Трагедия Польши в ХХ, ч.55 "Национализм юных из БРСМ Лукашенко -- аналог шовинизму поляков из клуба "Прометей", 1938г??"


«Трагедия Польши Пилс-Гитлер-ИС ч. 55 Клуб Прометей»

Ex libris Трагедия Польши в ХХ веке: Пилсудский-Гитлер-Сталин, часть 55 "Польское изобретение: "Идеологический клуб патриотов "Прометей", 1930-е годы" (в Приложении: 1. Президент Польши Мосцицкий, 1930-е годы, 2. Генерал Соснковский, 3.Министр Ю.Бек, 4. Организация "Прометей" в Польше 1930-х годов)

"Наш агент категорически
утверждает, что к известному и
официально опубликованному Пакту
о неагрессии в течение 10 лет между
Польшей и Германией, заключённому
26 января 1934г /в Берлине, его
подписали Пилсудский и Гитлер -- СК/,
имеется секретное добавление,
подписанное того же 26.01.1934г /
аналогичное секретному приложению к
Пакту Молотов-Риббентроп от
23.08.1939г, Москва: так Гитлер сначала водил за нос Пилсудского, а потом, начиная с августа 1939г -- и тов.Сталина -- СК/"

НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД
Артузов, 1935г

"Наш агент настроен не так
скептически, как раньше, в
отношении планов Гитлер -- Пилсудский,
и говорит, что положение весьма серьёзное,
и что от сумасбродного авантюриста
Пилсудского можно всего ожидать!".
НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД
Артузов, 1935г

Продолжим углубляться в вИденье пани профессорши Анны ДылонгОвой (2000г) на предмет столь насыщенной Истории Польши -- не игнорируя, однако, сравнивать её с вИдениями советского историка Ф.Зуева (1974г). И не забывая также сопоставлять весь "этот исторический букет" с реально-адекватными агентурными материалами той кровавой эпохи, бурными потоками ложившимися на зеленое сукно кремлевского дубового стола "нашего великого вождя-стратега и учителя товарища Сталина" в горячие 1935-45 годы -- так сказать, Истина в последней инстанции...

Итак, проф. А.ДылонгОва "История Польская 1795-1990", Люблин, 2000г -- 288 стр.:

с.156 -- ОБЩЕСТВО

"Приобретение Польшей в 1918г независимости создало совершенно новую ситуацию. Не успели даже опасть эмоции в связи с долгожданным событием, которое поколения поляков ожидали целых 123 года, как понадобилось срочно организовывать оборону границ только что вновь приобретённого польского государства-края. Для возврата поляками земель западных -- это была битва с немцами за Велькопольску, Поморье и Шленск, что явилось важным моментом в консолидации польского общества через оборону границ /т.е., понимай, процесс опять пошёл вспять: в 500-х и 1795-м годах немцы делали "дранг нах Остен", а тут братки-славяне, наконец, дали им по рогам и частично возвернули свое исконное -- СК/.
Однако максимальная мобилизация усилий всех поляков имела место именно в войне с большевистской Советской Россией -- для обороны края тогда были интегрированы все ресурсы молодого польского государства. Война 1918-1920гг просветила поляков в том, что они уже есть единый народ, несмотря на различия в социальном и политическом статусе каждого гражданина -- народ, который имеет священную обязанность оборонять свою Отчизну! /Этот 100-летней давности нетленный польский опыт архиактуален для россиян и в настоящий переломный момент нашего исторического витка... -- СК/.
Служба в польской армии была прежде всего остального! /как и нынче в Израиле -- СК/ Служба в вОйску стала тогда (и позднее, уже во время мира) фактором интеграции польского общества. Служащие в польском войске граждане Польши иных народностей (беларусы, украинцы, евреи) не могли отрицательно повлиять на эту самую главную интеграционную задачу польской армии.
Вторым фактором, об"единившим поляков, было всеобщее начальное образование на основе послереформенной унифицированной программы /кстати, этот интеграционно-патриотический фактор в России сейчас крайне слабо задействован. Что в значительной мере об"ясняется чрезмерной обюрокраченностью наших практически чисто женских, увы, педколлективов школ, подавлением мужского начала в мальчуганах-учениках -- оголтелой феминизации, дамской нервозности секс-неудовлетворенных мам-разведенок, мелочно-склочной несправедливости и прочем сопутствующем, блин, дамском негативе. На сей счёт месяц назад мы выслали свои предложения в Администрацию Президента России. И они были услышаны. И даже рекомендованы для исполнения Министерству образования РФ -- а тут как раз и энергичный русский профессор Ольга Васильева то министерство возглавила...-- СК/.
Интеграционных элементов было, конечно же, больше, в том числе и римско-католический Костел...
Но не все, однако, об"единяло польское общество. Глядя с перспектив 2-й мировой войны можно свидетельствовать: национальное самосознание поляков в межвоенный период 1920-30-х годов очень сильно возросло!.."

Межвоенную тему в Польше продолжит советский исследователь Ф.Зуев (статья "Советско-польские отношения накануне и в период европейского кризиса 1938г", Москва, 1974г):

"...Французское правительство у-порно у-клонялось от совместных действий с Советским Союзом. Против помощи со стороны СССР в случае польской агрессии практически выступало и чехословацкое правительство /сильно опасаясь внедрений циничного сталинизма и наганно-пистолетного ГУЛАГообразного коммунизма в мелкобуржуазную чешско-словацкую среду потомков бравого зольдата Швейка -- крутого большевизма со сталинским хитрым прищуром в сторону общеевропейской красной революции (что чётко подметил в миролюбиво-сомнительных международных деяниях тов.Сталина чуткий польский дипломат И.Бек). Кстати, по вчерашним данным всероссийских статистиков росс. коммунисты нынче крепко наконец отстали даже от либералов Жириновского: на грядущих в сентябре 2016г выборах в Госдуму за КПРФ собираются проголосовать всего 8% россиян, а за ЛДПР -- 11% (наших потенциальных эмигрантов в Израиль, во след за Жириновским и В.Соловьевым-Шапиро?)!
И неужели так сильно подействовал на людей цикл "История Русских о кровавом тов.Сталине"?! -- Подраскрыли мы людям глаза??.. -- СК/.
Чешское правительство давало чехословацкому посланнику в Париже указания заверить Боннэ, что возможность нападения Польши на Чехословакию исключается. Поэтому в отношениях с СССР не следует делать ничего такого, что могло бы восстановить поляков против чехов..." /"Внешняя политика Чехословакии 1918-1939гг", стр. 503. Ан нет! -- поляки все же чуть позже, нагло да и оттяпали себе Тешинскую область ЧР. Но об этом ниже ...-- СК/.

И, наконец, агентурные польские материалы со стола лично тов.Сталина (книга документов "Секреты польской политики", Минск, 2011г):

с.293 --
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ПОСЛАНО т.т.
СТАЛИНУ
МОЛОТОВУ

26 января 1938г

7-м Отделом ГУГБ НКВД получено из Варшавы следующее агентурное сообщение:

Польский генеральный штаб получил сведения о том, что японский генерал Савада очень активно принялся организовывать свои связи с украинцами и с организацией "Прометей" не только в Польше, но и в Париже, Берлине, Праге, Бухаресте и Константинополе /Организация "Прометей":
Идеология
Возник "Прометей" как результат воздействия польской политической мысли, этой "легенды над Вислой". Польское понимание разрешения комплекса восточноевропейских вопросов в 1930-х годах приобрело в Европе политический агитационный смысл, было способно сконцентрировать вокруг себя и заинтересованные элементы из представителей конкретных государственных или национальных интересов, а также всяких эмоциональных элементов. "Прометей" следовал указанным еще Ю.Пилсудским путём борьбы за независимость, взяв за установку революционно-национальную динамику. Прометеизм являлся движением всех без исключения народов, угнетаемых сталинизмом и был направлен на провоцирование национальной революции на территории СССР (избегая всякого рода отвлекающих доктрин как социальной, так и экономической области).
Многое из польских 1930-х годов идеологических наработок "Прометея" и нынче задействуется Западом в борьбе с Россией.
При разработке организационной формы "Прометея" отцы-основатели этого международного движения (клуба) исходили из:
а) единства руководства для всего движения;
б) отмена принципа, что руководство организацией поручается исключительно представителям больших народов;
в) устранение из "Прометея" избранности (элитаризма) в смысле классификации угнетенных в сталинском СССР народов на две группы (больших и маленьких);
г) введение усиленной организационной дисциплины;
д) возможность свободной вербовки членов;
е) возможность тайных планов и действий.
При выработке гибких организационных форм "Прометея" учитывали возможность его легализации в отдельных странах, а также необходимость маскировать работу этого "клуба".
Главным моментом в клубе "Прометей" была ставка на молодежь, использование её националистического радикализма (это наиболее мобилизующий элемент -- что видно и по шовинистической польской молодёжи, громящей сейчас памятники советских солдат) плюс установление идейной гармонии между молодежью и старшим, более опытным поколением.
При ставке на молодежь польские отцы-создатели "Прометея" пытались воспитать среди молодёжи наиболее подходящий для Польши и "Прометея" стиль национализма в духе Пилсудского (но так, чтобы избежать националистических перегибов и чрезмерного социального радикализма). Так как в противоположность крайнему доктринерству конца 1930-х годов в Польше, национализм маршала Ю.Пилсудского отличался большим реализмом (с упором на военную подготовку к вооруженной борьбе за независимость, с учётом реальной ситуации в Отечестве). Стиль национализма Пилсудского отбрасывал за ненужностью всякие партийные платформы, всякие пустые споры о социальных принципах (они лишь распыляют и ослабляют силы борцов-патриотов), концентрируя все усилия в одном, самом важном и существенном направлении -- беззаветный патриотизм, на основе толковой и гибкой тотальной его организации в Польше.
Опыт патриотической работы в Польше в 1920-30-х годах (без перекоса в шовинизм!) был бы полезен и в России -- как активное средство противостояния разгулу нынешнего терроризма и Пятой колонны -- СК/.

Майор Тарашкевич, польский специалист по этим вопросам, утверждает, что Савада делает это грубо и неумело, ищет не политический подход, а лишь материал для чисто диверсионной работы. В Варшаве он поддерживает контакт с Смаль-Стоцким, с генералом Сильским и грузинами-эмигрантами. Платит большие деньги.
Польский генштаб утверждает, что японцы мобилизуют также на Дальний Восток организацию Коновальца, чтобы подготовить её для работы на "Зеленом мысу". Полковник Павлович (военный атташе и начальник разведки на Дальнем Востоке) факт этот подтверждает.

НАЧ. IV СЕКТОРА 7 ОТД. ГУГБ НКВД
КАПИТАН ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

(Фурман)

с.300 --
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ИНО ГУГБ НКВД получил от нашего старого польского источника из Парижа след. агентурное сообщение:

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОЛЬШИ

Оценка правительственными кругами результатов выборов в Сейм и Сенат.

Результаты выборов для правящей верхушки были полной неожиданностью. Её тревожит не только факт участия в выборах крайне незначительного количества избирателей, сколько то обстоятельство, что признание недействительными 15% избирательных карточек из 46% поданных всех голосов (по данным Министерства внутренних дел) являются голосами членов правящей партии (Б.Б.).
Министерство внутренних дел определяет, что эти голоса поданы молодежью и теми элементами ПИЛСУДЧИНЫ, которые оставались в партии Б.Б. не по своим убеждениям, а лишь потому, что эту партию олицетворял Пилсудский. С момента смерти Пилсудского /в мае 1935г -- СК/ эти элементы не признают никого больше среди новых авторитетов и начинают отходить от правящего блока.
Эти 15% избирателей вместо того, чтобы делать надписи, кого они желают выбрать, делали на избирательных карточках пометки антиправительственного и оскорбительного характера.
Мнение генерала Соснковского и его единомышленников относительно вышеуказанных результатов таково, что это демонстрирует предостережение против польско-германского сближения и протест против отхода Польши от французской ориентации. Весь правящий лагерь... считает, что нужно спешить с внедрением в жизнь принципов новой конституции и на этой базе закрепить власть ПИЛСУДЧИКОВ, и лишь после этого начать ревизию как внешней, так и внутренней политики Польши.
Положение в стране всеми правительственными группировками и направлениями признаётся крайне напряжённым.

Борьба за президентский пост

Враждующие группировки в правящему лагере сейчас стараются завладеть президентом Мосцицким, в руках которого, согласно новой конституции, сосредоточена вся власть.
Бек и маршал Рыдз-Смиглы уверены в том, что Мосцицкий будет выполнять их волю /вспомним о сложившемся в Польше в 1936г неформальном "Совете четырех": президент, премьер-министр, маршал Рыдз-Смиглы, Юзеф Бек -- СК/.
Однако их тревожит то, что и генерал Соснковский тоже имеет на президента Мосцицкого сильное влияние /вспомним, во время визита Геринга в Варшаву в марте 1937г на него произвели самое лучшее впечатление маршал Рыдз-Смиглы, генерал Соснковски и Квятковски. Т.о. ген.Соснковски, скорее всего, был умной и сильной личностью в правящих польских кругах -- СК/.
Это влияние, между прочим, сказалось при персональном подборе 32 сенаторов, право назначения которых принадлежит президенту.
Мосцицкий под влиянием Соснковского и при поддержке Славека назначили сенаторами тех лиц, являющихся завзятымм врагами пилсудчиков (помещика Фудаковского, потерявшего в боях против Пилсудского в 1926г единственного сына; полковника в отставке Петражицкого, раненного в 1926г в бою против Пилсудского...)
Эти действия Мосцицкого особенно не понравились Беку...

Президент Мосцицкий тяготится властью и готов сложить полномочия, но сделает это только по требованию Рыдз-Смиглого и Соснковского. Однако те не спешат с заменой президента.
Первый -- потому что вместо Мосцицкого наиболее вероятным кандидатом будет Соснковский. Но так как согласно новой конституции президент может быть одновременно главковерхом /верховным главнокомандующим вооруженных сил страны -- СК/, кандидатура Соснковского является неприемлемой для Рыдз-Смиглы, опасающегося популярности Соснковского в офицерском корпусе и среди оппозиционных кругов.
Соснковский же не хочет перемен на посту президента... Он предпочел бы ... занять пост премьера.

В правительственных и общественных кругах тоже все больше склоняются к тому, чтобы Соснковский был назначен премьером, так как он единственный человек, который мог бы внести успокоение, в котором сейчас Польша крайне нуждается...
Сосновский уже сейчас имеет решающее влияние при разрешении всех основных вопросов как в области внешней, так и внутренней политики.
Властолюбивый Рыдз-Смиглы с завистью смотрит на Соснковского и будет пытаться подрывать его влияние.
У Рыдз-Смиглы имеется своя кандидатура на пост президента: по курсу дня он охотно согласился бы на избрание президентом Ю.Бека...

Группировка Бека выдвигала премьером своего кандидата -- князя Януша Радзивилла. Сам Бек был уверен, что останется министром иностранных дел при любом премьере. Бек ориентируется на маршала Рыдз-Смиглого, считая, что поскольку в руках Смиглого находится армия, то в конечном счёте решающее влияние останется за ним.
В новом кабинете важную роль будут играть вице-премьер Квятковский и министр промышленности и торговли генерал Гурецкий... Не исключено, что Квятковский об"явит об отсрочке платежей по заграничным займам и будет бороться за удержание польской валюты от обесценения. Гурецкий же будет изыскивать пути для получения заграничных займов...

Интриги среди пилсудчиков

Наиболее активную роль среди пилсудчиков теперь играют: Рыдз-Смиглый, Соснковский, Бек, генерал Дрешер, генерал Кржеминский, Косцялковский, редактор Стпичинский и бывший премьер Едржеевич.
У каждого из вышеуказанных деятелей имеется своя группа лиц, преследующих свои честолюбивые цели. Эти группировки враждуют между собой и стараются протащить на тот или иной государственный пост своего ставленника /вот главные причины слабости Польши: честолюбие и меркантильность правителей. Оттого и такой результат: 2 недели штурма вермахта в сентябре 1939-го, и Польша повержена... Кстати, абсолютно по тем же гонорово-корыстным польским традиционным причинам была развалена и Речьпосполита в 1795г. Из-за того же традиционного менталитета национальных польских лидеров и нынешнее положение Польши оставляет желать лучшего.
И если мы в России из правящих кругов вычистим такую же снобисскую, гонорово-корыстную антипатриотическую дрянь (не взирая на национальности) -- даже США тогда будут бессильны против России -- СК/.
Так, например, назначение премьером Косцялковского явилось результатом интриг группировки Бека -- Дрешера, поддержанных в этом случае президентом Мос-цицким.
Группировка Бек -- Дрешер -- Кржеминский протипоставляется другим и своими интригами и маневрами расстраивает возможность образования блока Рыдз-Смиглый -- Соснковский, в то время как многие из влиятельных пилсудчиков стоят за примирение Смиглого с Соснковским, ибо они понимают, что только договорённость между ними в состоянии обеспечить кое-какую устойчивость положения /поляков (как и иезуитов) хлебом не корми, а дай против кого-нето поинтриговать. Впрочем, есть и другие нации, которых тоже хлебом не корми, но дай поинтриговать. Таким не место в руководстве России!..-- СК/.
Среди большинства правящих кругов растёт тревога, ибо там понимают, что если Смиглый и Соснковский не договорятся друг с другом в ближайшее время /но этому активно противостоял интриган Ю.Бек -- СК/, то среди наследников Пилсудского не найдётся больше никого, кто мог бы их об"единить и сцементировать /власть в стране -- СК/ заново /напомним: уже наступила середина 1938г, и до гитлеровской агрессии 01.09.1939г оставалось Польше мирно жить ровно один год! -- СК/.

Положение Ю.Бека

Наиболее одиозной фигурой в правящей среде считается Бек /гигант-министр 2-метрового роста; во всех отношениях он был очень крупным специалистом, но особенно в области польских интриг и внешнеполитических прогнозов, к чему относился как к высокому искусству (благодаря чему Польша и "пролетела" 01.09.1939г) -- СК/.
Его иностранная политика вызывала у поляков все большее беспокойство. Побеждает мнение, что Бек должен проиграть и уйти с поста министра иностранных дел, так как курс внешней политики Польши должен измениться /циник-лжец Гитлер его, этот курс, взял вдруг и подкорректировал, 1 сентября 1939г. Уж если фюрер провёл, как мальчика, нашего тертого калача и кавказского террориста-абрека тов.Сталина (фокус с дискредитированием маршала Тухачевского -- "японо-германского якобы шпиона", плюс с глобальной агрессией 22 июня 1941г), то уж про погрязших в раздорах и хилых духовно, корыстных поляков нет нашего разговора... -- СК/.
Бека обвиняют в том, что он довел до того, что Польша плетется в хвосте у Германии и стала её вассалом /такова была стратегия хитрого Гитлера в отношении Польши: сначала обаять вниманием и подачками, потом лишить инициативы и попутно несколько "опустить". Затем разгромить ненавистных выскочек-поляков. А уж далее, используя Польшу как трамплин, приступить к плану "дранг нах Остен" на сталинский СССР -- так как именно в Сталине Гитлер чувствовать главную угрозу для Германии, и вопрос тогда стоял конкретно: кто кого?!.. Гитлер напал первый, а Сталин проморгал недееспособность крепко им в 1937-39гг терроризированной Красной Армии -- а потому рухнула возможность нанести фашисту мощный контрудар в течение трех первых дней гитлеровской агрессии июня 1941г -- СК/.
Польша, по убеждению противников Бека, попала в такую зависимость от Германии, что не может быть и речи о том. чтобы она могла вести самостоятельную политику! И что в настоящее время она находится от Германии в ещё большей зависимости, чем раньше от Франции /удел всех слабых организмов и структур: бесплатный сыр бывает только в мышеловке.... циник Гитлер по всем статьям переиграл хитроумного стратега Ю.Бека -- СК/.

Окружение Соснковского, недовольное политикой Бека, намечает для Польши другую линию, а именно, что Польша должна пойти на сближение с Францией, а в вопросе санкций против Италии идти вместе с Англией /и осуществив бы это заблаговременно, крепко застолбив военный союз с Англией и Францией, Польша бы избежала ужаса сентября 1939г, т.к. Гитлер не решился бы напасть на этот сплоченный триумвират (Польша, Англия, Франция) -- СК/...

Полковник Блешинский /военный атташе Польши в Париже -- СК/ говорит, что критика Бека ещё больше усилилась в связи с одним обстоятельством, которое сейчас широко комментируется. Блешинский рассказывает, что Пилсудский, находясь уже в агонии, все повторял слова: "Зюк, ты проиграл!.. Зюк, ты проиграл!.." (Зюк -- подпольная кличка Ю.Пилсудского) /как тяжело, практически невозможно любому кровавому диктатору оставить после себя достойного преемника в деле всей его жизни: так было с Пилсудским, так же вышло и у Ленина, и у тов.Сталина... -- СК/.
Эти слова Пилсудского мнительные поляки связывают со след. фактом: когда Лаваль проезжал через Варшаву по пути в Москву, Пилсудский был уже серьёзно болен. Но он хотел переговорить с Лавалем для того, чтобы своим личным вмешательством воспрепятствовать заключению договора и установлению дружественных отношений между СССР и Францией. Физическое усилие, связанное с тем, что Пилсудский хотел встать с постели, вызвало внутреннее кровоизлияние. Пилсудский сознавал, что ему оставалось прожить только считанные часы и что банкротство его внешней политики состоит в том, что СССР все же пришел к соглашению с Францией!
Виновником такого трагического конца жизни Пилсудского считают Бека, который слишком далеко зашёл в своём сближении с Германией и порвал отношения с Францией, что не входило в программу Пилсудского /однако сам "коричневый" Пилсудский традиционно финансово, и по-крупному поддерживал французских фашистов (парней генерала де ля Рока), что, конечно же не могло понравиться французским властям и создавало дополнительную напряженность в отношениях двух стран -- СК/.
Причиной того, почему Бек все ещё держится /на плаву -- СК/, в узком кругу пилсудчиков приводится то обстоятельство, что Бек лично связан с теми элементами международного капитала, которые неизменно работают над созданием антисоветского блока и готовят интервенцию против СССР. Бек лично осуществляет связь с главными инициаторами интервенционистских планов: с французскими фашистами, с Гитлером и японцами, с группировкой Норман -- Хэйлшем в Англии /это они выделили в 1934г Польше кредит в 500 млн золотых долларов, из которых Ю.Пилсудский секретно $350 млн вскоре перенаправил Гитлеру на развитие военной промышленности Германии -- танки и самолеты которой (сделанные на те английские деньги Пилсудского) за 2 недели в пух и прах разнесли хваленую польскую армию в сентябре 1939г: и маршал Юзик П., как видим, тоже ошибался...-- СК/...
Немалое значение для положения Бека имеет еще то, что, по смыслу завещания Пилсудского, Бек должен остаться министром иностранных дел как самый близкий помощник маршала по вопросам внешней политики /понимай, даже если бы был в 1939-м году жив сам Ю.Пилсудский, он тоже бы попал впросак с Гитлером, прозевав его провокацию в Гливице, а затем и агрессию 1 сентября 1939г -- СК/.

