит в себе Тело, Образ Музы, другие духовные начала, о которых речь пойдёт позже, в том числе – растущую энергетику Души. Эти начала находятся в разных весовых категориях. Тело – состоявшееся материальное начало, приближающееся к образу божьему, Образ Музы – вечный волшебник, а Душа – младенческая, ещё не сформированная энергетика, которая ещё учится у мира и бросается по всем его безграничным интересам. Но несведущие люди видят в ребёнке именно эту незрелую Душу и в запале своих страстных Душ «воспитывают», а по сути унижают и оскорбляют двух великих тружеников, источников добра в уязвимом ребёнке – Тело и Образ Музы. Это тоже диссонанс.
Но в целом ребёнок всё же не цветок, а росток могучего дерева, где главную роль играет Образ Музы. Поэтому у детей нет зла.
Если вдруг под внешним влиянием или в результате некого искажения «формы для литья» - Тела растущая Душа вырывается из-под опеки Образа и совершает хоть один осознанный и уверенный злой поступок, Образ тихо уходит. Человек затем по инерции растёт, развивается, однако его божье подобие разрушается.
Но пока Образ Музы с ребёнком, люди имеют удовольствие наблюдать за вечным волшебником и беседовать с ним, ибо Сознание охотно уступает место Образу. Необыкновенные сны детей, их внезапно мудрые разговоры, стремление к новому, воспоминания о том, чего не могло быть с этим человеком, звонкий смех, а главное – изначальная доброта, страх совершения зла – это всё Образ Музы.
Но приходит момент, когда девушка или юноша начинают любоваться собой, не отходить от зеркала, искать у окружающих подтверждения своей красоты.
При всей своей кажущейся наивности, период самолюбования – самая трагичная страница в жизни человека. Ибо это тоже действия ни Сознания, ни Души, а именно Образа Музы. Он, как художник, оценивает свою работу. А затем улетает к следующему ребёнку, лишая человека божественного восприятия времени и подготовив все функции человека для осуществления над ним власти Души. Отныне начинается время страстей.
Момент расставания неуловим, ибо добро всегда уходит тихо и незаметно.

Связующий или Ангел-Хранитель

При рождении ребёнок оглашает мир криком. Этот крик, еле слышный в материальном мире, в духовном чарами Образа Музы отдаётся чувствительным энергетическим взрывом. Этот энергетический выброс сразу оформляется в Ангела-Хранителя – самое странное и противоречивое духовное начало.
Начнём с того, что он находится не в Теле человека, а летает над ним подобно высокой тени. Хотя в Сознание человека Ангел-Хранитель имеет полный доступ. Почему же он назван Связующим? Образ Музы своим волшебством создаёт это духовное начало из волн заботы и тревоги родителей будущего ребёнка. И у Ангела-Хранителя две последовательных основных задачи. Во время гегемонии Образа – предупреждение человека о грозящей опасности при осмотре окружающих духовного и материального миров. После отлёта Образа эта задача отходит на второй план. А на первый выходит задача удержания вечной Души в бренном Теле, то есть связь этих двух начал. Связующий обращает внимание Сознания, а через него Души на разнообразные интересы в материальном мире для того, чтобы она задержалась здесь как много дольше. Это всё – хитрая задумка Образа Музы, ибо чем дольше Душа в человеке, тем выше её индивидуальность и привлекательность для Хора Создателя. А Связующий вынужден заниматься этим и охраной человека потому, что энергетически слаб и привязан всевозможными нитями с конкретным божьим подобием в материи. Когда Душа вырывается из Тела и материального мира, а человек теряет подобие божье, Связующий, прерывает связь с Сознанием, превращается в далёкую тень, наполненную безмерным горем, а по смерти рассыпается волнами над его трупом. И эту вторую кончину остро чувствуют близкие несчастного неосознанным волнением своих духовных начал, связанных с погибшим, ошибочно принимая её за отлёт Души.
Люди трактуют Ангела-Хранителя слишком однозначно. Действительно, Связующий буквально врывается в Сознание человека в момент опасности, если при рождении ребёнка он приобрёл в крике достаточную силу, что в свою очередь зависело от любви и ожидания будущих родителей и их окружения. Ангел-Хранитель при опасности буквально руководит человеком, тем более что Душа, видя крайнюю уязвимость человека и банальность ситуации, обычно презрительно покидает его Сознание. Человек мечется в панике, ибо Связующий намного слабее Сознания ориентируется в материальном мире. Гораздо полезнее Ангел-Хранитель в момент предупреждения об опасности, но тогда ему сложно пробиться через волшебный Образ или страстную Душу. Поэтому чаще он прорывается в сны человека пророческими или тревожными видениями. Но в старости или тяжёлой болезни Ангел-Хранитель обычно не ощущается из-за вышеизложенного.
Тёмный, с голубым светом по контуру – действительно, таков Ангел-Хранитель. Эпизодический соратник, отнюдь не руководящий и направляющий – так ли? Этот вопрос связан со следующим. Есть ли зло в Связующем? Это духовное начало руководит человеком во время страстей при чрезвычайной опасности его жизни и благополучию. И тогда Ангел-Хранитель способен на непреднамеренное зло для сохранения status quo. И это – предательство «ради спасения своей шкуры». Ангел-Хранитель всего-навсего пытается спасти Тело и самого себя. Но он своим порывом буквально ослепляет Сознание и даже приводит в замешательство Душу, те духовные начала, которые могли бы реально оценить ситуацию. Выполнив таким образом свой «долг», Связующий отстраняется и оставляет прозревшему Сознанию и Телу сомнительное удовольствие платить по всем долгам.
Но это не столбовая дорога зла. И чтобы расставить всё по своим местам, перейдём к следующей главе.

