2.14 - Я буду звать тебя Билли Джо Часть 2


После взрыва в шахте воцарилась относительная тишина – верный признак того, что кто-то выиграл первый раунд этого противостояния. А может, и последний, если взрыв ознаменовал кончину этой суки Атры.

К своему стыду и отвращению, Сержант вынужден был признать, что подобный вариант развития событий его совершенно не устраивал. Эта шлюха нужна ему живой. То же касалось и её банды. Как бы мерзко это ни было признавать, но факт оставался фактом – только с их помощью он сможет дожить до начала следующего дня.

Парнишка, пилот того злополучного меха, оказался на редкость разговорчивым. Особенно после того, как Сержант отстрелил ему левое ухо. Оказалось, что происходящее здесь – не просто бандитская разборка, из которой он, Сержант, мог выйти единственным победителем. О нет, давно пора было понять – здесь всё идёт через жопу. Даже если тебе кажется, что всё хорошо, на самом деле ты в жопе. Даже если ты встал и выпил чашку долбаного кофе – всё, считай ты труп.

Херов Марс.

По словам «Билли Джо» шахту окружили те самые мифические городские, явно имеющие какие-то счёты с Атрой и её отребьем.

И куда же, блять, без этого: они имели только один, вполне чёткий приказ – убивать всех, кого встретят на своём пути, не задавая лишних вопросов. Убивать бандитов, убивать мирных жителей, если таких тут найдется хоть одна штука, убивать некоего Артура Корна, о чьём существовании они пока, собственно, не имели ни малейшего понятия.

Просто так. Просто потому, что он оказался не в том месте не в то время.

Ублюдки. Но действуют как настоящая армия, этого не отнять.

Именно этот, последний, факт, злил Сержанта больше всего. Одно дело отстреливать полуголых аборигенов – занятие приятное, полезное и, что самое главное, не такое уж и трудное. А что делать, когда на месте уголовников окажутся регулярные части?

Выбросить белый флаг?

Да чёрта с два.

Артур Корн не сдаётся. Ни быдловатым уголовникам, ни обосранным по самые уши «городским».

Напрашивалось два варианта развития событий: первый – умереть в бою. Не так уж и плохо, если подумать. В чём-то даже достойно. Да и напрягаться особо не придётся, просто выйти наружу, завалить столько гадов, сколько получится, и, собственно, сдохнуть под превосходящим огнём противника.

Второй вариант выглядел немного труднее, но – в нём имелась пусть и небольшая, но всё-таки возможность выжить, попутно устроив в этой шахте что-то вроде тотального геноцида для обоих банд и для этих напыщенных хмырей. Он мог использовать Атру и её банду как живой щит. Стравить их с засевшими наверху городскими. Связать боем, в котором и та, и другая стороны будут вырезаны под корень. А пока они будут заняты взаимным уничтожением, Сержант получит тот самый шанс на спасение. Возможность вырваться из шахты.

Да и геноцид он, чего греха таить, любил и уважал. Считал одним из лучших изобретений человечества со времён пива и шлюх.

Ну а умереть в конце концов он и так успеет.

Но прежде придётся как-то заручиться поддержкой банды Атры. Точнее даже не поддержкой, а получить её людей под своё командование. Ведь, чтобы добиться от этих отбросов хоть какого-то подобия эффективности, ему придётся руководить едва ли не каждым их шагом. Но об этом думать ещё рано. Для начала ему нужно заиметь парочку «железных» аргументов…

И Сержант уже знал, как это можно провернуть.

В конце концов – он стоял посреди вентиляционной шахты и в руках у него была полная сумка взрывчатки.

– Знаешь, Корн, Атра ведь убьёт тебя, – этот старик, Альберус Тейг, даже оказавшись по уши в дерьме, старался держать лицо. В какой-то мере Сержант даже проникся к нему уважением. Этот хотя бы не хнычет и не зовёт мамочку. Уже не плохо. Уже. Но на долго ли его хватит? Хороший вопрос, мистер Корн. Отличный.
Но трогать его пока не стоит. Тейг пригодится для воплощения плана. На это очень явно намекало то, что старика Сержант изловил, пока тот судорожно пробирался по шахтам к поверхности. К тем самым городским, которые и грозились тут всех перебить. Довольно любопытное стечение обстоятельств, да?