Перемены в Министерстве иностранных дел

Проводимая Соснковским и поддерживаемая Смиглым во внешней политике линия на улучшение отношений с Францией (с одновременным сохранением добрососедских отношений с Германией) должна привести к большим переменам в личном составе руководящих работников польского МИДа...
Основная работа МИДа будет сосредоточена в двух главных отделах -- восточном и западном...
Весьма суровой критике была подвергнута деятельность ушедшего недавно со своего поста бывшего начальника Восточного отдела Шетцеля. При Пилсудским Шетцель был фактически совершенно независим в своей дипломатической деятельности по Востоку. Он кроме официальной работы имел ещё в своих руках всю секретно-политическую агентуру -- так наз. "реферат политической диверсии".
Вся специальная работа типа П.О.В. (Польской военной организации) и У.В.О. (Украинской военной организации) была сосредоточена у Шетцеля...

Положение в армии

Рыдз-Смиглы продолжает начатую им с первых же дней своего возглавления армии чистку командного состава /но не сталинскими, заметим, расстрельными методами, а более гуманно -- в виде отставки провинившихся лиц -- СК/. Его позиции укрепляются, хотя, с другой стороны, враждебные настроения к нему в армии заметно прогрессируют .
В связи с чисткой в армии происходит много инцидентов. Например, недавно раскрыта нелегальная группа из высших офицеров, ставившая себе целью захват власти в стране /по аналогии с турецкими переворотом 16.07.2016г. Кстати, вчера турки своей авиацией разгромили группу боевиков в Сирии, подключив к этому делу и артиллерию (это турецкое дело было проведено при содействии США) -- СК/.
Среди младшего комсостава, особенно в Поморском и Познанском округах, где сильно влияние народовых демократов, ширится недовольство политической обстановкой в стране. На почве политических споров среди офицеров нередки случаи дуэлей...
На самые важные командные посты Рыдз-Смиглы ставит лишь своих личных друзей из числа старых соратников...
По мнению ближайших помощников Рыдз-Смиглы: начальника главного штаба Стахевича и инспектора армии Бортновского, -- самое неблагоприятное в польской армии -- это то, что молодые офицеры, до капитанов включительно, как не принадлежащие к старым легионерским кадрам, не могут рассматриваться как абсолютно преданные по отношению к существующему режиму /т.е. подавляющее большинство офицеров польской армии, оставаясь патриотами Польши, были критически настроены к руководству страны, что не могло не ослаблять обороноспособность Польши -- СК/

Состояние оппозиционных сил

Буржуазно-оппозиционный лагерь, несмотря на выраженное во время выборов большинством населения Польши недоверие правительству пилсудчиков, не увеличил своего влияния.
Оппозиция хорошо учитывает, что ей особенно нечего стремиться к захвату власти, так как взяв власть, она встретится с теми же затруднениями, с которыми нынешнее правительство справиться не в состоянии /вот каким было реальное положение дел в предвоенной Польше, и о чем старательно умалчивает пани профессорша Анна ДылонгОва -- СК/.
В настоящий момент одинаковое беспокойство переживают как правительство, так и оппозиция, ибо все в разной степени боятся возможных осложнений.
Оппозиция, которая стоит ближе к массам, чем официальные круги, заявляет, что надвигающаяся опасность, если она примет стихийный характер, будет использована коммунистами, которые при существующих в стране настроениях с успехом возглавят любое массовое движение /тем более в среде крепко обиженных поляками национальных меньшинств в Польше. Но тов.Сталин (безжалостно расстреливая членов Компартии Западной Беларуси, Западной Украины и польских перебежчиков-коммунистов) по-глупому сам сыграл на руку пилсудчикам в Польше. Это была одна из серьезнейших ошибок утратившего адекватность (из-за им пролитой в 1937-39гг крови) нашего вождя -- СК/.
Столь неблагоприятная обстановка удерживает наиболее дальновидные элементы оппозиции от борьбы с правительством, дабы не осложнить ещё больше положения в стране. Но крестьянские партии (Витос), приспосабливаясь к настроениям деревни, возможно, поддержат выступления крестьян...

Известный сдвиг намечается в ППС. Ищут контакта с правительством бывшие премьеры Бартель и Грабский. Пока непримиримо держатся лишь самые принципиальные противники пилсудчиков, как, например, генералы Галлер и Роя.
Самую серьёзную угрозу для правительства может представлять та часть собственных рядов, которая состоит из старых легионерских кадров и П.О.В. /почему тов.Сталин по-быстрому и перестрелял всех старых, излишне пассионарных революционеров-ленинцев, старательно изымая их личные архивы с автографами Ленина-Бланка -- СК/ и которая всегда эксплуатировалась верхушкой, но смирилась с положением, поскольку она признавала авторитет Пилсудского. Если подобного рода элементы перейдут в оппозицию к правительству и об"единятся с так наз. "народно-радикальным лагерем" (буржуазные молодёжные организации фашистского типа, возглавляемые генералом Янушайтисом /как видим, фашиствующая молодежь -- это давняя польская традиция: они-то и глумятся сейчас над российскими памятниками воинам -- СК/), то правительство может в их лице иметь довольно серьёзную враждебную силу.

НАЧ. ИНОСТРАННОГО ОТДЕЛА
ГУГБ НКВД СССР

(Слуцкий)

(Продолжение следует)

Пер. с польского С.Канунников, 1 сентября 2016г

ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1
Мосцицкий, Игнацы
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Игнаций Мосцицкий
Ignacy Mo;cicki
Игнаций Мосцицкий
Флаг
Президент Польши
Флаг
4 июня 1926 года — 30 сентября 1939 года
Предшественник: Станислав Войцеховский
Мацей Ратай (и.о.)
Преемник: должность упразднена;
Болеслав Венява-Длугошовский (в изгнании)
Болеслав Берут (в стране; с 1947 года)

Вероисповедание: католик
Рождение: 1 декабря 1867[1][2]
Межаново (Плоцкая губерния Российской империи; ныне — Мазовецкое воеводство Польши)
Смерть: 2 октября 1946[1][2] (78 лет)
Версуа (кантон Женева, Швейцария)
Место погребения: Собор Святого Иоанна Крестителя и Старые Повонзки
Супруга: Михалина Мосциская[d]
Партия: Пролетариат
Образование: Рижский технический университет
Профессия: Химик

Автограф: Ignacy Moscicki Signature.jpg

Награды:
Орден Белого орла Кавалер Командорского креста со звездой ордена Возрождения Польши; Кавалер Командорского креста ордена Возрождения Польши
Крест Независимости с мечами Орден Белой звезды на цепи (Эстония) Кавалер ордена Орлиного креста 1 класса (Эстония)
Кавалер ордена Эстонского Красного Креста 1 класса Order of SS. Cyril and Methodius ribbon.gif Орден «За гражданские заслуги» 1 степени (Болгария)
Большой крест ордена Белой розы Кавалер Большого креста ордена Спасителя Кавалер ордена Хризантемы
Большой крест ордена Трёх Звёзд Кавалер Большого креста ордена Святого Олафа Кавалер ордена Серафимов
Бальи — Кавалер Большого Креста Чести и Преданности Мальтийского ордена Кавалер Большого креста ордена Южного Креста Большой крест чилийского ордена Заслуг
Большой крест ордена Заслуг (Венгрия) Великий офицер ордена Христа Орден Пехлеви
Order of the Kara;or;e′s Star with Swords rib.png Кавалер Высшего ордена Святого Благовещения Кавалер Большого креста ордена Святых Маврикия и Лазаря
Кавалер ордена Кароля I
Commons-logo.svg Игнаций Мосцицкий на Викискладе
Президент на похоронах Юзефа Пилсудского

Игна;ций Мосци;цкий (варианты Игна;тий, Игна;цы, Мости;цкий, Мосьци;цкий; польск. Ignacy Mo;cicki, 1 декабря 1867, Межаново[en], Цеханувский повят, гмина Грудуск — 2 октября 1946, Версуа, Швейцария) — польский государственный деятель, Президент Польши (1926—1939) и учёный-химик, изобретатель, один из создателей химической промышленности Польши.
Биография

Родился в семье участника восстания 1863 года. Окончил школу в Варшаве, затем в 1891 году завершил учёбу в политехническом институте в Риге. В 1897 году — ассистент в университете во Фрибурге (Швейцария). Разрабатывал методы получения азотной кислоты, изучал проблемы нефтедобычи, очистки нефти и др. В 1920—1926 годах работал в Политехническом институте во Львове: профессор физической химии и технической электрохимии, ректор в 1925/1926 учебном году. Основатель фабрики азотных соединений в Тарнуве; квартал, где расположена фабрика, в его честь назван Мосьцицы.
Политическая деятельность

С 1892 года — член Заграничного союза польских социалистов. После майского переворота 1926 года по рекомендации Юзефа Пилсудского был избран президентом Польши и выполнял эти обязанности с 1 июня того же года. По сути, страной управлял Ю. Пилсудский, Мосцицкий был формальным руководителем страны. Перед смертью Пилсудского в 1935 году, когда тот имел проблемы со здоровьем, была принята Конституция 1935 года — значительно увеличивала права президента, хотя и это не удержало страну от политической нестабильности в 1936 году. Тогда же на политической арене появился Эдвард Рыдз-Смиглы, что помогло стабилизировать внутриполитическую ситуацию в Польше при помощи популистских (помогал крестьянам) и националистических мер[3].

1 сентября 1939 года, в первый день Польской кампании вермахта президент опубликовал обращение к польскому народу с призывом сражаться. В связи с возросшей опасностью бомбардировки королевского замка 1 сентября президент переехал в деревню Блота под Варшавой. Согласно статье 13 апрельской конституции Мосцицкий назначил своим преемником маршала Рыдза-Смиглого. В связи с быстрым продвижением немецких войск глава государства был вынужден 8 сентября переехать в город Олыка на Волыни. Далее 14 сентября президент перенёс свою резиденцию в Залуч. 17 сентября, после известия о вторжении РККА в Польшу, было проведено совещание в городе Куты, на котором присутствовали Мосцицкий, Рыдз-Смиглый, Юзеф Бек и Складковский. На этом совещании было принято решение об эвакуации членов правительства в Румынию. Мосцицкий пересёк границу с Румынией 17 сентября 1939 года в 21.45. Там он был интернирован и 25 сентября передал должность президента генералу Болеславу Веняве-Длугошевскому. Однако с этим не согласились французские власти, потребовав передачи поста президента Владиславу Рачкевичу; Мосцицкий выполнил это условие. В декабре 1939 года вместе с семьей обосновался в Швейцарии, где провёл все годы Второй мировой войны.

Поч;тный член и покровитель Польской академии литературы.

В 1993 году урна с его прахом была перенесена в Варшаву.
Примечания

Record #119251736 // Общий нормативный контроль — 2012—2016.

data.bnf.fr: open data platform — 2011.
; Зуев Ф. Г.; Светков В. А.; Фалькович С. М. Краткая история Польши —М.: Наука, 1993.

Question book-4.svg
В этой статье не хватает ссылок на источники информации.
Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 11 ноября 2012 года.

[скрыть]Просмотр этого шаблона
Флаг Польши Главы Польского государства (с 1918 года)
II Речь Посполитая
Юзеф Пилсудский (1918—1922) • Габриэль Нарутович (1922) • Мацей Ратай (1922; и. о.) • Станислав Войцеховский (1922—1926) • Мацей Ратай (1926; и. о.) • Игнаций Мосцицкий (1926—1939)

Proporzec Prezydenta Rzeczypospolitej Polskiej.svg
Правительство Польши в изгнании
Болеслав Венява-Длугошовский (1939) • Владислав Рачкевич (1939—1947) • Аугуст Залеский (1947—1972) • Станислав Островский (1972—1979) • Эдвард Рачиньский (1979—1986) • Казимеж Саббат (1986—1989) • Рышард Качоровский (1989—1990)
Польская Народная Республика
Болеслав Берут (1944—1952) • Александр Завадский (1952—1964) • Эдвард Охаб (1964—1968) • Мариан Спыхальский (1968—1970) • Юзеф Циранкевич (1970—1972) • Генрик Яблоньский (1972—1985) • Войцех Ярузельский (1985—1989)
III Речь Посполитая
Войцех Ярузельский (1989—1990) • Лех Валенса (1990—1995) • Александр Квасьневский (1995—2005) • Лех Качиньский (2005—2010) • Бронислав Коморовский (2010; и. о.) • Богдан Борусевич (2010; и. о.) • Гжегож Схетына (2010; и. о.) • Бронислав Коморовский (2010—2015) • Анджей Дуда (с 2015)
Просмотр этого шаблона
Нормативный контроль

BNF: 12457451v GND: 119251736 ISNI: 0000 0001 1034 5975 LCCN: n94050839 NKC: js2014806978 NUKAT: n94205014 SUDOC: 033958750 VIAF: 107077
Категории:

Родившиеся 1 декабряРодившиеся в 1867 годуПерсоналии по алфавитуРодившиеся в Плоцкой губернииРодившиеся в Мазовецком воеводствеУмершие 2 октябряУмершие в 1946 годуУмершие в ВерсуаКавалеры ордена Белого орла (Польша, 1921—1939)Кавалеры Командорского креста со звездой ордена Возрождения ПольшиКавалеры Командорского креста ордена Возрождения ПольшиКавалеры Креста Независимости с мечамиКавалеры ордена Белой звезды на цепиКавалеры ордена Орлиного креста 1 классаКавалеры ордена Эстонского Красного Креста 1 классаКавалеры ордена Кирилла и МефодияНаграждённые орденом За гражданские заслуги 1 степени (Болгария)Кавалеры Большого креста ордена Белой розы ФинляндииКавалеры Большого креста ордена СпасителяКавалеры Высшего ордена ХризантемыКавалеры Большого креста ордена Трёх ЗвёздКавалеры Большого креста ордена Святого ОлафаКавалеры ордена СерафимовБальи — Кавалеры Большого Креста Чести и Преданности Мальтийского орденаКавалеры Большого креста ордена Южного КрестаКавалеры Большого креста чилийского ордена ЗаслугКавалеры Большого Креста венгерского ордена ЗаслугВеликие офицеры португальского ордена ХристаКавалеры ордена ПехлевиКавалеры ордена Звезды КарагеоргияКавалеры Высшего ордена Святого БлаговещенияКавалеры Большого креста ордена Святых Маврикия и ЛазаряКавалеры Ордена Кароля IВыпускники Рижского технического университетаПреподаватели Варшавского Политехнического институтаПреподаватели вузов ЛьвоваПрезиденты ПольшиХимики ПольшиИзобретатели по алфавитуИзобретатели ПольшиЧлены Польской социалистической партииПохороненные в ВаршавеЧлены Польской академии литературыПочётные граждане Гдыни

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

Беларуская
Deutsch
English
Espa;ol
Fran;ais
Bahasa Indonesia
Polski
Portugu;s
;;

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 12:25, 12 июля 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Соснковский, Казимеж
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сосновский.
Казимеж Соснковский
Казимеж Соснковский
Казимеж Соснковский во время Второй мировой войны
Флаг
Министр военных дел Польши
9 августа 1920 года — 26 мая 1923 года
Предшественник: Юзеф Лесневский
Преемник: Александр Осинский (и.о.)
Станислав Шептицкий
Флаг
Министр военных дел Польши
1 декабря 1923 года — 17 февраля 1924 года
Предшественник: Станислав Шептицкий
Преемник: Владислав Сикорский

Рождение: 19 ноября 1885
Варшава, Российская империя
Смерть: 11 октября 1969 (83 года)
Монреаль, Канада
Место погребения: Собор Святого Иоанна Крестителя

Военная служба
Принадлежность: Civil ensign of Austria-Hungary (1869-1918).svg Австро-Венгрия
Флаг Польши Вторая Польская республика
Звание: Генерал брони; Польша
Сражения: Первая мировая война,
Советско-польская война,
Вторая мировая война

Награды:
Офицерский знак «Парасоль»
Орден Белого орла Командор ордена «За воинскую доблесть» Золотой крест ордена «За воинскую доблесть»
Серебряный крест ордена Virtuti Militari Кавалер Большого креста ордена Возрождения Польши Крест Независимости с мечами
POL Krzy; Walecznych 4r BAR.svg Золотой крест Заслуги Krzyz Zaslugi Wojsk Litwy Srodkowej Ribbon.png
Орден Железной короны 3-й степени Чехословацкий Военный крест 1918 Чехословацкий Военный крест 1939
Крест Свободы 1 класса 2 степени Кавалер ордена Почётного легиона Командор ордена Сельскохозяйственных заслуг (Франция)
Рыцарь Большого Креста ордена Британской империи (военный) Ro3osr.gif Орден Короны Румынии I степени
Большой крест ордена Белой розы Орден Священного сокровища 1 класса Кавалер Большого креста ордена Короны Италии
Order of Saint Sava Ribbon.PNG Большой крест ордена Заслуг (Венгрия) Кавалер ордена Орлиного креста 1 класса (Эстония)
Commons-logo.svg Казимеж Соснковский на Викискладе

Казимеж Соснковский (польск. Kazimierz Sosnkowski; 1885—1969) — польский генерал (1918).

Содержание

1 Биография
2 Память
3 Список литературы
4 Примечания
5 Ссылки

Биография

Казимеж Соснковский родился в Варшаве 19 ноября 1885 года в дворянской семье, отец — Юзеф Богдан, мать — Cофия. Вскоре после его рождения семья переехала в Петербург. Там Казимеж поступил в классическую гимназию и закончил её с отличием.

В 1905 году он возвращается в Варшаву и поступает в политехнический институт. Во время революционных событий 1905 года он участвовал в студенческих волнениях, за что был исключён из института. Затем Соснковский вступил в «Польскую социалистическую партию» (ППС) и стал активным членом её боевой организации. В 1907 году он был вынужден эмигрировать в Австро-Венгрию, спасаясь от преследования полиции. Там он продолжил образование и поступил в Львовский политехнический институт. Начиная с 1908 года при его активной деятельности стали создаваться нелегальные вооружённые формирования — стрелецкие дружины.

Первую мировую войну Соснковский встретил в звании подполковника на должности начальника штаба 1-й бригады Польского легиона, сражавшегося на стороне Центральных держав. В 1916 году он стал полковником и командиром 1-й бригады, а в следующем году был назначен главой военного департамента Временного государственного комитета. За отказ легионеров присягать немецкому кайзеру в конце июля 1917 года, он был арестован и посажен в тюрьму Шпандау. Затем его перевели в Магдебург.

После победы революции в Германии в ноябре 1918 года Соснковский был выпущен из тюрьмы, и уже через два дня после освобождения был произведён в генералы. В этом звании он стал командующим Варшавским военным округом, а затем получил пост военного министра.

После окончания советско-польской войны, во время которой Соснковский командовал резервной армией, вернулся к должности военного министра. В феврале 1924 года становится председателем Военного совета страны и командующим Познаньским военным округом. Он принимал участие в работе Женевской конференции по разоружению, возглавляя польскую делегацию.

В 1928 году был назначен инспектором армии «Полесье». Руководил строительством укрепрайонов на польской границе с СССР.

В 1936 году ему в качестве утешения присвоили звания генерала брони.

Во время германского вторжения в Польшу был назначен командующим Южным фронтом.

После поражения Польши Соснковскому удалось пересечь границу с Венгрией и далее добраться до Парижа, куда он прибыл 11 октября. В новом правительстве Сикорского Соснковский возглавил комитет министров по делам страны. Он приступил к этой должности 13 ноября 1939 года. Одновременно возглавил «Союз вооружённой борьбы» — польское движение сопротивления.

После капитуляции Франции Соснковский, вместе с правительством Сикорского, перебрался в Лондон. Был противником восточной политики Сикорского, резко протестовал против соглашения Сикорского-Майского, в связи с чем, в июле 1941 года ушёл в отставку. После гибели Сикорского 4 июля 1943 года, Соснковский был назначен главнокомандующим польскими вооружёнными силами. Казимеж Соснковский с 1944 года верил в близкую перспективу третьей мировой войны и полный разгром в этой войне Советского Союза[1]. В 1944 году генерал Сосновский был вынужден уйти со своего поста и выехать в Канаду. Поселился в окрестностях Монреаля.

Скончался в 11 октября 1969 года. Был похоронен в Париже в костёле Святого Станислава, согласно его завещанию.
Память

По случаю 120-й годовщины со дня рождения генерала, Сейм Польши почтил его память[2].

Список литературы

Лубченков Ю. Н. Сто великих полководцев Второй мировой. — М.: «Вече», 2005 год.