Душа

Душа – второе вечное начало человека и появляется следом за Телом, Образом Музы, Связующим и Сознанием. Она растёт и усиливается подобно Телу, но со значительным запаздыванием. Как только голубой огонёк Сознания загорается в духовном мире, на него устремляются с ближайших сфер волны всевозможных интересов. Резонатор в виде божьего подобия под руководством Образа усиливает и преобразует их. Далее следуют обычно долгие, длиной во всё детство, усилия по возжиганию и слиянию их в одну новую мощную энергетическую субстанцию. Она и становится Душой. Обозрение материального и духовного миров, учёба у Образа и благодарная любовь к нему обычно проходят вне Сознания, хотя и внутри Тела. И на всю жизнь в материальном мире Образ Музы – единственное начало её собственного человека, которое Душа по-настоящему любит и ценит.
Изначально у Души исключительно высокая самооценка. Со слов Образа она знает свою значимость, неуязвимость и привлекательность для Великих духовного мира. Если Связующий – высокая тёмная тень с голубой каймой, то Душа – ярко синее пламя во весь рост человека. В материальном мире Душу можно почувствовать и при некотором количестве фантазии увидеть через глаза человека. Громадная энергетика Души безусловно сказывается на человеке, даже если она не врывается в Сознание.
Если идти последовательно, то Душа начинает проявлять себя в разнообразных играх и ревнивой любви к близким. В нормальных условиях она ещё прислушивается и к Образу, и к Связующему. Но иногда энергия впитанных и преобразованных в одну субстанцию волн слишком велика и Душа отказывается кропотливо создавать свою индивидуальность и взрывается, заставляя детское Тело метаться по доступным интересам. Образ Музы тихо отстраняется, признаёт своё поражение и покидает человека. Остальные духовные начала по своей энергетике просто не могут остановить страстную Душу. И судьба такого маленького человека предрешена. Только после его кончины такая Душа осознаёт, что без индивидуальности она интересна только злу как пучок дармовой энергии. Но это частный случай.
При жёстком отношении к ребёнку оскорблённая Душа теряет интерес к материальному миру и вынужденная наставлением Образа и убеждениями Связующего томиться в Теле, всю свою страсть отдаёт удалённому изучению глубин духовного мира. От этого в сны и частично в Сознание несчастного ребёнка проникают странные фантастичные картинки.
У детей Душа кроме игр и любви к матери и близким развивается по всем возможным направлениям. В основном эти направления определяются Образом Музы. Это и наслаждение Природой, и увлечение чтением, учёбой. Это рисование и любовь к музыке.
К восторгу Образа у Души начинает проявляться творчество.
Но наступает момент, когда Образ Музы подготавливает для Души некое действо.
Образ входит в Сознание и открывает неизмеримо прекрасное в выбранном субъекте противоположного пола, при этом весь остальной мир гаснет. Это – первая любовь. Она чиста, иного с Образом быть не может, бескорыстна и чаще всего безответна. Образ может демонстрировать влюблённость во всего человека, в его Образ Музы, в его Душу, даже в некое представление о нём, вроде слухов, видео или фото. Объектом влюблённости может стать и творческий персонаж, вроде скульптуры, героя картины или книги. В общем, всё это неважно. Главное понять, что первая любовь – игра, которую Образ Музы демонстрирует для Души, оказавшейся в непривычной роли зрителя. Задача Образа – пробудить в Душе глубокий интерес к плодотворной любви. И как любая игра, первая любовь не имеет серьёзного продолжения в материальном мире и позже вспоминается как светлое доброе облако.
Вскоре Образ покидает человека. И чтобы потом не испытывала Душа, она будет ощущать себя брошенной в материальном мире. Нечто подобное происходит с человеком, когда Душа вырывается из него в духовный мир.
