2.15 - Роберт Искуственный Часть 2


Комнатушка, куда привела их Атра, явно не блистала и в лучшие свои годы. Впрочем, как и сама хозяйка этого места. Обшарпанные бетонные стены, слабое освещение — одна тусклая лампочка, деловито покачивающаяся на изжёванном проводе. Примятый матрас, видимо, являвший собой кровать. Железный стол, на котором покоятся две початые бутылки с какой-то мутной жидкостью и небольшая кипа бумаг. Вот и всё убранство. Чем-то всё это напоминало комнатку сильно пьющего уборщика…

Хотя здесь, на Марсе, подобное место наверняка считалось чем-то вроде пентхауса. Здесь же есть кровать. И стол. Кровать и стол — вы только подумайте.

Долбанные марсианские бомжи.

— Ну вот, — сказала Атра, раскинув руки, — вы в моей обители, детишки. Здесь даже та армия, что вы притащили ко мне на порог, не поможет вам, если вздумаете творить глупости. Я успею пристрелить вас, Корн, а если не я — то кто-то из моих людей.

Сержант уже хотел было выступить, поставив эту суку на место, но не успел и рта раскрыть, как заговорил хренов Роберт.

— Как уже было сказано — мы пришли к вам с миром, Атра, — сказал он, чуть приподняв стальные руки, видимо, пытаясь показать, что не имеет никакого оружия. Эх, если бы эта уголовщина знала, что эти самые руки и есть оружие… — Я пришёл, чтобы сделать вам деловое предложение.

— Стоять, девчуля, — нахмурилась Атра. — Прежде чем что-то «предлагать», ты ответишь мне на несколько вопросов. Первый: с тобой ушёл мой человек. Кит. Где он?

— Ваш друг обрёл то, чего был лишён всю жизнь. Он больше не ваш человек, — без лишних раздумий спокойно ответил Роберт тихим, безэмоциональным голосом.

А вот Атра подобным спокойствием похвастаться не могла. Сержант видел, как сжались её кулаки, видел, как во взгляде полыхнула ничем не прикрытая ярость.

— Ты знаешь, что я делаю с теми, кто крадёт у меня? — её голос звенел сталью, а в воздухе явно запахло желанием убивать. На секунду Сержант даже забеспокоился о том, что ему придётся оттаскивать эту припадочную от Аврил, но Роберт, хитрый компьютерный ублюдок, быстро вернул разговор в нужное русло.

— Не знаю, — сказал он со всё той же улыбочкой, — так же, как не знаю и того, что вы делаете с теми, кто готов воплотить в жизнь вашу мечту о покорении города, известного как Зевс.

— Что? — едва ли не синхронно выпалили и Атра и Сержант.

ИИ, весьма довольный произведённым эффектом, сложил руки за спиной и пустился в спокойные, обстоятельные объяснения.

— Кит довольно подробно поведал мне о том, что вы видите своей жизненной целью именно покорение и последующее разграбление Зевса. Не могу сказать, что одобряю подобные поступки, но в данной ситуации наши с вами планы частично совпадают, и я могу счесть уровень жертв допустимым. Мне нужно то, что находиться в городе. Вам нужен сам город с его ресурсами, жителями и технологиями. У меня есть армия и вооружение, с помощью которого можно провести данную операцию, у вас есть точные, выверенные планы и схемы городских укреплений и сооружений. Действуя поодиночке, оба мы обрекаем себя на провал. Вам не хватит людей для штурма, мне не хватит информации. Но, объединив усилия, мы добьёмся успеха и воплотим в жизнь оба наших плана.

— Да ты охренел, что ли?! — выпалил Сержант. — Собираешься отдать целый город на поругание этой толпе отморозков?!

— Ты поосторожнее с выражениями, солдатик, — предупредила Атра. Этой-то шлюхе предложение Роберта явно пришлось по душе.

— А не пойти ли тебе в жопу?! — даже не думал успокаиваться Сержант. И гнев его вновь обратился к ИИ. — Какого хера ты смеешь втягивать в это говно Аврил?! Ты, сука, понимаешь, что она не херова машина, а человек?! Понимаешь, что ей потом жить придётся с осознанием того, что вы собираетесь сотворить?!

