Снегурочка, или наваждение...


Снегурочка, или наваждение...
 

Снежинки - это молекулы и атомы нашей жизни...
Наваждение...
(Sherillanna).


Легкие, пушистые снежинки кружились, заигрывая и увлекая за собой в волшебный снежный карнавал. Было удивительно уютно и тепло от прикосновения этих шалуний. Кружевные волшебницы проникали вам за воротник, щекотали в носу и удлиняли ваши ресницы, делая их фантастически роскошными. Прохожие безропотно позволяли делать с собой все, что им вздумается, получая от этих шалостей несказанное удовольствие. Он стоял, жмурясь от удовольствия, внимал ласковому прикосновению снежных фей. Подставлял ладони, прикасаясь к снежным кружевам губами нежными. И снежинки согревали его своим теплом заснеженным. Очнувшись от зимнего волшебства, Глеб, отряхнул с себя снежных принцесс и вошел в фойе аэропорта. Регистрация на рейс Лондон — Москва шла полным ходом. Избавившись от чемодана, нашпигованного до отказа подарками, взял чашечку кофе, отыскивая взглядом столик у огромного окна, выходящего на лётное поле. Дымок, исходящий от ароматного кофе, соединялся в душе с изящным вальсом снежинок за окном. По телу разлилось внутренне умиротворение. Глеб прикрыл глаза от удовольствия ощущения жизни. Воркующий гомон пассажиров совершенно не разрушал своим речевым многоголосием удовольствия восприятия жизни, а, напротив, делал его яснее и очевиднее. Приоткрыв на мгновение глаза, опять закрыл их вновь, пытаясь сбросить с себя это наваждение…

Что это?! Ему привиделось?! — мысленно задал он своему воображению вопрос. Волшебницы снежинки вызвали в его воображении эту удивительную картину… Наваждение не исчезло, а даже наоборот, шло себе по залу, не подозревая о том, что оно — наваждение. Слегка покрутив в разные стороны очаровательной головкой в беленькой шапочке, из-под которой развевались золотые волосы, наваждение, наконец, заметило свободное кресло и уютно расположилось в нем, ожидая приглашения на свой рейс.
-Снегурочка! Ка-ка-я Снегурочка! — восхищенно промямлил про себя Глеб. Он, как зачарованный, смотрел на девушку, не смущаясь, тем более что его столик, стоящий за колонной, позволял быть незамеченным. Девушка сладко зевнула и прикрыла глаза, на которых, как ему показалось еще оставались снежинки на ресницах. Нестерпимо захотелось подойти и снять их своим языком… Невыразительный, равнодушный к прелестям жизни голос, объявил о начале посадки на рейс Лондон — Москва. Снегурочка продолжала сидеть с закрытыми глазами, безучастно относясь к этому приглашению.

-Как жаль, что они не на один рейс, разочарованно подумал Глеб, проходя мимо нее на посадку. Пока самолет не начал набирать высоту, он пристально вглядывался во всех пассажиров, входящих в салон, надеясь увидеть Её. Увы! Надев наушники, Глеб погрузился в любимые звуки джаза, заглушая в душе новорожденную тоску по Снегурочке. В Москве, как обычно, его встречал брат-Костя…
-Глеб, как здорово, что ты, наконец, вырвался. Тебя все ждут. Каждый день меня звонками донимают твои друзья. Когда приедет? Когда приедет? Максим с Илоной уже успели второго бэбика завести. Сыночек теперь у них. Мак-Маком зовут.
-Почему Мак-мак? — удивился Глеб.
-Потому что Максим Максимыч, — продолжал выкладывать все новости Костя, но тут увидел, что Глеб, как хищное животное перед прыжком на добычу напрягся и смотрит совсем в другую сторону... Перед Мерседесом стояла Снегурочка, а стареющий Мачо суетился, укладывая ее чемодан в багажник. Потом подошел к ней, обнял и ласково усадил на переднее сидение. Глеб с досадой чертыхнулся в адрес безмозглых дур, дарующих свою молодость этим старым козл…
-Глеб, ты это чего? — удивленно спрашивал Костя. Это что твои знакомые?
-Да, нет, это просто НАВАЖДЕНИЕ, — буркнул он. Поехали. Костя недоуменно покрутил головой, и ударил по акселератору. Москва закружила в вихре встреч с родственниками, друзьями, деловых встреч.