Время как песочные часы человек начинает ощущать сразу после отлёта Образа Музы. Но Душа своими прорывами в Сознание спасает человека от уныния. Ибо тогда идёт совершенно иное восприятие времени, связанное с очередным интересом Души. Некие шоры возникают в Сознании. Они застилают трагическую неизбежность, проблемы и угрозы и оставляют только направление текущего интереса. Такая вот имитация вечного восприятия времени.
Душа получает власть над Телом в период его наибольшего приближения к образу божьему. Не считая травмы, нанесённой уходом возлюбленного Образа, Душа удовлетворена полученным наследством, ибо выбор интересов чрезвычайно расширяется. Она эксплуатирует человека, не считаясь ни с чем. Часто теперь сны становятся натужным, фантастичным, хотя и утомительным, продолжением дневных страстей. Потихоньку Душа начинает преобразовывать Тело по своим интересам в ущерб божьему подобию.
Итак, в разгаре время страстей. Любовь, творчество, изменения окружающего мира – самые яркие проявления Души. Именно в этот период в любви люди рождают детей и подготавливают появление новых Душ, умножая таким образом оба мира и поддерживая добро. Замечательна также любовь Души к другой Душе. Это чудо иногда случается в материальном мире. Глаза в глаза – Души замечают друг друга и, если происходит взаимная симпатия, уже ничего не может разлучить их. Тела старятся, люди глупеют, условия жизни меняются, но Души ничего этого не замечают. И в духовный мир они улетают вместе, с гибелью или тяжкой болезнью одного из любимых, или из-за скучных, отвратительных условий жизни. И далее никогда не разлучаются ни в Хоре, ни в брюхе падшего ангела, усиливая и поддерживая друг друга. Бывшие возлюбленные же с отлётом Душ с изумлением и некоторым отвращением осматривают своих партнёров, не понимая причин столь тесной и утомительной взаимной связи.
Но во время страстей Тело почему-то рассыпается, чаще происходят убийства, сужается круг доступных интересов. И что обиднее всего, в это время на Душу буквально волнами наваливаются оскорбления, неприемлемые для её статуса.
В Душе растёт неудовлетворённость таким своим господством. Более всего её удручают оскорбления и потеря того облика Тела, которое то имело во время гегемонии Образа Музы. Всё это Душа приписывает своему неумелому руководству. Она реже и реже врывается в Сознание и рано или поздно покидает Тело и материальный мир (кроме случаев, описанных ниже).
В отличие от ухода Образа, смерти Тела, Сознания или развоплощения Связующего, Душа расстаётся с человеком драматически. Тоска сжимает грудь, чёрная пелена застит глаза и Сознание, Тело катастрофически теряет силы и в тоже время что-то побуждает его метаться в стонах. Только самые сильные люди способны достойно пережить этот период. После ухода Души наступает тихая опустошённость, которая не покидает человека до конца жизни.
Душа – действительно вечное, энергетически мощное и безмерно талантливое начало человека. Из этого следует, что бесталанных людей нет. Кому-то удаётся передать все свои дары благодаря пластичности Тела и Сознания, ибо преобразование духовного в материальное (а слова и музыка – та же материя) есть тяжёлый труд. Такие люди объявляются гениями в противоположность от множества других, которых причисляют чуть ли не к быдлу. Но это ложное величие. Просто большинство людей подводят несовершенное Тело и не столь яркое Сознание, ибо эти начала не подстроены под Душу, возникают независимо от неё, хотя она и руководит ими. Талант во всех людях светит подобно звезде, если те не предались злу.
Но почему во время страстей Тело не приближается к божьему подобию, а распадается? Почему жизнь становится скучнее? Почему оскорбления возжигают гнев Души? Почему Душа вырывается из Тела, открывая счёт времени горестного кануна?
Как бы я ни огибал эту тему, но сейчас надо к ней вернуться, тем более что она даст ответы на эти и прочие вопросы. Это отношение Души к добру и злу.

