Слово о словах... Очень правдивая история


Слово о словах... Очень правдивая история
Что-то на меня опять напал писательский зуд, воспоминания просятся наружу и мне захотелось рассказать вам один смешной и поучительный эпизод из жизни. История эта опубликована в одной из книг известного писателя и искусствоведа Бориса Алмазова, поэтому я не нарушу никаких моральных законов и принципов. Правда в книжном варианте она немного приглажена и мне захотелось рассказать её во всей красе. Итак, любезный читатель – мы начинаем…

   История, которую я хочу рассказать, приключилась в начале века. Галерея моя тогда располагалась на Малой Морской, что, впрочем, к рассказу не имеет никакого отношения… В нашем славном городе появилась очередная группа художников, которая называлась «Ассоциация художников – потомков дворянских родов» и захотели они провести выставку в «Палитре». Художники там были в основном неплохие, с некоторыми я был знаком и я согласился устроить эту выставку. Правда дворянство всё было мелкопоместное, жалованное, с преобладанием шляхты, но выбирать было не из чего – чем богаты…

   Открытие выставки проходило как обычно, с небольшими речами заинтересованных сторон. Выступил и Борис Алмазов, который ко всем своим казачьим, писательским и бардовским регалиям в это время прибавил ещё одну – он стал старостой прихода Петро-Павловского собора в одноимённой крепости. Боря пригласил всех присутствующих посещать службы собора, а лучше вообще стать его прихожанами. Дальше открытие пошло своим чередом, с коньяком и шампанским, с беседами и песнями Алмазова под гитару…

   И вот тут-то и начинается история моего идиотизма, да что уж там - позора. Утром следующего дня, меня будит телефон. Более мерзкого звука, чем телефон в девять утра… да после почти бессонной ночи… да ещё когда ты ощущаешь в себе вчерашние возлияния… Нет, более мерзкого звука не бывает! Беру трубку, сквозь головную боль слышу голос вчерашнего «главного дворянина»:

   - Андрей Иванович, не подскажите ли какая должность в соборе у Алмазова?

   - Церковный староста, говорю.

   - Нет, он ещё как-то красиво её называл.

   - Ааа… КЛИТОР.

   Слышу в трубке: «Большое спасибо» и даю отбой. Но что-то гложет мою истерзанную душу, какая-то неправильность была в моём ответе… Тут до меня доходит куда я послал ни в чём не повинного человека, но исправить уже ничего не могу, ибо не знаю его номер телефона. Но, уже почти проснувшись, я звоню тогдашнему другу Юре – надо же с кем-то поделиться! Происходит следующий диалог:

   - Ты представляешь, я должность Алмазова в приходе перепутал, сказал, что он клитор!

   - Ха-ха-ха… Ну ты даёшь… Сейчас хоть вспомнил?

   - Конечно, думаешь я не помню, что он КАНТОР…

   В трубке молчание затягивается. Я ничего не понимая, требую разъяснений такой неадекватной реакции и слышу наконец, сквозь всхлипывания и всхрапывания моего приятеля:

   - Да КТИТОР он, КТИТОР!!!

   Занавес...

*****

   Вот такая печальная история приключилось со мной. Моралей у этой истории много: тут и о пользе знаний поговорить можно, и о вреде пьянства, так влияющего на нашу память, да и о культуре телефонного общения – если хочешь услышать адекватный ответ, то не буди человека в девять утра, в субботу, после открытия собственной выставки!

   А Борису Алмазову, (собственно герою этой эпопеи в должности ктитора, теперь то я это слово помню, как “Отче наш”), эта история была пересказана и так понравилась, что он вставил её в одну из своих книг, которая называется «Охваченные членством». Переврал, конечно, немного, но я на него не в обиде: не соврёшь – истории не расскажешь. Один я всегда правдив – такое уж воспитание…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 11.02.2018 Шеркунов Андрей
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196574

Метки: проза, миниатюра, воспоминания, мемуары, художники, галерея, палитра,
Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра












1