— Мистер Корн, — повернувшись к нему, ответил Роберт. — Как я уже сказал вам, человеческие жертвы будут сведены к минимуму…

— Не сказала бы, — тут же встряла Атра. — Ох, не сказала бы…

— Заткнись! — рявкнул Сержант, даже не взглянув в её сторону, а затем вновь обратился к Роберту. — Ты! Дай мне поговорить с ней! Сейчас же верни мне херову Аврил, иначе…

— Сержант? — глаза вновь стали нормальными, голос звучал как человеческий, на лице была уже не эта идиотская улыбка, а тревожность.

— Город, — выдохнул Сержант, — скажи мне, что ты не знала про то, что чёртов ИИ собирается отдать город бандитам.

— Сержант, — отступив на шаг назад отозвалась Аврил. — Я понимаю, как это звучит для вас, но…

«Как же глубоко он засел в её мозгах?..»

— Это необходимая жертва, — с совсем не свойственной ей покорностью в голосе говорила Аврил. — Меньшее зло. Самый безболезненный путь из тех, которыми мы можем принести спасение этому миру. Самый логичный. Мы не сможем провести тайную операцию, не сможем договориться с людьми, завладевшими оборудованием и технологиями. Не сможем…

— Да эта хренова машина диктует мысли тебе прямо в мозг! Очнись! Посмотри, на что ты тут подписываешься! Целый, мать твою, город! Дети, женщины, старики!

— Сержант…

— Думаешь, ты после этого сможешь спать по ночам? Сможешь отмыть кровь с рук?! Да хрена с два! Помнишь, что я тебе говорил? Помнишь? Там, наверху. Если ты сделаешь это, то не останется в тебе ничего светлого. Всё сгинет в дерьме и крови. Ты перестанешь быть собой, потеряешь всё и…

— Сержант, — жёстче сказала Аврил. Сейчас она уже совсем не выглядела той девочкой, какой он привык её видеть. Серьёзная, решительная. — В этом мире каждый день погибают сотни людей. Каждый день. И сегодняшний не стал исключением. Я лишь хочу положить этому конец. Раз и навсегда. Это мой выбор. Моё решение. И я готова нести ответственность за него.

На несколько секунд в комнате повисла напряжённая тишина. Аврил смотрела прямо на Сержанта и не отводила взгляда. В её глазах он видел то, что так отчаянно не желал признавать — она сама решилась на подобный шаг, сама взваливает на себя неподъёмный груз и хочет пройти с ним до конца. Он видел такой взгляд раньше. У товарищей. У самого себя. Но вот у Аврил…

Развернувшись, он пинком распахнул здоровенную дверь и просто вышел прочь из комнаты, бросив на прощание:

— Катитесь вы все.


***

— Ты боишься, что потеряешь её после этого города, Артур. Ведь ты уже почувствовал это — она меняется, становится другой. Ты уже теряешь её, а после города… после того, что будет там, пути назад уже не будет. Ничего не останется от той девочки, к которой ты привязался. Ты станешь не нужен ей.

— Фрэнк, богом клянусь…

— Что же ты за тупой осёл, если не понимаешь, что сейчас ты ей нужен больше всего? — устало усмехнулся Фрэнк. — Она не откажется от этой идеи. Не сможет. Но это не значит, что ты не сможешь быть рядом и уберечь от всего того говна, что пойдёт следом. Девочка стоит на краю. Ей нужен кто-то, кто не даст сделать последний шаг в пропасть.

— Ещё одно слово, Фрэнк, одно долбаное слово…

— Вот тебе сразу три — тупой. Ссыкливый. Осёл.

— Я тебе остатки мозгов сейчас вышибу! — крикнул Сержант, резко выхватив пистолет.

И только в этот момент начал осознавать, что целится в мертвеца. Самого обыкновенного, местами дырявого мертвеца.

— Проклятье, — прошептал Сержант, резко отскочив назад. — Проклятье!

