Застывший шедевр. Глава 6. 2


Кира заметила движение в коридоре и резко обернулась, в офис широким шагом входил Яковлев. Увидев ее через стеклянную перегородку, он жестом показал ей на входную дверь, давая понять, что хочет поговорить на улице. От волнения мгновенно пересохло во рту. Держа бывшего напарника в неведении об истинных отношениях с Бирком, Кира чувствовала себя виноватой. Майор взяла себя в руки и приготовилась к неприятному разговору. Быстрой пружинистой походкой она преодолела коридор и вышла в вестибюль. Глеб маячил перед дверью. Вид у него был как у побитой собаки.
– Прости, что отрываю от дел, но я хотел извиниться за свое вторжение к Бирку в коттедж. Я немного перебрал в тот день, – затараторил бывший напарник, когда Кира вышла из офиса.
– Я сейчас занята, – сконфуженным тоном произнесла она и отвела взгляд.
– Понимаю... но не могла бы ты со мной поговорить? Всего две минуты...
Вид у него был такой жалобный, что сердце Киры сжалось и заныло, она кивнула и вышла с ним на улицу. На стоянке перед зданием она заметила его красный спортивный автомобиль. На пассажирском сиденье сидел брюнет лет тридцати пяти в синем костюме.
– Ты не один, – почти шепотом произнесла Кира, понимая, что в машине они поговорить не смогут, а посади она его в «Субару», Глеб начнет задавать вопросы, которых Кире хотелось сейчас избежать.
– Это мой напарник, я тоже спешу.
– Ну? – Кира заглянула Глебу в глаза. – Что ты хотел сказать?
– Хочу, чтобы ты знала, то, что я писал в смс это правда, – Глеб сжал ее плечи. – Мне не хватало уверенности, сказать тебе в глаза.
– Тебе? – с ехидцей спросила Кира. – Трудно в это поверить...
– Да, я знаю, – усмехнулся он с горечью, – но так уж вышло. Потерял дар речи. Можно сказать, впервые...
Кира поняла, о чем пойдет дальнейший разговор и переменилась в лице. Что сказать Глебу? Он ведь ей нравится. Но Кира точно не сможет сделать его счастливым. После измены мужа она так и не научилась доверять мужчинам, поэтому и сконцентрировалась на работе. А после подписания договора с Бирком отношения с Глебом перешли в разряд невозможных.
Продолжить разговор им не дали, входная дверь распахнулась, и на лестницу выбежали Лимонов и Свиридов. Лицо у полковника было пунцово красным, жилы на шее вздулись. В руках Ивана побрякивали ключи от машины шефа.
Увидев Митяеву, Лимонов воскликнул:
– По коням! Серпухов!
– Я скинул тебе адрес, – крикнул на ходу Кире Иван. – Привет, Глеб!
Яковлев махнул ему рукой.
– Глеб, – произнесла она жестко, – мне нужно ехать...
Сзади послышался мужской сдержанный кашель, Кира резко обернулась. Это был Алан.
– Я буду в машине, – Алан двинулся в сторону «Субару».
– Твой новый напарник?
– Нет, у меня пока нет напарника. Это мой телохранитель. Бирк приставил после... – Кира осеклась, – не важно, мне пора.
Глеб нахмурился, разглядывая внушительную фигуру Алана.
– Кира, тебе угрожает опасность? Бирк просто так охрану не приставит!
Высвободившись из хватки бывшего напарника, Кира кинула на ходу: «Прости, я не могу сказать тебе больше» и побежала к машине.
– Кира! Позвони мне как освободишься!
Он так и не понял, услышала она его или нет. Мотор «Субару» заурчал, машина резко рванула со стоянки, выехала на шоссе и вклинилась в поток машин.

