Парашютисты


Парашютисты
ПАРАШЮТИСТЫ.

– Как твоё самочувствие? – крикнул один парашютист.
– Моё чувствие? – сквозь порывы бьющего ветра отозвался другой.
– Да, твоё самочувствие? – уточнил первый.
– Моё самочувствие приподнятое – отозвался второй – Оно сейчас на высоте.
– Хорошо! – крикнул ему первый – Тяни теперь за кольцо, нам пора раскрываться!
Второй, летя рядом с ним и ловя ртом гудящий воздух, прокричал в ответ:
– Вы не объясните, а зачем нам раскрываться?
– Чтобы удачно приземлиться – покачиваясь на упругой волне, отозвался второй –
Без парашюта нам будет сложновато приземлиться. Каменистые плато кругом.
Если-бы в заснеженных Альпах на склоне, тогда – другое дело – он помолчал.
– Понял вас! – отозвался, летя рядом с ним человек, похожий в своём комбинезоне
на разноцветную в крупных очках черепаху – Я ведь впервые отсюда прыгаю!
Поэтому, мне тяжело такое понять!
– Такое понять не сложно – ответила, трепеща и рассекая воздух разноцветным
комбинезоном, другая черепаха – Такое просто понять, когда приземлишься –
она глядела на вторую и щёки её ходили рябыми волнами по лицу.

– У вас мама есть? – наконец спросила она.
Другая черепаха заметно погрустнела – А папа? – повторила она вопрос –
вторая черепаха погрустнела ещё больше.
– Даже не спрашивайте меня, про жену и детей – хватая ртом воздух, прокричала
она, продолжая стремительно валиться, среди клочковатых облаков – Я сирота.
– А жить вы хотите? – подлетая, уточнила первая черепаха – Не спешите с ответом.
Я подожду – и она унеслась.
«Мне необходимо подумать» – решила другая и замерла.
– Знаете – наконец произнесла, одиноко летящая в небесах черепаха –
Я не знаю...

Другая тогда, подлетела сбоку и уселась напротив неё.
– Посмотрите вокруг – предложила она, широко обводя рукой горизонт –
Вам такое нравится?
– Да – призналась одинокая черепаха – Это по мне.
– А вы любите холодное пиво? – уточнила первая, летя стремительно вниз.
– Я его обожаю – сразу оживилась другая черепаха – Особенно, когда пьёшь его,
в каком-нибудь прохладном подвальчике, и там подают печёную картошку
с салатами и жареной свининой и позволяют курить.
– А в туалет вам не хочется? – уточнила первая черепаха, переворачиваясь
в воздухе – А то я, минут десять уже терплю.
– Хочется – призналась другая черепаха – Я кофе много пью,
чтоб в тонусе быть. А оно мочегонное.
– Со сливками, небось пьёте? – улыбнулась ей первая – Чтоб эффект
от кофе смягчить?
– С молоком в основном пью – отвечала другая черепаха, покачиваясь
на ветру – Врачи такое советуют – она подлетела к первой поближе –
Разрешите полюбопытствовать, а как вас зовут?
– Пивка попьём, тогда и познакомимся. Идёт?
– Идёт – согласилась одинокая черепаха – За что тут надо тянуть?
– Этого я не знаю – призналась глядя в глаза, другая.
– Но вас ведь учили этому? – забеспокоилась одинокая черепаха –
Вы же «инструктор по прыжкам»?
– Нет – улыбнулась другая черепаха – Я не инструктор.
Я такая же, как вы. Впервые с высоты этой прыгаю.
И она, кружа, унеслась...

Одинокая черепаха глянула вниз, на стремительно надвигающуюся землю.
Сквозь крупные очки, Земля надвинулась, словно в бинокле.
Это было рыжеватое каменистое плато с одинокими кактусами,
торчащими выше человеческого роста, и струящимся воздухом,
между пыльных и разгорячённых камней.
Не с первой попытки, но ей, всё же удалось поймать и дёрнуть
тугое кольцо. И она громко крикнула второй черепахе:
«Кольцо парашюта находится на груди, возле самого сердца!
Скорее тяните за него!»

И купола тогда гулко хлопнули один за другим, поддёрнув их вверх,
резанув в паху и под мышками. И, мягко покачиваясь, парашютисты
начали опускаться по крутой дуге на разгорячённую землю, возле одиноко
стоящего посреди пустыни трейлера. От него уже бежали люди, страхуя
и помогая выпутаться из свернувшихся строп и вылезти из-под накрывших их
куполов парашютов. Две черепахи, расстёгивая на ходу тесные комбинезоны,
быстро шагали по изнывающей жаре.