Импланты. Они не предназначены для «лиц старше сорока лет». А Сержант, к своему вящему неудовольствию, оказался именно в этой возрастной категории. И дело тут даже не в том, что теперь он будет хаять всю современную музыку (она, кстати, то ещё дерьмо) и в срочном порядке закупать себе кресло-качалку. Нет, дело принимало куда более поганый оборот. Ему выпал довольно редкий шанс увидеть оборотную сторону монеты, названной «солдат». Импланты влияют на мозги. Могут вызвать временные галлюцинации, потерю памяти, помешательство…

Список там выходил довольно длинный и чертовски неприятный. Особенно если учесть, что где-то в его конце болталось «непроизвольное мочеиспускание».

Здесь, в этой шахте, импланты снова включились и погнали в кровь всё то, что делало его солдатом. Но вместе с этим его мозг уже не способен в полной мере взаимодействовать с ними. Не способен выдерживать те же нагрузки, что и в двадцать лет. Надо с этим что-то делать. Вряд ли на Марсе так уж распространена бесплатная медицина для военных. Вряд ли тут вообще распространена хоть какая-то медицина, кроме ампутаций и кишковыпускания.

В прошлый раз ему проводили с десяток операций, чтобы «усыпить» каждый из имплантов. Тогда его готовили к мирной жизни. Но сейчас из-за всей это пальбы и постоянной угрозы лишиться яиц импланты вернулись в строй. И Сержант ведь радовался этому. Наивный дебил.

Может вышибить себе мозги, пока не поздно? Не самый плохой вариант, чёрт возьми. Не самый плохой.

Ладно. С этим можно разобраться позже, а пока…

— Корн, — хрипловатый женский голос эхом отразился от стен туннеля.

— Тебя мне только тут не хватало, — горестно вздохнул Сержант, покосившись в сторону идущей к нему Атры.

Она уже успела переодеться и сменила серый рабочий комбез на какое-то подобие приличной одёжки: куртка из плотной кожи, штаны, не ведавшие ужасов стирки последние лет пятьдесят, тяжёлые ботинки, отстукивающие по каменному полу. Ну и, конечно же, дыхательная маска — обычному человеку здесь, в этой части шахты, без неё было не обойтись.

— Ты какого чёрта тут забыл? — спросила она, подходя ближе. — Твоя девка мне уже все уши прожужжала. Хотела даже отправиться искать тебя, но… — тут она состроила весьма красноречивую улыбку. — Не стоит ей бродить здесь без охраны.

— Она не… а, к чёрту, — вздохнул Сержант, вновь усаживаясь рядом с Фрэнком, который на этот раз так и остался бездыханным телом, а не каким-то отражением его, слишком уж разумной, части сознания.

Атра тем временем преодолела разделявшее их расстояние и, встав напротив Сержанта, окинула его скептичным взглядом.

— Ты что-то не выглядишь особо радостным, — сказала она, а затем, после секундной паузы, добавила: — Хотя ты всегда выглядишь так, будто нажрался человечины, но так и не смог удержать её внутри.

— Пришлось выслушать нотацию от трупа, — поморщился Сержант, пропустив мимо ушей весьма слабенькое оскорбление и убирая оружие. — Он считает, что я пытаюсь сбежать от себя. Я считаю, что он херов труп и его попытки учить меня жизни немного сомнительны. Вот такая занимательная беседа.

— Ты что, колол себе те шприцы, что тут валяются? — спросила Атра, чуть наклонившись и скептично поглядывая на его руки.

— Ты ведь не поверишь, если я скажу «нет»?

— Нет.

— Ну и хер с тобой. Зачем пришла?

— Затем, что мы тебя ждём, великий ты наш солдат. Не знаю, что за шиза ударила в голову твоей Аврил, но мы с ней договорились. На рассвете выступаем к Зевсу. И угадай, что я имею ввиду под «мы»? Спойлер — тебе придётся подтереть сопли и приделать яйца на место.

— Ты неправильно используешь это слово, — поморщился Сержант, поднимаясь на ноги.

— Ну, из-за тебя я лишилась единственного образованного человека во всей банде, так что вот что я тебе скажу: в задницу катись, — заявила Атра, легонько ткнув Сержанта в грудь указательным пальцем.

— Боюсь, и не вылезал из неё, — ответил Сержант, бросив последний взгляд на мирно сидящего «Фрэнка». — Да и вряд ли вылезу когда-нибудь.

