Роковая ошибка


Роковая ошибка
Во вторник на работе Штыкову стало плохо с сердцем, и уже два часа спустя, красно-белая челябинская неотложка мчала на всех парах по суровому северному автобану, деликатно потряхивая внутри умирающего директора по продажам "Нано-Труба-Сургут".
Высадили Штыкова в приемном покое, где он, отчитавшись о причине доставленных дежурному врачу неудобств, был срочно перемещен в дальний левый угол больничного коридора.
"Полежите пока здесь, как только место освободится мы вас и переведем. Под язык! ",- Штыков почувствовал во рту знакомый привкус нитроглицерина ,и послушно воткнул руку в тонометр. "180 на 120. Поспите", вынесла вердикт медсестра и ,по-хозяйски подоткнув ногой под кровать утку, ушла. В коридоре стало тихо. Штыков немного покрутился, послушал доносившиеся с поста приглушенные звуки телевизора ,и наконец-то устроившись поудобнее заснул.
И снилось ему, что бежит он по теплому васильковому полю, а рядом рыжая Наташка, смеется, крепко держит его за руку и манит зелеными ясными глазами к сеновалу... "Интересно...", - подумал мечтательно Штыков: " жива ли она еще?".
- Жива. Что с ней станется? В водоканале бухгалтером уж 30 лет отсиживается,- сказала полная румяная старушка, усердно шоркая новехонькой блестящей шваброй по полу больничного коридора.
- Ополоумела?! Он тебе про Наташку, которая приставом в гор суде! Водоканал, водоканал...Тьфу! Жива, да, и рыжая до сих пор, хной красится. В общем, живы обе.,- сказал седой дед, посматривая то на удивленного Штыкова, то на уборщицу.
" Наверно, пока спал привезли.",- Штыков посмотрел на сидящего напротив него румяного бородатого старика в длинной, без единого пятнышка, белоснежной рубахе: "и больничное вон новехонькое выдали",- он поправил под одеялом застиранную клетчатую пижаму, выданную на посту старшей сестры ,и обиженно отвернулся к стенке.

- Ишь, обиделся. У меня разнарядка, так и написано : "Фунькин, 7 больница". Пожил и будет, пошли, Фунькин! Все, хана твоей печени.,- отложив ведро ,старуха взяла швабру и тыкнула ею Штыкова в бок.
Подобное унижение он испытывал лишь однажды, когда благодаря слабому зрению ошибочно вывез из Ашана чужую, полную продуктов тележку, за что был задержан охраной гипермаркета как вор и негодяй, с последующим разбирательством в милиции.
- Во-первых, я не Фунькин!,- Штыков вскочил ,и выхватив из холодных рук уборщицы инвентарь, отшвырнул его в сторону удивленного деда,- во-вторых, у меня сердце, а в-третьих, это не седьмая, а семнадцатая городская!
Бородач крякнул и вытащив из-за пазухи невесомую, похожую на маленькую грушу сферу, скрылся за дверью четвертой палаты...
- Фунькин-не Фунькин, седьмая, не седьмая, все там будете. Развели бюрократию, черт ногу сломит,- проворчала старушка, ловко обходя на бегу, внезапно появившегося в больничном коридоре краснокожего рогатого мужчину, с перекинутым через плечо пациентом реанимации

- Бросай его, Саня, это семнадцатая, в документах напутали!,- крикнул дедок и, расправляя на бегу огромные белые крылья, попытался выпрыгнуть в окно, но запутался в подаренной больнице в честь 80- летия Октябрьской революции китайской органзе и ,оборвав карниз, вывалился плашмя на асфальт....Стало тихо, запахло вареным минтаем с квашеной капустой на гарнир, да робко забили морзянку аппараты в реанимационной...

- Больной, просыпаемся! Вас переводят в терапию. Будем жить!,- Штыков открыл глаза. Перед ним, широко улыбаясь, стоял молодой загорелый доктор, за спиной которого, шурша ажурными белыми крылышками, прицелясь парил розовощекий купидон.
- Только не это. Нееет! Это не седьмая больница!!!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 12.02.2018 Миша Кошкина
Свидетельство о публикации: izba-2018-2197306

Рубрика произведения: Проза -> Юмор












1