Верона. Часть III. Глава VI. I


Аристарх
Только через три дня с меня сняли домашний арест. Все это время я как буйнопомешанный в дурке наяривал из угла в угол. Еще никогда я не развивал такую бурную деятельность внутри ограниченного пространства. У ворот коттеджа то и дело останавливались машины доставки и технических служб. Я осмотрел коттедж с целой комиссией инженеров вдоль и поперек. После чего накатал письмо риэлтору, что предстоит переделать при покупке дома и прилично сбил цену. Владелец коттеджа немного поторговался, но я встал в позу, либо так, либо я ищу дальше и тот выслал счет для перевода прайсов. Все! Дом наш!
Ждановы долго уговаривали меня не продавать свою долю боулинг-клуба, мол, нам нужны твои связи и все такое. Они реально подумали, что я спрыгиваю из-за обыска, что типа молодая жена мне поставила ультиматум. Я сказал, что она на учебе и что никогда с ней не делюсь рабочими вопросами. Долю я продал за два часа до ареста братьев. Уф! Тут, конечно, надо сказать, что папашка предпринял немало усилий, чтобы дать мне возможность довести сделку до конца. Дождался от меня смс о продаже и только потом спустил с поводка своих псов. По коротким сообщениям, которыми Гоцман иногда меня жаловал, я понял, что он сам руководил операцией.
Кувалда тут же напрягся, но я ему прочитал лекцию словами старшего Жданова. Типа на них ничего нет, вот и бесятся. Подержат и отпустят. У братьев крутой адвокат, еще не из таких передряг вытаскивал. Все у них на мази и схвачено. Он еще долго пытался что-то выведать, весь дергался, чуял подставу. Тогда я дал понять, что следующие на очереди мото-салон и караоке-клуб. Что хочу скинуть всю мелочевку и заняться чем-то одним, но крупным. Только после того как Крест по моей просьбе подтвердил наши трехдневные переговоры Кувалда расслабил булки и снова ушел в подполье.
Яша заявился в обед на третий день злой и уставший. Успел сказать, что Ждановым после серии допросов предъявлены обвинения и на данный момент братья переправляются в СИЗО, плюхнулся на диван и вырубился раньше, чем мать приготовила ему кофе. Мы ушли в прачечную, чтобы дать ему поспать хоть пару часов. Там мать устроила постирушки, а я ходил за ней как хвостик, будто мне снова пять лет и без мамкиной юбки мне не выжить. Мать смеется и постоянно меня треплет за щеку. Все эти дни она на таком позитиве, что я невольно заряжаюсь от нее как от батарейки. Еще никогда мы не были так близки. После трехдневного непрерывного общения я начал понимать ее мотивацию и состояние души. Мы много говорили об их отношениях с Яшей. Наверное, поэтому на данный момент я практически смерился с его существованием. Мать закатилась от смеха, когда услышала, какую кличку я ему придумал и поведала, что Яша фанат легендарного сериала. Завтра она выйдет на работу, но я уже вижу по ее настрою, что особого рвения она теперь к своей должности не проявляет.
Отец больше не появлялся, подписал через Севу заявление на развод, и мать тут же запустила бракоразводный процесс. По словам брата Алена всерьез взялась за отца. Заставила его зарегистрироваться на сайтах знакомств и ходить на свидания. Сева описал реакцию отца на собственную анкету, типа его завалили письмами одинокие женщины, после чего он понял, что один на старости лет точно не останется и перестал истерить. После первого свидания глаза его потеплели, спина выпрямилась. Отец начал ходить в спортзал и в бассейн. Второе свидание затянулось до утра, видать кто-то там очень хотел выйти с наскока замуж. А после третьего он сказал, что никогда больше не женится, но с женщинами однозначно будет встречаться. Отец женился на матери, когда ему был двадцать один год. Мать ждала его с армии, потом они еще годик походили в женихах и невестах, готовились к свадьбе, короче он явно не нагулялся и теперь наверстывал упущенное. По мне так если бы не тесная дружба их родаков, то навряд ли бы отношения дошли до брака, уж больно они разные. В принципе такой же исход ждал нас с Лили, если бы не вмешался его величество случай.