Так мог поступить либо полный кретин (а Тейг на кретина совершенно не тянул), либо самый обыкновенный предатель.

И, положа руку на сердце, Сержант не удивился тому, что этот относительно цивилизованный старикан предал своих дружков по банде, как только запахло жареным. Он даже мог бы понять его – какая, нахер, верность среди уголовников. Но также Сержант понимал и то, что Атра, если она ещё жива, будет очень признательна ему, если получит предателя живым для глумления и расправы.

А для исполнения плана ему нужно получить некоторую долю расположения этой суки.

– Атра, – задумчиво повторил Сержант, прикидывая, хватит ли ему взрывчатки, чтобы полностью обложить все нужные трубы. Здесь, в этой скромной комнатушке, находилось если не сердце всей этой заполненной говнарями и пидарасами шахты, то уж её лёгкие точно. Система очистки воздуха. Прелестная штука, благодаря которой бандиты могли дышать полной грудью без страха сдохнуть в мучительной агонии. – Знакомое имя…

– Знакомое, – разбитые губы Тейга растянулись в подобии ухмылки. Сержант наградил его только одним ударом, но и его было достаточно, чтобы вывести старика из строя.

– Ага, – задумчиво кивнул Сержант, оглядывая переплетение труб, сходящееся в нескольких местах – около допотопных, но весьма действенных фильтров, которые, собственно говоря, и отлавливали из местного воздуха весь углекислый газ и прочую погань. – У меня собаку так звали. Шкодливая была, тварь. Я её пристрелил, когда котлету мою стащила, - а затем, обернувшись, он добавил со скучающей улыбкой: – Шучу я, пердун старый. Не было у меня никаких котлет.

– Смешно, – вяло пробормотал Тейг, сплёвывая на пол кровью.

– Я вообще юморист тот ещё, – хмыкнул Сержант, прикладывая первую шашку к фильтру – здоровенной хреновине размерами метр на полтора. Взрывом её если и не разнесёт, то покорёжит достаточно. Остальные заряды пойдут на трубы, чтобы уж точно оставить бандитов один на один с кислородным голоданием.

– Но шутки тебя тут не спасут, – продолжал тянуть шарманку Тейг. – Атра тебя прикончит. А если не она, то…

– Кто? – не оборачиваясь, бросил Сержант.

– Ты же знаешь, – закашлявшись, ответил Тейг. – Ты знаешь. Уже встречался с их машинами. Думаешь, это самое страшное, что они бросили на то, чтобы выкорчевать банду Атры? Пяток боевых машин и кучку какого-то безликого сброда?

Первый заряд плотно закреплён на трубе. Взрыватель на месте. Поехали дальше.

– Вы все тут сдохнете, – рассмеялся Тейг, выронив так и не раскуренную сигарету из трясущихся пальцев, - все, Корн. Все до единого. Они… они связались со мной. Ещё до того, как началась эта заварушка. Сказали… что я смогу вернуться. Смогу работать в клинике. Смогу… чёрт, ты мне нос сломал, Корн.

– Можешь не благодарить, – третий заряд на месте. Остался последний.

– Не благодарить, – хриплый смешок. – Да ты действительно неплохой юморист. Действительно… Там, в Зевсе, юмористов нет. Нет выпивки. Даже сигареты, даже чёртовы сигареты, Корн, там под запретом. Но знаешь, что я тебе скажу? Знаешь? Даже несмотря на всё это дерьмо, несмотря на губернатора и его цепных псов, несмотря на драконовские законы, города – это рай по сравнению с тем, что есть у людей здесь. Это действительно рай. И я хотел вернуться туда. Хотел снова жить как человек.

– Слушай, старик, – вздохнул Сержант, обернувшись к Тейгу. – Ты не более чем долбаный предатель. Предал свою банду, свою драгоценную Атру и ещё чёрт знает кого. Но если ты думаешь, что, оправдываясь передо мной – человеком, который собирается отправить вас всех на тот свет, ты заслужишь хоть какое-то прощение, то…

Сержант весьма красноречиво пожал плечами:

– У меня для тебя плохие новости.

