Рождество в Гааге


РОЖДЕСТВО В ГААГЕ
(Длинный рассказ)

Александр Широбоков

         Да, скажу я вам, в Голландию съездить – не коту чихнуть. Как – никак, почти три часа лёту. Хотя, Пётр Великий добирался из Санкт – Петербурга в Голландию значительно дольше…

          А началось всё в прошлом году летом на Валдае, когда наша дочка Ольга с мужем-голландцем Винсентом сообщили, что зимой на Новый год они приехать к нам из Голландии не смогут. И вообще, - Мы каждый год приезжаем из Голландии погостить на Валдай летом, а потом ещё и зимой в Питер на Новый год, а вы до сих пор не были у нас в Гааге!

…      Ольга закончила Академию Гражданской Авиации с красным дипломом и с абсолютно ненужным ей воинским званием младший лейтенант запаса. Основной же специальностью Ольги стали «авиационные перевозки», то есть логистика, говоря современным языком. Эта специальность не вызывала у меня особого трепета, когда дочка поступала в Академию. Эта логистика мне сильно напоминала советские отделы снабжения и комплектации в наших НИИ с маловразумительными сотрудницами и с такими же их начальниками. Потом Ольга, благодаря знанию английского и безупречного французского, немного поработала в нашем аэропорту Пулково, потом в Луге, что в 150 км от Питера, а потом ещё в Москве, где она и познакомилась на профессиональном поприще с Винсентом, худощавым двадцати восьмилетним представителем компании Самсунг.

       А затем была свадьба с гуляниями по Марсовому полю и переезд Ольги в уютную мужнину квартиру с видом на озеро в голландском городке Зоотемире, что в часе езды от Амстердама, где Ольга неплохо устроилась работать по своей специальности логистика. Звание младший лейтенант запаса оказалось не востребованным. Но сильно стали угнетать молодую жительницу Санкт-Петербурга провинциальные виды голландского городка с пасущимися неподалёку коровами и прочей невероятно ухоженной живностью. Кстати, проезжая со мной на машине по валдайским дорогам, Винсент всегда приходил в ужас от удручающего вида стад замызганных российских коров с прилипшими лепёшками на боках. Короче, квартиру молодые продали и по ипотеке купили квартиру в Гааге.

       - И почём же у вас ипотека? – спросил я Ольгу, вспоминая из рекламы про наши «выгодные» ипотечные ставки в 10…12%...
               - У нас ставка 4%, но зато на 20 лет. Если бы мы взяли на 10 лет, ставка была бы 2%, - ответила дочь. – Так что, приезжайте, билеты мы вам купим, посмОтрите, а то, всё мы к вам!..

        Вот, собственно, с чего всё и началось.

         Слава Богу, просроченные загранпаспорта мы с женой заранее поменяли на новые. Оставалось только получить визы. Не обошлось без приключений. Припарковать машину на Петроградской стороне около визового центра с первой попытки не удалось. Поставил машину перед запрещающим знаком, а стрелку под знаком не заметил – торопился. В самом центре, помимо тщательной проверки содержимого сумок и карманов, - с чего бы это?- цены за страховку и визы неприятно удивили. На страховку денег хватило, а на всё остальное - нет! Друг, работающий неподалёку, обещал добавить. Надо только к нему подъехать. Подъехать-то – дело нехитрое, только не на чём. Выходим, а машины нет!..

        По телефону с радостью узнаю, что машину не угнали, а увезли на штраф. стоянку. Но свет не без добрых людей. На месте нашей машины стояла уже другая машина – будущая жертва ГИБДД, о чём я и предупредил молодого водителя. Заодно слёзно попросил подбросить нас с женой до этой злополучной штраф. стоянки за 150 руб. – больше у меня не было – надо было ещё заплатить за эвакуатор 2700. Мало того, что парень довёз до места, но ещё и денег не взял! Потом были неторопливые гаишники, обычная неразбериха с очередью часа на три, протокол, расставание с деньгами, и мы на машине едем домой – визовый центр уже закрылся. Завтра опять по пробкам сюда. Ну, думаю, не задалась наша поездка в Голландию с самого начала!

…      Незаметно наступило 24 декабря – день отлёта. Куплены небольшие сувениры, а также голландский дефицит - полукилограммовая банка красной икры детям и банка поменьше – сватье, матери Винсента. Его родители давно живут раздельно. Все пожитки уложены в большой чемодан на колёсиках и сразу вопрос – как добираться в Пулково. Господи, как давно я ездил на такси! Звоню по телефону. Просят 550 руб. Звоню в другую компанию. Спрашивают:

               - Вас автомобиль Шкода устроит или, может быть, Мерседес – он более комфортный?
                              - Шкода устроит.
                     - Тогда поездка в Пулково будет стоить 350 руб.
                                - Отлично. Ждём к 15 часам.

        С чемоданом и с сумкой в руках у жены мы пытаемся найти в новом аэровокзале регистрацию на наш рейс в Амстердам. Находим. Протягиваю паспорта:

                       - Вы куда? Сдайте сначала багаж и получите посадочные талоны!
                                      - Где?
                        - А вон там, - неопределённо махнула рукой девица в униформе.

«Вон там» стояла без движения огромная очередь. Так можно и опоздать!

                  - Вы на Нижний Тагил стоите? Я за вами – забила очередь подошедшая молодая особа. Видимо, наш внешний вид, по крайней мере мой, на большее, чем Нижний Тагил, не тянул.

          Что-то здесь не так. Очередь за 10 мин. так и не сдвинулась ни на шаг. Жена с третьей попытки у «любезного» персонала выяснила, что стоять надо было в другой, совсем короткой очереди неподалёку. Там приняли багаж и по паспортам выдали посадочные талоны. Билеты дочка заказала в авиакомпании КЛМ в Голландии за полтора месяца до вылета. Всё это было в компьютере на регистрации. Потом был досмотр: - Встаньте так, посмотрите сюда, паспорта подавайте по отдельности! Томительное ожидание и, наконец, я сижу в самолёте у окна, как я Ольгу и просил, а жена рядом. Свободных мест в салоне не было. Самолёт долго не взлетал, его обрабатывали антиобледенителем.