Время пролетело почти незаметно. Глеб собирался еще слетать на две недели в Питер. Ему надлежало провернуть одно весьма интересненькое дельце, обещающее заманчивые перспективы для развевающегося маленького бизнеса в Англии. Вернувшись из Северной столицы, Глеб с ужасом вспомнил, что еще не посетил своего двоюродного брата, которого не видел уже почти два года, а уж пора возвращаться в Лондон.
- Чёрт! Он же еще должен был в шесть утра встретить рейс из Лондона! Приезжает друг Вадим. Будет продвигать их совместный проект в Москве. Позвонил Максиму домой. Дома была Илона со своими малышами.
-Ой, Глеб! Как я рада! Пожалуйста, приезжай к нам сегодня. Максим будет очень рад. В восемь вечера, нагруженный всевозможными пакетами, и пакетиками из детского мира, Глеб буквально ввалился в прихожую своего брата. С его появлением, кажется, в доме загорелось солнышко, так светилось от умиления лицо дяди-Кости. Наповал сразили дети Максима и Илоны: Ксюша — четыре года, и двухгодовалый Мак-Мак. Разбор подарков перевернул всю квартиру вверх дном. Быстро нашел общий язык с детворой, которая совершенно не собиралась идти спать, а с удовольствием весела на своем обаятельном высоченном дяде. Наконец, угомонив шалунов, ребята зажгли свечи и за бокалом любимого всеми вина, перелистывали красочные листки воспоминаний.

Время неумолимо летело было уже за полночь, и Глеб засобирался уходить, сетуя на то, что рано надо ехать в аэропорт.
-Как? — удивленно воскликнула Илона. И тебе в аэропорт?! Мы ведь тоже встречаем шестичасовой рейс из Лондона. Ко мне приезжает моя давняя подруга. Лена должна ехать во Владивосток и на один день задержится у нас. Решили Глеба оставить у себя. Заказали такси.
-Послушай, Глеб, — с воодушевлением взывала к нему Илона. А что, если мы познакомим твоего друга с моей подругой прямо в самолете?
-Ну, все! Пиши, пропало! В Илонке проснулся, сидящий в декретном отпуске режиссер, с шутливым сарказмом отпарировал Максим.
-А что? Действительно, почему бы не устроить этакое внутрисамолетное шоу? Такие совпадения величайшая редкость. Что, впрочем, может оказаться интересный сюжетик. На том и порешили. Глеб позвонил Вадиму в Лондон и посвятил его в их план. Пока Глеб и Максим курили, Илона на балконе, обрисовала Вадиму подругу Лену, и попросила ей ничего не говорить об этой авантюрной задумке. Все были возбуждены в предвкушении предстоящего маленького приключения и никак не могли уснуть. Будильник прозвонил, спустя, два часа после их отхода ко сну. Максим с Глебом собирались в аэропорт, но тут позвонила Лена и сказала, что познакомилась в самолете с очень интеллигентным приятным молодым человеком, он любезно взялся ее подвезти к ним домой.

-Можете не суетиться и еще чуть-чуть поспать, — великодушно разрешила девушка. Компашка заговорщиков ехидненько заулыбалась и радостно отменила вызов такси.
Все ждали небывалого удивления, когда Лена увидит, что они со своим новым знакомым заходят в одну и ту же квартиру, где их, к тому же еще и ждут. Звонок Вадима добавил некоторой пикантности этому ожиданию. Друг радостным голосом благодарил Глеба за неожиданное знакомство с такой очаровательной девушкой. Он уже был без ума от нее. Интрига принимала нешуточные масштабы… Наконец, раздался звонок. Компашка выстроилась в прихожей в ожидании шоу, но то, что произошло — сместило все акценты удивления, и превратила их сценарий в скомканный клочок бумаги в одном присутственном месте... Когда вошли: ничего не понимающая — Лена и введенный в курс их авантюры — Вадим — все взгляды были немедленно устремлены на оседающего по дверному проему Глеба с выпученными глазами. Он безмолвно открывал, как рыба рот, и не мог произнести ни слова… Наконец, из глубины его души вырвалось хрипловато - попискивающее…
-Сне-гу-гу-роч-ка!
-Где Снегурочка?! Какая такая Снегурочка?! — в один голос завопили в полном замешательстве от поведения Глеба: Максим, Илона и Вадим. У Лены, большие глаза, стали в два, а то и в три раза шире от удивления…