†††
г. Серпухов. Историко-художественный музей
Чудом, но все же Алан умудрился припарковать «Субару» на подъездной дорожке перед двухэтажным зданием историко-художественного музея, окрашенного в неожиданный розовый цвет. Кира вышла из машины и огляделась. Вереница полицейских машин выстроилась в хаотичном порядке, на некоторых из них все еще были включены проблесковые маячки. Толпа зевак и пресса были оттеснены за красно-белую оградительную ленту. Возбужденные полицейские в форме и в штатском сновали туда-сюда как оголтелые. Кира смотрела на происходящее с удивлением, ни в одном из предыдущих случаев полицейские не проявляли такой прыткости. Видимо каким-то образом на этот раз Отверженный привлек своим творением максимальное внимание.
Вслед за ней к входу в сопровождении Свиридова торопливо-семенящим шагом спешил Лимонов. Вид у него был еще более взвинченный. Постоянный кашель и теребление пуговиц на кителе красноречиво говорили о том, что полковник только что получил нагоняй от начальства.
Пролетев мимо майора, Лимонов еле слышно буркнул:
– Иди за мной, телоха за периметр и пусть на глаза никому не попадается.
Кира дала знак Алану вернуться в машину, а сама поспешила за шефом.
Перед входом вся группа подверглась тщательному осмотру и проверке документов. Пока их личности не подтвердили через базу МВД, внутрь никто их не впускал.
Вся группа поднялась на второй этаж по ступеням, устланным красной ковровой дорожкой и вошла в небольшой зал с зелеными стенами. В центре зала перед ними предстала очередная экспозиция «живой картины» с тремя участниками. Средний рост не позволял Кире увидеть место преступления целиком, поэтому ей пришлось несколько минут стоять на цыпочках и выглядывать из-за голов коллег. Соединив все детали в единое целое, стало понятно, что на этот раз Отверженный повторил сюжет картины «Юдифь и Олоферн».
Полицейские между собой говорили в полголоса, некоторые снимали на камеры мобильных телефонов. У окна Кира заметила нескольких экспертов запакованных в белые комбинезоны и по очкам и телосложениям узнала среди них Сото и Бирка.
– В зале остаются только сотрудники отдела профилирования и эксперты. Остальных попрошу выйти на лестницу, а еще лучше на улицу, – командным тоном изрек Лимонов. – Через час мы освободим помещение, и вы сможете продолжить свою работу.
Толпа недовольно загудела, но послушно потянулась к лестнице. Бирк тут же приступил к работе, в руках Сото появилась камера.
Кира подошла ближе к Бирку и перевела взгляд на экспозицию, стараясь хорошенько ее рассмотреть с этого ракурса. На паркетном полу была расстелена все та же черная пленка, на которой возвышался помост – импровизированное ложе, накрытое белой простыней забрызганной кровью. На нем Кира увидела тело мужчины лет тридцати пяти восточной внешности, лежащего на боку. Рядом с помостом в положении стоя были закреплены два женских тела. У молодой женщины стоявшей ближе к помосту в руках был меч, им она как бы отсекала мужчине голову. Вид у нее был величественный, даже победоносный. Вторая женщина была пожилой, в руках она держала мешок, видимо, по сюжету она должна была принять отрезанную голову. Ее сморщенное в брезгливой гримасе лицо обращено в сторону помоста.
Когда в зале остались лишь члены рабочей группы, Бирк прочистил горло и начал поспешно излагать:
– Сегодня шестое июля 2012 года, я стою на пятом месте преступления в серпуховском историко-художественном музее. Убийца демонстрирует очередную картину Караваджо под названием «Юдифь и Олоферн». Юдифь убила Олоферна за то, что тот напал на ее народ и пытался заставить евреев поклоняться ассирийскому царю Навуходоносору вместо Иеговы. Он был язычником, и Юдифь совершила убийство во славу своего бога. Караваджо, питал слабость к изображению обезглавливания. Обычно это уже отрезанная голова в руках победителя, но в этом сюжете он изображает сам процесс.
– Расмус, – одернул эксперта Лимонов, – давай опустим экскурс в историю. Сконцентрируйся на телах и уликах.
На лице Бирка отразилась череда гримас, но возражать доктор не стал. Подойдя ближе к молодой женщине, он продолжил:
– Юдифь – это, несомненно, центр композиции, она героиня, поэтому эта жертва тут главная. За ней Отверженный охотился не один день. Ради нее он создал этот сюжет. Как я уже говорил, Отверженный трус, поэтому в тайне завидует отважности жертвы. Она поразила его мгновенно своим напором и красотой.