                       - Ольга! А почему ты всегда летаешь на самолётах этой голландской авиакомпании? – как – то раз я спросил дочку.
               - А потому, папа, что билеты в Амстердам этой компании почти в два раза дешевле, чем в нашем родном Аэрофлоте…

…      Самолёт набрал высоту, зазвучали сообщения на английском и голландском. Прощай, родная речь! Правда, и так всё было понятно – скоро принесут перекус. Со слов дочки я знал меню – оно в КЛМ давно уже не меняется. Это контейнер с разогретой пастой – макароны с сыром и какой-то подливкой, маленькие 187 граммовые бутылочки красного или белого сухого вина, пиво, соки, вода. Двадцать лет назад, когда я летел в командировку в Лиссабон* рейсом Эйр Франс через Париж, меню было гораздо богаче. Даже на аперитив подавали двойной виски, если попросишь. Потом ножи, вилки, горячее разных видов и любое спиртное. Да, времена были!..

                     Ну, думаю, хоть винцом красным оттянусь, аппетит-то после долгих предполётных процедур прорезался.

- Ты, конечно, кислое сухое вино не будешь заказывать, -спросил я с надеждой жену, - А я на двоих возьму пару пузырьков красного.
- Я бы соку взяла, - огорошила меня жена, - Только как спросить?

- Скажи томато джус, - буркнул я, уже раскатав губу на две бутылочки.

           Сквозь разрывы в облаках появились огни на земле. Самолёт стремительно снижался, а я перевёл свои часы на два часа назад. Было без пятнадцати семь вечера по европейскому времени. Без всяких трапов попадаем сразу в аэропорт Схипхол. Утомительная очередь на паспортный контроль.

                      - Цель приезда, - интересуется смуглое лицо в окне стеклянной кабинки.
                          - Приехали по приглашению в дочери. Могу показать приглашение.
                            - А, я понял, к друзьям.
                              - Нет, к дочери.
                   - О´кей, проходите.

Потом был бесконечно длинный переход по коридорам, следуя табличке со стрелкой «багаж». Когда идти уже надоело, спросил у очень смуглой гражданки в форме, где же багаж.

                       - Там, там, - показала она куда-то вперёд, - Шестнадцать! Шестнадцать!..

               Видимо, она имела в виду номер ленты-транспортера с багажом. Наконец, пришли мы в этот зал с транспортёрами. Но на шестнадцатой ленте чемодана мы так и не обнаружили. Наши дети, которые стояли за прозрачной стеной на улице, подсказали по телефону, что наш номер пятнадцать. И потом опять идём с багажом и с детьми по длинным-длинным переходам, едем на движущейся дорожке, потом какой-то лифт и, наконец, подземный паркинг (4 евро за час парковки). До чего же огромен аэропорт в Амстердаме!

             Усаживаемся в гибридный автомобиль Ауди нашего зятя. Гибридный – это потому, что автомобиль ездит на электричестве, а потом, когда разряжается аккумулятор, начинает работать бензиновый двигатель. Автомобиль, кстати, казённый, предоставленный Винсенту фирмой Самсунг в личное пользование. Бензин (1,5 евро за литр), ремонт и всё остальное тоже за счёт фирмы…

           Несёмся по четырёхрядному в каждом направлении хайвею со скоростью 130. Бесшумно работает мотор. Говорят, что до Гааги доедем за 20 минут.

                       - Ольга! Почему так быстро едем? Везде стоят знаки 100?
                        - Винсент на этой дороге все камеры знает. Он каждый день здесь ездит. А в кустах стоять и измерять скорость у местных гаишников не принято.

              Да и кустов вдоль дороги не было видно вообще. Кругом были одни поля. Больше ничего в темноте не наблюдалось. А водители были все очень вежливые, тут же уходили из крайнего левого ряда правее, когда мы к ним приближались. Потом появилось море огней, огромные дома, а мы через пару минут, свернув с основной дороги, спустились по какой – то крутой спирали вниз и въехали в освещённое просторное помещение. Это был паркинг под домом.

              Дверь, небольшой коридор. ещё дверь и мы около лифтов. Минус второй этаж. Три подъёмника.. Каждая кабина раз в пять…шесть больше единственной кабинки нашего лифта в питерской сталинской шестиэтажке. Стремительно взлетаем на 21 этаж. Всего этажей 42. В холле две огромные вазы с искусственными цветами. Опять дверь, коридор, а в коридоре такая же ваза и три двери. Это вход в три квартиры. Одна из них наша. Вот мы и добрались!

             Квартира оказалась чуть больше нашей на Московском проспекте. Но планировка!.. Прихожая, потом гостиная пятьдесят метров квадратных, включающая в себя кухню с электрической плитой и сопутствующими предметами типа огромного холодильника, посудомоечной машины, раковины, кофе машины и прочих кухонных шкафчиков. По желанию, из крана в раковине идёт холодная вода, которую можно пить, а может идти и настоящий кипяток. И конечно, тёплая вода, если нужно. Ещё мы обнаружили две спальни, раздельные ванну с туалетом и пятиметровую кладовку, в которую можно попасть из гостиной. Везде на полу, кроме санузлов, дубовый паркет и, как ни странно, даже в кладовке. Напротив кухонной стены была полностью застеклённая стена с выходом на балкон, тоже длиной в пять метров. На этом балконе с двумя креслами и столиком мне предстояло курить. В любую погоду…

           Всё это было в канун Рождества. В Европе начало Рождества отмечают по-разному. Где-то с 24 на 25, где-то с 25 на 26. В Голландии принят второй вариант. Поэтому, вечером 24 в честь приезда была организована скромная привальная с лёгкими закусками, домашней пастой и отличной польской водкой по 25 евро за литровую бутылку. Потом я, надев куртку, вышел на балкон покурить. Дул пронизывающий ветер. К сожалению, балкон был не застеклён – запрещено по проекту. Внизу бегали какие-то огоньки поездов, трамваев, невдалеке светились окна небоскрёбов. Наступала ночь…

…      Утром я проснулся в гостиной от какого-то жужжания. Это трудился робот-пылесос. Он старательно ползал по полу, натыкаясь и объезжая разные препятствия. Одним из препятствий был огромный рыжий кот британской породы Элмо, который благоразумно устроился на крышке нашего чемодана и безучастно наблюдал за круглым и плоским предметом, жужжащим на полу. Такая уборка проводилась каждый день, но сегодня был день особенный. Во-первых, наступало Рождество и, поэтому, с утра была доставлена посыльным из магазина индейка и, во-вторых, после завтрака ожидалась на biglunch мама Винсента – Тони.