— Всё когда-нибудь бывает в первый раз, — пожала плечами Атра и, не торопясь, двинулась вперёд. — Пошли. Времени в обрез, а дел у нас по горло.

— У нас? — переспросил Сержант, двинувшись следом. — Ты ничего не путаешь? Я, конечно, оценил эту твою шуточку, но…

— Не путаю, — ухмыльнулась Атра. — Теперь мы с тобой и этой твоей Аврил прочно засели в одной лодке. Спасаем мир, всё такое, — сказала она, всплеснув руками.

— Ты хоть знаешь, что такое лодка, киса?

— Понятия не имею, — пожала плечами Атра. — А это имеет значение?

— Никакого, — ответил Сержант, внутренне поёжившись. Те же слова, что и в беседе с «Фрэнком». А что если нет здесь никакой Атры? Что, если она такой же глюк, как и херов говорящий труп? Что, если…

— Ну вот и закрой хавальник, — добродушно улыбнулась Атра. — А если ещё раз назовёшь меня «кисой», я тебе отстрелю член. Можешь не сомневаться, на этот раз — точно.

Хух. Всё такая же злобная стерва.

— И кстати, Корн, что ты там имел ввиду, говоря, «даже такая, как ты»? Я что, на бабу в твоих глазах не тяну, что ли?

— Чего? — нахмурился Сержант. — Ты о чём вообще лопочешь?

— Какой же ты тупой, — закатив глаза, вздохнула Атра и ускорила шаг. — Быстрее двигай. Тебе ещё предстоит научить моих людей пользоваться теми новыми пушками.

— Что?!

— Твоя девка за тебя подписалась. Сказала, ты из моих отбросов сделаешь настоящих солдат. Так что давай, мы в тебя верим.

— Да вы там охренели в край… — вздохнул Сержант. По-хорошему, ему бы сейчас прийти в ярость, но сил на это уже не оставалось. Он вообще чувствовал, что сил не осталось ни на что. Даже на то, чтобы послать эту самодовольную задницу куда подальше.

— Приободрись, ублюдок, — сказала Атра, одарив его коротким взглядом. — Будешь хорошо себя вести, угощу выпивкой. Тебе, судя по всему, она сейчас ой как нужна.

И вдруг Сержант начал стремительно осознавать, что Атра не такая уж и вредная сука, какой казалась на первый, второй, третий и сорок третий взгляд.

— Или дозой, если ты из этих.

Нет. Всё такая же тупорылая уголовница.

Хоть что-то в этом мире остаётся неизменным.

За один короткий день Атре пришлось пережить столько событий, сколько нормальному (даже по меркам Марса) человеку и за всю жизнь бы не выпало. Но день, каким-то неведомым образом, всё-таки подошёл к концу. Даже странно было осознавать, что всё наконец-то закончилось.

Шум и грохот в шахте понемногу начинал стихать. Этой ночью Атра позволила своим людям урвать хотя бы несколько часов сна, чтобы восстановить изрядно потрёпанные силы перед тем, что будет ждать их завтра. Перед походом на долбаный, неприступный город Зевс. Мечту. Наваждение. Недостижимую цель, которую жаждет получить в свои загребущие лапы едва ли не каждый отброс на всех этих пустошах.

Планы разложены на столе. Взгляд вновь и вновь возвращается к этому, казалось бы, нелепому нагромождению линий, фигур и закорючек.

Ничего сверхсложного. Ничего заумного. Эта девочка, или кем она там себя считает, составила идеальный план атаки города всего за несколько минут. Просто взяла чёртову ручку и начала наносить линии, стрелки, обозначения, попутно комментируя каждый свой шаг, каждое действие. И Атра верила ей. Нет, не так — она просто видела, что девчонка знает, о чём говорит. Знает, что именно так всё и будет. Что Зевс, словно переспелый плод, падёт к ним в руки.

Эта мысль пьянила даже лучше самогона, который всё ещё покоился на столе.

Впрочем, ненадолго.

Взяв одну из бутылок, Атра тут же сделала молодецкий глоток, едва заметно поморщившись, когда бухло обожгло пищевод и упокоилось где-то в области желудка. Пойло, конечно, было преотвратнейшим, но расслабиться помогало — это факт.