Примечания

; Jan M. Ciechanowski. Powstanie Warszawskie. Pu;tusk-Warszawa, Akademia Humanistyczna im. Aleksandra Gieysztora, 2009.
; Сейм почтил память генерала Соснковского

Ссылки

Соснковский Казимир
Биографические и фотографические данные

[показать]Просмотр этого шаблона
Министры обороны Второй Польской республики
[показать]
Кабинет Антония Пониковского (1921-1922)
Категории:

Родившиеся 19 ноябряРодившиеся в 1885 годуПерсоналии по алфавитуРодившиеся в ВаршавеРодившиеся в Варшавской губернииУмершие 11 октябряУмершие в 1969 годуУмершие в МонреалеКавалеры ордена Белого орла (Польша, 1921—1939)Кавалеры командорского креста ордена Virtuti MilitariКавалеры золотого знака ордена Virtuti MilitariКавалеры серебряного знака ордена Virtuti MilitariКавалеры Большого креста ордена Возрождения ПольшиКавалеры Креста Независимости с мечамиЧетырёхкратные кавалеры креста ХрабрыхНаграждённые золотым крестом ЗаслугиКавалеры Креста Заслуги войск Срединной ЛитвыКавалеры ордена Железной короны 3-й степениКавалеры чехословацкого Военного креста 1918Кавалеры чехословацкого Военного креста 1939Кавалеры ордена Креста Свободы 1 класса 2 степениКавалеры ордена Почётного легионаКомандоры французского ордена Сельскохозяйственных заслугРыцари Большого Креста ордена Британской империиКавалеры Ордена Звезды РумынииКавалеры ордена Короны Румынии 1 степениКавалеры Большого креста ордена Белой розы ФинляндииКавалеры ордена Священного сокровища 1 классаКавалеры Большого креста ордена Короны ИталииКавалеры ордена Святого СаввыКавалеры Большого Креста венгерского ордена ЗаслугКавалеры ордена Орлиного креста 1 классаМинистры обороны ПольшиГенералы брони (II Речь Посполитая)Участники Первой мировой войныУчастники обороны Польши в 1939 году

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

;e;tina
Deutsch
English
Espa;ol
Fran;ais
Italiano
Polski

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 09:48, 1 апреля 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3
Бек, Юзеф
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Бек.
Юзеф Бек
польск. J;zef Beck
Юзеф Бек
Флаг
Министр иностранных дел Польши
2 ноября 1932 года — 30 сентября 1939 года
Предшественник: Аугуст Залеский
Преемник: Аугуст Залеский

Рождение: 4 октября 1894
Варшава, Царство Польское, Российская империя
Смерть: 5 июня 1944 (49 лет)
Станешть, Румыния
Место погребения: Воинское Повонзки

Награды:
Орден Белого орла Серебряный крест ордена Virtuti Militari Кавалер Большого креста ордена Возрождения Польши
Офицер ордена Возрождения Польши Крест Независимости с мечами POL Krzy; Walecznych 3r BAR.svg
Золотой крест Заслуги POL Medal Pami;tkowy Za Wojn; 1918-1921 BAR.svg POL Medal 10-lecia Odzyskania Niepodleg;o;ci BAR.svg
Командор ордена Почётного легиона Офицер ордена Почётного легиона Кавалер ордена Почётного легиона
Кавалер ордена Государственного герба 1 класса (Эстония) Кавалер ордена Орлиного креста 1 класса (Эстония) Кавалер ордена Эстонского Красного Креста 1 класса
Бельгийский Военный крест Кавалер Большого креста ордена Короны Командор ордена Белой розы
Орден Короны Румынии I степени Орден Короны Румынии III степени Кавалер Большого креста ордена Христа
Кавалер Большого креста ордена Феникса Кавалер Большого креста ордена Полярной звезды Кавалер I класса ордена Святого Олафа
Order of Saint Sava Ribbon.PNG
Commons-logo.svg Юзеф Бек на Викискладе

Юзеф Бек (польск. J;zef Beck; 4 октября 1894, Варшава — 5 июня 1944, Станешть, Румыния) — польский государственный деятель, министр иностранных дел Польши в 1932—1939 гг.

Содержание

1 Ранние годы
2 Министр иностранных дел
3 Вторая мировая война
4 Литература

Ранние годы

До Первой мировой войны Бек учился в Львовском политехническом институте. С началом Первой мировой войны вступил в Польскую военную организацию, был одним из соратников Пилсудского. Перебравшись в Австро-Венгрию, служил в Первой бригаде Польских легионов, участвовал в боях на восточном фронте, получил звание полковника. Когда польские легионы в Австро-Венгрии были распущены и интернированы, был заключен в лагерь для военнопленных, где создал подпольную группу. После революции в России занимался подготовкой польских военных формирований на территории Германии и Австро-Венгрии.

После обретения Польшей независимости служил военным атташе во Франции (1922—1923), затем вернулся в Польшу. Участвовал в Майском перевороте 1926 года, приведшем к власти Пилсудского. С 1926 по 1930 был начальником кабинета военного министерства. В 1930-м году стал заместителем премьер-министра, а в 1932-м министром иностранных дел. Занимал этот пост до начала Второй мировой войны.
Министр иностранных дел

На посту министра иностранных дел Бек пытался проводить политику балансирования между Германией и СССР. В июле 1932 года заключил Договор о ненападении между Польшей и Советским Союзом, а в январе 1934-го Договор о ненападении между Германией и Польшей.

После смерти Пилсудского в 1935-м году, власть в Польше оказалась в руках правящей группы из трех человек — маршала Рыдз-Смиглы, президента Мосцицкого и Бека, при этом Бек фактически определял внешнюю политику Польши. Он разработал концепцию так называемой «Третьей Европы», предполагавшую создание союза и военного блока Польши, Италии, Югославии, Венгрии и Румынии. Как министр иностранных дел Бек прилагал значительные усилия для её реализации, однако потерпел полную неудачу.

В 1935 году, польско-немецкие отношения усиливаются. Польша для сближения проводит антисоветскую политику - например, в 1936 году, советско-румынские переговоры были сорваны, так как Польша заявила о возможности разрыва дипломатических отношений, в случае заключения союза.

24 октября 1938 года были предъявлены территориальные претензии Германии к Польше. Гитлер настоял на том, что необходимо передать во владение немцам город Данциг, построить двухколейную железную дорогу через «польский коридор», обладавшую экстерриториальностью, также Польше было необходимо присоединиться к Антикоминтерновскому пакту, в обмен на получение выхода к морю за счет Литвы. Бек отказался выполнять эти условия, однако, уже в марте 1939 года, из-за захвата Мемеля, после которого Польша оказалась окружена Германией со всех сторон, кроме восточной, польский МИД дал согласие на строительство дороги, но без экстерриториальности.

Сыграл значительную роль в месяцы, предшествовавшие началу Второй мировой войны, отвергнув предъявленные Польше требования Германии. Вместе с тем, Бек отклонил предложение СССР о заключении пакта о взаимопомощи.
Вторая мировая война

После вторжения Германии в Польшу, Бек призвал Францию и Великобританию выполнить свои обязательства, следовавшие из данных Польше гарантий. Когда Польша потерпела поражение, вместе с остатками польского правительства Бек бежал в Румынию, где был интернирован и арестован румынскими властями. В последние годы работал над своими мемуарами, названными им «Последний рапорт».

Умер 5 июня 1944 года от туберкулёза.

В 1991 году останки Бека были перевезены в Польшу и захоронены в Воинское Повонзки, воинском кладбище, где покоятся знаменитые поляки.
Литература

Mieczyslaw B. Biskupski, The History of Poland Westport, Conn., Greenwood Press, 2000.
Anna Cienciala, «The Munich Crisis of 1938: Plans and Strategy in Warsaw in the Context of Western Appeasement of Germany» pp. 48–81 from The Munich crisis, 1938: Prelude to World War II, edited by Igor Lukes and Erik Goldstein, London, Frank Cass, Inc., 1999.
Sean Greenwood, «The Phantom Crisis: Danzig, 1939,» pp. 247–72 from The Origins of the Second World War Reconsidered: A.J.P. Taylor and the Historians, edited by Gordon Martel, London, Routledge, 1999.
Henry L. Roberts, "The Diplomacy of Colonel Beck, " pp. 579–614 from The Diplomats, 1919—1939, edited by Gordon A. Craig and Felix Gilbert, Princeton, Princeton University Press, 1953.

Wiki letter w.svg
Для улучшения этой статьи желательно?:

Викифицировать статью.
Найти и оформить в виде сносок ссылки на авторитетные источники, подтверждающие написанное.
Проставив сноски, внести более точные указания на источники.

Просмотр этого шаблона
Словари и энциклопедии

Большая российская
Нормативный контроль
BNF: 12184827g GND: 118657828 ISNI: 0000 0001 2133 5115 LCCN: n86047859 NKC: js2006362940 NTA: 073403865 NUKAT: n96000865 SUDOC: 030432960 VIAF: 54192172
Категории:

Родившиеся 4 октябряРодившиеся в 1894 годуПерсоналии по алфавитуРодившиеся в ВаршавеУмершие 5 июняУмершие в 1944 годуУмершие в РумынииКавалеры ордена Белого орла (Польша, 1921—1939)Кавалеры серебряного знака ордена Virtuti MilitariКавалеры Большого креста ордена Возрождения ПольшиКавалеры Офицерского креста ордена Возрождения ПольшиКавалеры Креста Независимости с мечамиТрёхкратные кавалеры креста ХрабрыхНаграждённые золотым крестом ЗаслугиНаграждённые медалью «Участнику войны. 1918—1921»Командоры ордена Почётного легионаОфицеры ордена Почётного легионаКавалеры ордена Почётного легионаКавалеры ордена Государственного герба 1 классаКавалеры ордена Орлиного креста 1 классаКавалеры ордена Эстонского Красного Креста 1 классаКавалеры бельгийского Военного крестаКавалеры Большого креста ордена КороныКомандоры ордена Белой розы ФинляндииКавалеры ордена Короны Румынии 1 степениКавалеры ордена Короны Румынии 3 степениКавалеры Большого креста португальского ордена ХристаКавалеры Большого креста греческого ордена ФениксаКавалеры Большого креста ордена Полярной звездыКавалеры I класса ордена Святого ОлафаКавалеры ордена Святого СаввыПолитики ПольшиМинистры иностранных дел ПольшиУчастники Первой мировой войныПохороненные на кладбище Воинские ПовонзкиВоенные атташе Польши

Навигация

Вы не представились системе
Обсуждение
Вклад
Создать учётную запись
Войти

Статья
Обсуждение

Читать
Править
Править вики-текст
История

Поиск

Заглавная страница
Рубрикация
Указатель А;—;Я
Избранные статьи
Случайная статья
Текущие события

Участие

Сообщить об ошибке
Портал сообщества
Форум
Свежие правки
Новые страницы
Справка
Пожертвовать

Инструменты

Ссылки сюда
Связанные правки
Спецстраницы
Постоянная ссылка
Сведения о странице
Цитировать страницу

Печать/экспорт

Создать книгу
Скачать как PDF
Версия для печати

В других проектах

Викисклад
Викиданные

На других языках

Беларуская
Deutsch
English
Espa;ol
Fran;ais
Italiano
;;;
Polski
;;

Править ссылки

Последнее изменение этой страницы: 09:32, 11 марта 2016.

Запись беседы А. Гитлера с министром иностранных дел Польши Ю. Беком *

5 января 1939 г.

Министр иностранных дел Польши Бек прибыл на поклон к Гитлеру.
Обергоф, 1938 г.

В начале беседы полковник Бек подчеркнул тот факт, что германо-польские отношения целиком и полностью выдержали испытания сентябрьского кризиса. Если, может быть, в последние месяцы наметился некоторый спад в сравнении с высоким уровнем сентябрьских дней, то, по мнению польского правительства, обе стороны должны приложить усилия к тому, чтобы устранить причины некоторых трудностей, возникших в последнее время. В качестве одной из этих трудностей Бек упомянул вопрос о Данциге ** и подчеркнул при этом, что этот вопрос 1) касается не только германского и польского правительств, но и третьих сторон, в том числе и Лиги наций. Что, например, произошло бы, сказал Бек, если бы однажды Лига наций отмежевалась от вопроса о Данциге? Помимо этого имеются также и некоторые другие вопросы, в которых необходимо устранить имеющиеся недоразумения, в том числе гарантия чехословацких границ, а именно — будет ли она предоставлена немедленно, или, если вообще она будет иметь место, в какой момент намерены ее предоставить.

Фюрер ответил, что в целях устранения всех имеющихся трудностей необходимо обратиться вначале к главной тенденции в германо-польских отношениях. С немецкой стороны он может подчеркнуть, что в позиции Германии в отношении Польши, зафиксированной в декларации о ненападении от 1934 г. 2), не произошло ни малейших изменений. При всех обстоятельствах Германия будет заинтересована в сохранении сильной национальной Польши, совершенно независимо от положения дел в России. Безразлично, идет ли речь о большевистской, царской или какой-либо иной России, Германия всегда будет относиться к этой стране с предельной осторожностью, и потому Германия крайне заинтересована в сохранении Польшей своих позиций. С чисто военной точки зрения наличие сильной польской армии снимает с Германии значительное бремя; дивизии, которые Польша вынуждена

стр. 5

держать на русской границе, избавляют Германию от соответствующих дополнительных военных расходов.

Фюрер указал, что в мировой прессе Германии стараются приписать какие-то намерения относительно Украины, и заявил, что в этом отношении Польша ни в малейшей степени не должна опасаться Германии. Германия не имеет никаких интересов по ту сторону Карпат, и ей безразлично, что делают там страны, заинтересованные в этих областях. Подобно этому она непосредственно не заинтересована в Средиземном море, однако при всех обстоятельствах она всегда будет стоять на стороне Италии. Впрочем, необходимо проводить различие между сферами политических интересов Германии и ее стремлениями в экономической области, которые направлены исключительно на то, чтобы поддерживать широкие торговые отношения со всеми странами, на которые можно рассчитывать как на экономических партнеров. При этом есть страны, как, например, Соединенные Штаты, которые по своей экономической структуре меньше подходят для Германии в качестве партнеров, поскольку они сами производят промышленные изделия, которыми Германия только и могла бы оплатить закупаемые ею сырье и продовольствие. Другие страны, к которым относится и Польша, напротив, могли бы закупать в Германии всю промышленную продукцию, в которой они нуждаются, а за это продавать ей сырье и продовольствие. В этих случаях Германия намерена предельно расширить торговые отношения, что, в частности, касается и экономических отношений с Польшей.

Позиция, занятая Германией в украинском вопросе в связи с Венским арбитражем 3) , которая, вероятно, вызвала в Польше некоторые недоразумения, сказал фюрер, объясняется историей развития этого дела в связи с позицией Венгрии во время сентябрьского кризиса. Затем фюрер долго и подробно разъяснял отдельные фазы чехословацкого конфликта, особенно подчеркивая нерешительную и выжидательную позицию Венгрии. В ходе неоднократных переговоров, сказал фюрер, он настоятельно советовал венграм как можно быстрее самим проявить инициативу, если они хотят найти политическое решение их территориального спора с Чехословакией, однако он почти не встретил у венгров понимания. Венгры, охваченные предвоенным ожиданием, попали в сети намерений Англии и Франции и постоянно заявляли, что боятся активного вмешательства обеих этих стран в конфликт и что проигранная война, возможно, и не будет стоить жизни Германии, а Венгрии принесет окончательную гибель. Впрочем, в результате неожиданного предложения о переговорах со стороны Чемберлена и Даладье он (фюрер) отошел от мысли о чисто политическом решении чехословацкого вопроса, которое было бы равносильно ликвидации Чехословакии, и, поскольку Венгрия не оказала ему никакой сколько-нибудь активной поддержки, он смог выступить перед мировой общественностью лишь с идеей этнографического решения вопроса, в противовес политическому

стр. 6

решению, которое должно было бы осуществиться только в контакте между Польшей, Венгрией и Германией как единственно заинтересованными странами и заключалось бы в ликвидации Чехословакии. На будущее также ясно, что подобные политические решения никогда не могут осуществляться односторонне, а только таким путем, когда в этом решении будут принимать участие все заинтересованные в Чехословакии страны.

Лишь тогда, продолжал фюрер, когда венгры сочли вмешательство безопасным, они стали немного активнее. При этом он, фюрер, должен указать на то, что оказалось не так-то просто добиться в Мюнхене от французов и англичан согласия на включение в соглашение также польских и венгерских претензий к Чехословакии. В соответствии с соглашением относительно этих двух претензий, которое было достигнуто в Мюнхене на основе предложения Муссолини, венгры сформулировали затем свои требования, представив карту, из которой следовало, что они не требуют украинской территории. Германия весьма неохотно согласилась с просьбой об арбитраже и сделала это только тогда, когда от обеих конфликтующих сторон — Венгрии и Чехословакии — последовало заверение, что результат арбитража будет ими принят. Это решение третейского суда, как было сказано, было вынесено на основе венгерских требований и после того, как были заслушаны обе стороны. Вскоре после этого венгры вдруг заявили, что они претендуют также на крупные области Украины, и тем самым поставили в трудное положение державы-арбитры. Конечно, было совершенно невозможно пересмотреть достигнутые в Вене решения спустя такой короткий промежуток времени после их принятия. С другой стороны, Венгрия также была не в состояний добиться осуществления своих требований насильственным путем, так как, несомненно, чехословацкая армия оказалась бы сильнее и, возможно, уже вскоре вступила бы в Будапешт. В этом случае Германия оказалась бы в чрезвычайно затруднительном положении, так как совершенно ясно, что она была бы вынуждена не допустить поражения Венгрии от Чехословакии, хотя бы только по престижным соображениям — с целью воспрепятствовать тому, чтобы весь мир торжествовал по поводу победы демократической страны над одним из государств, напавших на нее. С другой стороны, в военном отношении Германия давно уже отмобилизовалась, причем на несколько месяцев задержан на службе призывной возраст, который в нормальных условиях должен был демобилизоваться. Были уже давно проведены другие мобилизационные меры в различных областях, и выявилась необходимость по окончании кризиса отменить все эти меры. Поэтому в ноябре обученный призывной возраст был демобилизован на втором году службы, вследствие чего под ружьем остались солдаты, которые еще не завершили военную подготовку, и молодые рекруты. При таком положении дел уже при незначительных международных осложнениях пришлось бы снова призвать в ар-

стр. 7

мию только что демобилизованный возраст и предпринять ряд обременительных мер в экономической области. Эта повторная мобилизация, само собой разумеется, легла бы чрезвычайно тяжелой психологической нагрузкой на общественное мнение в Германии и помимо этого имела бы своим следствием еще и то, что Франция автоматически предприняла бы мобилизационные мероприятия, которые проводятся в период обострения отношений; в свою очередь, ответом на это были бы аналогичные мобилизационные меры в Германии (занятие западных укреплений и т. д . ) . По этой причине в ноябре Германия ни в коем случае не могла допустить возникновения международного конфликта; это и явилось в конечном итоге одним из решающих моментов для определения ее позиции в украинском вопросе.

Что касается самих германо-польских отношений, то он, фюрер, хотел бы еще раз повторить, что в позиции Германии по отношению к Польше с 1934 г. ничего не изменилось. Чтобы окончательно урегулировать все еще не решенные вопросы в отношениях между обеими странами, сказал фюрер, не следует ограничиваться соглашением 1934 г., которое носит скорее негативный характер, а надо попытаться договорным путем окончательно разрешить отдельные проблемы. Кроме вопроса о Мемеле ***, который будет решен в германском плане (литовцы, кажется, намерены содействовать разумному решению проблемы), немецкая сторона считает необходимым урегулировать непосредственно в германо-польских отношениях проблему Данцига и коридора 4) , которая представляет чрезвычайную сложность для Германии с эмоциональной точки зрения. По его мнению, здесь необходимо отказаться от старых шаблонов и искать решения на совершенно новых путях. Так, например, в вопросе о Данциге можно подумать о том, чтобы в политическом отношении воссоединить этот город — в соответствии с волей его населения — с германской территорией, при этом, разумеется, польские интересы, особенно в экономической области, должны быть полностью обеспечены. Это также в интересах Данцига, поскольку Данциг в экономическом отношении не может существовать без Польши; поэтому он, фюрер, думает о формуле, в соответствии с которой Данциг в политическом отношении станет германским, а в экономическом — останется у Польши.

Данциг остается и всегда будет немецким; рано или поздно этот город отойдет к Германии. Однако он может заверить, что в вопросе о Данциге польская сторона не будет поставлена перед свершившимся фактом.

Относительно коридора, который, как было сказано, является для Германии сложной психологической проблемой, фюрер указал па то, что, несомненно, было бы полнейшей бессмыслицей думать о том, чтобы отобрать у Польши выход к морю. Если бы Поль-

стр. 8

ша оказалась в таком мешке, то такое положение, учитывая возникающую в связи с этим напряженность, можно сравнить с заряженным револьвером, спуск у которого может сработать в любую минуту. Следует признать, что связь с морем для Польши абсолютно необходима. Но в той же мере Германии необходима связь с Восточной Пруссией, и в этом вопросе, используя совершенно новые методы урегулирования, можно, видимо, найти решение, отвечающее интересам обеих сторон.

Если бы удалось на этой разумной основе достичь окончательного урегулирования отдельных вопросов, причем, само собой разумеется, каждый из обоих партнеров не должен быть ущемлен в своих правах, то тогда настал бы момент и в отношении Польши, как это имело место в соглашениях с Францией, расширить скорее негативное заявление 1934 г. в том положительном смысле, что со стороны Германии Польше предоставляется ясно выраженная зафиксированная в договорном порядке гарантия ее границ. Польша в этом случае получила бы крупное преимущество, заключающееся в том, что ее граница с Германией, включая коридор, была бы гарантирована в договорном порядке. При этом фюрер еще раз подчеркнул психологическую сложность этой проблемы, а также тот факт, что только он, фюрер, может привести к такому решению. Для него не так-то просто дать подобную гарантию коридора, и он определенно подвергнется за этот шаг довольно серьезной критике со стороны буржуазных кругов. Однако, будучи реальным политиком, он все же полагает, что подобное решение оказалось бы наилучшим. Если бы Германия предоставила свои гарантии, то о польском коридоре так же мало говорили бы, как ныне о Южном Тироле или Эльзасе и Лотарингии.

Дальнейшим вопросом, в котором у Германии и Польши есть совместные интересы, является еврейская проблема 5) . Он, фюрер, преисполнен твердой решимости выбросить евреев из Германии. Сейчас им еще будет позволено захватить с собою часть своего имущества; при этом они наверняка увезут с собою из Германии больше, чем они имели, когда поселились в этой стране. Но чем больше они будут тянуть с эмиграцией, тем меньше имущества они смогут взять с собой.