        В России невестка разбилась бы в пух и прах, готовясь к нечастому визиту свекрухи. С утра эта индейка скворчала бы уже в духовке, но это в России, где нет такого понятия, как биг ланч… Поэтому, индейка была убрана в холодильник до вечера. А какая это была индейка! Пятикилограммовая птица заранее была начинена в магазине всякими специями и перевита беконом. Стоил она, кстати, 70 евро. А к приезду нашей новой родственницы был закуплен, не выходя из дома на улицу. свежий белый хлеб и багеты. Бутерброды были поданы с икрой из России и лососем горячего копчения – подарок Ольге от фирмы к Рождеству. И ни капли спиртного. Только чай и кофе. Кошмар!!

        Оказалось, что Тони курит. Но, на балкон пришлось выходить втроём. Дело в том, что она говорила только на голландском. Ни по-немецки, ни по-английски, где я мог бы что-то сказать, - она не говорила. Правда,, судя по некоторым услышанным словам, голландский язык близок к немецкому. Я спрашивал Тони на английском, Винсент переводил на голландский, а потом обратно. Тут я узнал, что самые дешёвые сигареты у них стоят 7 евро, а Тони от меня узнала, что в России снег бывает и выше колена. Кстати, когда в Голландии снежный покров превышает 5 см, всё движение встаёт. И даже поезда…

…    На балконе стоять было неуютно. Дул очень сильный ветер со снегом. А внизу под балконом располагался крупный транспортный узел с общей плоской крышей: - центральный железнодорожный вокзал, остановка трамваев и автобусный вокзал.. Сверху забавно было смотреть, как словно на детской игрушечной железной дороге, то и дело ездили маленькие поезда, электрички, трамваи, а с улицы имени одного уважаемого принца то въезжали в автобусный вокзал, то выезжали из него маленькие автобусы. Внизу всё время что-то беззвучно двигалось. Звуки до 21 этажа практически не доносились.

        Остаток дня был посвящён приготовлению индейки и подготовке рождественского стола. Индейка, кстати, удалась, стол был на славу, а потом во время перекура на балконе в сгустившейся темноте я увидел первые редкие вспышки фейерверков. Они, кстати, разрешены только 31 декабря. Но на душе было немного беспокойно: - Как там, в Питере наша кошка Аська, которую мы на 10 дней оставили в квартире одну под наблюдением приходящей соседки, ну, и заодно, как в России дела с выборами…

        Перед тем, как продолжить, хотелось бы сделать маленькое отступление. В дальнем зарубежье я был в длительных командировках два раза: - в Португалии и в Китае. И там, и там меня водили и возили по разным музеям и прочим достопримечательностям. Кстати, довольно утомительное занятие. В Голландию я поехал исключительно по просьбе дочки-новосёла и жены, которая за границей, за исключением Прибалтики в советские времена, ни разу не бывала. Поэтому, меня в Голландии в первую очередь интересовали люди, быт и настроения «загнивающих». До этого я заранее посмотрел в Интернете про знаменитые места в Голландии, что и вам советую. уважаемые Читатели, если вас это интересует. Здесь у меня: - «Ах, какой музей, какая выставка!», вы не найдёте. Быт, люди, цены… Да, ещё и программы по ТВ.

        На следующий день была запланирована пешая прогулка по Гааге. Но сначала немного истории. Где же мы находимся: - в Голландии или в Нидерландах? Оказалось, что Нидерланды – это королевство, то есть страна с конституционной монархией. В состав Нидерландов входит 12 провинций, в том числе провинции Северная и Южная Голландия. Кроме этого в состав Нидерландов входят несколько островов в Карибском море и несколько Антильских островов. Поэтому, называть Нидерланды Голландией – это в очень грубом приближении то же самое, как называть современную Россию Московией. А откуда взялась Гаага? Не вдаваясь в подробности, всё началось в 1230 году, когда один влиятельный граф выкупил участок леса с прудом для охоты и, естественно, огородил его, что очень актуально и для сегодняшней России. Так появилась небольшая деревенька с соответствующим названием Хаге, что означает изгородь или огороженный участок. Эта небольшая деревенька, находилась между двумя крупными городами (Делфта и Лейден, если кому интересны подробности), жители которых долго спорили, – какому городу быть столицей провинции. До боевых действий дело не дошло, люди они были благоразумные, и отдали первенство деревне Хаге, которая так и оставалась деревней до конца 19 века, хотя там был уже построен королевский дворец. От строительства городских стен и защитных рвов жители отказались, построив на эти деньги ратушу, что им вышло боком, когда испанцы захватили и сожгли потом почти всю Гаагу. Но годы шли, столицей королевства стал Амстердам, а Гаага стала резиденцией нидерландских королей, а также местом, где располагалось правительство, парламент, верховный суд и посольства иностранных держав. Потом была Вторая Мировая война, немецкая оккупация, бомбёжка Гааги английской авиацией. После войны разрушенные здания были отстроены заново, сохраняя неповторимый облик города, где нет бульваров, а также мало привычных для многих нидерландских городов каналов. Считается, что Гаага самый неголландский город Нидерландов с уютными улочками и замечательной архитектурой. В этом нам и предстояло убедиться во время вышеупомянутой пешей прогулки.