Зайдя во влажную прохладу трейлера, они приняли душ и уселись
возле окошка под гудящим кондиционером за маленький столик.
Перед ними стояла пара бутылок запотевшего пива, заботливо вынутых
из походного холодильника и глубокая тарелка полная чипсов.
Жалюзи на окнах были приспущены и в полумраке трейлера, ходящего ходуном,
от работающего в полную мощь движка, дующего из последних сил кондиционера
и дребезжащего от натуги холодильника, две черепахи, пшикнув, откупорили пиво.
И, чокнувшись дымящими горлышками – взглянули друг другу в глаза.
Одинокая черепаха сказала:
– Меня зовут Фил.
Другая, отпила из горлышка ледяной глоток и, подобрав с тарелки несколько
ломтиков – отправила себе в рот. После чего принялась жевать, прикрыв
глаза, хрумкая ими. Наконец она приоткрыла глаза и, отставив пиво,
взглянула на Фила.
– Ты и вправду не знаешь, кто я? – негромко спросил незнакомец.
– Правда – улыбнулся Фил, прихлёбывая из горчащего горлышка –
Пока мы летели, ты сказал, что ты – как и я.
– Я был таким, очень давно – ответил незнакомец.
Глядя сквозь Фила, куда-то, в немыслимую для него даль –
Очень давно – добавил он.
– Выходит, ты врал мне? – спросил Фил, отправляя пару ломтиков чипсов
себе в рот – Ты спас меня, но даже не собирался назвать своё имя?
Глаза незнакомца стали серьёзны и далеки.
– Это, не так – спокойно ответил он, на фоне золотого заката, косо бьющего
сквозь приспущенные жалюзи – Просто, я проверял – готов ли ты.

Фил смотрел на его силуэт, отливающий бронзой. На это удивительно спокойное
лицо и глаза, в глубине которых разливалась синева и плыли перистые облака.
– Тогда назовись – вставая, произнёс он – Ведь ты обещал.
– Хорошо – поднимаясь, отвечал незнакомец – Я лучше тебе покажу. Смотри.
И пара дивных крыл развернулась шурша за его спиной, наполнив пространство
ароматом Небес и дальним пением. Постояв так недолго, он принял прежний свой
вид и опустился на место.
И трейлер, выйдя из забытья, пришёл в движение и мелодичную дрожь.
Старенький кондиционер пахнул холодной волной и, мелко трясясь,
заурчал из угла холодильник.

А закат всё горел. И его косые лучи били сквозь жалюзи, наполняя пространство
ребристым светом. И Ангел хранитель сидел напротив, внимательно глядя в глаза.
– Как оправдаюсь, пред Ним? – отведя глаза, спросил я у Ангела –
Чем оправдаться мне, если нечем? – повторил я вопрос.
– Для того мы и приставлены к вам, чтобы было чем оправдаться –
негромко ответил Ангел. Он взглянул за окно – Сегодня жара.
А дождь, завтра будет...

Я неотрывно смотрел на его профиль, очерченный словно скала.
Где всё было правильно – волосы, нос, подбородок, ямочки на щеках,
глубокая посадка глаз. Лёгкий румянец на скулах...
Ангел хранитель заметил мой взгляд.
– Не смотри на меня так – мягко улыбнулся он, глядя на золотистый закат –
Хотя это и не возбраняется, но я не достоин восхищения. Восхищения духа
достоин лишь Он – Ангел хранитель повернулся ко мне – Знаешь, за что мы
поднимем прощальный тост?
– Догадываюсь – негромко ответил я, обнимая ладонью холодную бутыль –
Мы выпьем с тобою за Совершенство.
Ангел не стал тогда есть и пить.
Напоследок, он взглянул на меня прямо и высоко.
– Мне пора – негромко сказал он.
– Знаю. Теперь... я знаю.
– Когда буду нужен, просто позови меня – он чуть кивнул и растаял.

Я сидел распахнув окно, а закат всё густел, наливаясь сумеречной прохладой.
Обслуга негромко переговаривалась снаружи, пока звёзды не высыпали, заполнив
под завязку собой небосвод. И тогда раздался стук в дверь. Я её приоткрыл.
Паренёк, лет восемнадцати, поднялся по ступеням и протянул мне квитанцию:
– Распишитесь, здесь и здесь – он взглянул на одинокую черепаху и добавил –
Надеюсь, вы с пользой провели этот день? – я молча кивнул, ставя на весу
закорючку, и возвращая ему мятый листок.
– По контракту ваше время закончилось – мялся парень – Бригада уже сворачивается.
До ближайшего городка на северо-западе, сотня миль. Но если желаете, можете остаться
здесь на ночь – он сунул бумажку в задний карман и взглянул на одинокую черепаху.
– Всего-то сотня баксов, сэр. А завтра утром, за вами прилетит вертолёт
и доставит в аэропорт возле мексиканской границы.
– Спасибо, не надо – ответил я – Душ напоследок приму и улетаем.
Лётчик надеюсь, за день, не очень устал?
Паренёк хмыкнул и скрылся за дверью.

Я стоял в тесной душевой кабинке, ловя ртом тепловатые струи воды.
Слыша как, чертя лопастями ночное небо, вертолёт набирает обороты.
Проверив, всё ли я захватил – хлопнул дверцей трейлера. И, пройдя
по остывающим камням, под пыльным торнадо поднятым лопастями вертолёта,
я забрался в дребезжащую кабину. И когда тот, покачиваясь и выхватывая
под собой участки пустыни лучом прожектора, наконец оторвался от земли,
я прильнул к стеклу, глядя на крупные словно размытые кляксы звёзды.
И уловил краем уха еле слышимый звук в вышине...
Это, Ангел хранитель, назвал своё имя.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 63
© 11.02.2018 Филипп Федосеев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196473

Метки: случай из жизни, притча, лирика,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1