А расслабиться ей сейчас нужно. Очень нужно. Отдых нужен всем. И её людям и ей самой.

Ведь завтра их всех ждёт испытание, по сравнению с которым сегодняшняя заварушка покажется детской игрой.

Но они справятся. Чёрт бы побрал весь этот свет — они справятся и возьмут проклятый город!

Новый глоток прошёл куда легче. Может, пойло на самом деле оказалось не таким уж и плохим, а может оно попросту сожгло глотку и пищевод — не так уж важно на самом деле. Важно только то, что будет завтра. Когда Атра поведёт своих людей к Зевсу, подорвёт нерушимые стены, ворвётся туда, где не ступала нога никого из жителей пустошей.

Завтра она завоюет свой рай.

А сегодняшний день подходит к концу, оставляя позади всё то дерьмо, что обрушилось на её голову. Иршат, городские, пустынники, Корн со своей шизанутой девкой… гореть бы им всем синим пламенем. Да собственно так и будет. Когда она возьмёт Зевс и завладеет его ресурсами, укомплектует свою банду несколькими тысячами новобранцев из числа жителей — расклад сил на Марсе изменится. Весьма ощутимо измениться.

— Сначала Зевс, а потом вся хренова планета, — улыбаясь самой себе, прошептала Атра, сделав ещё один глоток. — Вся планета…

Ей нравилось, как звучали эти слова. Нравилось чувствовать их на языке. И само собой…

— Мечты убивают — вроде бы так ты говорила, — тихий, мужской голос прозвучал, словно раскат грома в безветренный день.

Резко развернувшись, Атра тут же выхватила пистолет и наставила дуло на говорившего.

На Кита.

Пустынник выглядел почти так же, как и в тот день, когда он отправлялся в пустошь вместе с той девчонкой — Аврил. Потёртая, кожаная куртка, в которой появилось несколько новых отверстий: в области груди, там, куда его и ранили во время ограбления поезда. Тяжёлые, покрасневшие от дорожной пыли ботинки. Старая винтовка перекинута через плечо. И херова тряпка почти полностью скрывает лицо, оставляя открытыми только глаза.

И, чёрт возьми, как бы она не ненавидела чёртова пустынника за то, что он предал её и переметнулся к этой непонятной девке, но сейчас, конкретно в этот миг, Атра была рада снова увидеть его глаза. По-настоящему рада.

Но радость эта длилась всего какую-то долю секунды, а затем всё вернулось на круги своя.

— Следовало приказать тем оболдуям, что стоят на воротах, пристрелить тебя, если ты вздумаешь ввалиться сюда, — сказала она, всё-таки убрав пистолет.

— Но ты не приказала, — ответил Кит, переступая порог.

— Не приказала, — согласилась Атра, одарив пустынника раздражённым взглядом. — Понадеялась на то, что тебе хватит мозгов не показываться мне на глаза. Но ты, чёртов ублюдок, как и всегда, не оправдал ожиданий.

Кит пропустил тираду мимо ушей и спокойно подошёл к столу, окинув мимолётным взглядом разложенные на нём карты.

— Меня отправили узнать о положении вещей. Мы не получали никаких указаний от Владыки с того момента, как он отправился на встречу с тобой, и многие люди начали волноваться.

— Владыки? — усмехнулась Атра. — Вот уж не подумала, что и ты будешь так звать эту тощую девку.

— Возможно, пару дней назад я бы с тобой и согласился, — пожал плечами Кит, — но сейчас…

— Сейчас — ты предал меня, лживый кусок говна, — отрезала Атра.

— Я не давал никаких клятв, чтобы ты могла звать меня предателем, — спокойно ответил Кит.

— Неужели? А то, что я спасла твою никчёмную шкуру там, в пустошах? То, что я не позволила Ренрету отрубить твою гнилую башку и использовать её в качестве отхожего места? То, что я сделала тебя своей правой рукой — ни черта, по-твоему, не значит?

— Ты убила Ренрета, чтобы занять его место и взять банду себе. Меня ты слушала только потому, что я давал дельные советы, благодаря которым ты и сумела удержать власть. А что до спасения жизни… за это я не стал бы благодарить. Даже сейчас.