          Пешая прогулка началась с проезда трёх остановок до центра города на трамвае. Цена билета составила около 1 евро на человека. Наши дети вставляли свои карточки при входе, а потом ещё и при выходе – цена зависела от расстояния. И вот мы среди 500 тысячного населения второй столицы Нидерландов. Встречалось, правда, ещё и много туристов с фотокамерами и фотоаппаратами. Народ был одет не очень броско, но у всех красиво и по-разному были повязаны шарфы. Я же в своей чёрной кожаной куртке, кашне и меховой кепке выглядел белой вороной, хотя дул сильный ветер и температура была чуть выше нуля. Все мужчины: и лысые и кудрявые были без шапок. Впрочем, и женщины тоже. Кстати, такой концентрации высокорослых женщин я в России не встречал. Народ в массе своей был улыбчив и доброжелателен. Довольно много было чисто азиатских лиц: – когда в 1949 году Нидерланды потеряли свои колонии в Юго – Восточной Азии, в Гааге, в первую очередь, стали селиться беженцы из бывших заморских владений. Отсюда и лица…

                Все площади в центральной части города вымощены брусчаткой разных неброских оттенков. А мы уже подошли к тому самому пруду, который был давным-давно огорожен вместе с участком леса. Недалеко от моста через пруд обнаружился небольшой павильончик, где продавали знаменитую голландскую селёдку. Сколько я об этом деликатесе слышал! По давней традиции, первая бочка приготовленной селёдки подносилась бесплатно в дар Королю. Остальная продукция продавалась подданным. Селёдку полагалось употреблять, взяв её за хвост и, закинув голову, съедать её всю, кроме хвоста. Что при этом надо делать с хребтом - я так и не понял. Но мы были не в сезон добычи и в продаже свежего деликатеса, по словам Винсента, не было. А в павильончике селёдка была представлена уже в виде двух длинных филеек, размещённых между двумя половинками сдобной булочки. К этому было добавлено несколько кусочков маринованного огурца и зелёного лука. Необыкновенно вкусное изделие было в длину сантиметров двадцать и стоило 2 евро. А через пруд, напротив, отражался в воде изумительный по красоте королевский комплекс Бинненхоф (язык сломаешь!). На мосту через пруд стояли разноцветные флаги, слегка наклонённые к воде. Кстати, про мост. Как говорится, лучше один раз увидеть… Поэтому, кто заинтересуется - наберите в Интернете « Прогулки по Гааге». Там вы увидите и этот мост с флагами, а вдалеке будет стоять самый ближний слева наш 42 этажный небоскрёб. А потом началось: - Рыцарскй зал, где заседает Парламент, королевский дворец, другие дворцы, замки! Конечно, не так монументально, как в Санкт-Петербурге, но как красиво! Вот дворец Мира, где вершится Высокий суд ООН. На фоне дворца Мира с высокой башней, подаренной Швейцарией, и чугунной оградой – дар Германии, многие туристы делают селфи, а некоторые воинственные правители видят это изумительное по красоте здание только в страшных снах…

           Конечно, погода была далеко не летняя, но как не посмотреть трёхкилометровый пляж на берегу Северного моря. Даже летом температура моря в Северном море не превышает 20 градусов по Цельсию. На пляже оказалось довольно много народа. Есть у них такая традиция – купаться 1 января. Народ готовился к массовому заплыву. Кстати, после Нового года я посмотрел телевизор. Король так и не искупался… У него без этого был высокий авторитет и любовь в народных массах… А мы пошли снова в центр. По дороге меня чуть не сшиб велосипедист. Вообще, велосипед в Нидерландах – это отдельная песня.

            Считается, что голландец рождается вместе с велосипедом. Это самая велосипедная страна мира. На каждого жителя страны по статистике приходится 1,3 велосипеда, а длина специально выделенных велосипедных дорожек составляет 35 тыс. километров. Для велосипедистов существуют свои светофоры на перекрёстках. Интересно, что если идёт дождь, такие светофоры переключаются чаще, через 40 секунд. Почти через каждые 100 метров организованы бесплатные стоянки, где стоят и лежат десятки велосипедов, прикованные, как правило, стальным жгутиком с замком. Между прочим, довольно распространена кража велосипедов… Многие велосипеды оборудованы корзинками на передней и задней раме. Я сам видел, как одна гражданка в такой корзинке спереди везла двух маленьких детей. Велосипедист на дороге всегда прав, даже если он вывернул в неположенном месте под машину. Водителя машины оправдают только в одном случае, если велосипедист пьян вусмерть. В одном магазине я обнаружил фотографию Короля с супругой на велосипедах среди радостных подданных-велосипедистов. На другой фотографии была наследница престола Катарина-Амалия по дороге в школу на велосипеде со сверстниками. Я живо представил – как было бы у нас в Москве или в Питере. За два дня до вероятной велосипедной прогулки Президента или Премьера на согласованном пути следования и прилегающих улицах были бы заварены все канализационные люки, а участковые с ног бы сбились, обходя квартиры с зарегистрированным оружием и окнами, выходящими на путь велопробега. Сначала по пути следования промчался бы велосипедист из службы охраны с проблесковым маячком на шлеме и сиреной, размещённой на передней раме, а на крышах домов затаились бы снайперы… Всё движение в этом районе, естественно, за полчаса было бы уже перекрыто. Потом появился бы самый надёжный охранник-велосипедист во главе кортежа и тоже с маячком. За ним метрах в двадцати крутила бы педали высокая Персона в сопровождении ещё двадцати…тридцати велосипедистов с маячками, занимающими всю проезжую часть дороги. На перекрёстках работники ГИББД, придерживая левой рукой велосипед, отдавали бы честь знатному велосипедисту. А над трассой барражировал бы военный вертолёт «Чёрная Акула» …

          Велосипедистов в Гааге много и ездят они умело, в отличие от туристов, взявших велосипед напрокат. Для туристов воткнуться на велосипеде в пешехода плёвое дело. А мы идём по улочкам вдоль невероятно ухоженных фасадов домов, мимо маленьких магазинчиков за широкими стеклянными окнами. Всё в магазинчиках, казалось, было: - и одежда, и самые модные солнцезащитные очки за 800 евро, и украшения - «Но нам туда не надо». Нам надо было купить ведро для засолки капусты, капусту белокочанную и кролика на Новый год, пока магазины не закрылись. А закрываются магазины обычно в полшестого вечера. Трудности возникли сразу. Джинсы – пожалуйста, любые очки – вот они здесь. Пластмассовое ведро для засолки мы с большим трудом нашли за 4 евро только в третьем магазине. Привычные для нас вилки белокочанной капусты в тот день мы так и не обнаружили – цветная капуста, брокколи, савойская капуста – пожалуйста. Белокочанной капусты – нет, хоть ты тресни! Женщины решили завтра ехать на рынок. С кроликом оказалось проще:

                             - Вам какого кролика – домашнего или дикого?