Если бы со стороны западных держав к требованиям Германии в колониальном вопросе 6) было проявлено больше понимания, то тогда он, фюрер, возможно, предоставил бы для решения еврейского вопроса какую-либо территорию в Африке, которую можно было бы использовать для поселения не только немецких, но и польских евреев. К сожалению, однако, западные державы не проявили этого понимания, и все же Германия вынуждена настаивать на своих требованиях в колониальном вопросе, поскольку она непременно нуждается в колониях для того, чтобы прокормить свое население. Рано или поздно она получит обратно свои колониальные владения. В этом он, фюрер, твердо убежден.

стр. 9

Расходы, которые возникают в результате того, что колониальный вопрос не решен, а именно вследствие связанной с этим гонки вооружений, эти расходы чрезвычайно велики как для западных держав, так и для Германии; если бы западные державы когда-нибудь позднее подвели итог, то они увидели бы, что их отказ пойти навстречу справедливым требованиям Германии в колониальном вопросе стоил им миллиардов и что для всех заинтересованных сторон было бы дешевле своевременно урегулировать колониальный вопрос в плане, в котором предлагает это сделать Германия.

Польский министр иностранных дел Бек поблагодарил фюрера за подробное изложение немецкой точки зрения и заявил, что Польша так же прочно придерживается своей прежней позиции в отношении Германии. Во время сентябрьского кризиса Польша выдержала исключительно сильное напряжение в своих отношениях с Советской Россией 7) . Положение было гораздо серьезнее, чем это казалось со стороны. Русские сосредоточили на русско-польской границе несколько армейских корпусов, часть которых разместилась непосредственно у линии границы; с польской стороны также были проведены в широком объеме соответствующие контрмеры, которые затем дали возможность быстро провести акции в отношении Чехословакии. Но поскольку Россия является соседом Польши, польская сторона приложила усилия к тому, чтобы снизить это чрезвычайно большое напряжение до нормальных пределов. Поэтому совершенно естественно, что сейчас предпринимаются попытки найти в отношениях с русским соседом приемлемый modus vivendi ****. Но Польша никогда не согласится быть зависимой от России и будет продолжать линию независимой политики, что она уже делала в прошлом, когда Польшу хотели толкнуть на сближение с Россией путем заключения Восточного пакта 8) . Правда, Польша не проявляет такой нервозности в отношении укрепления своей безопасности, как, например, Франция, и не придает никакого значения так называемым «системам безопасности», которые после сентябрьского кризиса окончательно обанкротились, что означает, по мнению Бека, поворотный пункт в истории. Однако Польша в высшей степени отдает должное позиции Германии, которая снова получила выражение в заявлении, только что сделанном фюрером. Польша также со своей стороны придерживается старой линии в отношении Германии.

В связи с Украиной он, Бек, напоминает о словах Пилсудского о «балканизации Центральной Европы». В лице агитаторов, которые подвизаются ныне на карпато-украинской территории, Польша узнает своих старых врагов и опасается, что Карпатская Украина, возможно, однажды превратится для Польши в очаг таких беспокойств, которые вынудят польское правительство к вме-

стр. 10

шательству, в результате чего могли бы возникнуть новые осложнения. Это было главнейшей причиной стремления Польши к установлению общей границы с Венгрией. Польша также старалась побудить Венгрию к энергичным действиям в том направлении, которое было определено самим фюрером. Из своей поездки в Румынию он (полковник Бек) привез венграм заверение в том, что румыны не нападут, а польский президент заявил в кругу иностранных дипломатов, что в серьезном случае Польша окажет помощь Венгрии. Однако, несмотря на это заявление, венгры, к сожалению, не проявили никакой инициативы. Он хотел бы отметить, между прочим, что население так называемой Карпатской Украины — русины — не имеет ничего общего с населением собственно Украины. «Украина» — это польское слово и означает «восточные пограничные земли». Этим словом поляки вот уже на протяжении десятилетий обозначали земли, расположенные к востоку от их территории, вдоль Днепра.

Что касается германо-польских отношений, то он, Бек, принимает к сведению пожелания, высказанные фюрером. Однако данцигский вопрос представляется ему чрезвычайно сложным. В этой связи необходимо особо учитывать общественное мнение в Польше. При этом он совершенно не берет в расчет мнение «оппозиции в кофейнях». На протяжении своей семилетней службы он ни в малейшей степени не считался с мнением кофеен и свой пост сохраняет и по сей день. Однако он должен считаться с подлинным мнением народа и усматривает в этом отношении величайшие трудности для решения вопроса о Данциге. Однако он хотел бы еще раз спокойно продумать эту проблему.

Полковник Бек не коснулся остальных вопросов германо-польских отношений, которые были подняты фюрером, а закончил изложение своих доводов повторным заверением в том, что Польша в своей общей позиции по-прежнему будет верна той линии, которой она придерживается с 1934 г.

Настоящее в соответствии с указанием представлено господину имперскому министру иностранных дел.

Д-р Шмидт
Примечания:

* Беседа состоялась в Оберзальцберге (Берхтесгаден, Бавария).

** Ныне г. Гданьск в Польской Народной Республике.

*** Ныне г. Клайпеда в Литовской ССР.

**** modus vivendi — способ существования (лат.).

1) Согласно ст. 100—108 Версальского мирного договора 1919 г. Германия отказывалась от прав и правооснований на территорию Данцига и его округа. Город Данциг и округ объявлялись вольным городом под защитой Лиги наций; конституция его должна была быть выработана впоследствии представителями Данцига по соглашению с верховным комиссаром Лиги наций. Наиболее важными правами Польши в отношении вольного города были включение Данцига в пределы таможенной границы Польши и предоставление Польше права ведения внешних сношений Данцига и защиты его граждан в других странах.

Результаты первой мировой войны 1914—1918 гг., зафиксированные Версальским мирным договором, практически лишили Германию статуса великой державы, урезали ее территорию в Европе, лишили ее колониальных владений и ввели серьезные ограничения в области вооружения. Правящие круги Германии, стремившиеся освободиться от связывающих их условий Версаля, нарушали договор в течение всего периода его существования. Первое нарушение территориальных постановлений Версальского мирного договора было произведено Гитлером 7 марта 1936 г., когда германские войска заняли Рейнскую демилитаризованную зону. 24 октября 1938 г. в беседе с польским послом Липским Риббентроп выдвинул предложение об «общем урегулировании спорных проблем, существующих между Польшей и Германией». Эти предложения предусматривали: присоединение к третьему рейху Данцига (с сохранением экономических льгот в Данциге для Польши); строительство Германией экстерриториальной автострады и железнодорожной линии через польское Поморье; продление польско-германской декларации 1934 г. о дружбе и ненападении на 25 лет; гарантирование Германией польско-германской границы. Риббентроп предложил, чтобы обе стороны проводили «общую политику в отношении России на базе антикоминтерновского пакта» (Official Documents concerning Polish, German and Polish — Soviet Relation. 1933-1939. London, 1939, p. 47—48).

2) Имеется в виду декларация о ненападении между Германией и Польшей, подписанная в Берлине 26 января 1934 г. (Сборник документов по международной политике и по международному праву. М . , 1936, вып. 1 0 , с. 41—42). См. т. 1, прим. 3. — 77, 107.

3) Решением, вынесенным 2 ноября 1938 г. в г. Вене (так называемый «первый Венский арбитраж»), Венгрии были переданы южные районы Словакии и Закарпатской Украины с населением свыше 1 млн. человек. См. т. 1, прим. 43. — 13, 15, 37, 40.

4) Польский коридор — наименование полосы польской земли (ширина от 30 до 200 км), полученной буржуазно-помещичьей Польшей по Версальскому мирному договору 1919 г. Польский коридор заканчивался поло- 345 сой морского побережья протяженностью 71 км и давал Польше выход к Балтийскому морю. Польским коридором Восточная Пруссия была отделена от остальной Германии.

5) 5—11 ноября 1938 г. гитлеровцы развязали в Германии еврейские погромы. Предлогом к этой антисемитской кампании послужило убийство молодым евреем 7 ноября 1938 г. атташе германского посольства в Париже Эрнста фон Рата. В Германии начались массовые убийства евреев, уничтожение и разграбление их имущества. Антисемитские погромы в фашистской Германии служили в первую очередь крупным источником доходов для обанкротившейся гитлеровской казны.

6) Фашистская Германия требовала возврата всех колоний, утраченных ею по Версальскому мирному договору 1919 г.

7) Имеется в виду заявление Советского правительства правительству Польши от 23 сентября 1938 г. по поводу сосредоточения польских войск у границ Чехословакии. В заявлении содержалось предупреждение тогдашнему реакционному польскому правительству, что в случае, если бы польские войска вторглись в пределы Чехословакии, СССР считал бы это актом агрессии и денонсировал бы без дополнительного предупреждения пакт о ненападении с Польшей.

8) Восточный пакт («Восточное Локарно») — проект создания прочного барьера против гитлеровской агрессии в Восточной Европе в виде пакта взаимопомощи, который должен был охватить СССР, Чехословакию, Польшу, Латвию, Эстонию, Литву и Финляндию. Советский Союз 28 декабря 1933 г. предложил заключить региональный договор о взаимной помощи с участием СССР, Франции, Чехословакии, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии. В результате имевших место в мае 1934 г. франко-советских переговоров было условлено, что Франция присоединится к пакту в качестве его гаранта, а СССР в таком же качестве присоединится к Локарнскому пакту. 14 июня 1934 г. Советский Союз направил формальное приглашение Германии и другим заинтересованным государствам стать участниками пакта.

Гитлеровское правительство долго медлило с ответом. Наконец 11 сентября 1934 г. оно заявило, что участие Германии в Восточном пакте невозможно, пока не будет признано полное равноправие Германии в вооружениях. К этому оно прибавило, что Германия не заинтересована в советской и французской гарантиях и предпочитает двусторонние пакты ненападения или в крайнем случае многосторонние пакты ненападения и консультации, но не взаимопомощи. Таким образом, германское правительство отказалось принять участие в пакте, соглашаясь лишь на такие пакты, которые не препятствовали бы или даже содействовали бы германской агрессии.

Вскоре изменилось и отношение французского и английского правительств к проекту пакта.

Таким образом, проект Восточного пакта оказался неосуществленным. Однако он остался свидетельством усилий советской дипломатии, стремившейся создать в Европе гарантии безопасности против гитлеровской агрессии.

Печат. по изд.: «СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны (сентябрь 1938 г.—август 1 9 3 9 г.). Документы и материалы» (далее: «СССР в борьбе за мир...»). М., 1971, с. 146—153.

Здесь печатается по кн.: Документы и материалы кануна Второй мировой войны 1937-1939 гг. в 2-х томах. Москва. Политиздат. 1981.

Электронная версия воспроизводится с сайта http://www.infanata.org

Здесь читайте:

Гитлер Адольф (биографические материалы).

Бек (Beck) Юзеф (1894-1944), польский государственный деятель.

Германия в XX веке (хронологическая таблица).

Польша в XX веке (хронологическая таблица).

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

Rambler′s Top100 Rambler′s Top100
TopList

Проект ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,
на следующих доменах:
www.hrono.ru
www.hrono.info
www.hronos.km.ru,
редактор Вячеслав Румянцев

ПРИЛОЖЕНИЕ 4
Клуб "Прометей" (фрагмент)
В. К. БЫЛИНИН, А. А. ЗДАНОВИЧ, В. И. КОРОТАЕВ

Организация «Прометей» и «прометейское» движение в планах польской разведки по развалу России/СССР