На телефон Свиридова пришла смс, он прочитал сообщение и посмотрел на полковника. Лимонов перевел взгляд на Ивана и приподнял кустистые брови.
– Опознали молодую женщину – Екатерина Шульгина, двадцать восемь лет, вдова, имеет... вернее имела двухлетнюю дочь.
– Вдова? – переспросил Бирк.
– Да, – кивнул Иван, – муж был пожарным, погиб под завалами торгового центра. Шульгина не работала, сидела в декрете с дочкой, получала пенсию по потере кормильца.
– Юдифь была вдовой... – прошептал Бирк, но Кира его услышала.
– Родственники есть?
– Отец... он уже выехал в Серпухов.
– Продолжим? – Лимонов постучал указательным пальцем по стеклянному корпусу наручных часов.
Через полчаса ему нужно доложить о результате расследования, но уже сейчас полковник осознавал, что особых улик очередное убийство не даст. Скорее, больше вопросов. С каждым убийством Отверженный становится более аккуратен и дерзок. В прошлый раз была пара, теперь сразу три жертвы.
Бирк обошел экспозицию. Кира двигалась за ним.
– На этот раз тела совершенно не тронуты, видны лишь места соединения с деревянной конструкцией, которая удерживает всю экспозицию. Никакого грима и это странно. Раньше Отверженный уделял этому вопросу очень много внимания. Костюмы детально проработаны, но больше похоже на наряд крепостных крестьянок, чем на одежду времен Навуходоносора.
– Одежду он взял здесь, – поспешил вставить Иван. – Ее опознали работники музея. Здесь проходят разные фестивали, и репетирует театральный кружок, поэтому в подсобке были несколько костюмов.
Бирк приподнял простынь, которая прикрывала нижнюю часть тела жертвы-мужчины и сказал:
– Мужчина полностью обнажен, – взгляд заскользил по крепкому жилистому торсу и остановился на шее. – Горло перерезано от левого до правого уха. Меч утоплен в засохшей крови, судя по металлу дамасская сталь. Антиквариат. Жертва не сопротивлялась, но была еще жива, когда перерезали горло. Татуировка на предплечье. Надпись на... я не эксперт, но скорее всего, это турецкий. Многочисленные застарелые ожоги лица и катаракта на начальной стадии в одном глазу. Думаю, жертва была сварщиком, ищите среди пропавших турецких строителей.
Иван вышел на лестницу и стал переговариваться с местными следователями из убойного отдела.
– По состоянию зубов, ногтей и кожи могу с уверенностью сказать, что третья жертва бездомная. По сюжету ей отведена второстепенная роль служанки, которая должна принять отрубленную голову от госпожи. Так что наш убийца долго на тему кому отвезти эту роль не думал, схватил первую попавшуюся бездомную и включил в экспозицию. Думаю, вскрытие подтвердит, что смерть была от прокола в сердце – традиционный способ нашего Отверженного. Исходя из увиденного, я делаю вывод, что двух жертв – вдову и турка – убийца привез в музей живыми, но в бессознательном состоянии, а бездомную убил сразу же, как похитил.
– Ты уверен? Это очень смелый шаг! – воскликнул полковник.
Бирк не ответил. Вернулся к первой жертве и продолжил осмотр.
– Над Юдифь он работал долго, придавал ей особый решительный взгляд и поворот головы. Несомненно, что для этого ему нужно было вынуть глазные яблоки и снова вставить под нужным ему углом. Он изучил жизнь вдовы вдоль и поперек. Знал, где и когда она будет особо уязвима. Не думаю, что он убил ее своим излюбленным способом. Тут будет что-то еще более гуманное. Возможно передозировка снотворного. Он смотрел, как жизнь медленно покидает ее, скорее всего, неоднократно мерил пульс, – Бирк повернулся к криминалисту, стоявшему у стены, который с интересом слушал его выводы. – Пройдитесь по всему ее телу дактилоскопическим порошком, возможно, он оставил на ней отпечатки.