                                                      - ???

                          - Ну, дикий будет всего грамм на 900, домашний потянет на 2 килограмма.
                  - Вы подготовите домашнего кролика, как в прошлый раз индейку?
                            - Нет, так мы готовим только птицу и обычное мясо.
                    - Тогда доставьте, пожалуйста, нам разделанного кролика утром 30 декабря. Кстати, how much will it cost? – сколько будет стоить?
                                 - Это вам обойдётся всего в 45 евро.

Что интересно, торговаться, как в Китае или в наших азиатских республиках, в Нидерландах не принято. А мы вернулись домой опять-таки на трамвае.

              На следующее утро было опять слышно жужжание пылесоса, кот опять сидел на крышке чемодана, а потом был завтрак со свежим хлебом из магазина, что под домом (примерно полтора евро за белый хлеб), ароматный кофе с изумительными сырами по 10 евро за килограмм (вспомнился наш резиновый сыр и кофе со слабым запахом) и вкуснейшая немецкая колбаса (1.5 евро за упаковку в 200 г). Упаковка масла в 200 грамм стоила 1 евро. Потом женщины отправились на базар за белокочанной капустой, а я был оставлен дома с нерусифицированным ноутбуком и плоским – около метра в длину, экраном телевизора.

           И начал я переключать каналы. Этим я занимался и каждый вечер перед сном. Сколько всего каналов - я так и не понял. Что я увидел? Красочные путешествия по экзотическим странам, очень много спорта, много музыки: классической и эстрадной. Всё исполнялось «вживую». Если исполнитель с микрофоном в руке хлопнул в паузе в ладоши – я слышал звук хлопка. Вспомнились наши «звёзды», беззвучно бьющие со всей дури по микрофону в такт музыке… Много было детских передач. Язык, в основном, голландский, но много передач было на английском. Голландцы, в массе своей, говорят по-английски свободно. Показывали громкие происшествия в Европе, погоду. Ни разу не видел фильмов и сериалов, смакующих кровавые убийства, не видел затянутых постельных сцен, не видел танков, самолётов и кораблей НАТО, неотвратимо угрожающих всему человечеству. Более того, я ни разу не увидел и даже не услышал российских фамилий, от которых уже вянут уши у российских телезрителей. Президента Трампа я, кстати, тоже не увидел. Не было и опостылевших всей просвещённой публике в России балаганных ток шоу, что крутят в России на центральных каналах днём, вечером, и даже ночью, где, пугая злобными внешними врагами, кукловоды-ведущие призывают нас ещё теснее сплачиваться вокруг сами знаете кого… Было просто хорошего качества телевидение для отдыха голландского гражданина. Или гражданки.

…      А потом женщины принесли с базара белокачанную капусту, и мы приступили к засолке. Тмин был привезён с собой – в Гааге его не найдёшь. Капусты же получилось целое ведро! Напомнили детям, что раз в день продукт надо протыкать палочкой.

         На очереди была поездка в Амстердам. Машина мчалась в сторону аэропорта – он недалеко от столицы. На этот раз был день, а не та темнота, когда мы прилетели. Действительно, вдоль дороги никаких зарослей не наблюдалось – и слева и справа были бескрайние поля с зелёной травкой. Встречалось много ветряков. Были и ветряные мельницы. На полях паслись овцы, а в лужах недалеко от дороги плавали чайки и дикие утки. Дикие гуси сидели отдельными колониями. Вот бы они у меня на Валдае так сидели!..

         Я не знаю, на какой овечке закончилась провинция Южная Голландия, но судя по развилке в сторону аэропорта Схипхол, мы оказались в провинции Северная Голландия. Недалеко уже и до Амстердама, столицы Нидерландов. Кружение по тихим, красивым улицам с плотно припаркованными автомобилями позволило, наконец, найти парковку, правда, подземную (5 евро в час). На поверхности был сильнейший ветер. Температура была опять чуть выше нуля, но на этот раз я был, как все, - без кепки. Надо уважать местные традиции! Через дорогу с трамвайными путями находился концертный зал, а впереди был огромный зелёный газон, где слева радовал глаз музей Ван Гога, а впереди красовался музей современного искусства. И там и там стояли огромные очереди - рождественские каникулы, и туристы со всего мира. Стоять на таком ветру часа два - я вас умоляю!.. Отсылаю опять к Интернету: «Прогулка по Амстердаму». А мы двинулись дальше в центр. Очень красивые улицы и улочки со средневековыми зданиями, церквями и памятниками. По дороге попадалось много каналов с мостами. Длина каналов, говорят, больше 100км, а мостов 1500 штук. Как мне рассказали, в начале 13 века на месте города была небольшая деревушка, расположенная там, где река Амстел впадает в широкую реку Эй. Это было удобное место для стоянки лодок и прочих плавсредств. Отсюда было совсем недалеко по реке до Южного моря – залива Северного моря. Спасаясь от наводнений, рыбаки построили дамбу. Отсюда и название города Амстердам – дамба на реке Амстл. Потом рыбаки вырыли три кольцевые основные каналы, а потом и пошло… Куда ни глянешь – кругом каналы со стенами, вымощенными каменной кладкой, и мосты. В каналах плавали утки и лебеди. Утки были какие-то угрюмые: – сами чёрные и клювы у них были чёрные - нырковые утки, похоже, не наши. И тут глаза мои порадовала выплывшая из-под моста кряква. А за ней селезень с зелёной головкой. И так на многих каналах. Замечу, что в Гааге каналов значительно меньше, но они какие-то более уютные. А мы так и шатались по городу несколько часов, не заходя, кстати, в магазины, пока я не вспомнил про квартал Красных фонарей. Винсент тут же сообщил, что это рядом.