«O тi ruteni, per voe Orientem convertendum sperol»1′
(папа Урбан VII, 1596)
В фондах Российского государственного военного архива (РГВА) хранится большой массив документов, относящихся к подрывной деятельности польской «двуйки» — офензивы и дефензивы (разведки и контрразведки) против России — СССР в 1919-1939 гг. Речь идет прежде всего о собственно польских документах Реферата «Восток» II Отдела Генерального штаба (далее — ГШ) Главного командования Войска польского, входящих ныне в состав 308к и 461к фондов РГВА. Эти материалы попали к нам в результате Второй мировой войны. Собранные частично по линии Главного архивного управления НКВД СССР, частично — по линии Главного трофейного управления Советской армии, в 1945-1946 гг. они в конечном итоге были включены в Особый архив при Совете Министров СССР, который ныне составляет важную самостоятельную часть РГВА.
Безусловный интерес представляет документированная информация о планах и конкретных действиях польской разведки, которые были направлены на территориальное расчленение России/СССР с помощью хорошо организованного и контролируемого ею процесса объединения антирусских националистических сил различного толка, включая национал-сепаратистов или национал-интегристов. Эти планы выразились в мощной поддержке польскими властями периода Второй Республики так называемого «прометейского » движения и создании специалистами Реферата «Восток» II Отдела ГШ Польши разветвленной и многофункциональной организации «Прометей ».
Обобщенный анализ этой информации, подкрепляемый дополнительными фактами и документальными свидетельствами, почерпнутыми из иных архивных источников, и составляет предмет данной публикации.
Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что обозначенная нами тема ни в коей мере не исчерпывается настоящим исследованием. В том же РГВА, а также в других отечественных и зарубежных архивах (в первую очередь, таких, как ведомственные архивы ФСБ и СВР РФ, с одной стороны, и таких, как, например, Центральный военный архив, Архив новых актов в Варшаве, архив Института Пилсудского в Лондоне, с другой) имеется значительное число документов и материалов, изучение которых может дать целый массив новых данных, способных существенно расширить истинную картину подрывной деятельности польской «двуйки » вкупе с другими зарубежными спецслужбами против нашей страны на базе активного привлечения к этой деятельности антироссийски (а не только антисоветски) настроенной националистической эмиграции и ее агентуры.
1. Идея «прометеизма», цель и задачи
С самого момента своего создания2 польское правительство стремилось к свержению советской власти. Юзеф Пилсудский3 и его окружение, проводя подрывную, разведьвательно-диверсионную работу и постоянно готовясь к интервенции, главную надежду возлагали на возможность искусственного раздувания национализма среди народов СССР и таким образом развала СССР изнутри.
Наиболее четко цель польского санационного режима сформулировал в своем политическом докладе ближайший сподвижник и единомышленник Пилсудского генерал Юлиан Стахевич4:
«Целью, на достижение которой направлены наши усилия, являются существующие и будущие национальные государства на Востоке. Их появление будет историческим последствием слома силы России, но в то же время может явиться и элементом укрепления мощи державы Польской»5.
Эта формулировка Стахевичем стратегических целей Польши полностью отвечала политической программе-максимум самого Пилсудского. «Расчленение России, — констатировал он, — лежит в основе польских государственных интересов на Востоке»6. Затем должно было последовать «создание ряда национальных государств на территории европейской России, которые находились бы под влиянием Варшавы ». Это, по его мнению, «позволило бы Польше стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию»7.
Однако и Пилсудский не был автором этой идеи. Еще в XV-XVI вв. римские папы стремились внести раскол в ряды русского православия (и государственности) руками самих русских. В начале XX в. — в 1903 г. — о планах расчленения России одним из первых всерьез заговорил американский мультимиллионер Яков Г. Шифф. Во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. он вкупе с Дж. П. Морганом, Ротшильдами, Бэрингом и братьями Варбургами обеспечил выделение более 30 млн. долларов совокупного кредита в пользу Японии, в том числе на цели разложения русской армии и поддержки оппозиционных партий и движений в России (особенно — национал-сепаратистских) для ее поражения и последующего расчленения8. Тогдашний лидер нелегальной ППС9 Пилсудский попытался воспользоваться ситуацией10 и незамедлительно вступил с японскими властями в тайные переговоры. Более того, в июле 1904 г. он лично прибыл в Токио, чтобы изложить правительству Кацура Таро свой план организации в Польше национального восстания «вместе с другими угнетенными народами Российской империи ». Но, к его глубокому разочарованию, Япония [тогда] не захотела разыгрывать «польскую карту»11. Поражение России в войне с Японией и последовавшая затем первая русская революция 1905 г. сильно обнадежили русофобов и националистов всех мастей. В сущности та же направленная на развал Российской империи политика проводилась ими и их идейными последователями в период Первой мировой войны, а также революций 1917 г.12 Отображая ее суть, английский лейборист и «гой-сионист» Исайя Веджвуд писал 12.12.1917 г. лорду Сесилу Родсу: «В интересах Британии, чтобы Россия была как можно меньше. Любые ее части, которые захотят от нее отделиться, должны быть поддержаны в этом — Кавказ, Украина, донские казаки, Финляндия, Туркестан и прежде всего Сибирь, страна будущего, продолжение Американского Дальнего Запада... Когда их независимость будет признана, будет легче принимать меры, чтобы «гарантировать» эту «независимость»13.
Точнее, наверно, и не скажешь, чтобы... охарактеризовать один из важнейших векторов геополитических процессов, происходящих уже сегодня на всем евразийском пространстве — бывшей территории СССР.
С точки зрения Стахевича, буржуазный национализм мог бы стать той силой, с помощью которой должен быть развален СССР: «Реализация прометейской14 концепции, — утверждал он, — это не только создание условий или поддержка явлений, служащих намеченной цели, но и создание такого инструмента, коим может послужить организованная эмиграция. Наш непосредственный доступ к территории [СССР], к населению в соответствующем масштабе для этих целей не представляется возможным, а для достижения серьезных политических результатов даже и не всегда потребным»15.
Прояснить стратегические цели Пилсудского можно с помощью анализа его планов и действий в отношении руководителей контрреволюционной эмиграции народов СССР. Маршал Польши ощущал себя особо предназначенным для развертывания работы по их объединению под своей эгидой и, в конечном счете, в собственных политических интересах, поскольку и сам являлся последовательным шовинистом и был глубоко убежден, что Польша обрела свою независимость исключительно благодаря победе его национал-интегристской политики. Эта политика изначально строилась на идее коллаборационизма — тесного сотрудничества с врагами нашей страны, она превращала поляков (прежде всего шляхетскую военную элиту) в хорошо подготовленную и вооруженную «пятую колонну» внутри Российской империи. Еще до Первой мировой войны, в 1910-1914 гг., для подготовки костяка будущей польской армии Пилсудским в Галиции создавались специальные военные школы. Они имели полуконспиративный характер и пользовались субсидиями и практическим содействием со стороны разведывательного отдела австро-венгерского Генерального штаба. Так, в распоряжении Пилсудского находился ряд офицеров австро-венгерской разведывательной службы, обучавших пилсудчиков военному делу, а также технике разведки и диверсий. Именно из этих школ вышли кадры, образовавшие несколько позднее ПОВ (Польскую организацию войскову)16, которые предназначались для действий в союзе с австро-германской армией на тылах русских войск и для комплектования польских легионов в предвидении войны с царской Россией. Личный опыт руководства широкой антироссийской подрывной деятельностью в союзе с другими националистами несомненно побудил Пилсудского сделать на них важную ставку в своей внешней политике, проводимой им с первых же дней возникновения польского буржуазного государства.
Только этим объясняется действительно широкий размах организационных работ по объединению и сплочению националистической нерусской эмиграции, который обеспечивался польскими властными структурами (прежде всего II Отделом ГШ Польши) в 1920-е — 1930-е гг. при непосредственном живом участии самого Первого маршала17.
Эти стремления развалить Советский Союз с помощью националистических и сепаратистских элементов получили по инициативе руководителей грузинской эмиграции название «прометеизма». Они воспользовались античной легендой о титане Прометее — борце за свободу, якобы прикованном богами к скалам Грузии и обреченном на вечные страдания. Поскольку, согласно древнему мифу, Прометея от цепей и проклятия богов освободил Геракл18, именно в его (Геракла) образе предпочла выступить польская разведка, взявшая под свою опеку грузинских и всех иных «прометейцев».
Польская буржуазия намеревалась развалить СССР изнутри с помощью «прометеизма», особенно с момента начала польско-советской войны 1920 г.19, а потом расчленить его на отдельные национальные государства, которые имели бы большую или меньшую зависимость от Польши благодаря их неизменной вовлеченности в антисоветскую деятельность, а также по причине их собственной слабости.
Следует отметить, что активная подрывная деятельность в этом направлении проводилась несмотря на наличие межгосударственных договоренностей между СССР и Польшей. Более того, польские власти неоднократно грубо нарушали положения и Рижского мирного договора от 18 марта 1921 г.20, и Московского договора о ненападении от 25 июля 1932 г. В 1933 г. Польша стала первым государством (после Ватикана), которое официально признало нацистский рейх, обеспечив ему таким образом поддержку на мировом уровне. В то же время враждебность по отношению к восточному соседу оказалась у пилсудчиков настолько непреодолимой, что когда Советский Союз, предвидя общую угрозу со стороны гитлеровского рейха, обратился в январе 1934 г. к Польше с предложением заключить пакт о взаимопомощи, польское правительство высокомерно отклонило это предложение, подписав тогда же соглашение с Германией. Что последовало за этим демаршем, хорошо известно. В январе 1938 г. польская дипломатия открыла перед всем миром истинные намерения Варшавы. Тогда в Лиге Наций шла бурная дискуссия вокруг статьи 16 (о коллективной безопасности) Устава Лиги. «Ее отмены, — читаем в «Истории дипломатии» под редакцией академика В. П. Потемкина, — требовал ряд членов Лиги Наций, желавших иметь развязанные руки в возможных международных конфликтах и военных осложнениях. Особенно усердствовали поляки, превратившие Польшу в «пятую колонну» внутри Лиги Наций»21. Далее панская Польша следовала исключительно в русле агрессивной политики гитлеровского рейха. «Через два дня после присоединения Австрии к Германии в Польше начались антилитовские демонстрации. На польско-литовской границе сосредоточились польские войска. 17 марта 1938 г. польское правительство через своего дипломатического представителя в Таллинне предъявило литовскому правительству ультиматум. Оно требовало заключения конвенции, гарантирующей права «польского меньшинства» в Литве, а также отмены параграфа литовской конституции, провозглашающей Вильно столицей Литвы. Польская военщина грозила в случае отклонения ультиматума в течение 24 часов проделать «марш на Каунас» и оккупировать Литву »22. Агрессивные намерения поляков удалось ненадолго остудить официальным заявлением советской стороны о том, что она денонсирует советско-польский договор 1932 г. о ненападении, если войска Польши вторгнутся в пределы Литвы. Однако уже 30 сентября г. (сразу после подписания Мюнхенского соглашения) Польша предъявила ультиматум — на сей раз Чехословакии, требуя передачи ей Тешинской области. На следующий день, несмотря на предупреждение СССР, польские войска вступили на чехословацкую территорию. Но даже и в этом случае правительство СССР проявиловыдержку: 27.11.1938 г. оно заявило через ТАСС о действительности договора 1932 г.23 Со своей стороны польские власти продолжали демонстрировать в отношении СССР крайнее высокомерие и враждебность. Фактически до самого крушения Второй Республики в сентябре 1939 г. ее военные и политические круги строили далеко идущие планы подрыва Советского Союза изнутри и его последующего территориального раздела.
Таким образом, «прометеизм » во всех своих проявлениях — и как идеология, и как политика, и, наконец, как комплексная долговременная программа подрывной деятельности, — полностью отвечал антисоветской, антироссийской и империалистическо-захватнической позиции правящей в Польше державно-санационной клики. В данном смысле, будучи путеводной нитью польской международной и внутренней политики, «прометеизм» являлся путем реализации ее амбициозного лозунга «Польша от моря и до моря».
2. История «прометейской» деятельности
Начальный период — от 1918 до 1923 г.24
«Прометейскую» работу в Польше с самого ее начала возглавлял лично Пилсудский. Уже в 1918-1921 гг. Пилсудский установил политические и военные отношения с различными реакционными силами, нацеленными против Советской России, а затем и СССР. В первую очередь к ним принадлежали украинская, грузинская, татарская и казацкая контрреволюция.
Одним из наиважнейших и наиболее ранних моментов «прометейской» деятельности стал Варшавский договор, подписанный 21 апреля 1920 г. между Пилсудским и Петлюрой, диктатором контрреволюционного правительства на Украине.
Петлюра25, изгнанный с Украины в Польшу Красной армией, за то, чтобы ему вернули власть, выдвинул претензии к Западной Украине и поставил на службу польской армии и разведки своих сторонников из числа украинских националистов26. Разведкой петлюровцев на территории Советской Украины, России, Дона, Кубани и Крыма руководил 2-й отдел Партизанско-повстанческого штаба (ППШ) армии УНР (начальник — полковник ГШ царской армии Кузьминский). В его состав входили три секции: офензива (собственно разведка), дефензива (контрразведка) и пресс-служба. Начальниками секций разведотдела ППШ были: в офензиве — сотник Никодим Гриневич (здесь же подсекциями агентуры и паспортным бюро заведывали соответственно поручик Михайло Михайлик и поручик Рогозинский), в дефензиве — подполковник Митрофан Очеретько, в пресс-службе — поручик Микола Иванов27. Однако общей организацией агентурной работы и контрразведки занимался бывший директор департамента МВД УНР полковник Микола Ю. Чеботарев (с конца 1926 по август 1928 г.). В материалах польской разведки (Экспозитуры-2) Чеботарев также значился как начальник центральной резидентуры «Украина» под оперативным псевдонимом «Гетман»28. Сам он, в частности, утверждал, что поддерживает полный контакт со своими сторонниками в советской Украине и даже имеет много своих работников в КП(б)У и что эта партия «будто бы стоит тайно на платформе отделения от СССР»29. При этом петлюровская разведка, с одной стороны, постоянно испытывала острый дефицит в кадровых сотрудниках (например, в сентябре 1921 г. ей удалось забросить в УССР только трех своих агентов и двух курьеров), а с другой, ее практически полностью переигрывали советские спецслужбы. Так, советская агентура действовала в ближайшем окружении Петлюры. На ВУЧК работала группа личного секретаря Петлюры30. Большевистским агентом оказался и помощник начальника ППШ, шеф административно-политического отдела штаба подполковник Добротворский, через которого проходила информация о планах деятельности ППШ, спорах и конфликтах внутри него31. Другой ценный агент ЧК-ГПУ Украины — Гордиенко, он же сотник Гриць Попов (настоящее имя — Заяров Григорий Львович); являясь зам. начальника оперативного отдела ППШ, в результате успешного завершения операции под кодовым названием «Тютюн» (04.06 — 16.06.1923) фактически передал в руки украинским чекистам самого начальника ППШ, генерал-хорунжего Юрия Тютюнника32. Благодаря активной работе ВУЧК ее сотрудникам удалось разгромить вооруженные подпольные формирования петлюровских атаманов Мордалевича, Лютого, вынудить киевский Всеукраинский центральный повстанческий комитет («Цупком») покинуть советскую Украину33. В июне 1921 г. при переходе границы органами ВУЧК был задержан эмиссар ППШ «3 ». На допросе он во всем признался и пошел на активное сотрудничество, выдав ценную информацию о структуре ППШ, подпольных петлюровских организациях в Киеве и УССР, нарисовал схему дислокации повстанческих сил. После специальной подготовки «3» стал секретным сотрудником ВУЧК. Продолжив работу в ППШ, он дезинформировал его руководство, а в ВУЧК передавал важные сведения, позволявшие своевременно ликвидировать агентов и подпольные базы петлюровцев в УССР, уведомлял о всех контактах ППШ с разведками Польши, Румынии, а также с савинковцами и махновцами, о планах перехода польско-советской границы отдельными боевыми группами и силами войск УНР ППШ34.
Помимо сугубо военного направления петлюровцы активно включились в сотрудничество с пилсудчиками в сфере «прометеизма». Наиболее важными в этом плане деятелями УНР были следующие: а) из, так сказать, «первых лиц»: Андрей Левицкий (председатель правительства и главноначальствующий); Роман Смаль-Стоцкий (министр иностранных дел); генерал Владимир П. Сальский (военный министр); генерал Павел Ф. Шандрук (начальник I оргсекции ГШ армии УНР; с августа 1927 г., по рекомендации Н Отдела ГШ Польши, начальник ГШ армии УНР); генерал Всеволод Змиенко (начальник II секции ГШ, 1928 — 1.01.1936); д-р Леон Цыкаленко (начальник III секции ГШ); д-р М. Ковальский (председатель украинского ЦК); д-р М. Ковалевский (министр пропаганды); проф. А. И. Лотоцкий; Ежи А. Кржижановский; б) из проживавших в Париже: проф. А. Я. Шульгин (министр иностранных дел)35; граф Вячеслав К. Прокопович (премьер-министр и сотрудник центрального печатного органа УНР — журнала «Тризуб »); генерал А. Удовиченко (зам. военного министра); Я. Коссенко (главный редактор парижского журнала «Тризуб» и вице-председатель Генеральной Рады УНР); в) из проживавших в Женеве: Михал Еремиев (о нем см. далее); г) из проживавших в Праге: Максим Славинский36; д) из проживавших в Турции: Владимир Мурский37; е) из живших в Харбине: Павел Яхно38 и многие другие.
Контакты с Экспозитурой-2 они поддерживали через начальника подреферата «B-U» (украинцы) Экспозитуры-2 II Отдела ГШ Польши — поручика Владислава Гут-тры (Guttry)39 (т. е. получали от него деньги, инструкции, директивы, а ему посылали рапорты, донесения и т. д.), либо же через начальников резидентур реферата «Восток» Экспозитуры-2 II Отдела ГШ40.
Менее активно, чем петлюровцы, но все же сотрудничали с польской разведкой и украинские националисты из УВО — ОУН41 во главе с полковником Евгеном Коновальцем (так называемая «галицийская группа»)42. Примечательно, что это сотрудничество тайно продолжалось несмотря на организованные ими покушения на самого Юзефа Пилсудского (25.09.1921) и министра внутренних дел Бронислава Перацкого (15.06.1934)43 В известной мере сохранять и продолжать «деловые отношение» «двуйчикам» и оуновцам помог конкордат между Варшавой и Ватиканом, подписанный 8 сентября 1925 г. В результате духовный пастор и идеолог украинских националистов митрополит Греко-католической церкви Андрей Шептицкий присягнул на верность Польской Республике и тем самым заметно микшировал обвинения боевиков УВО-ОУН в антигосударственной деятельности.
Итак, договоренность с Петлюрой стала первым практическим шагом на пути реализации «прометейской» идеологии.
Отношения с националистами контрреволюционерами углублялись и укреплялись еще больше позднее — по мере того, как те оказывались в эмиграции.
В Польше и Чехословакии собралась украинская эмиграция, в Турции — кавказская и татарская, в Персии — туркменистанская и азербайджанская. Кроме того, важным центром эмиграции был Париж.
По приказу Пилсудского в 1921-1923 гг. в польскую армию в качестве контрактников были приняты многие грузинские и азербайджанские генералы и офицеры (подробнее см. ниже).
Польская разведка изначально стремилась использовать свои агентурные связи среди национальной эмиграции для установления взаимоотношений со всеми силами и движениями, которые разделяли идеи русофобства и национализма, но по тем или иным причинам не были подключены ею («двуйкой») непосредственно к организации «Прометей».
Так, еще 11 апреля 1920 г. внутри II Отдела ГШ ВП был учрежден новый — Национальный реферат, шефом которого стал капитан Виктор Чарноцкий (о нем см. далее). Вместе с ним работали капитан Тадеуш Крук-Стржелецкий (Kruk-Strzeleckiy)44, подпоручик Станислав Лис-Блоньский (Lis-Biocski)45, а также Хенрик Сухенек-Стахетский (Suchenek Stachecki)46. Последний возглавил белорусский подреферат (с 1925 г. он служил в МВД Польши, где являлся начальником Отдела по национальным делам); среди его ближайших помощников были начальники II Отдела штаба ВО, дислоцированного в Гродно, Казимир Жобель47 и Станислав Ярецкий48. В своей деятельности это подразделение ориентировалось главным образом на по-лонофильскую часть белорусского электората. Среди его конфидентов можно видеть представителей таких организаций откровенно антисоветского и пропольского толка, как «Объединение белорусских беспартийных активистов», «Белорусский национальный комитет» в Варшаве (во главе с Л. Дубейковским49), боевая радикал-националистическая организация «Зеленый дуб »(во главе с Вяч. Дергач-Адамовичем50), «Комитет обороны восточных окраин ». Все они так или иначе были связаны с отрядами генерал-майора Станислава Булак-Булаховича51, которые не столько обороняли Польшу от «восточного соседа », сколько занимались грабежом и разбоем в районах советско-польского приграничья. Конкретно в ряду тайных сотрудников II Отдела, действовавших в 1920-е — 1930-е годы, помимо только что названных выше, можно упомянуть следующих лиц: Р. Зямкевича (он же — Шершень, Дземянович)52, Я. Ладнова53, Я. Maмонько54, Я. Миткевича55, Цявловского, М. Шимбаревича, Я. Шурпу56, С. Яковюка57 и др. Несмотря на то что эти агенты часто перегружали «двуйку » описанием собственных дрязг и распрей и доносами друг на друга, тем не менее они подробно информировали Варшаву в основном о внутриполитических процессах в Западной Белоруссии, а также о контактах западнобелорусских национал-демократов с западными разведками58, украинскими националистами, а местных коммунистов и... евреев с эмиссарами из Минска и Москвы59.
Связь Национального реферата с Экс-позитурой-2 Реферата «Восток» II Отдела ГШ осуществлял офицер В. Чарноцкий. Однако при создании «Прометея» в 1926 г. белорусским националистам (в отличие от украинских) в нем все же достойного места не нашлось. Почему? Очевидно, в известной мере ответом на этот вопрос может послужить рапорт начальника белорусского подреферата капитана Сухенек-Стахет-ского от 20 мая 1925 г. о полоновильских проявлениях в так называемом «Белорусском национальном комитете »:
«Среди белорусов, — говориться в этом любопытном документе, — на протяжении нескольких лет действует группа людей, которая в зависимости от политической ситуации в крае создала так называемый Центральный белорусский комитет. Эта группа состоит исключительно из шантажистов, которые зарабатывают себе на жизнь, информируя «органы власти» о белорусских делах. Наиважнейшую роль в этой группе играют: Цявловский, В. Федоров, Я. Шурпа, Миткевич, Зямкевич. На финансовой почве между вышеназванными часто возникали стычки, в ходе которых одни обвиняли других в антигосударственной деятельности против Польши либо даже в сотрудничестве с советской миссией в Варшаве. Некоторые лица из данной группы состояли на службе у II Отдела Генерального штаба или у Министерства внутренних дел... Так как, возглавляя белорусский департамент, я убедился, что большинство из них не дают важной информации или же одновременно ту же самую информацию «продают»Министерству внутренних дел, как и от имени того же министерства проводят некую белорусскую политику (Цявловский и Зямкевич), я прекратил с ними всякие контакты. В полученных мною [от них. — Авт.] материалах я обнаружил много неточностей и полную путаницу »60.
Столь явное недоверие польских властей к политически лояльным белорусам безусловно не позволило им успешно разыграть в своей «прометейской» игре и «белорусскую карту». Более того, история сохранила примеры, когда собственный национал-шовинистический гонор, с одной стороны, и паническая боязнь советского (коммунистического) влияния на «польские нацменьшинства»61, с другой, настолько застили глаза польским «двуйчикам », что даже среди своих безусловных сторонников, белорусских полонофилов, они видели скрытых агентов Москвы. Своеобразной вершиной этой подозрительности стал состоявшийся в 1928 г. судебный процесс над одним из самых откровенных прислужников пилсудчины — Арсением Павлюке-ничем, который был осужден как... агент ГПУ62.
К другому «нацменьшинству», с которым активно работала «двуйка» (вне «Прометея »), относились евреи. Однако Варшаву интересовали прежде всего евреи-сионисты (Исаак Гринбаум и др.). Известно, что Пилсудский довольно быстро нашел с ними общий язык. Назначенное им польское правительство установило (после 1926 г.) контакт с сионистскими организациями, в первую очередь с сионистами-ревизионистами — партией общих сионистов во главе с Вл. Жаботинским63, молодежной боевой организацией «Бейтар », а также «Мизрахи» и «Агуддат Исраэль»64, облегчило эмиграцию из Польши в Эрец-Исраэль, в том числе лицам, не имевшим въездных сертификатов, проводило военное обучение бойцов «Иргун цваи леумми» (сокр. «Иргун» — «Национальная военная организация» — подпольное вооруженное формирование, действовавшее в подмандатной Палестине), отправляло в Палестину оружие для еврейских боевых организаций, а также старалось повлиять на английские власти, чтобы те разрешили более широкую еврейскую иммиграцию в Палестину65. В ответ сионисты помогали пилсудчикам в их борьбе против «главного противника » — СССР.
Другим еще более ранним примером «взаимопонимания » тех и других являются успешные переговоры того же Вл. Жаботинского с представителем УНР (и агентом польской разведки) Максимом Славинским, прошедшие в августе 1921 г. в Праге66.
Впрочем, еврейский (также как и белорусский) аспект в национальной политике Второй Республики представлял собой весьма неоднозначное и противоречивое понятие. Польские власти относились к евреям с большим недоверием и всегда подозревали их в тайных связях с большевиками67.
Сулеювекский период: 1923-1926 гг.
Правительства Хьено — Пяста68 политики «прометеизма » не проводили, однако Пилсудский в Сулеювеке69 вместе со своими сторонниками и далее продолжали работу по организации фронта «прометейских» наций. Пилсудский в то время устанавливал особые отношения с руководителями контрреволюционной эмиграции (Джафаром Сейдаметом70, Рамишвили71, Гегечкори72, Чхеидзе73).
Со стороны Пилсудского в рамках II Отдела ГШ ВП эту работу активно вели Шетцель (Schaetzel)74, Енджеевич75 и Чарноцкий76, в рамках МИД — Лукасевич77 и Кнолль78. Одним из важнейших организаторов ее был действовавший на основе польских общественных организаций Тадеуш Голувко (Hoiywko)79.
Наглядным примером их подрывной антисоветской деятельности в плане активного использования «прометейской» эмиграции в данный период может служить секретная операция, осуществленная разведкой и МИД Польши летом 1925 г., в результате которой на деньги, выделенные Кноллем, бывшим в то время польским послом в Тегеране, для детального изучения военно-политической ситуации к границам советского Кавказа были посланы представители так называемого «Кавказского освободительного комитета» (создан в Стамбуле в 1924 г.): азербайджанец Хос-ров Султанзаде (Султанов) — в Персию, грузин Давид Вачнадзе — в Ардаган и осетин Алихан Кантемир — в Каре (Северовосточная Турция)80.