Мы сели ужинать, когда Яша продрал глаза. Мать тут же оповестила его о покупке коттеджа и выставила на стол бутылку красного вина, которую мы привезли с Вероной из Италии. Пить я с ними не стал, пригубил и отставил в сторону. На вопросительный взгляд матери сказал, что за пять дней заточения у меня накопилась уйма дел и через час я сваливаю.
Ужин внезапно переместился на патио, когда Яша и мать начали мне давать советы о переделках. Я почесал затылок, сказал, что перетру все с Вероной после ее возвращения и мать сникла.
– Ты чего, ма?
– Честно говоря, мне хочется быть к тебе ближе, но понятно, что у нас с Яшей должна быть своя жизнь и свое жилье.
Не успела она развить тему, как Яша ткнул в соседний участок, и мы втроем забравшись на бетонный выступ перед забором, начали изучать коттедж и ландшафт.
– Ни разу не слышала, чтобы там хоть звук кто-то издал, – поделилась наблюдениями мать.
Честно говоря, я тоже. Делаю запрос риэлтору, кто владелец соседнего коттеджа и получаю ответ уже через десять минут.
– Коттеджем владеет генеральская вдова, которая живет теперь у детей за кордоном, – читаю я вслух смс.
Родаки переглядываются.
– Как фамилия? – заинтересовался Яша.
Я называю, он хмыкает. По его виду понимаю, что фамилия Гоцману знакома и отсылаю ему телефон риэлтора. Все! Сдал бразды. Пусть рулит теперь сам. Если поведет разговор правильно, то к приезду Вероны родаки свалят через забор, а не хватит денег, я добавлю, лишь бы оставили меня с женой в покое.
Верона сообщила мне о беременности Софии, что она укатывает в Лондон. По мне так скатертью дорога. Не знаю, как отреагирует на эту новость Курт, но я бы дал знать через сестру, что мол, от ребенка не отказываюсь, буду помогать, но в остальном все без изменений.
Я уже в предвкушении новой жизни. София сваливает, еще бы Анну куда-нибудь сбагрить. Дракон сказал, что она связалась с Мангустом, но тот на длительные отношения не способен. Хочу, чтобы с коттеджа все свалили. У нас с женой не было медового месяца, придется устраивать его прямо здесь. Хочу ходить по кухне ночью голым и трахать жену во всех мыслимых и немыслимых уголках дома. Пока трепался сегодня с матерью в прачечной, даже там приметил неплохое местечко. Уф, Вероны нет почти неделю, а ощущение такое, будто мы не виделись целый год. Не представляю, что будет, когда она уедет на полгода в Милан. От этой мысли меня потрясывает. Нет, к тому времени мне однозначно нужно разгрузить бизнес.
Вчера я как сентиментальный придурок пялился на фотки жены. Потом просмотрел ее аккаунты в социальных сетях и прочитал все комменты к постам. Нашел там парочку сук, которые ее троллили и под чужим именем вступил с ними в переписку. Дал им такого жару, что довел до истерики. Они показали свою «сучность», а этого мне и надо было. Многие участники спора меня поддержали, после чего рейтинг моей малышки взлетел на пару пунктов. Верона выкупила меня по одной фразе «Я такой!» и запретила вмешиваться в процесс. Я тут же накатал ей смс:
Я твой муж! Никогда и никому не позволю тебя оскорблять! Тем более эти завистливые сучки пишут не по теме.
Но они правы! Я скучная! Пересмотрела свои посты и видео. Все банально и неинтересно.
Малышка, ты какая угодно, только не скучная.
Друг друга мы не убедили, каждый остался при своем мнении, но я для себя отметил, что Верона не на шутку включилась в конкуренцию и мне это нравилось. Она должна понять, что нас окружает враждебная публика и ей нужно быть готовой в любой момент отразить словесную атаку.
