МЕТАМОРФОЗЫ МИККИ РУРКА


Метаморфозы Микки Рурка

Кто-нибудь скажет Микки Рурку, что он раб ничтожных людей?
Ничтожных людей могучего Голливуда, завидной страны иллюзий.
Микки об этом не думает, у него есть качественные наркотики. Он этого не скрывает, об этом пишут. Чтобы вы ещё хотели узнать о том, чего раньше не знали? Сотни тысяч мальчиков и девочек гибнут, глядя на Микки Рурка. Микки об этом не думает, продюсеры за него думают.
Мир принадлежит Микки. Крутая тачка подогнана. Ссутулившись, Микки обходить её, ковбойским изящным сапожком привычно стучит по колесу.
Его "О′кей" ничего не выражает, аналог русского "ну".
Бывший уличный боец сам водит машину, не барствует. Девушки, узнавшие его машину, подпрыгивают от восторга:
- Микки, Микки!
Рурк флегматичным взглядом посматривает на них. Та же флегма в ресторане на встрече. Его продюсеры умные люди:
- Микки, всё меняется. Ты должен менять свой имидж.
Рурк смотрит куда-то в неопределённость, губы изображают как бы задумчивость. Друзья гонят явно пургу. Ему хватает того, что имеет. На три клёвые жизни, Они беспокоятся о себе.
- Надо показать публике, что плохой парень остался в прошлом. Поверь, мы держим хвост по ветру. В Америке другие веяния.
- Что ты хочешь?
- Только не отказывайся сразу. О′кей?
- Гундось.
- Надо сходить на концерт скрипичной музыки.
Рурк повернул голову в другую сторону.
Он очень устал. Парни понимают его молчание как знак согласия. Берут инициативу в свои руки.
- Спасибо, Микки, спасибо. Это будет Карнеги-холл. Журналисты фотографируют на входе. Уйти сможешь через двадцать минут, но лучше остаться. Побудь в отключке, вспомни что-нибудь приятное.
- На следующий день выйдут газеты с заголовками: "Кумир Америки слушает Сен-Санса"
- Это кто?
- Неважно. В твой фонд и на счёт твоей команды сразу потекут деньги .
Журналисты ждали Микки Рурка на входе. Здесь не было фанаток, почтенная публика с удивлением поглядывала на актёра-боксёра. Только один мальчишка в очках, лет одиннадцати, таращился на него. Микки лениво подмигнул ему. Пусть запомнит на всю оставшуюся жизнь.
Прошёл в зал, плюхнулся в указанное кресло.
Давно не отдыхал. Тело ноет, как во время ломки. Лица пресные, сдохнуть от скуки, как в школе в детстве.
Настоящая ломка пошла, когда началась вся эта волынка. У этих чопорных старух и стариков носы заострились. У маменьких сынков и дочек глаза затуманились, как будто кайф поймали.
Педрило на скрипке выдавал такую мутотень, что глаза сами собой закрылись, и Микки Рурк погрузился в блаженный сон, какой мог придти в юности после хорошей драки. Снится ему, что он дерётся с этим скрипачом, и этот скрипач врезал ему под дых так, что дыхание спёрло. Микки оценил хороший удар. Вскочил на ноги.
- Молодец, педрилло!
Чопорная публика с удивлением смотрит на Рурка. Рурк машет посреди зала руками, наносит ответный удар. Скрипач играет, оркестр безмолвствует. Рурк не видит бойцов среди лиц, с испугом уставившихся на него. В соседнем ряду выхватил взглядом того, в очках, одиннадцатилетнего мальчишку. Подмигнул ему на прощание, направился к выходу.
Публика была в восторге от двойного концерта. Продюсер выгодно использовал скандал. Всё о′кей.

Один неверный поступок в жизни такого парня как Микки Рурк привёл к необратимым следствиям. Неведомая сила вталкивала его в музеи и библиотеки.
Он бродил по залам, вызывая удивление и восторги культурной публики. Он нигде не мог остаться наедине, даже дома. Америка в полном восторге. Некогда уличный боец, теперь кинозвезда приобщается к шедеврам мировой культуры.
Чувство раздвоенности испытывает Микки Рурк. Он презирает психоаналитиков, никогда к ним не пойдёт. В музеях он испытывал чувство скуки и какого-то смутного интереса. Здесь, порой он чувствовал себя мальчишкой, у которого пробуждается интерес к жизни.
Глядя на экскурсоводш, вяло пробегали мысли: не сексуальна. Присмотревшись, менял оценку: местами ничего. Вслушавшись в методичную речь, прерываемую вспышками вдохновения, милостиво позволял себе подумать: местами темпераментна может быть, если захочет.
Когда он свой равнодушный взгляд старого наркомана поднимал на женщин, те вскакивали и расправляли плечи.
Билли Идол позвонил из Германии. Тогда Билл был ещё жив.
- Старик, в Европе все уши прожужжали про тебя.
- Что?
- Вот парень, с которого надо брать пример.
Микки молчит. Билли гонит пургу.
- Микки Рурк ходит в музеи! О’кей. Ты был в московских клубах?
- Что?
- Там отвальные девочки.
- А морду набить?
- Есть кому.
- Съезжу.
- Как тебя в библиотеку затащило?
- Там тихо.
- Я купил десятиметровый гаечный ключ.
- Прикольно.
- Ты спроси зачем.
- Зачем?
- Параметры.
- Я куплю серебряный насос.
- Зачем?
- Понадобится.
- Ты стал странным. Завтра сходим в музей?
- Валяй.

Модус, узнав о метаморфозах, происшедших с Микки Рурком, связал это с проклятием Ампера. Способ воздействия? Способ изменения мира?
Один из способов.








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 29
© 13.02.2018 Леонид Пулькин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2198533

Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1