Период от майского переворота до прихода к власти Гитлера (1933)
После майского переворота 1926 г. Пилсудский по политическим соображениям не мог лично принимать «прометейскую» агентуру. По его поручению этой работой руководил генерал Юлиан Стахевич, официальный шеф Военно-исторического бюро. В работе принимали участие представители П Отдела ГШ (Шетцель), МИД (Голувко), МВД (Сухенек-Стахетский). Конкретную работу изначально выполняло специально созданная служба И Отдела ГШ, носившая сначала название А-1 отделения III Отдела II, а потом переименованная в реферат «U»81 того же отделения.
С1927 г. служба диверсионно-«прометейской» деятельности преобразовывается в самостоятельную летучую Экспозитуру № 6 II Отдела ГШ в Варшаве, которая в 1929 г. была переименована в Экспозитуру № 2II Отдела ГШ. В течение долгого времени этой службой руководил майор Эдмунд Харашкевич82.
Изначально (речь идет о периоде от Рыйского договора 1921 г. до приблизительно 1930 г.) непосредственной целью деятельности II Отдела было выявление и поддержка оппозиционных сил в СССР с помощью военных диверсий, проводимых посредством засылаемых на Украину банд, затем — в содействии контрреволюционному восстанию 1924 г. в Грузии, в поддержке басмаческих банд в Средней Азии.
Постоянно крепнувшая советская власть, тщетность предыдущих усилий и ликвидация Красной армией диверсионной агентуры вынудили Экспозитуру-2 поменять тактику своих непосредственных действий на «длинноволновую ». Новая тактика базировалась прежде всего не на подборе агентуры в СССР для осуществления всякого рода обескровливающих ее авантюр, а на ее «консервации» и соединении момента планируемого антисоветского восстания с антисоветской войной, ибо, как считали в Экспозитуре-2, только с началом войны восстание могло бы увенчаться успехом.
Эта тактика требовала нахождения возможности сильного влияния на эмигрантские организации, навязывания им необходимых польской разведке организационных и «идеологических » форм деятельности.
После 1926 г. польские круги завязали весьма тесные связи с эмигрантскими правительствами или национальными центрами. В 1926-1928 гг. были заложены основы сотрудничества и оказания материальной помощи с многочисленными группами нерусской эмиграции.
На украинском и кавказском направлениях были обновлены формы военной деятельности и восстановлены штабы. В отношении украинского штаба было установлено, что он «...представляет собой единую военную организацию, дружественную Войску Польскому. В настоящее время он пребывает в гостях на территории Польши и действует при технической и материальной помощи польского Генштаба...»83.
В задачу этого украинского штаба должна была входить подготовительная мобилизационная работа, а также разведка и пропаганда. В 1927 г. в Войско польское была принята по контрактам первая группа украинских офицеров.
Аналогичные задачи решал также грузинский штаб, хотя он располагал общей мобилизационно-операционной секцией84. Вопросы же разведки и пропаганды относились к компетенции политических органов грузинского правительства в эмиграции. Конкретно разведывательной работой в грузинском правительстве заведовал Рамишвили, а после его смерти — Менагаришвили85.
Вслед за украинской и грузинской эмиграцией было установлено сотрудничество с эмиграцией азербайджанской, кавказско-горской, крымско-татарской, идель-уральской, туркестанской, казацкой и несколько позднее — с карело-финской.
Сотрудничество приняло форму оплаты и таким образом установления зависимости от польской разведки наиболее важных эмигрантских деятелей, обладающих достаточными возможностями воздействия на националистические центры и всю эмиграцию в целом.
Для более прочного сплочения эмиграции между собой и тем самым — с польской разведкой в 1929 г. в Варшаве был создан клуб «Прометей », в состав которого вошли следующие эмигрантские группы: украинская, грузинская, азербайджанская, кавказско-горская, казацкая, идель-уральская, карело-финская и татарская. Официальное название клуба звучало так: «Прометей — Лига угнетенных Россией народов...»(далее перечислялись вышеназванные группы). Клуб этот являлся руководящей структурой эмигрантских организаций, в распоряжении которой должны были находиться националистические центры (подобнее о клубе см. далее).
Экспозитура-2 стремилась к созданию клубов «Прометей », зависимых от варшавского, и в других важных центрах эмиграции, особенно — в Париже. Удалось также создать таковые в Хельсинки и Харбине, однако же в Париже из-за постоянных распрей между представителями эмиграции клуба «Прометей» создать поначалу не удалось. Его роль исполнял журнал «Прометей» («Promethee»), основанный в 1926 г. — орган Комитета независимости
Кавказа (подробнее см. ниже). Журнал «Прометей » помимо организационных задач решал также задачу проведения постоянной антисоветской кампании на международной арене.
Подобную же функцию исполнял «Комитет дружбы » в Париже, охватывающий только кавказскую, туркестанскую и украинскую эмиграцию, и, таким образом, оставлявший вне своего внимания другую, самостоятельно группирующуюся эмиграцию. Поэтому «Комитет дружбы» всегда был причиной постоянных конфликтов и интриг.
Для выработки идеологических основ «прометеизма» в Варшаве был создан Восточный институт (1926) и издаваемый им ежеквартально журнал «Восток» («Wschod »). Идейные основы «прометеизма » нашли отображение в трудах Бончков-ского, Вишневского (Вишневского) и Крымского, а также в статьях и публикациях, написанных представителями соответствующих национальных групп.
Особое место в деятельности Экспози-туры-2 занимает популяризация в польском обществе «прометейских» «государственных интересов и соображений» и связанной с этим подготовки польских кадров для руководства «прометейским» движением. Эту роль исполнял прежде всего вышеназванный Восточный Институт, существовавший при нем Ориенталистический кружок молодежи, а также «прометейское» польскоязычное издание — ежеквартальник «Восток» и «Бюллетень польско-украинский ».
Подписание советско-польского договора о ненападении(1932) не повлияло на дальнейшее развитие «прометейской » работы. Польская «двуйка » рассматривала договор исключительно с конъюнктурной точки зрения, заставляющей только лишь обеспечивать более глубокую конспирацию деятельности польских правительственных кругов, а особенно — деятельности Министерства иностранных дел.
Период 1934-1937 гг.
Приход Гитлера к власти сопровождался глубокими изменениями в кругах «прометейской » эмиграции. К тому времени надежда уничтожить Советский Союз с помощью Англии, Франции или Польши отошли на дальний план перед лицом антисоветской агрессивности гитлеровской Германии. Среди предводителей эмигрантских организаций в Польше86 того времени преобладающим стало стремление к установлению контактов с гитлеровцами. В 1933-1935 гг. ряд «прометейских» «вождей» (Георгий Гвазава87, Джафар Сейдамет, Чокаев88, Сунш-Гирей) совершил поездку в Германию с целью установления контактов с официальными гитлеровскими кругами. Экспозитура-2 Отдела II ГШ поставила перед собой весьма своеобразную задачу, чтобы удержание стремлений этих «вождей » к поиску опоры у немецкой разведки не имело бы ощутимых результатов, — она приспосабливалась к их потребностям, требуя от них лишь одного — того, чтобы это сотрудничество происходило под ее контролем и в ее интересах. Таким образом, она считала, что сможет помимо всего сохранить по-прежнему решающее влияние на «прометейскую» деятельность, одновременно используя свое взаимодействие с немцами — в материальном, а также в пропагандистском смысле.
Об этом наглядно свидетельствуют оперативные данные, полученные ИНО НКВД СССР относительно состоявшегося в Брюсселе (Бельгия) совещания ряда лидеров кавказской эмиграции, на котором 14 июля 1934 г. ими (Расулом-заде и Топ-чибашевым — от Азербайджана, Чуликом,
Шакмановым и Сунжиевьш — от Северного Кавказа, Жорданией и Чхенкели — от Грузии) был подписан договор о создании обновленной Конфедерации народов Кавказа (КНК)89. Фактически это объединительное мероприятие было организовано руководителями II Отдела ГШ ВП полковниками Домбровским, Хорошкевичем и Шетцелем. На совещании было подтверждено, что основным местом базирования КНК станет Париж, а в Варшаве расположится его военная секция, так как ее члены, служившие в польской армии, заняты военной подготовкой молодых кадров и составлением мобилизационных планов.
Провозглашение Конфедерации, несмотря на явно декларативный характер этой политической акции, получило широкий одобрительный отклик в мировой прессе. Наиболее точно связанные с этим надежды западных правительств выразила швейцарская газета «Jurnale de Geneve», подчеркнув «важность создания буферных (по отношению к России, разумеется. — Авт.) государств на Кавказе». Официальный орган Ватикана «Emissaro Romano» опубликовал полный текст пакта и обращение комитета. «Историческое значение» события было отмечено во Франции, Германии, Италии и Японии, откуда поступала наиболее существенная поддержка делу «прометеизма». Но особенно высокие оценки событие нашло в Польше, у тех, кто его, собственно говоря, и организовал. Так, «прометейский» журнал «Восток » писал: «Тот, кто знает историю борьбы кавказских народов, понимает значение Брюссельского пакта, — кавказское единство, реализацией которого является пакт, это новая дата в многолетней борьбе кавказских народов ». Почти в унисон с поляками подписание пакта отметили практически все главные издания националистической эмиграции: «Трезуб»(официоз национального правительства Украины), «Казакия» (орган независимых казаков), «Цаган овей долган » (калмыцкая газета в эмиграции), «Свободная Карелия и Ингрии », выходящая в Финляндии на финском языке, «Эмел мукмуа-зи »(газета крымского национального движения, выходившая в Румынии), «Яна мили» (орган «Идель-Урала »), «Яш Туркестан » и др. Явным диссонансом в лагере националистов прозвучал лишь голос армянских деятелей из «Дашнакцутюн », которые выступили с резкой критикой «кавказских конфедератов» в газетах «Бирлик» и «Усабер».
Брюссельским решениям была посвящена и Варшавская встреча 15 сентября 1934 г. представителей кавказских колоний в Польше, на которой северокавказцев возглавлял Мамед Сунш-Гирей. Ее инициаторами якобы выступили грузинские эмигранты, но за ними опять-таки стояли все те же деятели польской разведки. Встречу открыл председатель грузинской колонии и политического комитета Котэ Имнадзе, который о восстании 1924 г. и его результатах рассказал на польском языке. Он заявил о том, что «стремление кавказских народов к свободе было подавлено не раз, что кавказцы лишь совместными усилиями могут достигнуть желаемой цели — обрести независимость ». По его же словам, ради этого и был подписан «Брюссельский пакт».
14 февраля 1935 г. на основе пакта был образован Совет Кавказской конфедерации — надгосударственный политический орган, призванный решать все общекавказские вопросы, имеющий единую военную силу, высший арбитражный суд и общее правление. Примечательно, что ни в этот Совет, ни в саму конфедерацию не вошли представители Армении, хотя еще в 1933 г. лидерами армянской эмиграции и был подписан прелиминарный документ об армяно-грузинском союзе. Армянским националистам потребовалось целых пять лет, чтобы перед перспективой германской войны с СССР забыть на время распри с предавшими их когда-то (младотюркам) грузинами и войти-таки в состав Совета.
В отдельном спецсообщении ИНО от 5 октября 1935 г. ситуация с брюссельским договором и его предназначением (во всяком случае по отношении к Грузии) характеризовалась как прямая «попытка возродить к жизни старую идею грузинских сепаратистов об освободительной миссии Германии на Кавказе»90(!).
Продолжая усилия по дальнейшему сплочению последовательных «прометей-цев » под своей эгидой, польская разведка организовала в 1936 г. в Варшаве встречу представителей варшавского крыла азербайджанской партии «Мусават»91 во главе с ее основателем Расулом-заде. В соответствии с желанием польского Генштаба, финансировавшего и опекавшего тогда «Му-сават», загранбюро партии открылось именно в Варшаве. Вместе с Расулом-заде в обновленное правление бюро вошли Мамедов, Азер Текин, Джаффар-Оглы, Мюн-ши, Исрафилов, Зейналов. За их стамбульскими оппонентами, считавшими, что Турция как плацдарм для борьбы с Советским Союзом гораздо удобнее Польши, в правлении были зарезервированы свободные места. Вместе с тем в своем обращении к соотечественникам мусаватистские лидеры открыто призвали последних «во имя успеха национального дела» политически сплотиться у порога новой войны со своими соседями по кавказскому региону и установить «тесное сотрудничество с [гитлеровской] Германией»92.
В сентябре того же, 1936 г. прошла сессия Кавказской конфедерации, на которой были заслушаны доклады представителей Грузии, Азербайджана, Северного Кавказа, Туркестана и Украины. Поддержанные польскими и другими западными «спонсорами » «прометейцы» решили начать фронтальное наступление против СССР на международной арене. 25 сентября председателю XVII заседания Лиги Наций Сааведра Ламасу они представили чрезвычайный документ, а 28 сентября — Меморандум и Пакт, подписанный представителями Грузии, Азербайджана и Северного Кавказа. В Меморандуме отмечалось, что «кавказские народы, борющиеся за независимость, уверены в поддержке прогрессивного человечества в их борьбе с мировым злом большевизма ».
Последующий ход событий показал, что Экспозитуре-2 все же не удалось сохранить доминирующие позиции в «прометейском» движении. Большая часть «прометейских» деятелей стала оказывать важные услуги немецкой разведке, тем самым превратившись в гитлеровскую агентуру внутри клуба «Прометей », что вполне прояснилось в 1937-1938 гг.
Гитлеровская агентура внутри «прометейской» организации стремилась отстраниться от влияния на те эмигрантские группировки, которые по разным причинам не сотрудничали с немцами (например, грузинские социал-демократы и петлюровцы). Причиной того было все большее и большее обострение и без того затянувшихся конфликтов, интриг и раздоров среди «прометейской » эмиграции.
Вполне симптоматично, что «двуйка» закрывала глаза на вполне очевидные факты все более и более глубокого проникновения немецкой разведки в «прометей-ские» ряды. (Подробнее о вышеозначенных вопросах см. в разделе «Сотрудничество с иностранными разведками»).
Период 1937-1939 гг.
Польская буржуазия в период до прихода Гитлера к власти рассчитывала на то, что примет вместе с немцами, как их более или менее равный союзник, участие в антисоветском «крестовом» походе. Точно такой же была и линия деятельности Экс-позитуры-2.
Немцы в свою очередь хорошо улавливали эти интенции. Учитывая то обстоятельство, что перед Второй мировой войны до 40% польского населения составляли нацменьшинства (в том числе и польские «фольксдойче»), нацистская Германия заключила с Польшей 5 ноября 1937 г. договор о регулировании отношений по нацменьшинствам в обеих странах, тем самым усыпив бдительность польской дефензивы. Мечты стратегов «двуйки» нашли яркое отображение в письме от января 1939 г., адресованном центральному представителю Экспозитуры-2 в Берлине — Камилу Сейфреду:
«...Скоро должно дойти дело до вооруженной борьбы (Германии) с Россией — теоретически — не более, чем в течение двух лет, но, если подвернется благоприятный случай, это может произойти и гораздо быстрее...
Германия... имея против себя единый фронт евреев, масонов, не считая [широкий круг врагов] от социалистов и демократов до евангелистов и католиков включительно, знает, что без участия или, по крайней мере, тайной поддержки со стороны Польши ликвидировать дело большевиков будет невозможно»93.
«Прометейская» деятельность была одним из важнейших вкладов Польши в дело создания такого союза.
По мнению одного из ведущих «двуйчиков » — капитана Незбжыцкого94, «прометейская» работа была показательным моментом особой значимости Польши среди других антисоветски настроенных буржуазных государств. Стоит заметить, что в проведении такой «работы » Варшаве серьезно способствовало опрометчивое решение Исполкома Коминтерна о роспуске Польской коммунистической партии, принятое летом 1938 г. на основе сфабрикованного в недрах НКВД (и завизированного наркомом Н. И. Ежовым) ложного обвинения руководства ПКП в предательстве и антисоветской шпионской деятельности95.
В связи с приближением войны разложение в «прометейских» организациях стало уже вполне заметным. Наиболее активные деятели (Менагаришвили, Гвазава, Чокаев, Такайшвили) выступали за «Прометей », открыто признавая себя при этом гитлеровскими агентами.
В этих обстоятельствах представитель Экспозитуры-2 в Париже — Владислав Пельц96 подтвердил, что 15 лет работы и издержек пошли прахом. По его мнению, «живогосущества (из «Прометея». — Авт.) создать не удалось».
«Прометейские» предводители — горстка политических аферистов, служащих разным разведкам, — окончательно истощили свой престиж. Внутреннее содержание жизни прометейских организаций составляли споры и свары, а печатные издания, по Пельцу, служили им ареной.
Разные эмигрантские объединения постепенно таяли по причине рассредоточения эмиграции по разным концам света в поисках заработка.
В связи с приближающейся войной и банкротством всех предыдущих усилий были предприняты попытки генеральной реконструкции и оживления «прометей-ской » работы. Это нашло выражение в проектах 1937-1938 гг. того же Пельца по реформированию журнала «Прометей» и агентства «Ofinor», сопровождавших привлечением новых сил, разрешением конфликтов, расширением сферы влияния и т. д.
В то же время, т. е. в 1938 г., так же и другой поляк, «прометейский» деятель
Владимир Бончковский создал на фоне международной ситуации свой проект организации при Восточном институте центра, который должен был заниматься подготовкой военных диверсий на территории СССР.
Работы по реализации проекта продолжались, согласно документам, вплоть до 1939 г. Насколько прочно они были связаны с германскими военными приготовлениями свидетельствует следующий фрагмент текста проекта:
«...С учетом быстро приближающегося момента актуализации прометейских мероприятий в плане их использования для активных акций на территории Отечества (т. е. на территории советских и автономных республик СССР. — Авт.) исключительную важность получает такая организация,., которая могла бы быть встроена в Восточный институт »97.
3. Фактическая деятельность «Прометея»
Пропаганда
Очень важным направление работы «Прометея» была пропаганда. Она проводилась широкомасштабно по трем направлениям. Пропагандистская работа внутри самого «Прометея», пропагандистская работа на парижском направлении, которая была направлена на обработку общественного мнения Западной Европы, а также пропаганда на польской территории.
Для внутренних нужд «прометейского» лагеря использовались доклады, дискуссионные вечера и выпускались многочисленные газеты и издания на родных языках различных национальных групп. При этом наибольшее внимание уделялось молодому поколению, для которого помимо всего были организованы курсы, ставившие перед собой цель подготовить молодых «прометейцев» к управлению будущими государствами.
Пропаганда, проводившаяся вне «прометейского » лагеря, была направлена на ослабление и изоляцию СССР. Она стремилась всячески дискредитировать советскую власть в глазах западноевропейских народов. В целях внешней пропаганды в Париже в 1926 г. было основано издание на французском языке.
Подобные же задания выполнял и «Комитет дружбы», образованный в 1934 г. в Париже. В состав «Комитета дружбы» помимо представителей кавказской, украинской и туркестанской эмиграции вошли представители буржуазной прессы, а также и некоторые буржуазные политики, как, например, Бирге (Birguet). Первым председателем комитета был избран бывший министр иностранных дел Грузии Акакий Чхенкели98.
«Комитет Дружбы», также как и варшавский клуб «Прометей», проводил, не стесняясь ни в каких средствах, кампанию против СССР. В разные периоды времени эта кампания приобретала различные формы и размеры. Наиболее часто используемой формой были протесты и ноты. «Прометейские » организации выдавали их в большом количестве и посылали в Лигу Наций, дипломатам и капиталистическим политикам. Ноты говорили о «притеснении наций» в СССР, о «преследовании религий», о «голоде и терроре», царствующих там. В связи с признанием СССР разными капиталистическими странами, а также в связи со вступлением СССР в Лигу Наций в 1934 г., «прометейские » организации посылали свои протесты буквально во все стороны света.
Экспозитура-2, которая устраивала почти все акции, направленные против местных советов, старалась при посредстве прометейских деятелей объединить вместе под флагом «прометеизма» довольно известных и выдающихся личностей99. Подобные же усилия имели место и на польской почве.
Задания пропагандистского толка исполняло также агентство «Ofinor», которое, можно сказать, было и создано для этих целей. Оно было рупором «прометейской» уэрэловской100 эмиграции, направленным в сторону государств Западной Европы.
На территории Польши подобием «Ofinor» было агентство «А.Т.Е.»101, а сам «Ofinor» распространял (по сути — дублировал) информацию «А.Т.Е.» на территории Франции и Швейцарии. Известия «А.Т.Е.» были насквозь пронизаны антисоветским ядом и исполнены клеветы на СССР.
Подобную же роль в Польше исполнял Бюллетень польско-украинский. В задачи этого Бюллетеня помимо антисоветской пропаганды входило также привлечение к «прометеизму» части западно-украинской буржуазной интеллигенции. Под научным прикрытием антисоветскую пропаганду проводил в действительности псевдонаучный ежеквартальник «Восток».
В целях заинтересовать польскую интеллигенцию задачами « прометеизма» варшавский клуб «Прометей» организовывал доклады и дискуссионные вечера с приемами, на которые приглашались представители польского научного мира и интеллигенции. По инициативе Экспозитуры-2 варшавский «Прометей» организовал в Варшаве в 1936 г. антисоветское мероприятие под фальшивым прикрытием языковедческой конференции. Целью конференции была «демонстрация всему свету» политики денационализации, проводимой СССР в отношении народов, входящих в его состав. На той конференции присутствовали представители «прометейских» организации, «двуичики», а также представители польского научного мира, как, например, министр Леон Василевский102, директор Восточного Института, член сейма Станислав Седлецкий, профессор Варшавского университета С. Понятовский, прокурор Верховного суда Польши О. Найман-Мижа-Крычиньский, директор ежекварталь-ника «Восток» Владимир Бончковский, а также литераторы Кароль Ижиковский103 и Тадеуш Желеньский104. Постановления конференции были направлены в адрес Лиги Наций, дипломатам в Варшаве, в Хельсинки, Париже, Лондоне и Женеве.
Подготовка молодежных кадров для «Прометея»
Процесс старения и ухода из жизни старшего поколения национальной эмиграции заставлял Экспозитуру-2 больше внимания обращать на молодых «прометейцев». Экспозитура-2 желала целиком подчинить себе это молодое поколение и сотворить из него орудие польской империалистической санационной105 политики(на случай войны и падения советской власти). Поэтому Экспозитура-2 заботилась не только об общем и военном образовании молодых «прометейцев», но и навязывала им двуличную идеологию пилсудчины («Национальный реализм» Пилсудского должен был стать их путеводной звездой, а ПОВ — наиболее совершенной формой организации на пути «осуществления устремлений к независимости »).
Именно об этом говорилось в плане Владислава Пельца от 17.08.1937 г. по реорганизации «Прометея ». Один из разделов плана так и назывался — «Ставка на молодежь». «Первым моментом, — читаем в этом документе, — является ставка на молодежь, вторым — использование ее националистического радикализма, третьим, наконец, установление идейной гармонии между молодежью и старшим поколением, а также установление контакта между «прометейской» молодежью из Западной Европы с молодежью, в первую очередь польской106, а затем французской, итальянской и английской.
Националистический радикализм является в настоящее время, несомненно, элементом наиболее мобилизующим, и концентрация активных сил молодой «прометейской» эмиграции на националистической базе соответствует насущнейшим нуждам сегодняшнего дня, так как, призывая в боевые ряды наиболее активный элемент, она оживляет «прометейское» движение, вырывая его из прежней пассивности.
Этим путем выявляются сильнейшие стремления к независимости, мобилизующие на непримиримую борьбу с Россией, вводится момент необходимости пересмотра политической позиции старшего поколения и его ошибок во время последних боев за независимость. Исключается в будущем какая бы то ни было дискуссия с русскими левыми, не говоря о русских националистических группировках, и, наконец, выявляется стремление создать и укрепить национальное единство на базе уничтожения распыленных местных отличий...».
Говоря далее об особой привлекательности для «прометейской» молодежи лозунгов национального радикализма, Пельц в то же время пускается в сбивчивые рассуждения о наиболее подходящем для «Прометея » и Польши «стиле национализма » среди молодежи. Надо стремиться к тому, утверждает он, чтобы при воспитании молодого поколения и создании идейных фундаментов «избежать опасных подводных скал в форме националистических перегибов (стиль гитлеризма), а также чрезмерного социального радикализма. Наша задача состоит в том, чтобы отвлечь эмигрантскую молодежь от такого рода национализма, представителями которого являются в эмиграции, например, Карумидзе107 или Баммат108, и тем самым сделать прометеевскую молодежь в максимальной степени духовно независимой от германской или итальянской идеологии (выделено нами. — Авт.). Чтобы успешно противодействовать этим опасным крайностям, следует вести пропаганду среди «про-метейцев» за национализм в стиле Пилсудского. Сама по себе борьба за независимость, которою вел маршал Пилсудский, имеет для эмиграции большую агитационную силу и вызывает среди молодежи желание повторить путь, указанный Пилсудским, и добиться независимости»109.
Рекомендация Пельца активней использовать молодежь в подрывной деятельности против СССР нашла полное понимание у его коллег в польской «двуйке» и высшего руководства Речи Посполитой. Однако его советы относительно желательности дистанцирования от идейных установок национал-социализма и фашизма при воспитании молодых кадров аналогичного понимания не нашли.
Напротив, в период после смерти Пилсудского отчетливо проявилась тенденция ко все более тесному сотрудничеству духовных преемников маршала и руководимых ими польских спецслужб с гитлеризмом.
Экспозитура-2 II Отдела ГШ инспирировала спор между «прометейскими» поколениями. Молодые, выступая против «радикализма » старших, противопоставляли «радикализм общественный»и «радикализм национальный», как это имело место особенно среди грузинской эмиграции. И несмотря на то что в Экспозитуре-2 знали, что такая политика ведет к потере ее влияния на другие фашистские организации, ее руководство декларировало во внутренних документах, что посредством собственного очищения и увеличения финансовых источников ей удается влияние на «Прометей » усилить. В основном Экспозитура-2 ориентировалась на молодые «прометейские » генерации. Реорганизация парижского «Прометея» в 1937-1938 гг. произошла собственно при помощи молодых.
Стипендия
Важным фактором или стимулом, который мог привлечь «прометейскую » молодежь к польской разведке, была стипендия. Основание для получения стипендии давала антисоветская деятельность в «про-метейских» либо иных, связанных с ними, организациях. Эта стипендия выплачивалась Министерством просвещения и религиозных вероисповеданий в размере от 150 до 300 злотых. Утверждала стипендию только Экспозитура-2 Отдела II ГШ Войска Польского.
Офицеры-контрактники в Войске польском
Особое значение в «прометейской» работе отводилось участку подготовки офицеров-контрактников. Офицеры-контрактники набирались из национальной эмиграции и принимались на службу в Войско польское главным образом для обеспечения национальных центров кадрами военачальников на случай, если бы там произошло контрреволюционное восстание.
В качестве первых офицеров-контрактников были приняты грузины в 1921-1923 гг. В разные моменты их количество в польской армии колебалось от 35 до 80 человек. Так, в 1922 г. по личному распоряжению Пилсудского в польские вооруженные силы на обучение было принято 42 офицера и 48 подхорунжих по контракту. Грузинские военные оставались в подчинении генерала А. Захариадзе, командующего грузинскими вооруженными силами эмигрантского правительства. Грузины проходили курс обучения в нескольких военных школах Польши: Инженерной и Офицерской школах пехоты, Центре обучения автомобильных войск, Высшей военной школе, Военном институте географии. Высшей артиллерийской школе. Школе офицеров и пилотов в Торуни, Корпусе контролеров Военного министерства. Центральной кавалерийской школе. Школе подхорунжих 6-го пехотного полка Легионов в Вильно, Центральной школе младших офицеров пехоты.
Перед военным руководством Польши встала проблема определения статуса грузинских военных в связи с необходимостью выполнения V статьи Рижского договора, запрещавшей поддержку организаций, имевших целью борьбу против другой стороны. «Грузинские офицеры, прибывающие в Польшу на обучение, были приняты как служащие демократического грузинского правительства», — значилось в сообщении МИД.
Во П Отделе ГШ на случай «какого-либо демарша правительства Советов » юридический статус грузинских военных в Польше был разработан следующим образом:
«1) Признать каждого из пребывающих в Польше грузинских военных частными лицами, не связанными организационными узами с другими грузинами; избегать термина «организация», имеющегося в Рижском трактате.
2) Провести тщательный и строгий контроль квалификации упомянутых офицеров, устранить от подготовки не подходящих в той или иной степени к службе в польской армии; остальных принять на условиях контракта, что окончательно избавит нас от возможности какого-либо демарша московского правительства по этому вопросу.
3)К Грузинскому комитету в Варшаве относиться исключительно как к филантропическому учреждению, без каких-либо политических атрибутов; делегата эмигрантского правительства Грузии в Париже склонить к выдаче им разрешения на службу упомянутых офицеров в польской армии с датировкой задним числом до ноября текущего года, что позволит избежать всяческих официальных сношений с ним в вышеупомянутом вопросе в период после польской ноты от 13.11.23 г.»110.
В 1927 г. (на основе обращения президента УНР А. Левицкого от 1926 г.) по контракту были приняты петлюровцы в числе более 30 человек. После этого существовали еще небольшие группы офицеров-контрактников из Азербайджана и горного Кавказа.
Офицеры-контрактники подчинялись по линии персональной высшим офицерским чинам среди офицеров контрактников своей национальности, а кроме того — Экспозитуре-2, которая решала вопросы о принятии на службу, увольнении или переводе офицера. Офицеры-контрактники принимались на службу в армию несмотря на возражения со стороны ряда высших военных властей Польши, которые боялись, что они займут место соотечественников, не имея соответствующей квалификации и соответствующего права быть допущенными к мобилизационной работе. Тем не менее, благодаря проведению общей линии «прометейской» политики, офицеры-контрактники по-прежнему использовались в польской армии.