На секунду Атра просто замолкла не в силах подобрать слова.

Всё-таки подобной откровенности ни от самого Кита, ни от кого-то из своих людей ей не приходилось слышать очень давно. Люди боялись её. Знали, что за любое «не правильное» слово можно схлопотать пулю в лоб или, что похуже… но чёртов Кит, похоже, где-то растерял свой страх. И это ещё больше разозлило её.

— Проваливай нахрен отсюда, — зарычала она. — Ты хотел удостовериться, что твоя драгоценная Аврил жива и здорова? Так вот, у меня для тебя новость: я — не она. И если ты пришёл, чтобы найти её — мать твою, иди и ищи!

На секунду между ними повисла напряжённая тишина. Но продержалась она недолго.

— Я просто хотел попрощаться. После того, что ждёт нас завтра — мы вряд ли уже когда-то встретимся, — негромко сказал Кит. — Даже если нам удастся взять этот город.

— Ты уже попрощался, — со злостью прошипела Атра. — «Он нашёл то, чего был лишён», так она сказала. «Нашёл». Ублюдок херов. Ведь не про пустынников был сказ, не про воссоединение с чёртовой семьёй. Я сразу заметила, как ты смотришь на эту девку. Поняла, что ты, как последний идиот, повёлся на «милое личико» и «ангельский голосок». Но знаешь, что я тебе скажу? Ты ей нахер не сдался. Ни ей, ни кому бы то ни было другому! А единственного человека, которому ты был нужен — ты же и предал! Так что вали ко всем чертям отсюда, пока я тебя не придушила своими же руками!

Кит ничего не ответил, а просто одарил Атру взглядом, в котором читалась немая просьба вперемешку с каким-то разочарованием и сожалением.

Он не хотел уходить. Атра видела и понимала это. Не хотел возвращаться к пустынникам, не хотел покидать банду и её саму.

Но сейчас его желания мало что значили.

— Проваливай, — повторила она, вновь взявшись за пистолет. — Свою долбаную Владычицу найдёшь в восточном крыле. Она жива и здорова.

Кит молча кивнул и медленно вышел, прикрыв за собой тяжёлую, металлическую дверь.

А Атра же вновь осталась наедине с собственными мыслями и двумя початыми бутылками весьма поганого самогона.

Но радости от грядущих свершений на этот раз она не чувствовала. На душе было мерзко. Отчасти из-за того, что злость на Кита и не думала утихать, а отчасти из-за того, что она понимала — они действительно больше никогда не встретятся.

И только когда Атра вновь потянулась к бутылке, она заметила, что среди бумаг, лежавших на столе, появилась ещё одна — тонкий, белый лист, сложенный пополам и исписанный кривым, едва понятным почерком.

Всего пару минут назад её тут не было, а значит её зачем-то подбросил херов пустынник.

Один вопрос — нахрена?

Отодвинув бутылку, Атра взяла листок и, развернув его, прочитала первые несколько строк.

«Атра, не мог говорить открыто. Он, скорее всего уже побывал здесь, а значит, слышит каждое произнесённое в этой комнате слово. Но машины, которые он использует — слепы, и этот текст он не сможет увидеть.

Ты должна знать: то существо, что сейчас переплелось с разумом Аврил — невероятно опасно и для вас и для всех людей на этой планете. Он лжёт тебе, лжёт пустынникам, лжёт всем нам, и если мы его не остановим, то он истребит всю жизнь на Марсе и…»

Не дойдя и до середины, Атра резко свернула бумагу и инстинктивно оглянулась по сторонам.

Никого. Ничего, что могло бы вызвать хоть малейшее подозрение.

Но она не знала, что на левом краю стола, в том самом месте, на которое опиралась Аврил, разглядывая разложенные перед ней карты, красовалось крохотное, абсолютно незаметное для человеческого глаза, чёрное пятнышко — размерами не привышающее пылинку.

Слепая машина, как назвал бы её Кит.

Передающее устройство МТ-712, как, куда точнее, охарактеризовал бы её Сержант. Проще говоря — «жучок».





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 11.02.2018 Григорий Павленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196069

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1