– Тогда какого хрена? – поморщился Тейг, пытаясь подняться на ноги, но со связанными руками сделать подобное оказалось весьма проблематичным. – Почему ты ещё не убил меня?

– Потому что ты оказался весьма неплохим приобретением, старый губошлёп. А теперь поднимайся! – прикрикнул Сержант, вздёрнув Тейга за ворот засаленной рубашки. – Нас ждут великие дела. Точнее, они ждут меня. Ты, скорее всего, сдохнешь в агонии.

– Что?.. Корн, стой, я не…

– Иди давай, – крепкий пинок, всё-таки заставил Тейга двинуться с места.

***

– Сколько парней уцелело? – спросила Атра, стирая кровь с разбитой губы и оглядывая медленно подтягивающихся к ней людей. Выглядели они жалко – многие ранены, кто-то обгорел в пожарах, кто-то просто ошалело глазел по сторонам, видимо не понимая, что схватка закончилась.

На самом деле самой Атре чертовски повезло и разбитая губа, по сути, оказалось единственной раной, которую она получила во всей этой заварушке с насосной станцией. Ну, если не считать горящих мышц, и бешено колотящегося сердца. Давненько ей не приходилось бегать с такой скоростью.

– Здесь человек девяносто, - прошепелявил какой-то детина, попутно сплёвывая на землю парочку выбитых зубов. – И эта… чё делать то нам, Атра? Мы их вздрючили или чё? Говорят, что в шахтах какие-то махины бродят… – в глазах здоровяка читалась искренняя растерянность. Оно и не удивительно – такие, как он, привыкли быть цепными псами. Жрать что дают, делать что говорят, и убивать того, на кого укажет хозяйка.

И никто из них так и не понял, в какой жопе все они оказались.

«Чёртов пустынник сейчас бы очень пригодился», – мысленно вздохнула Атра, оглядывая толпу точно таких же цепных псов, какие и составляли большую часть её банды. В такие моменты определённо начинаешь ценить разумных людей, волей судьбы оказывавшихся рядом.

Везучий, мозговитый сукин сын.

Не нужно было его отпускать.

Или хотя бы трахнуть напоследок. И чёрт с ним, что пустынник. Чёрт со всем этим долбаным миром. Всё равно они все тут сдохнут. Даже если им удалось отбиться от людей Иршата, остаются ещё его херовы хозяева. Городские.

А с ними уже такой трюк не прокатит. С ними уже никакие трюки не прокатят.
Боевой раж отступал в сторону, уступая место логике. А она, в свою очередь, настойчиво намекала на то, что, даже если заполучить в свои руки весь арсенал, даже вооружить всю банду до зубов, шансы на победу над теми, кто остался на поверхности, над городскими, всё ещё болтались где-то в области нуля.

И что ей делать? Что сказать своим людям? Что они все обречены?

Хер там плавал.

Во-первых – ей никто не поверит. Все здесь слишком тупы, чтобы принять подобную новость. Во-вторых – стоит ей только проявить намёк на слабость, и свои же люди тут же порежут её на невероятно мелкие кусочки. Благо ножей у них всегда было в достатке.

А вот вопрос так и остаётся открытым – что делать? Идти на смерть в надежде, что городские сглупили и пригнали сюда недостаточно бойцов?

Глупо.

Чёрт. А ведь всего несколько часов назад она размышляла над тем, как будет подрывать стены самого Зевса.

Наивная идиотка.

Ладно. Если суждено подохнуть, то пусть…

– Эй, уголовщина! – неожиданно разнёсся по пещере гулкий, командирский голос. Слишком уж знакомый голос. – Где тут эта ваша жопастая королева?

– Артур-мать-твою-Корн, – прорычала Атра, проталкиваясь сквозь кольцо своих людей.

Она успела напрочь забыть об этом куске напыщенного дерьма, решив, что он, оставаясь в медотсеке уже давно отдал концы, ведь вся тамошняя часть шахты уже наверняка полностью отошла к головорезам Иршата и городским.