Сегодня у Вероны последний день обучения и я уже пожелал ей удачи. По итогам голосования она не будет первой, но на это никто и не рассчитывал. Ведь Пушечек соревнуется с профессионалами. По крайней мере, первая пятерка все повара со стажем.
Час назад я оплатил учебу жены и Михея в фэшн-школе, и мне уже пришло подтверждение о зачислении их в первый поток после рождественских каникул. Михей привез прайсы наликом и, сидя на кухне, мы перетерли их планы на будущее. Верона не знает, что я совладелец пошивочного цеха, в который она сдавала вещи из бутика на переделку. Мой партнер, Славик – старший брат Бороды, правда, теперь, он безбородый и кличку надо менять. Пока болтали, я принял решение, что подарю свою долю жене, пусть они там с Михеем развернуться в полный рост. Он уже надумал сделать пристройку для их с Вероной мастерской и офиса.
Проводив Михея, закрываю ворота на ключ и бреду в дом. Яша и мать приговорили вторую бутылку вина, сидят на патио датые и смотрят на уличный камин. Я спецом его зажег, чтобы опробовать все системы. По обрывкам их разговора понимаю, что беседу ведут о будущем, да с таким воодушевлением, что у меня сердце защемило.
Никуда я уже решил не ехать, зацепил бутылку вина и хотел подняться в спальню, как ожил мой мобильник. Взглянул на экран. Номер незнакомый.
– Говорите, – недовольно бурчу. В трубке тишина, я уже ору: – Алло!
– Это Леха... – слышу я прерывистый голос, связь как с Марсом, он, то ли бежит, то ли только прибежал. – Это... как его... мне Саня сказал, если что звонить.
Я мгновенно остываю. Это младший брательник Вероны и напряги между нами не нужны.
– Что случилось?
– Да! Тут такое дело...
Он мнется, я решаю ему помочь.
– Гоблин?
– Нет! Он приезжал несколько дней назад, собрал вещи и уехал. Хотел со мной поговорить, но я отказался. Мать он тоже не тронул.
– Тогда в чем дело?
– Вот... не знаю, как сказать... а где Верона? Не могу до нее дозвониться.
– Она в Италии, звонить ей не нужно. Говори, что случилось!
Не хватало, чтобы из-за семейных проблем Верона сейчас взяла билет на первый рейс и махнула в Москву!
– Короче, мать наглоталась таблеток... я пришел от друга, а она лежит на кровати, как мертвая. На тумбочке записка. Вызвал «Скорую». Вроде ее откачали. Оставили до утра в больнице, говорят нужно обследовать. Но уже утром после прихода врачей.
Проклятье! Я жмурюсь. Мария Алексеевна! Ну что ж такое! Как она могла?! Ведь у нее еще на руках двое сыновей-подростков!
Отставляю бутылку в сторону, плюхаюсь на стул и начинаю допрашивать пацана. Тот говорит, что он сейчас в больнице, приехал с матерью в «Скорой», но в кармане пусто, как добраться до дома не знает, что делать дальше тоже не знает. Пацан в полной дезориентации и я чую, что надо ехать, иначе потом проблем будет больше. Хорошо, что я еще не выпил! Вот опять же, привет моей чуйке. Приказываю ему успокоиться, сесть в приемном отделении и ждать меня.
– Никаких звонков и паники. Собрался с духом, ты за старшего. Понял?
Пацан с облегчением вздохнул, проблеял, что понял и отрубил связь.
Бегу в спальню, переодеваюсь, хватаю налик и кредитки. Раз теща в больничке, значит, предстоят расходы. Это моя вотчина, я знаю где и как нужно себя подать, поэтому не переживаю что улажу дело, лишь бы теща выкарабкалась.
Звоню Игнату и пока натягиваю куртку и зашнуриваю ботинки, излагаю ему новость. Говорю, что мне нужна его помощь и кореш просит забрать его из паба, возле дома.
– Сильно пьян?