Проблемы добра и зла

Важно понять следующее – Душу в нашем мире привлекают лишь интересы, которые она преобразует в страсти. Лишь интересы. А они могут оказаться по обе стороны грани добра и зла. Самое привлекательное начало человека, автор любви и творчества, духовная энергия, которую обхаживают субъекты духовного мира от Образа Музы до Создателя и падшего ангела – только Душа может быть источником зла в человеке. Как и источником страстного добра. Но почему так произошло?
Перед уходом Образ Музы подготавливает власть Души в человеке. Ключевое слово произнесено. Власть. Самое благое начало человека, светлый волшебник зовёт презренную идею власти. Чёрный ферзь охотно устремляется туда, куда его зовут. В Теле человека он оставляет свой образ. Тот подготавливает связи Души с идеей власти и падшим ангелом. Сам он не остаётся призрачным субъектом, а преобразуется из духовного в материальный. Так в человеке появляется вездесущая ядовитая ржавчина. Здесь ржавчина замирает и с еле скрытым торжеством ждёт своего часа. Тот настаёт, когда светлый волшебник покидает Тело, а Душа начинает вовсю проявлять свою власть над божьим подобием в материи, что само по себе оскорбительно. Так на старте времени страстей в каждом человеке как насмешка над светлым волшебником формируется образ зла в материи. У ржавчины чёткая задача – уничтожить наследие Образа Музы. Теперь всё стало на свои места. Тайное начало приобрело свой вид. Подобно Сознанию оно уникально, ибо имеет своей родиной как духовный, так и материальный мир. Но если Сознание – факел человека во мраке обоих миров, то образ зла – прячущаяся тень от факела, ржавчина, разъедающая божье подобие человека уже независимо от действий Души. Образ зла действует в материальном мире. В духовном человеку пакостит чёрный ферзь – идея власти. Она затемняет Душу и та заставляет Тело и Сознание совершать злые поступки
Зло возрождается в каждом взрослом человеке и разворачивает жизнь человека от расцвета до заката. Виновниками выступают Образ Музы, приглашающий враждебную идею ради сохранения своей воспитанницы в Теле и Душа, активно пользующаяся властью ради доступных интересов.
Главный постулат, принимаемый Душой от возлюбленного наставника – недопустимость повторов. Так Образ всё время пытается закрепить приверженность Души Идее Развития. И это при том, что вокруг каждого человеческого сообщества в духовном мире формируется своя сфера интересов. Интересы разные – добрые и злые, старые и новые, с мелким и глубоким потенциалом развития.
Образ Музы входящего в жизнь человека не приемлет злые и старые интересы, что явно видно по поведению ребёнка. Душа включается в эту игру, но она не приемлет только старые интересы с исчерпанным потенциалом развития. Во время страстей для неё чужды также абсолютно новые интересы, требующие нового долгого обучения. Необходимость возвращения к своему статусу ученика времени гегемонии Образа Музы вызывает отвращение в Душе.
В разных людских сообществах – разные приоритеты. В одних подчёркивается ценность собственной цивилизации, границы закрываются настолько, что интересы других людей постепенно переходят в статус абсолютно новых. Жизнь человека в таких сообществах жёстко регламентирована, зло сурово пресекается, а интересы выдаются дозировано и после тщательной фильтрации. Люди времени страстей там послушны, ибо идея власти висит над сообществом постоянной глобальной угрозой. Душам абсолютного большинства людей после любовных утех молодости там неинтересно, они редко врываются в Сознание и быстрее улетают в духовный мир.
Когда Душам становится особенно скучно, сообщество становится беззащитным и перед чёрным ферзём, нависшим над ним, и перед иноземными завоевателями, ибо страсти для отпора в сообществе нет. Но и тогда чёрному ферзю приходится несладко. Людей изначально учили остерегаться его и Души неохотно воспаляются злом. Завоеватели ничего не могут поделать с людьми, настолько они чужды. В новых поколениях, проведших в рабстве, просыпается интерес к прошлому устройству сообщества. Сюда же добавляются новые интересы, учитывающие былые провалы. В итоге завоеватели изгоняются, всё начинается сызнова. Но сообщество ещё дальше отстраняется от других людей.