             Мой приятель однажды побывал с женой в Амстердаме по путёвке. Заскочили они и в квартал Красных фонарей в то время, когда туристы на несколько часов предоставлены самим себе перед отправлением автобуса. Интересно, что наши с ним впечатления от посещения злачного места с супругой удивительно похожи.

                      - Зачем тебе это надо, – спросила меня жена, - Ты разве не устал целый день ходить пешком?
                                   - Ничего, - ответил я, - Потерплю ради такого дела…

                А Винсент тем временем подвёл нас по набережной к одному из переулков с витринами, освещенных изнутри красным светом. До тёмного вечера было далеко, и переулок выглядел довольно невзрачно. Красные фонари ещё не зажглись, но народ в переулке присутствовал. Я, крепко взятый женой под левую руку, идти медленней, чем она, естественно, не мог. Жена с выражением некоторой брезгливости на лице смотрела куда-то отрешённо вперёд и энергично тащила меня к выходу из порочного переулка. По обе стороны были стеклянные витрины с красным освещением, за которыми восседали девушки разной степени одетости. Самый минимум – это бикини, чулки и туфли. Одна дама в очках и в строгом костюме учительницы игриво, то снимала, то надевала очки, подмигивая прохожим. Другая невероятно смуглая и полнотелая прелестница в одиночку танцевала какую-то ламбаду. Музыки на улице было не слышно. По понятной причине я мог смотреть только направо. Какие-то жрицы любви курили, другие читали книгу, мгновенно отвлекаясь, если к витрине подходил заинтересовавшийся прохожий; а некоторые просто манили пальчиком. Цвет кожи у живых манекенов тоже был разный, как говорится, на любой вкус. Отдельные витрины были уже задёрнуты красной занавеской. Значит, дама была занята… Переулок с завлекающими витринами оказался коротким, всего метров 60. Дальше была набережная другого канала. Как я потом прочитал, в этом канале покоилась масса фотоаппаратов и фотокамер - фотографировать в этих местах категорически запрещено. За этим следят многочисленные строгие и очень жёсткие охранники. В обратном направлении мы шли уже по другому переулку этого квартала. Такие же витрины, девушки разных весовых категорий, позы… На этот раз меня тащили ещё быстрее, хорошо, что глаза хоть не завязали. Кстати, как я потом узнал, таких кабинок в квартале культурного отдыха около 1000, за аренду маленького помещения девушка платит 150 евро в день, а её услуга стоит от 50 евро за полчаса. Да, да, не удивляйтесь – ведь с этой суммы жрице любви надо ещё уплатить налог в городскую казну. А ежегодные поступления в казну – 2,5 миллиарда евро…На обратном пути встречались заведения со светящимися вывесками: «Секс шоп», «Секс онлайн, «»Порно», «Музей проституции». Был и магазин табачных изделий с марихуаной и просто марихуана. Лёгкие наркотики здесь разрешены.

             Велосипедистов и скутеристов в Амстердаме оказалось ещё больше, чем в Гааге. Но меня было трудно удивить. Когда в Ханджоу (Китай) я ехал по делам с миллионером-коммунистом господином Пангом на его «Меркурии», вся правая сторона проезжей части была занята велосипедистами, занимающими пять рядов, то есть почти две проезжей полосы. И конца этой колонны не было видно ни спереди, ни сзади …

             На набережной очередного канала нам встретилось симпатичное здание, где разместилось кафе. Дома нас ждала оставшаяся рождественская индейка, поэтому, решили перекусить только слегка. По крутой винтовой деревянной лестнице мы поднялись на второй этаж, где был свободный столик на четверых. В небольшом зале присутствовало много женщин, скинувших уличную одежду на спинки своих стульев. Смех, громкие разговоры. В меню я смог понять только то, что бокал пива стоит 4,5 евро. Ольга, без труда ознакомившись с меню, предложила взять блинчики. Какие блинчики с мясом готовили когда-то в нашей институтской столовой! Но здесь блинчиков с мясом не было. Блинчики были только с ветчиной (7 евро). Остальные взяли себе какие-то фруктовые блинчики. И вот, принесли…Передо мной поставили тарелку сантиметров сорок в диаметре с распластанным во всю ширину тарелки блином. Убедительные куски ветчины были аккуратно вкраплены в горячее тело блина. Если мои сотрапезники при помощи ножа и вилки смогли свернуть свои блины в трубочку, то моё яство свернулось в какое-то корявое полено, которое я с трудом одолел с бокалом пива. Общий перекус обошёлся в 50 евро. Теперь пора на трамвай и к машине. Машина простояла без нас 4 часа. Вот вам ещё 20 евро. А мы обратно в Гаагу.

              Так незаметно и наступил канун Нового года. Ближе к вечеру отправился в духовку кролик, женщины на кухне начали готовить салаты, а я смотрел какой-то концерт по телевизору, расположившись тут же в гостиной на диване. Иногда выходил покурить на балкон. Над городом в разных местах без перерыва вспыхивала с грохотом россыпь огней фейерверков. Оказывается, у них разрешено это делать, начиная только с шести часов вечера. Винсент меня заинтриговал, сказав, что это только начало… Вдруг по домовой трансляции раздался омерзительный звук сирены и какой-то железный женский голос начал без устали повторять на голландском и на английском:

              - Внимание, внимание! Пожарная тревога! Всем немедленно покинуть помещение и пешком спуститься вниз! Лифтами пользоваться запрещается!

- Все документы в пиджаке, остальные вещи – дело наживное, - мелькнула мысль, - Не хватало ещё остаться без паспортов!