†††
Когда сотрудники отдела профайлинга закончили свою работу и вышли из здания музея на улице уже стемнело. Лимонов предложил подвести итоги прямо у служебных машин.
– Итак, что мы имеем? – спросил он, покручивая кончики усов, поочередно оглядел группу, и остановил, наконец, взгляд на Бирке.
– С первого взгляда понятно, что убийца выделил Шульгину из всех.
– Почему? – спросил полковник.
– Восхищался. Считал ее идеалом.
– Ну, тогда мог бы и пощадить, – буркнула недовольно Кира.
– Нет, – протяжно произнес Бирк, – убийство вдовы доставило ему необычайное удовольствие. Жертва и ее поведение способствует развитию modusoperandi. Теперь у него есть деньги, а с ними придет свобода. Убийца изменится. Станет еще более дерзким.
– Куда уж хуже! – воскликнул Иван.
– Его сигнатура, – продолжил развивать свою мысль Бирк, – это музеи в зданиях конца восемнадцатого – начала девятнадцатого века. Обратите внимание, что в Твери он использовал императорский дворец, находящийся на ремонте. Ему все равно, в каком состоянии здание, главное, что он оставляет свое творение в памятнике архитектуры. Кстати, именно этот фактор привел меня к мысли, что Тверь была для него комфортна. Поэтому риск сведен к нулю. Реставрируемое здание практически не охранялось ночью, что дало ему прекрасное поле для деятельности. Здесь, – Бирк указал в сторону музея, – Отверженному было очень некомфортно. Усиленные меры безопасности, кругом камеры. Ему явно кто-то помогал. Думаю, на этот раз наставник не просто наставлял. На это раз он страховал, а может даже помогал. Возможно, из-за постоянного давления на этот раз Отверженный отказался от грима. По моему мнению, убийца по роду своей деятельности отлично знал не только места, в которых совершил преступления, но и сами города. Он на финишной прямой. Уже нет прежней ярости. Проглядывается некое эстетство. Созерцание. Наверняка он сделал несколько снимков, и теперь будет вновь и вновь переживать момент триумфа, сопряженного с сексуальным возбуждением.
– Думаешь, он заляжет на дно до годовщины смерти Караваджо? – уточнил полковник и почесал затылок.
– Хороший вопрос, но, к сожалению, ответа на него я не знаю. Молодые, не оформившиеся убийцы опасны своей непредсказуемостью. В любой момент все может измениться. Тем более на него влияет покровитель. А у того фантазия куда богаче, чем у Отверженного.
– Но кто он, этот вдохновитель? – Кира не скрывала, что больше интересуется закулисным манипулятором.
– Да черт его знает, псих какой-то! Охочий до славы. Хвостом виляет да зубы скалит. Притерся с боку как пиявка и нервы треплет! – полковник потер шею и закурил.
– Зато теперь мы точно знаем, что он никак не влияет на убийства, – вставила Кира, глядя на шефа. – Ближайшие сутки доктора Бирка не было в Москве. С натяжкой, но можно сказать, что он не занимался делом Отверженного с момента похищения Нины, а в итоге мы имеем новое убийство.
– Я думаю, наставник имеет на своего ученика огромное влияние, – тут же парировал ей Бирк, глядя на полковника. – Угрозы в мой адрес носят разведывательный характер, он как бы примиряется к моим навыкам и возможностям. Играет и дразнит. Это убийство было давно спланировано, так просто Отверженный бы от него не отказался. С наставником или без, но он бы сделал это.
Полковник затянулся и выпустил бесформенный клубок дыма. Он не сводил взгляд с Митяевой, которая с каждой репликой Бирка морщилась и раздражалась как при уколе кинжала.
– Андрон... – еле слышно позвал Лимонова Расмус.
– Что? – полковник нахмурился.
Бирк неотрывно следил за сигаретой.
– Черт! Что б тебя! – полковник выкинул горящую сигарету в урну и промахнулся.