В других сообществах пропагандируются интересы с глубоким потенциалом развития. Религия, наука, чистая любовь, искусство, идеи равенства и справедливости, самопожертвование и миссия освобождения – в отдельные времена любой из этих интересов достигает своего расцвета, Души торжествуют и буквально захлёбываются в страстях. Но рядом с такими интересами иные блекнут и затухают. Панорама беднеет и выдержать конкуренцию с такими страстями может только зло. Постепенно любой интерес достигает дна. Когда такое несчастье постигает всю панораму сообщества второго типа, Образы Муз и Души требуют перемен и огромное количество людей устремляются на сторону зла. Души безнадёжно чернеют и падший ангел буквально пиршествует, поглощая целые гроздья сгустков энергии. А само сообщество рассыпается до появления новых интересов с глубоким потенциалом развития.
Сообщество третьего типа основано на недопущении глубоких страстей. Оно рассыпает по своей панораме множество мелких интересов, не угрожающих ему. Души буквально кидаются по бесчисленным интересам. Не мобилизируя всех людей, сообщество благосклонно относится к усреднённым творцам, укрепляющим и развивающим его. В награду семьям таких людей открывается ещё большее количество красиво поданных мелких интересов. Для третьего сообщества чёрный ферзь – не угроза, как для первого сообщества, не проклятье, как для второго, а партнёр. Избегая сотрудничества с ним во внутренней жизни, в связях с соседями идея власти используется как главный советник в схеме «свой-чужой». Множество подлых преступлений, и мелких, и кровавых совершается при помощи чёрного ферзя. Для своих людей всё это преподносится как защита огромного множества интересов. Но даже в сотрудничестве с чёрным ферзём сообщество пытается сдержать свои Души от превращения злых интересов в огненную страсть. Эти меры обеспечивают устойчивый рост сообществ третьего типа и ограждают от разрушений из-за исчерпанных интересов.
Хотя Души рано не покидают таких людей и метаются всю жизнь по разным интересам, мелкость всё-таки оскорбляет их. Души, осознав это, либо предаются злой страсти, получая на это протестную волну всего общества, либо отстраняются от Сознания, лишь изредка и ненадолго проникая в него при появлении новых, столь же мелких интересов.
Главная проблема вроде бы успешного сообщества третьего типа в том, что Души без страстей не имеют глубокой индивидуальности и по сути не слишком привлекательны для Хора Создателя. Да и сотрудничество с чёрным ферзём затемняет Души. Борьба со страстями гасит и любовь. Всё это приводит к тому, что Образы Муз неохотно наведываются к будущим людям и дети в таких сообществах встречаются всё реже и реже.
Идея власти присутствует во всех сообществах и активно пропагандирует Душам свои интересы. Чем она привлекает, почему мучит людей, какова судьба затемнённых Душ и насколько адекватно наказание общества для носителей злых Душ?
Интересы зла по определению не обладают никаким потенциалом развития. Но ощущение власти возжигают в Душах нешуточную страсть. Поэтому зло так успешно перетягивает Души в сообществах с мелкими интересами. Идея власти завлекает Душу, стремясь побыстрее подтолкнуть её к роковому поступку, после которого возвращение на сторону добра становится невозможным. После этого чернеющая Душа может лишь оскорблять другие Души, пакостить всему окружающему миру, мучить и убивать людей. Своеобразное «развитие» интересов чёрных Душ только в разнообразии и масштабе злодеяний.
Но раз идея власти приобретает для падшего ангела ценные сгустки энергии, зачем она показательно мучит Сознания и Тела, убивает и так обречённых людей? Ведь это всё кажется мелочью по сравнению с Душами.
Но Тела людей – божьи подобия в материи. Мучения и убийства поэтому имеют сакральный смысл для падшего ангела ибо с разных сторон модулируют желаемый исход предстоящей битвы с Создателем. Падший ангел убеждён в том, что бесчисленные тренировки роковой схватки неким чародейским образом ослабят всесильного противника, а ему предоставят решающую мощь. Души, помеченные злом, кроме черноты ещё одним отличаются от других Душ. Если те тяготятся материальным миром и всё стремятся избавиться от его искусственности, неумелых Тел, слабых Сознаний и незаслуженных оскорблений, то злые Души до последнего цепляются за Тела и в Сознания прорываются во много раз чаще. Ибо они догадываются о финале своего путешествия в духовном мире. Злые Души будут выглядеть там изгоями, их не будут ни приветствовать, ни любоваться ими. И только падший ангел, цепляясь за черноту, потянет их к себе. Да, даже в мрачной утробе, постепенно отдавая энергию своему хозяину, они будут выглядеть вечными по сравнению с земной долей, но это не та вечность, к которой нужно стремиться.