               Быстро: - брюки, пиджак, ботинки, куртка. Наши, все уже одетые, ждали меня у двери. Довольно узкая лестница, что у лифтов, была плотно заполнена голландским народом. Особой паники не было, но и радости не наблюдалось. Нас слегка радовало, если можно так сказать, что мы спускались с двадцать первого этаже, а не с сорок второго… Спускались с остановками, но давки в заторах не было. На площадке перед домом образовалась довольно большая толпа людей, одетых в спешке по - разному. Самой последней выскочила на улицу блондинка лет сорока с мокрыми волосами, в банном халате и босиком. На улице было плюс три…

              Все задирали головы вверх, пытаясь обнаружить пламя. Из просторного холла при входе продолжался вой сирены и звучал железный женский голос. Многие потенциальные погорельцы достали из карманов телефоны, приготовившись снимать, как горит их родной кров. Но не было слышно воя пожарных машин, не было в небе пожарного вертолёта и пламени, кстати, тоже видно не было. Так продолжалось минут пятнадцать. Мне стало очень жалко женщину, которая босиком. Ещё минут через десять выяснилось, что было ложное срабатывание, но отключить сирену никто не может – у соответствующего специалиста сегодня тоже праздник. И народ в лифтах потянулся наверх.

             Под звуки сирены продолжилась подготовка к встрече гостей и Нового года. Гостей ожидалось две пары: сестра двойняшка Винсента - Анжелика с приятелем и подружка Ольги Диана с мужем Шоертом и трёхлетним Тео, жившая, как и Ольга, раньше тоже в России. К десяти вечера все собрались. Сирену, к счастью, уже отключили. Шоерт мне представился, как Шурик, а Анжелика оказалась не очень худощавой дамой ростом около 180см. Пора бы уже за стол. Но народ не торопился, мужчины пили пиво. Пришлось взять бокал и мне. Попутно мы с Шуриком, он оказался программистом, курили на балконе, а канонада в городе всё усиливалась. Всё небо над городом было в ярких вспышках. Тео, лёжа на полу в комнате у прозрачной балконной стены, ликовал при каждой вспышке.

              Забавно встречать Новый год в других, отличных от Москвы, часовых поясах. Сколько дополнительных тостов появляется! Помню, мне довольно давно пришлось встречать Новый год в Куйбышеве (сейчас Самара). Там из-за часовых поясов Новый год наступал на один час позже, чем в Москве. Так вот, сначала мы выпивали за старый год по Москве, потом за московский Новый год, потом за старый год в Куйбышеве, а потом уже и за местный Новый год. И это помимо других тостов! Примерно так же было и у нас в Гааге. Только здесь Новый год наступал на два часа раньше. Что меня жутко удивило: - за праздничным столом, заставленным тарелками с закусками, бутылками, фужерами и рюмками, присутствующие мужчины, кроме меня, поставили около себя по жестяной банке пива, ими же чокались после моих тостов и выпивали пиво прямо из банки. Можете себе такое представить: - Ура! С Новым годом! Сдвигаются со звоном над столом хрустальные бокалы с шампанским, и к этому благородному единству, как три бомжа в компанию аристократов, внедряются три жестяных банки пива… Потом мужики пили и водку, но начало удивило.

             Когда после двенадцати мы с Шуриком вышли на балкон покурить, к нам присоединилась вся компания. На балконе было светло. Всё небо над Гаагой было в ярких разноцветных вспышках. Канонада стояла такая, что даже на 21 этаже было трудно услышать собеседника. В какую – то крошечную звуковую паузу я простёр руки к небу и заорал по-немецки: - nicht Schießen!!! (не стрелять!). Немецкого никто, кроме жены, не понимал. Not shoot! – перевёл я на английский для остальных и мне одобрительно захлопали. Жена, правда, немецкого языка тоже не знала, но иногда смотрела наши фильмы про войну…

           Что я могу сказать про все эти фейерверки. У меня сложилось впечатление, что запустить в праздник какую-нибудь ракету – это святая мечта и обязанность каждого голландца мужского пола, начиная лет с пяти. Это я заключил по Винсенту, когда он чуть не плакал каждый Новый год у нас при моих объяснениях, что у домов в Питере запускать фейерверки категорически запрещено, а до парка, где можно – не так близко. Но сегодня Винсент был в своей стихии:

                                   - Пошли на улицу запускать! - провозгласил он

              По причине сильного ветра и холодной погоды женщины, кроме Анжелики, сказали, что будут смотреть на торжество огня с балкона. А мы спустились на лифте впятером. Здоровенный ящик с боеприпасами несли Винсент с Шуриком. Огромный пакет с ручками, наполненный чем-то ещё стреляющим, вызвалась нести сестра-близнец. Винсент тащил свой ящик с выражением какой-то мрачной торжественности на лице. Всё принесённое тщательно расставилось на площади перед входом на центральный вокзал Гааги, что прямо под нашими окнами. Винсент с видом полководца в последний раз оглядел боевые ряды, а потом поджёг первые фитили. Отбегая пригнувшись, он восторженно прокричал: - starting fireworks! (запуск фейерверка). И тут началось! Винсент, скрестив руки на груди, с деланным равнодушием наблюдал за происходящим. Это был его день! Он походил на Кутузова во время победы на Бородинском поле. Мы же вчетвером орали во всю глотку, подчёркивая охвативший нас восторг. Потом Винсент перезарядил свою батарею. Невдалеке стояла пара молодых китайцев. Когда я к ним подошел, девушка, лепеча что-то по-китайски, протянула мне два каких-то спичечных коробка с торчащими фитильками. Видимо, у этой пары не было спичек. Мне показалась, что она чем-то взволнована.

                - Вы из Китая? - спросил я её, - Я тоже не отсюда. Я из России, Санкт- Петербург. С Новым годом!
               - О, Петельбульг! А мы были только в Москве, - ответила она по-английски, трогательно не выговаривая, как и большинство китайцев, букву «р».