Ну, во-первых, Вадима, оказывается, тоже здесь ждали, а во-вторых, еще больше смущали болезненно - возбужденные глаза молодого человека, который сверлил ее насквозь взглядом, и казалось, готов был проглотить. Никто, ничего не мог понять, а Глеб и не пытался им ничего объяснять, чем еще большую сумятицу внес в мышление остолбеневших людей.
-Но, ведь вы же только недавно прилетали в Москву? Не так ли? Я не мог ошибиться? — удивленно-восхищенный Глеб схватил девушку за руку и до боли сжимал, не замечая, что приносит ей некоторые страдания, вел дознание... Но и Лена тоже не замечала этих страданий, находясь в шоковом состоянии от напора незнакомого человека, который, впрочем, говорил о достоверных вещах.
- Да, я действительно приезжала, чтобы проводить своего папу, — робко пытаясь освободить свою руку из железного пожатия.
- Ка-а-ак! Так, этот стареющий мачо… Это не козё... То есть извините — это ваш папа?! — завопил во весь прорезавшийся, наконец, голос Глеб. Глаза людей стоящих в прихожей выражали один, но бо-о-оль-шой вопрос?
-Кто-нибудь, что-нибудь понимает?! Что, вообще, здесь происходит?!
-Какой мачо?! А тем более, как вы хотели сказать — козёл, кажется?! Вы о чем? — еще больше удивлялась поведению молодого человека Лена. И почему вы меня называете Снегурочка?!

-Старик! Ты это... — попытался, было начать разгадывать ребус Вадим, но Глеб его мягко отодвинул ближе к Максиму, а тот, в свою очередь, вынужден был еще ближе прижаться к своей жене Илоне. Чем втроем стали напоминать монолитную скульптурную группу «Они стояли за Родину».
-Он вас усаживал в машину тогда в аэропорту, а я подумал, что это ваш… уже смущаясь и одновременно радуясь своей ошибке, мямлил Глеб, все еще удерживая в своей руке, руку Лены.
-Ах, вот оно что? — засмеялась Лена. Оказывается, мы тогда вместе с вами тоже прилетели. Да, это был мой папа, я его провожала в длительную командировку, и сразу же вернулась опять в Лондон. У меня были срочные дела. А теперь я еду в гости к маме во Владивосток, наконец, расслабившись, но, еще продолжая борьбу с удивлением сложившейся ситуацией, — проговорила Лена...
-Ну, ты это, друг мой! Освободи, в конце концов, мою попутчицу из своего плена, — решительно направился к другу Вадим, улыбаясь во весь белозубый рот, начиная понимать, что ситуация попахивает водевильчиком…

Глеб, с любовью отодвинув своего друга от Лены, произнес:
-Ты не можешь себе представить, Ваденька! Как я тебе благодарен за мою Снегурочку! Все странно закашляли, одновременно поперхнувшись новым сумасшествием своего друга...
-К твоей маме мы поедем вместе, но только немного позже. А сейчас я тебя больше никуда не отпущу одну, — решительно и необыкновенно нежно заявил Глеб. Ребята, где там шампанское? Сейчас здесь в прихожей, прямо на чемоданах, мы с Леной объявляем о своей помолвке. В этом месте должен был появиться ревизор…
Через два месяца Лена и Глеб поженились.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 47
© 11.02.2018 Надежда Шереметева - Свеховская
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196201

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1