Злые Души привязаны к Земле и мордуют Тела, свои и чужие, так, чтобы падший ангел подольше оставлял их в материальном мире. Но даже при полном их триумфе создать вечное царство зла в человеческом обществе чёрному ферзю не удаётся. Первая проблема – дети. Образ Музы ни в каких ипостасях не приемлет идею власти рядом с собой, кроме подготовки к отлёту и передаче полномочий Душе. Если детям напрямую пропагандируют зло со всеми его пакостями, а Образ не видит возможности избавиться от него, то светлый волшебник просто покидает ребёнка. Божье подобие размывается, энергия Души не растёт и падший ангел остаётся ни с чем. Поэтому в детском мире чёрному ферзю приходится мимикрировать, создавать такой себе светлый заповедник среди чёрного смрада. Идея власти терпит, внимательно следит за будущими жертвами и их возрастающей энергетикой и, как только наступает время первой любви, врывается к человеку со всем сонмом унижений и злых интересов и, если получается, увлекает Душу в свой лагерь. Образ Музы обычно уступает и удаляется прочь.
Эта искусственность раздражает и ослабляет мир зла. Дальше – больше. Недопустимость повтора для Душ, что в своё время склонила их энергетику к чёрным страстям, начинает играть против зла. Идея власти извращается в подлостях, мучениях, смертях. Но как ни мордуй людей, жги их, сверли, разрывай по частям, вешай, топи, изводи толпами, топчи детей и т. д., постепенно в духовном мире чёрного сообщества накапливается тоска и однообразие. И какой террор не зверствует вокруг, потихоньку прорастают светлые цветы чистых Душ на ожидании перемен. Им предстоит стать могильщиками очередного царства зла.
Искоренение зла в человеческом обществе проходит на разных уровнях, с разной интенсивностью и с одинаковым результатом – неудачей. Зло – страсть. И попытка перевоспитания людей с чёрными Душами укорами, добрыми примерами, исправительными работами, длительным заключением вызывает только грустную усмешку. Злую страсть может победить только более сильная добрая страсть с глубоким потенциалом развития, и то если человек не совершил непоправимого поступка.
Зло совершают Души, но чёрные Души наказать в материальном мире невозможно. Здесь возможно лишь оскорбление. Убийство в праведной битве врагов понятно, ибо люди защищают себя, свой мир и своих близких. Это так, хотя радость не приходит, наступает опустошённость и добрый человек не любит вспоминать об этом. Почему? Ответ хорошо виден на примере приговорённых к казни преступников. Если данный акт не трагическая ошибка и человек совершил непоправимое, то после осознания близкого конца можно видеть признаки оскорбления чёрной Души. Она юлит, пытается спасти своё Тело для будущей жестокой мести, или же насмехается и издевается над окружающими, угрожает им, бравирует, показывает своё превосходство в абсолютно неподходящих условиях. Если она видит невозможность спасения живого Тела, злая Душа, как истинный солдат идеи власти, пытается любым способом совершить убийство своего Тела, дабы показать, кто его хозяин. Если же Ангел-Хранитель и окружающие люди не дают совершить это сакральное действо, с человеком накануне убийства происходят радикальные изменения. Он обмякает, теряет силы и реакцию на окружающих. Что происходит?
Злая Душа, подёргавшись в безысходности, вырывается из Тела. И кто же остаётся для казни? Ангел-Хранитель отстраняется и страшную кару принимают Сознание и Тело. Изначально добрые начала, чья вина состоит в том, что по настоянию ещё Образа Музы подчинялись мощной энергетике Души.
И опять происходит чёрное сакральное убийство на благо падшего ангела. Такова цена неведения.
Как же можно наказать злодея, не принося жертву падшему ангелу? Только беспрерывно оскорбляя чёрную Душу, не допуская при этом зла по отношению к Телу и Сознанию. Такие удары по величию чёрной Души сделают пребывание её в материальном мире невозможным. Ну что ж, пускай себе медленно гаснет в брюхе падшего ангела. А оставшемуся человеку предстоит тяжёлая жизнь без энергетики Души, без сочувствия общества, с ускоренным воздействием чёрной ржавчины. Это более чем суровое наказание за подчинение злой Душе.