– Нет, Руссо, не дрейф, я только пришел, мне даже заказ еще не принесли. Пока ты до меня доберешься я похрумкаю, а выпивку коллеге отдам.
– Добро!
Бегу на первый этаж, мать уже у лестницы.
– Сынок, что случилось?
Как можно мягче объясняю ей ситуацию. Она хочет ехать со мной, но я отговариваю. Когда аргументы заканчиваются, а мать не меняет решения, я выдаю:
– Ма! Ты сейчас пьяна и счастлива как мартовская кошка...
Мать краснеет, а Яша хмурится.
– А после того как вскрылась правда, Марию Алексеевну ненавидят собственные дети. Муж, из-за которого все произошло, собрал вещички и дернул к той, что любил все эти годы. Так что ты сейчас ей точно ничем не поможешь. Понимаешь? Суицидент очень тонко чувствует эмоциональное состояние тех, кто их успокаивает.
Мать кивает, кажется, поняла, протягивает мне ключи от моей тачки.
– Позвони, как все выяснится и скажи, чем мы можем ей помочь. Я могу взять еще неделю отгулов и побыть с ней.
– Если я пойму, что ее нельзя оставлять одну, то привезу сюда.
Черт! Как же мне не нравится эта идея, но что делать?
Целую мать в лоб, киваю Яше и отчаливаю.

***
Вера
С самого утра у меня было дурное предчувствие, будто что-то непременно сегодня случится. Я постоянно потирала область солнечного сплетения и тяжело вздыхала. Софа даже устроила мне допрос, и я поделилась с ней своими ощущениями.
– Верона, что может произойти? Адам укатил в Москву. Сальников в тюрьме. Твой муж разбирает коттедж по кусочкам, – подруга слышала, как утром свекровь вводила меня в курс происходящего. – Анька нашлась и здравствует!
– Может что-то с Саней, – я прикрыла горло ладонью.
Софа побледнела и со злостью выпалила:
– Типун тебе на язык! Не смей больше такое говорить.
Зачем я это ляпнула? Вот дуреха! Отхожу к шкафу и начинаю выбирать наряд для последнего дня учебы.
Время пребывания в Вероне подошло к концу. Честно говоря, уезжать совсем не хочется, мне жаль, что все так быстро закончилось. Я научилась готовить все традиционные блюда итальянской кухни и нашла новых друзей.
Последний день учебы был самым насыщенным на события. Из-за расставания этот день Витторио назвал самым горьким и решил подсластить его конкурсом десертов. По традиционной жеребьевке мне достались сицилийские трубочки «Канноло».
За всю неделю обучения я ни разу не выиграла конкурс. Это и понятно, в группе очень много талантливых поваров и чтобы с ними соревноваться на одном уровне нужно не один год провести на профессиональной кухне. Меня же, как любителя отличает от них то, что я все время что-то меняю в рецептуре. Не представляю, как готовить одно и то же каждый день. Кстати этот факт еще раз укрепил меня в решении не выбирать кулинарию как основную профессию.
Последний конкурс в жесткой борьбе выиграл Мэтью. Он и получил главный приз от школы – крутую жаровню от известного бренда. Она такая большая и неподъемная, что Витторио не стал заказывать доставку, а просто вручил сертификат, а Мэтью уже сам заберет подарок из магазина.
Подвели итог голосования посетителей сайта школы в социальных сетях. Первый сюрприз – меня выбрали среди всех участников как самого очаровательного повара. Достижение для меня более чем сомнительное. При чем тут кулинария? Но возражать я не посмела, ведь на меня сразу впялила пытливый взгляд Софа и так насупилась, что я поняла, если не улыбнусь в камеру, не сносить мне головы.