           В последний день перед отъездом было решено свозить нас в Роттердам. Опять спуск на лифте в паркинг на минус второй этаж и мы мчимся в противоположную от Амстердама сторону. Снова вдалеке многочисленные ветряки, а на полях гуси, утки и овечки. За гусей с утками я не переживал, но овечки были точно мокрыми насквозь – шёл непрерывный ливень. Роттердам поразил своей современной архитектурой, говорят самой лучшей в Европе, – огромные кубические дома, высотка в виде карандаша, огромный порт, вантовый мост – отсылаю вас снова в Интернет… Всё это мы видели через стекло нашей машины – ливень не прекращался. Мы даже не выходили на улицу. Ещё меня удивили велосипедисты, которых было великое множество, и ездили они в каких-то плащах. Да, любовь к велосипеду в Нидерландах неистребима!

              А потом наступил долгожданный, по крайней мере, для меня день отъезда. Крышку чемодана чистили от шерсти кота Элмо минут десять. Потом в этот чемодан, помимо всего нашего скарба были добавлены подарки в виде тяжеленного махрового халата (40 евро), самых модных джинсов (80 евро) - и это всё со скидками. Также были положены большие куски сыра в целлофане, подарочная литровая бутылка кубинского рома (35 евро) и шампанское соседке в благодарность за оставленную без хозяев кошку Аську. Ещё были положены подаренные 3 палочки сухих колбас, которые я обожаю. Это двадцати пяти сантиметровые изделия раза в два толще нашей сосиски. Стоит такое чудо 2 евро за штуку, но какой вкус! Про шоколад писать не буду… Короче, чемодан я еле поднял. Повезла в аэропорт нас Ольга – Винсент был на работе. Выехали мы заранее, с запасом. Но пока Ольга искала нужную парковку, мотаясь вдоль периметра огромного аэропорта километров по десять туда, сюда, время стало поджимать. Наконец, мы встали в большую очередь регистрации и сдачи багажа. Ольгу с нами категорически не пропустили, и она стояла где-то за загородкой.

      - Положите ваш чемодан на весы, - прозвучала ожидаемая команда, - Нет, не так. Переверните и поставьте на бок.
                      - Вау!, да у вас перевес! Пройдите правее, там доплатите 70 евро.

        Выяснилось, что хилым голландским грузчикам поднимать больше 25 кг нельзя. Эх, Русь матушка! Бурлаки, грузчики, пятидесятикилограммовый мешок с мукой на спину… Тут надо отметить, что у нас собой не было даже евро цента. На чистейшем английском, как мне показалось, и даже с возможным лондонским акцентом, я спросил:

                      - Могу ли я переложить лишнее в сумку?
                         - Нет, нет, - замахала руками багажная труженица.

                Тут не выдержали нервы у жены. Английского она не знала, голландского тоже, но используя могучий русский во всей его запредельной красе, жена каким-то образом провела Ольгу к нашему застрявшему багажу через все заграждения. Оказалось, что переложить можно. Всё лишнее - в сумку, и у нас оказалось всего 24,8 кг. Потом был досмотр. Надо было снять ремень и сдать куртку.

                          - Поднимите руки и расставьте ноги.

                 Меня ощупывали со всех сторон так тщательно и нежно, что мне показалось, делалось это не без удовольствия… Жена после проверки, своими ощущениями не поделилась. А из моей куртки, которая приехала на ленте, пропала полная пачка сигарет…
Времени оставалось в обрез. В посадочном талоне было написано – Д49 и наши места в самолёте. Какие там ещё места! Где Д49 – то, на самом деле? По ходу спрашиваю у какой-то заторможенной голландской персоналии в форме:

                          - Где вылет в Санкт- Петербург? -

                      - I dont understandyou. ( я вас не понимаю)

Оказалось, что вместо названия Санкт-Петербург, надо говорить Питсбург. Идём дальше: - Д1. Ускоряемся - Д5. Уже нет сил, Д12 - налево. Персонала вокруг нет. Почти бежим: - вылет вот-вот! Д35, и, наконец, Д49! Ура! Сразу приглашают на посадку. Опять без трапа – сразу в салон. Я опять у окна. Сейчас бы стакан водки…, но в ближайшей перспективе только одна бутылочка красного вина. Взлетели!

В вечерней темноте мы приземлились в Пулково. В зале выдачи багажа наш чемодан стоял уже рядом с каким-то пожилым голландцем. Снять – то чемодан он снял, понял, что не его, но поставить обратно на ленту сил не хватило. Потом он долго извинялся. А дальше привычная картина:

                                 - Такси недорого…
                                  - Сколько?
                                      - Полторы тысячи.
                                     - Свободен.

        Следующий таксист, ближе к выходу, запросил тысячу. Уже на улице в будочке с надписью «такси» осметили поездку в 750 рублей. Тут я, покопавшись в телефоне, нашел нужный номер. Доехали до дома за 560 рублей.

         Как только мы появились на пороге квартиры, по длинному одиннадцатому коридору навстречу бросилась беспородная красавица Аська, живая и здоровая. Всё, приехали! Больше меня ничего не волновало. По крайней мере, предстоящие выборы. Где там бутылка рома в чемодане?..

  * Рассказ "Портвейн с королём"











Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 29
© 12.02.2018 Александр Широбоков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2198058

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Игорь Донской       21.02.2018   22:33:49
Отзыв:   положительный
Отличные путевые заметки.
Написаны оригинальным языком и стиль свой, не избит. Все натурально.
Спасибо.
С уважением, к Автору.
алейнин       13.02.2018   02:39:59
Отзыв:   положительный
В Голландии я не был , и ,наверное,не буду никогда .... И ром не пил я никогда... Но благодаря Вашему замечательному рассказу немного я исправил эти НЕ...Спасибо за рассказ!
Александр Широбоков       13.02.2018   20:06:08

Ну уж, ром не пили. А вспомните венгерский ром крепостью 60 градусов в начале 60-тых. Популярный, кстати, был напиток и стоил недорого. Спасибо за оригинальный отзыв. Очень тонко!
С уважением










1