Переплетение добра и зла ощутимо пока в каждом начале человека. Во вторую половину жизни Тело разъедает чёрная ржавчина – образ идеи власти в материи и доводит его до смерти. Образ Музы вызывает идею власти и тем впускает в Тело чёрную ржавчину. Кроме того, его принцип недопустимости повторов делает возможным переход Души на сторону зла при достаточной лживой рекламе. Ангел-Хранитель – автор предательства ради спасения своей шкуры. Души же вообще изначально не ощущают разницы между добром и злом. Оставшись без покровительства Образа, именно Душа может стать движущей силой зла в материальном мире.
Особняком в этом ряду стоит Сознание.

Сознание

Да, человек состоит из множества начал, действующих в обоих мирах. Но что же, чёрт возьми, из них суть человека?
Человек не ощущает Тело при рождении, во сне и при смерти. Душа важна, но для неё материальный мир – лишь появление на свет и небольшой эпизод. И несведущие зря мечтают о вечном духовном мире, отожествляя себя с Душой. Ибо даже при жизни, если Душа отвлекается от Сознания, человек не может проникнуть в её мысли. Об Образе и Связующем вообще говорить не стоит.
Если докапываться до сути полифонического создания, то человек – это Сознание.
После рождения ребёнка в Теле человека волшебством Образа Музы появляются клетки духовной памяти, уникальные своим свойством преобразовать материальную энергию в духовную. Коэффициент полезного действия у них безумно мал. Но, в конце концов, вокруг головы в мире возгорается голубой венец – этакий маленький светоч для слепого Тела в чуждой вечности.
Клетками духовной памяти Сознание намертво привязано к Телу. В начале жизни сотрудничество двух добрых начал вполне гармонично, но затем, когда чёрная ржавчина разъедает Тело, огонёк Сознания ослабевает, мерцает, иногда проскальзывает неадекватность, но зло так и не найдёт в нём опору.
Почему же Сознание недоступно для зла и почему его легко оттесняют другие духовные начала? Всё говорит о том, что оно, то есть собственно суть человека, просто неинтересно субъектам духовного мира.
Чтобы правильно понять сказанное ниже, надо понять – любые существа этого мира не могут быть прерывистыми. Любой объект материального мира не может вдруг пропасть и снова возникнуть, любой субъект духовного мира если существует, так существует, а пропадание означает смерть. Кроме Хаоса. Но этот Царь при очередном поражении, исчезая, просачивается в заранее заготовленный мирок, типа моего, а когда бессмыслица вновь создаёт ему благоприятные условия, триумфатором возвращается в мир.
Но Сознание не Хаос, и не сказочная птица Феникс. Как же тогда объяснить сон? Тело существует. Ангел-Хранитель, Образ, Душа, даже кто-то иной из духовного мира может создать какие-то фантазии в виде сновидений в клетках духовной памяти, но ведь Сознания нет. Значит, для Сознания это не сон, это смерть. Просто та энергия, которую в предыдущем сне Тело накопило в том числе и для полноценной и активной жизни своего светоча в обоих мирах, израсходовалась. А Образ Музы после рождения ребёнка, помогая Телу создавать клетки духовной памяти, заложил в них способность фиксировать все типичные и значимые условия жизни, оценки происшествий, отношение к окружающим живым существам, кумирам, даже вторжения в Сознание Души и Ангела-Хранителя. А саму смерть очередного Сознания своими чарами сделал желанной, безболезненной, а в период расцвета человека даже сладкой. Тепло и волны от погибшего Сознания удалялись прочь, а спустя некоторое время вокруг головы человека возгоралось новое Сознание. И если клетки духовной памяти целы и невредимы, а они, как и всё Тело, очень хрупки и так же подвержены воздействию чёрной ржавчины, новое Сознание воспринимает себя тем же Сознанием, которое недавно погибло, ибо узнаёт всё и всех, а сон – как некое передёргивание, иногда с фантастичными видениями, но о котором задумываться не надо.
Зачем Создателю, Музе и Образу нужен такой обман человека? Потому что данное Сознание в ряду своих погибших и будущих собратьев оказывается однодневным мотыльком, в жизнь которого никак не успевает вписаться Идея Развития, а значит и добро по формулировке, данной ранее. Сознание доброе, но для других начал. Как инструмент. А само оно не может стать мерилом добра.
Чувствуете, какое оскорбительное место для сути человека?
Кроме того, Великие боялись, что Сознание, догадавшись о своём сроке жизни, не будет помогать во взращивании Тела до подобия божьего, в сопротивлении злу, в том числе – чёрной ржавчине, а главное – в формировании Души и последующем беспрекословным служении для интересов этого главного сокровища материального мира. А без светоча человека никакая игра Великих на панораме материального мира не имела бы достойного развития. Так от мотылька зависит многое в этой неоднозначной игре.
Теперь понятно, почему Сознанию не противно постоянно сопровождать Тело в его низменных потребностях, терпеть боли и быть настойчивым в одних и тех же ситуациях. Для него это всегда впервые и не наступает эффект недопустимости повтора. Клетки духовной памяти фильтруют содержимое жизни предыдущих Сознаний, и по возможности отсекают зло.
Также ясно, почему иные духовные начала так легко врываются в Сознание. Однодневный мотылёк не может сопротивляться их напору.
Сознание – самый великий альтруист. Оно не только уступает место иным духовным началам, но и является самым верным соратникам Тела, хотя само никогда не сможет вкусить плоды своих побед. Глубокие размышления, идущие от самих истоков, вплоть до полёта мысли, когда подключается Душа, здравый смысл, совесть, сострадание, раскаяние, благожелательность – это признаки Сознания в период расцвета человека. Далее дают себя знать ослабление энергетической подпитки и воздействие чёрной ржавчины.
Из всего этого вытекает важный итог – человек за свою жизнь умирает и рождается, мягко сказать, неоднократно. И нечего ему бояться смерти, это уже обыденность. Физическая смерть человека страшна лишь для Тела и Ангела-Хранителя, хотя основное сопротивление чёрной ржавчине оказывает именно однодневный мотылёк.
Странная, разбросанная картина получается при рассмотрении человека как полифонического создания. Тело, Сознание, да и Ангел-Хранитель – явно недооценённые начала. Может ли что-то измениться для Сознания?
Пока оно питается от материальной энергии – нет, уж очень это непродуктивно. Ибо Тело отдаёт энергию клеткам духовной памяти в последнюю очередь. Если Сознание найдёт другой источник питания в духовном мире, то оно может полноценно жить значительно дольше одного дня. Но стоит ли это делать при таком состоянии дел?
При рождении каждое новое Сознание даёт неоценимую поддержку самому уязвимому материальному началу, пока клетки духовной памяти не забьются до краёв болью и безысходностью. Имя той поддержки – надежда. Без неё в условиях воздействия вечных субъектов духовного мира, изменчивости материального мира жизнь Тела стала бы невыносимой. Но надежда расходуется по ходу жизни однодневного мотылька и без реальных улучшений Сознание перед угасанием ничего не может предложить Телу.
Пока Сознание наглухо связано с Телом, оно ничего не может сделать для увеличения срока своей жизни и значимости без трансформации последнего.