Агентурная деятельность на территории СССР
В ходе работы с архивными документами польской разведки удалось обнаружить сравнительно небольшой объем данных об агентурной работе Экспозитуры-2 на территории СССР. Это, конечно, совсем не означает, что таковая работа велась с малой интенсивностью. Ведь Советский Союз, как уже отмечалось выше, занимал в планах польской «двуйки» первостепенное место. Скорее всего, оригинальные документы с этими данными в конце 1939 — начале 1940 г. попали в руки немецких и английских спецслужб (что дало им возможность активно и широко использовать в течение всей Второй мировой войны «прометейскую » агентуру в своих интересах). И все же обнаруженные нами отдельные надежные сведения позволяют составить представление о методах и целях деятельности «прометейской» агентуры польской разведки в советском тылу.
Проводимая Экспозитурой-2 агентурная работа в СССР, особенно в период 1930-1939 гг., имела в целом иной характер, чем у других известных нам подразделений «двуйки», деятельность которых была рассчитана на немедленный результат, т. е. на добывание информационных материалов. Об этом свидетельствует дело резидентуры «Грузин» от 1925 г., подчинявшейся реферату «В-1» (предшественнику позднейшего реферата «Восток»), которая была организована Шетцелем и Голувко и во главе которой стоял А. Ассатиани, видный деятель грузинской эмиграции, действующий в то время в Турции — непосредственно в районе советского приграничья. Чем практически занимался Ассатиани, неизвестно. К его заданиям относилось как собирание ценных сведений, так и ведение контрреволюционной пропаганды в Грузии, и еще более — «секретная военно-политическая работа» (сигнатура W-22), которая скорее всего заключалась в создании диверсионных или же повстанческих организаций.
Как следует из упоминания в документе111, восстания на Кавказе в 1924 и 1929-1932 гг., а также движение басмачей были инспирированы эмиссарами-эмигрантами, являвшимися агентами Экспозитуры-2.
Как следует из сохранившихся отчетов, на добывание учетных материалов была направлена работа так называемой II секции штаба УНР, созданного в 1927 г. В делах сохранились два доклада украинской разведки от 1932 и 1933 гг. И хотя они не содержат имен агентов, однако же оставляют впечатление, что II секция штаба УНР исполняла функцию приграничной разведки, подобно функции офицерских постов разведки К.О.Р.112, а ее агентура состояла из перебежчиков, кулаков и т. п. элементов.
Следующие раз за разом удары советских органов безопасности(как следует из дел Экспозитуры-2, таковыми были: ликвидация «Союза вызволения Ураины» и организации академика Ефремова на Украине113, Вели Ибрагимова114 — в Крыму, Султан-Галиева — в Татарской АССР115, Касымова — в Туркмении116), а также происходившее в огне обострившейся классовой битвы сужение и изоляция классовой базы разведки в советских республиках и — возможностей этой базы вынудили Экспозитуру-2 и зависимые от нее эмигрантские центры сменить свою тактику.
Обозначилась значительная разница в конспирации «прометейской» и другой агентуры II Отдела ГШ, действующей в СССР. На участке действия военной антисоветской разведки (например, по линии реферата «Восток ») агентурой не дорожили. Это следовало из положения, ясно сформулированного руководителем реферата «Восток» II Отдела капитаном Незбжыцким, которое гласило, что подозрительным в инспирации со стороны ГПУ является всякий агент, который, несмотря на интенсивную работу советских органов безопасности, не оказался после проведения нескольких оперативных встреч арестованным, но, напротив, по-прежнему продолжает действовать и доставлять сведения.
Характерным в этой связи является то, что даже работа II секции штаба УНР, вероятно, в 1934 г. была заморожена, хотя она и располагала ценной агентурой.
Такое отношение к «прометейской» агентуре, несомненно, было обусловлено тем, что в планах антисоветской войны ей отводилась роль агентуры «MOB»117, т. е. предназначенной для применения прежде всего в момент начала военных действий в виду неуспеха планов развала СССР изнутри. Сотрудник Экспозитуры-2 в 1938 г. так объяснял эту проблему:
«Застопорилась [прометейская] деятельность и в Польше постольку, поскольку общие политические условия и ситуация в самих прометейских странах (т. е. в советских республиках) не позволяли развиваться этой деятельности. После недавно подавленных больших восстаний на Кавказе (1929-1931), разгрома антисоветских организаций на Украине, неудач многочисленных партизанских войн в Туркестане и прочих фактах [имевших место] в других краях, было невозможно какое-то время рассчитывать на проведение акций [по засылке] эмиссаров, и [поэтому нам] оставалось только стараться сохранить контакты и влияние»118.
Вот эти-то замороженные контакты и были предметом особой конспирации. В делах, если только речь идет о важных политических контактах, называются только лица, уже ликвидированные (и то лишь имена тех, кто использовался в данной конкретной разработке). В цитированном документе «Польско-прометейские отношения»119 попадаются, однако же, отдельные данные, и если им верить, то в 1938 г.:
«...Организация крайова (т. е. в СССР) украинская, не смотря на деконспирацию многих ее отделений («Союза вызволения Украины») существует по-прежнему...
... На Кавказе [подобная организация] существует и создает хорошо законспирированные революционные комитеты; в Грузии они действуют согласно инструкциям, исходящим от правительства Ноя Жордании120 в Париже, в Азербайджане продолжает свои акции тайное руководство партии «Мусават»121...
... Туркестанцы имеют весьма многочисленную эмиграцию в Афганистане, сохраняющую контакты с родиной и поддерживающую там неугасающее восстание и так называемые набеги басмачей, которые в действительности проводятся собственными руками предводителей небольших групп как диверсионные акции».
Из одного документа от 1937 г., носящего весьма случайный характер, мы узнаем, что агентом так называемого Грузинского национального центра был некий влиятельный врач из Тифлиса, бывший членом правительства Грузинской ССР — Апполон Урушадзе122, который имел «хорошую репутацию» у советских властей как участник Октябрьской революции и человек, принимавший участие в сражениях с оккупантами и контрреволюцией на Кавказе во время Гражданской войны123.
Все это, усугубляясь течением времени отрыва контрреволюционной эмиграции от происходившей социалистической эволюции советских народов, отрыва, проявлявшегося, между прочим, во все более слабом понимании психики собственных народов и в отмирании старых контактов, вело к тому, что даже по мнению трезво оценивавших ситуацию сотрудников Экс-позитуры-2 вожди контрреволюционной эмиграции не могли бы в начале войны выполнить основного задания — поднять контрреволюционное восстание. Еще меньше могли бы сделать советские обыватели, особенно находившиеся на ответственных должностях в аппарате СССР. Поэтому «прометейской » тактикой работы с агентурой являлся также «валленродизм», или притворное проявление не только лояльности, но и самопожертвования во имя советской власти, чтобы таким образом получить влияние и реализовывать националистические планы.
Агентура в СССР находилась на связи с эмигрантскими национальными центрами, а не с польской разведкой. Каждая эмигрантская группа поддерживала связь с помощью собственной сети связи. Связь на Украине осуществлялась через Польшу и Румынию, в Крыму — через Румынию и Турцию, в Поволжье — через Финляндию.
В делах124 имеется довольно конкретный документ о грузинской сети связи через Иран. Помимо этой сети связь через советско-турецкую границу в 1937 г. осуществлял некто К. Масхарашвили, проживавший в Стамбуле.