После поздравлений и награждения Витторио объявил, что сегодня мы идем на праздничный костюмированный ужин и раздал пригласительные. Все были заинтригованы, даже София, ей он тоже ничего не сказал, лишь загадочно улыбался. Поэтому после школы мы едем в салон, где можно арендовать костюмы и зависаем в примерочной. Из вереницы костюмов мне приглянулось одно платье. Смотрю на бирку, улыбаюсь и закатываю глаза. Только я могу из огромного выбора остановиться на костюме Джульетты. Платье мне действительно нравится, девушка-продавец, помогающая нам с Софией, сказала, что это платье точная копия наряда из исторического музея: корсет, нижняя юбка, даже подвязки нижней юбки. Я в восторге. Пока мне подбирают обувь, я быстро делаю набросок этого платья в альбоме. Не знаю зачем, в голове вертится какая-то идея и мне хочется ее уловить и придать форму.
Подруга выбрала костюм ангела, я ловлю себя на мысли, что София в нем действительно похожа на ангела. Она распланировала всю следующую неделю, но заранее отказывается раскрыть весь маршрут, говорит, это будет сюрприз. Ох уж эти сюрпризы! Не вышло бы мне боком это путешествие! Завтра утром мы вылетаем в Париж. Билеты еще не купили, но подруга считает, что с этим проблем не будет.
– Софа, может, ты завтра вылетишь в Лондон? Ты сильно рискуешь с вояжем по Европе.
Она отмахивается.
– Это всего лишь неделя, на данный момент ни мне, ни ребенку ничего не угрожает. Вопрос стоит о сохранении беременности на третьем триместре, а до него еще как до луны. К тому же это единственное что я смогу себе позволить, как только вернусь домой, мама сразу загасит на корню все мои попытки к веселью. Буду постить котиков, растущий живот, и лить слезы по любому поводу.
В последнее мне мало верится. В любом состоянии София остается сильной, независимой и решительно сметает все преграды на своем пути. Она позволила себе минутную слабость поплакать немного со мной и со своей мамой, но на этом все.
Мы как раз садились в машину, когда мой телефон выдал песню рыбы-пилы из мультика «Голубой щенок». Услышав слова песни: «Я рыба по прозванию «Пила», пилю, что в океане попадется. И скоро ваша шхуна пополам под острою пилою распадется». София округляет глаза, смотрит на экран.
– Кто такая Адель?
– Жена партнера Руссо. Он называет ее Пробирка с Голубой Кровью.
– Почему?
Звучит припев песни: «Это дело я люблю, это дело я люблю, все на свете я пилю!» и я показываю жестом, что истина скрыта в этих словах.
С переднего сиденья слышится смешок Андрея, он единственный кто понял смысл.
– Привет, Адель!
Ставлю на громкую связь, а то София так сильно прильнула ко мне плечом, что поцарапает меня своими крыльями. Адель сама вежливость и деликатность. Осведомляется где я и какие у меня сегодня планы. После кодовых слов «костюмированная вечеринка» она надменно фыркнула, то потом все же согласилась поехать с нами, хотя я даже намеком ее не пригласила. Наоборот, сказала, что у нас именные пригласительные.
– Та еще фифка! – закатывает глаза София, когда я заканчиваю разговор. – Никак нельзя ее сплавить?
– Да как я ее сплавлю? Вдруг мой отказ повлияет на бизнес Руссо? Она и так тяжело с людьми сходится...
София хмурится, но что делать? Едем на вечеринку.
Подъезжаем к площади Сеньоров, известной так же как площадь Данте. Это центр политической и общественной жизни города. По периметру площади расположены здания в разных архитектурных стилях, построенные еще в XIV веке и соединенные между собой арками. Телохранитель открыл дверь, в машину ворвался поток грохочущих басов. Мы здесь были с Руссо, поэтому я не оглядываю площадь с интересом как София, а смело иду туда, откуда разносится по всей округе музыка. Это крытый шатер, вокруг которого стоят уличные обогреватели. На деревянном подиуме зажигает ди-джей, на танцполе наша группа в таких разнообразных и ярких костюмах, что у меня уходит не меньше получаса, чтобы со всеми еще раз поздороваться и проникнуться их образом. Все веселятся, тащат нас с Софией танцевать, мы даже не успеваем поприветствовать Витторио. Заметив нас, он бредет на танцпол в костюме пирата и пальцем журит нас обеих, мол, почему не подошли к нему.