Кира и Иван обменялись многозначительными взглядами.
– Я идентифицировал голос на записи...
Все обернулись и взглянули на молчавшего до этого момента Сото. Поправив очки и нервно откашлявшись от всеобщего внимания, помощник доктора продолжил:
– Это диктор радио и телевидения Александр Кононов. Сейчас временно безработный. Я скидываю вам все его данные и контакты.
Мобильные телефоны всех присутствующих ожили и завибрировали.
– Вот с каких новостей нужно начинать доклады! – злобно буркнул Лимонов. – Ваня, посылай к этому диктору новеньких. Пусть ногами напоследок подвигают.
Свиридов потянулся к телефону.
– Митяева, оставайся здесь и проведи с местным убойным тщательный опрос свидетелей. Сейчас тут безопасность как в Кремле, чужак не проскочит.
Кира кивнула.
– Иван, – полковник ткнул пальцем в сторону здания, – тут много народу крутилось ночью, в музее праздновала день рождения дочь мэра, может кто-то из гостей что-то видел. Народ разошелся только к утру. Поэтому уборку в этот раз начали не как обычно с выставочных залов, а с парадной гостиной, где были накрыты столы. Одна разгулявшаяся парочка спьяну поднялась наверх, видимо желала уединения и обнаружила сюрприз их трех трупов. Вопль стоял на всю округу.
Теперь Кире стало понятно, почему на месте преступления был такой ажиотаж. Мэр присутствовал на мероприятии, а этажом выше серийный убийца разворачивал свою масштабную деятельность.
– Как он пронес трупы? – спросил Токарев. – Для того чтобы поднять три тела на второй этаж нужно было пройти через сто пятьдесят человек. Кто-нибудь мог его заметить. Это очень рискованно.
– Вот Митяева это и выяснит, – огрызнулся Лимонов, затем снова повернулся к Свиридову. – Иван! Оформи изъятие видеоматериала с вечеринки. Наверняка там был профессиональный оператор.
– Нужно просмотреть телефоны гостей, они могли отснять свой материал, – предложил Сото.
– Останься, помоги Ивану, – попросил его Бирк.
– Даже после очередного убийства у нас новые вопросы, а ответов с гулькин нос. Сейчас меня интересует не то, как он все это делает, а как нам его поймать. Эх... – полковник махнул рукой, но продолжить не смог – зазвонил его мобильный.
Ответив на звонок, Лимонов отошел в сторону и стал докладывать первые результаты расследования очередного убийства.
Бирк взял Киру под локоть и подвел к своей машине. Затем навис над ней и впялил изучающий взгляд. Внутри майор бурлила от гнева, ей так хотелось высказать ему все, что она о нем думает, но присутствие других членов группы заставило ее взять себя в руки.
– Ты не против, если мы втроем – ты, я и Сото – слетаем в Крым перед тем, как ты уедешь на учебу?
– Зачем? – опешила Кира и ощутила, как Бирк вновь выбивает почву у нее из-под ног.
– Я хочу провести сеанс гипноза на месте похищения твоего друга.
– Вот оно что... – Кира пришла в смятение. – Если это сдвинет дело с мертвой точки, то я согласна.
– Хорошо, вылетим, как только закончим дело.
– А если мы не закончим дело до моего отъезда?
– Закончим.
– Откуда такая уверенность? – вскипела Кира.
Ответом Бирк себя не обременил.
– Мы с полковником поедем в одной машине, а ты после допросов поезжай с Аланом. До утра меня не будет, так что пока все без изменений.
Бирк намекал на то, чтобы она и сегодня ночевала в его спальне. Но Киру взбесило не это, а надменный и приказной тон Бирка. Она готова была взорваться от негодования, но в этот момент полковник закончил разговор и двинулся в их сторону. Бирк отпустил ее локоть и сел в «БМВ».

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 11.02.2018 Инесса Давыдова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196652

Метки: детектив, маньяк, убийство, расследование, профайлинг, профайл, Караваджо, живопись, искусство, картины,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив












1