* * *
Экспозитура-2 имела свои резидентуры в польских дипломатическо-консульских представительствах в СССР.
Нам известно о двух резидентурах. Руководителем одной из них был вице-консул в Тифлисе Ксаверий Залевский. На чем конкретно основывалась работа той резидентуры и какова была ее роль в агентурной деятельности Экспозитуры, установить не удалось. Единственным известным нам моментом из деятельности Залевского является факт его посредничества в 1937 г. в оживлении ранее замороженного контакта между уже упоминавшимся врачом Урушадзе и Ноем Жорданией.
Другой резидентурой управлял вице-консул в Киеве в 1932—1936 гг. Петр Курницкий. Курницкий был тесно связан с Экс-позитурой-2, где в годы, предшествовавшие его деятельности в Киеве, был деятелем Ориенталистического кружка молодежи, а затем, по его откомандированию в МИД, сотрудничал с Экспозитурой-2 в плане реорганизации Восточного Института, а также в организации античешской диверсионной операции «Lom»(«Лом»)125. Характерным, однако, является факт, что о деятельности Курницкого в Киеве дела Экспозитуры-2 не содержат ни малейшего упоминания, а сведение о его сотрудничестве с Экспозитурой-2 находится в делах реферата «Восток»126. Упоминавшийся выше руководитель реферата «Восток» капитан Незбжыцкий в переписке с другим «двуйчиком» объясняет невозможность отзыва Курницкого из Киева тем, что он там выполняет работу для Харашкевича. Какую именно работу, Незбжыцкий не уточняет, заключалась ли она в контактах с агентурой или также в написании разработок, например, о национальной ситуации в Советской Украине.
Стоит, однако, обратить внимание на ту подробность, что Курницкий точно информировал реферат «Восток» об аресте Сохацкого, Скарбека, Политуры, Михайлова-Лапиньского — диверсантов, которые пробрались в СССР для проведения продолжительной провокации в КПП и КПЗУ127. Сведения о них Курницкий получал от членов семей польских эмигрантов, проживавших в УССР. Между прочим, он получал их от тестя Скарбека — Бжозовского, которого называл полковником.
Вообще польская разведка и пестуемые ею агенты- «прометейцы » довольно частоприбегали в своих подрывных акциях против советской стороны к способу политической провокации. В силу ряда (в том числе объективных) обстоятельств, весьма удобной «площадкой » для отработки этого способа как раз и являлись коммунистические партии Польши, Литвы, Западной и Закарпатской Украины, а также Западной Белоруссии. Речь шла не только о проникновении большого числа польской («про-метейской ») агентуры в ряды и аппараты названных партий, что во второй половине 1930-х гг. привело к их ликвидации. Нередко эмиссары и курьеры Экспозитуры-2 использовали документы и каналы связи этих партий (а также, что значило практически то же, — документы и каналы связи Коминтерна); под видом «коммунистических агентов» они пересекали польско-советскую или румыно-советскую границу, а затем, установив контакты с местными бандитами и прочими темными элементами, творили порученное им дело по проведению акций саботажа, диверсий, жестоких убийств и т. п., а также расширению рядов своих сторонников. В существенной мере этой подрывной и провокационной деятельности способствовала особо напряженная обстановка в западном приграничье СССР128.
Примечательно, что советские органы госбезопасности, в свою очередь организуя противостояние иностранным разведкам (прежде всего польской), часто действовали через собственную агентуру в кругах национально-политической эмиграции и ее политических центрах. Используя дипломатические возможности, советская российская и украинская дипломатии развернули совместно с органами ОГПУ-НКВД (а также — ОМС ИККИ) активные мероприятия, направленные на развал организованной националистической эмиграции и агитацию в ее среде за возвращение эмигрантов на родину. Только НКИД УССР еще до образования Союза ССР провел значительную работу по разложению военнослужащих армии УНР, подразделения которой дислоцировались в Польше и Чехословакии, вследствие чего три из восьми тысяч бойцов вернулись в УССР129.
К развалу эмиграции подключилась и советская внешняя разведка — Иностранный отдел (ИНО) ВЧК и ВУЧК (с 1922 г. — ОГПУ и ГПУ УССР). Одной из главных функций дипломатических резидентур советской разведки (они представляли собой своеобразные «посольства в посольствах », а в последующей перемене их статуса обозначилась ведомственная борьба между ВЧК-ОГПУ и НКИД) было агентурное проникновение в эмигрантские политические круги и их последующее разложение; особенно это касалось эмиграции из тех республик, которые после 1917 г. успели объявить о своей государственной независимости или особом автономном статусе с последующим правом на обретение политической самостоятельности.
Говоря иными словами, созданное польской «двуйкой » «прометейское » движение, включая все его организации и разветвленные структуры, изначально находилось в сфере особого внимания Москвы (Лубянки). Уже в 1920-е гг. набирал обороты процесс по вербовке и «перековке» «прометейских» кадров. Весьма эффективным оказался применявшийся чекистами (по образцу задействованной в операции ТРЕСТ «организации «М», или МОЦР) метод легендирования антисоветских подпольных организаций. Так, в середине 20-х гг. в Одессе и Харькове органами ГПУ УССР была создана легендированная органиазция «Консул», аналогичные разработки имели место в Житомире, Киеве, Минске. В конце 1920-х — начале 1930-х гг. ведомство украинского наркома внутренних дел В. А. Балицкого130 провело целую серию громких разоблачительных процессов, широко освещавшихся в советской печати, на которых был предъявлен обширный компромат против польской разведки и ее украинской националистической агентуры.
Сотрудничество Экспозитуры-2 с другими разведками
Экспозитура-2 II Отдела ГШ, разыскивая союзников среди других капиталистических спецслужб и правительств для осуществления своих антисоветских планов, в разные периоды опиралась на разные группы государств — в зависимости от текущей политической и экономической конъюнктуры. В ее неизменных союзниках оставались разведслужбы лимитрофных стран Балтии (исключая Литву)131 и Финляндии, в которых накал антисоветских настроений всегда был очень высоким. Также постоянным, хотя и основанным не столько на взаимности, сколько на сугубом прагматизме, было сотрудничество Экспозитуры-2 (и других структур Реферата «Восток» II Отдела ГШ) с коллегами из Румынии, Венгрии и Чехословакии, а также Турции, Ирана, Афганистана и Северного Китая (Маньчжурии). Поскольку разведки названных стран действовали против СССР главным образом посредством проживавших на их территории эмигрантов-националистов, то для взаимодействия с ними со стороны польской «двуйки» наличие у последней такой мощной организации, как «Прометей», являлось крайне удобным и выгодным для поляков. (В известном смысле в данном отношении — работая через эмигрантские центры и организации на территории других государств — польская разведка повторяла опыт советской132.)
Поэтому руководство Экспозитуры-2 охотно соглашалось и даже инспирировало то, чтобы «прометейские» деятели пользовались одновременно материальной и иной помощью и со стороны иных правительств. Это создавало весьма своеобразную ситуацию, когда временами значительное число агентов и даже кадровых сотрудников Экспозитуры оказывались двойными и тройными агентами иностранных спецслужб. Такое положение дел сильно напрягало дефензиву (и в материальном, и в рабочем плане), заставляя ее подозревать всех и вся, держать в постоянном поле зрения весь кадровый состав разведки, но при этом, похоже, более всего ее интересовал один вопрос — не является ли тот или иной агент или офицер Экспозитуры советским шпионом.
До 1933 г., т. е. до момента прихода к власти Гитлера, ориентируясь на союзников, руководство Экспозитуры-2 все же более тяготело к Франции и Англии. Позднее, особенно когда военная мощь Германии стала более очевидной и, что следует подчеркнуть, когда проникновение немецкой разведки в область действия польского II Отдела и контрреволюционной эмиграции становилось все более глубоким, Экспозитура-2 совершила поворот в направлении гитлеровской Германии. Ее следующими контрагентами стали: Япония, стремившаяся захватить Сибирь, а также Италия как фашистское государство и член «антикоминтерновского пакта ». Экспозитура-2, заботясь о сохранении контактов с «краем», т. е. с советскими республиками через национальную эмиграцию, стремилась также, особенно через кавказскую эмиграцию, привлечь к этому Турцию. Хотя серьезных результатов в этом плане в Турции достигнуто не было, однако же контрреволюционная эмиграция действовала там, опираясь на резидентуры Экспозитуры-2, а также при тайном признании со стороны турецкого правительства.
Непосредственных доказательств сотрудничества с Германией архивные дела не содержат, однако, несомненно, материалы проливают свет на тот факт, что такое сотрудничество, хотя и законспирированное, существовало. Известно, что в Экспо-зитуре-2 должность руководителя резидентуры «Ассад» в Турции занимал Дубич-Пентер (Dubicz-Penther)133, обличенный на процессе Добошиньского как германский шпион, советник МИД по делам «прометейским» с 1929 г. и один из виднейших деятелей польской «двуйки». О существовании польско-немецкого сотрудничества по «прометейской» линии можно судить только на основе архивных дел, датированных временем после 1933 г. Необходимо отметить, что это сотрудничество никогда не носило официального характера. В 1934-1935 гг. Берлин посетил целый ряд видных деятелей кавказской эмиграции, расходы которых были оплачены Экспозитурой-2. Цель поездки была установлена индивидуально для каждого руководителем резидентуры «Мильтон» в Париже — майором Домбровским134. На основе архивных материалов135 удалось установить, что в 1935 г. представитель Грузинского национального центра, один из руководителей Грузинской народной партии, а также редактор «Прометея » — Георг Гвазава отправился в Берлин, где якобы выступил в качестве свидетеля в связи с арестом гестапо Карумид-зе. В действительности Гвазава проявил много усилий для того, чтобы установить контакт с официальными либо же полуофициальными гитлеровскими кругами. Ему удалось-таки найти неожиданно доброе расположение со стороны д-ра Лейббрандта (Leibbrandt)136 — представителя НСДАП по национальным вопросам СССР, а также завязать отношения с д-ром Эртом (Ehrt)137 — председателем «Антикоминтерна», который пообещал ему присылать статьи для «прометейской» прессы. В последующий период грузинская эмиграция получила и материальную поддержку со стороны Германии. Об этом свидетельствует документ138, где речь идет о том, что фашиствующая группа грузинских националистов, входящая в состав Национального центра, а также и в состав «Прометея», издавала за немецкие деньги, которые поступали благодаря посредничеству Одихарии Халвы, ежемесячный журнал «La Georgie »(«Грузия»).
Особую активность в плане установления контактов с гитлеровской Германией проявляла эмиграция из числа представителей так назьшаемого Горного Кавказа.
Из источников советской внешней разведки стало известно, что в феврале-марте 1935 г. один из бесспорных лидеров северокавказской эмиграции Шамиль Саид-бей, внук имама Шамиля, наладил контакты с немецкой разведкой. На одной из встреч с ее представителем в Стамбуле он заявил, имея в виду магометанский Кавказ, что «кавказский национализм по духу во многом родственен нацизму»139. Некоторое время спустя берлинская резидентура Заграничной организации (АО) НСДАП в Турции направила в центр докладную записку под общим названием «О результатах и перспективах разведывательной работы против СССР». Вот на что обращалось внимание в этом аналитически тщательно проработанном документе:
«При установлении связи с эмиграцией из России, в особенности с представителями азербайджанцев, северокавказцев и туркестанцев, мы руководствовались тем, что эти эмигрантские группировки могут быть связаны с нелегальными ячейками единомышленников в Советском Союзе, служащими в различных госучреждениях и в Красной армии.
Исходя из этих соображений, упомянутые эмигрантские организации представляют из себя самый подходящий материал для разведок иностранных государств, заинтересованных в свержении большевизма. К этому необходимо добавить, что северокавказцы и азербайджанцы обладают к тому же хорошими связями в высших турецких правительственных учреждениях, в том числе в Генеральном штабе.
Вполне естественно, что мы не можем оставить неиспользованными вытекающие из этого возможности, тем более что после победы национал-социализма в кругах этой эмиграции стала появляться большая и ясно выраженная симпатия к новой Германии.
Понятно, что организация азербайджанской партии Мусават обладает наибольшим опытом с точки зрения интересов разведывательной работы. К сожалению, до сих пор эта партия использовалась и контролировалась исключительно французской и польской разведками, и ее руководителей М. Е. Расул-заде и М. Векилова следует рассматривать как агентов польской разведки...
Учитывая, что польская разведка по Кавказу активно действует и с территории Персии (курсив наш. — Авт.), мы намерены командировать доктора [Джаффар]-Оглу в эту страну с целью создания там прочной базы для нашей разведки... »140.
На основе архивных материалов польской разведки141 нами установлено, что летом 1935 г. ведущий деятель «кавказских горцев » Магомет Сунш-Гирей отправился в Берлин с организационными целями (его командировка финансировалась Экспози-турой-2 Отдела II ГШ). Из письма Сунш-Гирея, описывающего его пребывание в Берлине, следует, что он встречался там с вышеназванным председателем «Антикоминтерна» д-ром Эртом, а также его членом — фон Дерингером. В состоявшейся между ними беседе они его заверили в том, что хотели бы установить тесный контакт с националистическим движением «кавказских горцев », а также что будут охотно посредничать в установлении его контактов с японцами. Сунш-Гирей охотно согласился на сотрудничество с «Антикоминтерном», что же касается Японии, то он, хотя в принципе и выразил свое согласие, но сокрушался из-за ее недостаточной готовности к развитию такого сотрудничества, что, по его мнению, следовало из недооценки ею значения и роли эмиграции. Вслед за этим Сунш-Гирей встретился с д-ром Мейером Гайденхагеном (Meyer Heidenhagen) — референтом имперского Министерства пропаганды «по делам народов России »142. Гай-денхаген высказался в том смысле, что считает для себя честью установить тесные связи с «горско-кавказской» эмиграцией, а также подтвердил необходимость присылки в Берлин их собственного представителя. Также упоминавшийся выше Лейббрандт в разговоре с Сунш-Гиреем пожелал присылки в Берлин их собственного представителя и заявил о том, что считает для себя честью установить с ним тесное сотрудничество. Как оплачивалось это сотрудничество в последующий период, точно установить не удалось. Сунш-Гирей, однако же, заручился поддержкой со стороны гитлеровцев. Из донесения Экспозитуры-2143 следует, что в 1939 г. Сунш-Гирей во время пребывания в Варшаве находился в тесном контакте с А. Копчиньским144 — сотрудником германского посольства в Варшаве.
Из документов Экспозитуры-2145 также стало известно, что в 1935 г. Берлин посетил ведущий деятель крымских татар Джафар Сейдамет[ов] — будто бы с целью выхлопотать у германских кругов согласие на учреждение там «Тюрко-татарского института». В действительности же речь шла об установлении тесного сотрудничества с гитлеровцами, что нашло подтверждение в беседах, проведенных им с теми же лицами (Лейббрандтом, Эртом и др.).
Из ряда архивных дел Экспозитуры-2146 следует, что также и туркестанская эмиграция в лице Чокаева Мустафы Оглу проявила еще в 1933 г. стремление в плане установления контактов с гитлеровской Германией, а также (в 1935 г.) с Японией. Сотрудничество с Японией должно было идти в направлении синхронизации военного выступления Японии против Советского Союза и вооруженного восстания в Туркестане. Также в этой связи точно не установлено, в каком именно направлении развивалось это сотрудничество и сколькими контактами с японцами смогла воспользоваться туркестанская эмиграция.
О финансовом и политическом сотрудничестве Экспозитуры-2 с гитлеровской Германией и фашистской Италией свидетельствует деятельность руководителя агентства «Офинор» Михаила Еремиева. В 1935-1936 гг. Еремиев установил контакт с редактором гитлеровского еженедельника «Volker Bund» («Народный союз») Вильгельмом Шэром (Wilhelm Schaer), доверенным лицом НСДАП, в плане взаимного обмена информацией. В 1937 г. Еремиев в письме в Экспозитуру-2 Отдела II ГШ147 пишет, что реализует политику оси Берлин — Рим, сотрудничая с соответствующими немецкими и итальянскими редакциями. В то же время он просит Экспозитуру-2 об оказании ему помощи в получении сведений о Советском Союзе, что должно было облегчить ему сотрудничество с гитлеровской Германией и итальянским «Антикоминтерном», активным помощником которого Еремиев уже являлся длительное время. Одновременно следует добавить, что Еремиев находился в близких отношениях с доверенным Муссолини — д-ром Энрико Инсабато148. Таким образом, он стал своего рода посредником между германской и итальянской разведками, с одной стороны, и с польским II Отделом ГШ, с другой.
Помимо Еремиева активную роль связующего польскую разведку со спецслужбами нацистского рейха и фашистской Италии в 30-е гг. прошлого века выполнял грузинский «прометеец», убежденный сторонник расчленения СССР с иностранной помощью — Василий Садатиерашвили. Еще в 1926 г. активно включившись в тайную подготовку военного переворота на Кавказе и Украине (который намечалось осуществить с помощью Англии, Франции, Польши, сторонников немецкого генерала Гофмана149 и части российской эмиграции), он вместе со своим соотечественником Карумидзе возглавил подрывную операцию по изготовлению миллиардов фальшивых рублей, каковые предполагалось забросить на территорию СССР перед началом военной акции. Однако об этих планах стало известно широкой общественности, и летом 1927 г. заговорщики были арестованы берлинской полицией. После открытого суда, приговорившего Садатиерашвили с сообщниками к незначительным срокам тюремного заключения, они бежали в Швейцарию. В 1933 г. новые власти рейха пригласили их вернуться в Германию, где они использовались в качестве «экспертов» в аппарате ведомства Р. Гейдриха (РСХА-СД)150. Затем, уже живя в Риме, Садатиерашвили выступал постоянным корреспондентом ряда нацистских газет, включая центральный орган НСДАП «Фелькишер беобахтер», являясь при этом сотрудником римской секции «Антикоминтерна», деятельность которой курировалась непосредственно начальником IV отдела управления по общим вопросам МИД Италии графом Видо. Садатиерашвили представил графу Видо конкретный план, предполагавший (под руководством итальянских и при участии турецких правительственных служб) организацию вооруженного восстания на Кавказе. Поддержать восстание, по мысли Садатиерашвили, должны были подразделения итальянской армии, переброшенные инкогнито в районы советско-иранской и советско-турецкой границы под прикрытием освоения расположенных там сельскохозяйственных и лесных концессий. Хотя этот откровенно авантюристический план так и не получил реализации, его содержание вскоре стало известно в Москве из донесений агентуры ИНО НКВД в Италии151.
В 1936 г. по инициативе Владимира Бончковского152 и на деньги Экспозитуры-2 раз в две недели стал выходить «прометейский» журнал «Mysl Polska» («Польская мысль»), который помимо «прометейской идеи» проводил открытую фашистскую пропаганду, став глашатаем гитлеризма перед польской общественностью. В то же время «Польская мысль» проводила активную борьбу против всех тех, кто говорил об угрозе национальной безопасности со стороны гитлеровской Германии.
Из архивного дела Экспозитуры-2153 следует, что в 1936 г. в Польше находился в качестве гостя вышеназванный председатель «Антикоминтерна» д-р Эрт. Тогда он посетил Варшавский научный институт исследования коммунизма. В разговоре с представителями «прометеизма» в Польше д-р Эрт подчеркнул необходимость сотрудничества в борьбе против коммунизма, однако же он был против расчленения «белой России».
В августе 1938 г. Владимир Бончковский посетил Берлин с заданием установить официальный контакт с немецкими политическими и научными кругами». Из отчета, написанного Бончковским после возвращения из Германии, следует, что он был принят целым рядом ведущих представителей гитлеровской Германии: д-р Кляйстом из бюро Риббентропа, д-р Мейером Гайденхагеном из МИДа, д-р Лейббран-дом — руководителем восточного отдела в бюро Розенберга (НСДАП), д-р Деринге-ром — зам. председателя «Антикоминтерна» и др. Согласно докладу Бончковского, эти встречи состоялись благодаря установлению им знакомства на почве обменно-из-дательской деятельности с генеральным секретарем немецкого «Общества по изучению Восточной Европы» («Gesellschaft zum Studium von Ost-Europa ») и редактором журнала «Восточная Европа »(«Osteu-гора ») д-ром Вернером Маркертом (Werner Маrkert)154. Он якобы смог организовать эти встречи.
Согласно оценкам Бончковского, в результате многих бесед он пришел к выводу о том, что отношение немецких «государственных лиц» к «прометеизму» создает общую платформу для деятельности в направлении расчленения СССР. Со стороны д-ра Лейббрандта было выражено пожелание, дабы «для более тесного польско-немецкого сотрудничества и контакта на основе решения задач «прометейско»-антироссийских» в Берлин был направлен польский представитель в качестве члена посольства либо же в какой-либо иной должности.
Следующим этапом на пути развития диверсионно-политического сотрудничества польского II Отдела с гитлеровской Германией стала реорганизация Восточного института в 1938-1939 гг.
Польско-немецкое сотрудничество в «прометейской» области особенно ясно показано в памятной записке В. Бончков-ского. Гитлеровский принцип «5-й колонны» находит в названой записке полное признание, когда речь заходит о формировании таковой в Советском Союзе с опорой на «прометеизм».
Заслуживает внимания документ Экспозитуры-2155, из которого следует, что она отдавала себе полный отчет в том, что Германия стремится подчинить себе «прометейские» акции. Тем удивительней представляется факт приглашения Экспозитурой-2 немцев к установлению контактов с «прометейской» эмиграцией. В данном же отношении в документе подчеркивается факт заангажирования Японии как в политическом, так и финансовом плане, для проведения «прометейских» акций, и все это по непосредственной инициативе польского МИДа.
При просмотре дел Экспозитуры-2 II Отдела ГШ не удалось обнаружить документы, свидетельствующие о непосредственном сотрудничестве Экспозитуры-2 с гитлеровской Германией (как, например, с Японией). В документах Экспозитуры-2 довольно часто просматриваются попытки представить гитлеровскую Германию как прямого соперника в сфере «прометейской» деятельности. Однако, принимая во внимание характер политики пилсудчиков, проводившейся в этой области Экспозитурой-2 II Отдела ГШ, и учитывая такие принципиальные факты, как те, что были изложены в памятной записке Бончковского, а также инспирацию Экспозитурой-2 сотрудничества «проме-тейцев » с немецкой разведкой и особенно ведущую роль, какую исполнял в Экспо-зитуре-2 и в польском МИДе немецкий шпион Дубич-Пентер, можно сделать вывод о том, что действительно существовало глубоко законспирированное сотрудничество Экспозитуры-2 с германской разведкой.
Резидентуры
Экспозитуры-2
II Отдела ГШ
и сотрудничавшие с ними
дипломатические
резидентуры
В Варшаве «прометейская» работа управлялась непосредственно центральным руководством Экспозитуры-2, а точнее сказать — самим Харашкевичем. За границей, в тех странах, где размещалась национальная эмиграция, Экспозитура-2 проводила прометейскую работу посредством резидентур, специально для этого организованных, а также с помощью прежних официальных дипломатических резидентур. В задачу резидентур входило поддержание тесной связи с предводителями разных эмигрантских групп, передача им инструкций и денег от центра и контрразведка на территории проживания этой эмиграции. К заданиям резидентур также относилось точное информирование центра о всем, что касалось эмиграции на месте ее проживания.
В Париже «прометейской » работой руководили последовательно следующие резидентуры («пляцувки») Экспозитуры-2 II Отдела ГШ:
«Мартель »(«Martel») I —1928-1931 гг., руководителем которой был поручик Станислав Защвилиховский;
«Роллэн» («Rollin») — 1931-1933 гг., руководитель — Станислав Глиньский156;
«Мартин» («Martin») —1933-1934 гг. и «Мильтон» («Milton») — 1934-1937 гг., руководитель — майор Владимир Домбровский;
«Велстон» («Welstone») — 1937-1939 гг., руководитель — майор Владислав Пельц, сотрудник-контрактник Экспозитуры-2 II Отдела ГШ, а до этого — руководитель и соучредитель «Прометея» в Харбине.
В Константинополе руководителем ре-зидентуры Экспозитуры-2 «Ассад» был в 1932-1937 гг. майор Кароль Дубич-Пентер, позднее ставший послом в Лиссабоне.
В Праге руководителем резидентуры Экспозитуры-2 «Тарас» был в 1934-1937 гг. майор Ежи Кржымовский.
В Харбине руководителем резидентуры Экспозитуры-2 «Хольский» был в 1934-1939 гг. консул Речи Посполитой в Харбине советник Александр Квятковский157.
С Экспозитурой-2 сотрудничали следующие дипломаты дипломатических ре-зидентур:
1. Станислав Хемпель — посол Речи Посполитой в Тегеране;
2. Ян Хелеман158— секретарь посольства Речи Посполитой в Тегеране;
3. Франтишек Харват159 — посол Речи Посполитой в Хельсинки (1930-1936);
4. Тадеуш Кобыляньский160 — советник Речи Посполитой в Бухаресте (1934);
5. Владислав Вольский161 — секретарь посольства Речи Посполитой в Бухаресте (1934);
6. Адам Тарновский162 — посол Речи Посполитой в Софии (1934);
7. Тадеуш Ярошевич — полковник, поверенный в делах (charge d′affaires) Речи Посполитой в Каире (1934), до того, в 1931-1933 гг., — военный атташе в Хельсинки;
8. Ян Гавроньский163 - — поверенный в делах (charge d′affaires) Речи Посполитой в Вене (1934), ранее — секретарь посольства в Анкаре.
На территории СССР с Экспозитурой-2 II Отдела ГШ сотрудничали дипломатические представители:
1. Петр Курницкий164 — вице-консул в Киеве (1932-1936);
2. Ксаверий Залевский165 — вице-консул в Тифлисе (1935-1937).
Следует отметить, что в действительности Польша планировала иметь на территории Советского Союза гораздо больше собственных диппредставительств, под прикрытием которых могли бы действовать разведцентры «двуйки». «Программа деятельности в этом направлении, — отмечает в своем исследовании Т. М. Симонова, — была разработана МИД Польши при полном одобрении военного министерства. Предполагалось создать представительства в Москве, Киеве, Харькове, Одессе, Ленинграде, Чите, Ново-Ни-колаевске, а также восстановить представительство в Минске — там польский представитель был арестован по обвинению в шпионаже.
Признано было необходимым также восстановить польские канцелярии при итальянском консульстве в Тифлисе, при персидском консульстве в Баку и Эрива-ни, а также на территории Дальневосточной республики. По мнению начальника Восточного департамента МИД Р. Кнолля, большой интерес для секретной деятельности в России могли иметь представительства в Ташкенте и Казани. «Казань можно было бы укомплектовать под флагом Красного Креста, — предлагал он, — а Ташкент — 6 составе какого-нибудь торгового представительства Лодзинской промышленности»166.
Несомненно, резидентур Экспозитуры-2, действовавших в разных странах, было больше, но конкретные данные об их деятельности отсутствуют.
«Прометейская» конспиративная работа
Работа Экспозитуры-2, а в особенности «прометейская» деятельность, была законспирирована гораздо глубже, нежели всякие другие направления работы «двуйки».
Эта конспирация осуществлялась не только в области конкретных контактов на территории СССР (о чем см. особо в отдельном разделе), но также широко применялась и в области контрактов на территории самой Польши и других буржуазных стран.
Предметом особой конспирации, как уже говорилось, было участие в этой работе МИДа Польши168. Для польских правящих кругов представлялось выгодным обозначать «прометейскую » работу как деятельность лишь одной военной разведки, получавшей немедленную и сиюминутную пользу от этих контактов, а также скрывать тот факт, что «прометеизм» по-прежнему оставался директивной внешней политикой пилсудчины.
Бюджет
«Прометейская » работа финансировалась из специального фонда «N». На счет фонда «N» стекались дотации И Отдела ГШ, МИД и МВД Польши. Месячный бюджет, отпущенный на эту работу в 1936 г., составлял сумму в размере 7 091 228 злотых. В эту сумму не входили расходы на сотрудников Экспозитуры-2, которые этой работой руководили, а также на офицеров-контрактников, что охватывало важный участок «прометейской» работы; сюда же не относились и затраты на оплату большей части стипендий, которые покрывались за счет фондов Министерства народного образования и религиозных вероисповеданий.
К сожалению, не сохранилось точных данных о бюджете, выделявшемся на финансирование «прометейской» работы в другие годы, однако известно, что, например, в 1930 г. фонды, выделяемые на эти цели, были урезаны169.

4. Основные структуры и органы «Прометея»
(1) Клуб «Прометей» в Варшаве
Клуб «Прометей » был создан в 1928 г. в Варшаве. Он был организован виднейшими деятелями националистической контрреволюционной эмиграции, вдохновленными Экспозитурой-2 II Отдела ГШ.
Официальное название клуба звучало так: «Прометей» — Лига угнетаемых Россией народов: Азербайджана, Дона, Карелии, Грузии, Идель-Урала, Ингрии, Крыма, Коми, Кубани, Северного Кавказа, Туркестана и Украины.
Варшавский «Прометей»,абстрагируясь от громких слов типа «основоположники», был образован в целях строгого подчинения деятельности отдельных групп националистической эмиграции польской разведке.
Ближайшей задачей, которую «Прометей » поставил перед собой, была постановка под свое влияние и воспитание националистической эмиграции, а также формирование мнения польского общества с целью вызвать его симпатии и поддержку делу «прометеизма ». Экспозитура 2 II Отдела ГШ прилагала большие усилия к тому, чтобы из варшавского «Прометея» создать идеологический центр для всего «прометей-ского» движения, что ей частично и удалось сделать. Кузницей этой идеологии был Восточный институт и ежеквартальное издание «Восток».
Таким образом, к 1930 г. в Варшаве было образовано что-то в роде руководящего центра «прометеизма ». Отсюда высылались инструкции для различных «проме-тейских» отделов и секций, организованных в Париже, Финляндии, Турции и в Харбине. Варшава посылала «Прометейских» деятелей в качестве инструкторов также и в другие отделы и страны в целях постановки «прометейской » работы (Айас Исхак направился с этой целью в Финляндию и Харбин в 1932 г.).
Инструктивно-информационный характер имели коммюнике (сводки) варшавского «Прометея», издаваемые в 1934 г. в Варшаве и посылавшиеся разным филиалам и отделам.
В задачу этих коммюнике также входила организация совместных антисоветских выступлений на международной арене.
Формальные, но директивные для всего движения, решения вырабатывались на ежегодных съездах «Прометея». В целом пропагандистско-просветительская работа проводилась посредством лекций, связанных с приемом новых членов, а также курсов, организованных отдельно для «прометейской» молодежи.
При клубе «Прометей » в Варшаве были организованы молодежная, а также женская секции.
К числу наиболее заметных деятеляй клуба в Варшаве принадлежали:
1. Роман Смаль-Стоцкий170 — профессор, украинский деятель, председатель клуба «Прометей» в Варшаве.
2. Мустафа-Бек Векили (Векилов)171 — азербайджанский деятель, вице-председатель клуба «Прометей ».
3. Григорий Накашидзе172 — грузинский деятель, вице-председатель клуба «Прометей».
4. Симон Мдивани — грузинский «прометейский» деятель.
5. Микола Ковалевский173 — доктор, украинский «прометейский » деятель.
6. Расул-заде М. Е. — азербайджанский «прометейский » деятель.
7. Сунш-Гирей (Магомед Герей Сунши) — «прометейский » деятель горцев Северного Кавказа.
8. Айас Исхак (Гаяз Исхаки)174 — «казанский казак», идель-уральский «прометейский» деятель.
9. Абдулла Зихни175 — доктор, член правления варшавского «Прометея».
10. Бойтуган Барасби176 — инженер, член правления варшавского «Прометея».
11. Бало Биллати177 — инженер, горский деятель, секретарь.
12. Лавро Панасенко — секретарь варшавского «Прометея ».
13. Али-Бей Азартекин (Азер Текин) — азербайджанец, казначей варшавского «Прометея».
14. Мир Якуб Мехтеев178 — член правления варшавского «Прометея ».
15. Котэ Имнадзе (Конрад)179 — член правления варшавского «Прометея».
16. Гаврил Тинни — член правления варшавского «Прометея».
17. Игнатий Мошег — член правления варшавского «Прометея».
18. Фецил Муследзиб — член правления варшавского «Прометея».
19. Ибрагим Чулик180 — член правления варшавского «Прометея».
20. Ежи Анджей Кржижановский181 — член правления варшавского «Прометея».
21. Барбара Багратиони — грузинка, «прометейский » деятель.
22. Федоров182 — деятель кубанской эмиграции.
Польские деятели — почетные члены «Прометея»:
1. Ян (Жан) Бодуэн де Куртенэ183.
2. Хандельсман Марцелий184.
3. ЯнушЕнджеевич185.
4. Юлиуш Каден-Бандровский186.
5. АдамКоц187.
6. Зигмунт Гралиньский188.
7. Александр Ледницкий189.
8. Вацлав Липацевич.
9. Казимир Окулич190.
10. Станислав Папроцкий191.
11. Чеслав Познаньский.
12. Станислав Седлецкий192.
13. Вацлав Серошевский193
14. Станислав Слоньский194.
15. Станислав Стемповский195.
16. Анджей Струг196.
17. Станислав Тугутт197.
18. Леон Василевский198.
19. Иоахим Волошиновский199.
Последние являлись важными идеологами и, если можно так выразиться, «духовными окормителями» «Прометея». По идейным (т. е. антисоветским) соображениям к их кругу примыкали еще два видных поляка — известный варшавский адвокат Мариан Нездельский200 и лидер правой, самой крупной в панской Польше, партии национал-демократов (ПНДП) Станислав Грабский201. И тот и другой имели за своей спиной настоящую боевую организацию — «Антибольшевистскую лигу», служившую польским филиалом разветвленной международной сети, носившей название «Международной лиги борьбы с III Интернационалом». Среди высшего руководства «Антибольшевистской лиги» в 1920-е гг. значились богатый польский промышленник Поклевский-Козелл202 глава фашистского антисемитского союза скаутов Гласе (он же — редактор выходившего с мая 1927 г. печатного органа лиги — «Борьба с большевизмом »), а также бывший член российской Государственной думы, католический архиепископ Могилева Эдуард фон Ропп, высланный из СССР в ноябре 1919 г. за антисоветскую пропаганду203. Благодаря своим особым связям за рубежом, а также связям с российской антисоветской эмиграцией, значительно расширившимися с 1928 г.204, Нездельский и Грабский оказывали неоценимые услуги руководству «Прометея» и польской дефензиве в целом.
(2) Ежемесячник «Promethe»205
Ежемесячник «Promethe» был основан Комитетом независимости Кавказа (КИК) (который объединял эмиграцию из Грузии, Азербайджана и горцев Северного Кавказа) в сентябре 1926 г. в Париже. КИК был издателем... (продолжение см. в Интернете)






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 68
© 13.02.2018 Сергей Канунников
Свидетельство о публикации: izba-2018-2198626

Рубрика произведения: Разное -> Научная литература












1