После часовой танцевальной встряски Витторио рассаживает всех за столы и толкает речь. Он говорит, что наша группа пятая по счету, но таких сплоченных и интересных людей среди его учеников еще не было. Две женщины из Польши даже прослезились. Одни мы с Софой переглядываемся, обе понимаем, что он говорит это всем группам. Шеф желает ученикам всего наилучшего, чтобы у каждого сбылись его мечты, и дарит свою книгу кулинарных рецептов с автографом и личным пожеланием каждому участнику.
Я открываю свой экземпляр и прищуриваюсь, пытаясь прочитать неразборчивый почерк Витторио. София отбирает у меня книгу, читает и переводит:
– Э-э-э... он написал, что тебя не зря назвали Вероной. Ты сохранила в себе традиции своего народа и семьи. Познала страстную любовь и постоянно чему-то учишься. Спокойная как река Адидже, загадочная, как история города и чистая как любовь Джульетты. Вот!
– Ох, – я всплескиваю руками, на глаза наворачиваются слезы. Как говорит Руссо, чтобы поплакать, мне повод не нужен.
Машу Витторио и показываю на книгу, мол, спасибо. Тот галантно кланяется и улыбается. Никогда не встречала такого позитивного и открытого человека как шеф. Он создал уникальную атмосферу в школе. Всю неделю мы заворожено наблюдали за его мастерством. Расставаться очень не хочется. Мне будет не хватать его шуток и улыбчивого лица.
Я решила сфотографировать послание шефа и тут же разместила на своих страничках в социальных сетях. Многие последовали моему примеру. Затем все стали фотографироваться друг с другом и обмениваться контактами. Больше не было никакой конкуренции, мы были просто людьми, которых ненадолго объединила любовь к кулинарии.
Когда мы немного угомонились, Витторио встал и сделал жест, что просит тишины. Все мгновенно смолкли. Шеф сказал, что у него есть еще два подарка, и он бы хотел их незамедлительно вручить. Первым подарком оказалось приглашение Диего в один из Римских престижных ресторанов в качестве шефа. Все загудели и захлопали. Кто-то поздравлял Диего, а кто-то щурился от зависти, на несколько минут дух конкуренции снова ворвался на наш праздник. Больше всех был удивлен Мэтью, ведь он выиграл конкурс, а его никто не пригласил. Витторио объяснил, что приглашение – это частное решение владельца ресторана и делается независимо от его предпочтений. Возможно, ему Диего ближе по духу и темпераменту.
Затем Витторио подошел к Софии и протянул ей какой-то конверт, это оказался сертификат на обучение маркетингу. София выпучила глаза, а Витторио сказал, что никакой она не юрист и не надо тратить время. Если поедет на курсы, то получит подтверждение его словам. Затем шеф во всеуслышание заявил, что София беременна. Пожелал ей счастья, здоровья, а в конце взял с нее слово, что она обязательно пригласит его на «Babyshower», при этом его не смущало, что это чисто женская вечеринка. Все наперебой начали поздравлять Софу, а та засветилась от счастья, зарделась от смущения и как маленькая девочка затеребила белое платье.
Позже к нам вышла Патриция, оказывается все это время, она была в ресторане и готовила праздничный ужин. Что-то мне подсказывало, что новость о беременности Софии прозвучала именно для нее. Но ничего в ее поведении не изменилось: София была реабилитирована, а ревность Патриции перескочила на новую кандидатуру. Бедный Витторио. Ну почему таким добродушным и заботливым мужчинам попадаются такие злюки и прилипалы?!
Меня кто-то окликнул, я повернулась, увидела Адель и чуть со стула не упала.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 11.02.2018 Инесса Давыдова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196716

Метки: роман, любовь, отношения, Верона, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Роман












1