«И всё!»

Это всё, что я могу изложить из сокрытого Создателем. Как жить с новыми знаниями, решать людям.
Я хочу добавить лишь немного отсебятины. Да, Тело, Сознание и Ангел-Хранитель имеют трагичную судьбу. Несправедлива она к первым двум, а последнего не особенно жалко. Слишком он связан с высокомерной Душой. Телу необходимы дальнейшее развитие по пути божьего подобия, стойкость вместо хрупкости материального мира и избавление от чёрной ржавчины. Сознанию необходима мощная духовная энергия, вечная оправданная жизнь, отсутствие тягостных повторов с несовершенным Телом и вечная надежда. В принципе, это может дать Душа, энергетики бы хватило. Но чем больше изучаешь её, тем глубже понимаешь, насколько она далека от человека. Ближе даже игроки духовного мира, взирающие на изменчивую панораму мира материального.
Получив необходимую энергию и достигнув вышесказанного, Сознание и Тело могли бы слиться в одно начало - человека космического. Это преобразование дало бы ему безграничное развитие, сначала в материальном, а затем и в духовном мире. И свершилась бы мечта моего сгинувшего друга, автора этой странички – человек из мучителя Природы превратится в искупителя своих грехов.
А ведь свободная энергия в духовном мире есть. И близко к людям. Это волны и тепло погибших Сознаний. Ныне они поглощаются растущими Душами и дают им, главным образом, неприятие окружающей постылой действительности. Это ничто для Сознания и Тела. Если Сознание перед кончиной будет посвящать себя новому субъекту духовному мира, то из множества неоценённых искр разгорится Огонь Сознаний. Он будет всё ярче и сильнее и станет независим от Создателя, ибо его нет в Великой Музыке. Этот Огонь – плоть от плоти и Тела, и Сознания. Он выжжет чёрную ржавчину если не в нынешних людях, так в их потомках. Власти в нём нет, он заменит во время страстей Образ Музы и поможет в главном – преобразовании сжатой древними чарами нестойкой материи Тела в духовную материю. Сознанию по своему определению он даст всё, чтобы достичь величия. Обращайтесь к Огню Сознаний без устали. Он родится, станет конструктором человека космического и …»
Плей Алей хотел написать «мятежником». И далее он бы изложил подробный план неодолимого мятежа против игроков духовного мира, нагло издевающихся над людьми. Он недаром назвал новый субъект Огнём. Пламя вспыхнет перед игроками над панорамой материального мира и оно станет недоступно для их реакции, отличная замена Хаосу. Будет о чём подумать Создателю с его тайнами, скрывающими несправедливости, и падшему ангелу с его ложью, скрывающей зло. Волшебник собирался открыть разведанные им слабости игроков духовного мира, предложить хитрости, с помощью которых Огонь Сознаний сможет расщепить энергию добрых Душ Хора Создателя. Месть получилась бы роскошная!
Мурашки пробежали по хребту мстителя. Но следом откуда-то слева хлынула волна спокойствия. Волшебник почувствовал усталость от долгой работы над текстом. Он неожиданно напечатал:
«И всё!»

Пока Плей Алей работал над Белой Книгой, в салон зашла молодая мама с двухлетним мальчиком. Она села за дальний стол, раскрыла ноутбук, посадила рядом малыша и через Wi-Fi увлеклась своими интересами в Интернете. Мальчик пару раз и головой, и руками пытался следом за мамой залезть в клавиатуру и экран. Но та терпеливо отодвигала его ладонью. Малыш, сидя, поскучал, позевал, сделал смешную зарядку для тела, рук и головы и, наконец, решился на путешествие. Он тихо спустился с диванчика на пол, обследовал стол, обшитые пластиком стены и заинтересовался ослепительно белым пятном – волшебником в дальней тёмной кабинке. Мальчик потопал через весь зал и буквально влип лицом и ладонями в стеклянную дверь.
Закончив странными словами свой труд, Плей Алей в растерянности прокрутил бегунок на мышке вниз и уставился на кнопку «Опубликовать». Здесь его слева накрыла новая волна – волна любопытства. Волшебник удивлённо оглянулся. Вначале он увидел огромные настенные часы с мерно тикающей секундной стрелкой. Ниже он заметил светлую шевелюру и острые плечи женщины, скрытой за крышкой ноутбука. Опустив глаза, он увидел маленького ангелочка и широко раскрытые детские глаза. Это был единственный человек, которого заинтересовал вернувшийся в этот мир волшебник. Плей Алей улыбнулся ему, затем кликнул на кнопке «Опубликовать» и исчез.

2011 г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 46
© 13.02.2018 Андрей Скрыпник
Свидетельство о публикации: izba-2018-2198662

Рубрика произведения: Проза -> Мистика












1