А ублюдок оказался жив. И даже здоров. И вдобавок гнал перед собой какого-то, загруженного добрым десятком винтовок и пистолетов ушлёпк…

– Тейг? – в недоумении спросила Атра, уже окончательно переставая понимать, что тут вообще происходит. Впрочем, наставить пистолет на Корна ей это не помешало.

– У тебя десять секунд, чтобы объясниться.

– Атра! – разом оживился Тейг, до сего момента понуро глядящий себе под ноги. – Атра! Он… он хочет убить вас всех! Он…

– Заткнись, хер старый, - рыкнул Корн, предупреждающе ударив старика в затылок прикладом винтовки, отчего Тейг повалился на землю, придавленный весом оружия, которым его загрузили словно какого-то раба.

– Пять секунд, – спокойно уведомила Атра, взводя курок. Люди у неё за спиной заметно оживились и уже начали неторопливо окружать всё так же стоящего на месте Корна.

– Пять секунд до чего? – со скучающим видом поинтересовался Корн, извлекая из недр своей куртки какую-то хреновину с ярко мигающей красным светом кнопкой. – До того как я нажму эту красавицу?

– Что это за хрень? – прошипела Атра, уже готовясь пристрелить наглого ублюдка.

– Эй, говна кусок, – прикрикнул Корн, отвесив хорошего пинка лежащему на земле Тейгу. – Скажи своей королеве «что это за хрень».

– Атра, - судорожно запыхтел Тейг. – Атра… послушай… он установил взрывчатку… он… хочет взорвать вентиляцию… Атра…

– Достаточно, – новый пинок, оказался куда сильнее предыдущего. – Да-да, кисонька стоит мне нажать эту прелестную кнопочку и – бум. Вы сдохнете в мучениях. Ну, или большая часть из вас.

– И ты только, чтобы сообщить об этом, сюда заявился? – спросила Атра, попутно примериваясь, сможет ли она отстрелить Корну его загребущую лапу, прежде чем он успеет нажать кнопку.

– Нет, - ответил Корн со вполне искренней, добросердечной улыбкой. Только почему-то на его роже даже улыбка выглядела как угроза убийства, с последующим расчленением. – Я пришёл, чтобы предложить вам, отбросам, уголовникам и ярчайшим представителям говна всех известных науке наций, одну простую, но невероятно важную в эти неспокойные времена штуку.

– И какую же? – нахмурилась Атра.

– Жизнь, – развёл руками Корн. – Вашу тупую, бездарную и никчёмную жизнь. Вы ведь слышали об этих, – кивком головы он указал наверх. – Городских. Мне напела одна птичка, что их гораздо больше, чем вас. Они лучше вооружены. Намного лучше тренированы. И, что самое интересное, они имеют один чёткий приказ: убить всех, кто находится в этой шахте. Ну и само собой, у вас, ублюдки тупорылые, нет ни единого шанса выстоять против нормальной, хоть сколько-нибудь подготовленной армии, которую представляют из себя эти городские. Вас сомнут. Разотрут в порошок и пустят по ветру.

По рядам людей собравшихся за спиной Атры прошла ощутимая волна ропота. Корн, в своей идиотской прямоте, насрал на оба запрета которые только что установила себе Атра. Но, что удивительно, на него ещё никто не кинулся с ножом наперевес.

Грёбаные мужики. Слушать себе подобных они всегда рады.

Ладно. Надо что-то решать.

– Я всё ещё не услышала твоего предложения, Корн, а терпение у меня не резиновое.

– Простая сделка, киса. Я беру под командование твой сброд. Вооружаю его. Веду на бой. Выигрываю. Забираю Ботана и мы с ним сваливаем отсюда, загрузившись едой и водой по самые яйца.

– Смешная шутка.

– Станет ещё смешнее, когда услышишь второй вариант развития событий.

– И в чём же он заключается?

– Бум. Прощай воздух, здравствуй агония… «О, как глупы мы были, что не послушали Сержанта, о как наивны и тупорылы…». Но честно, киса, тебя я убью прежде, чем ты задохнёшься. У меня всё-таки была мать, и она научила меня такой штуке, как милосердие к женщинам. Даже к таким женщинам, как ты. Решай. Ну а пока – мой тебе подарок в качестве акта доброй воли.

Очередной пинок заставил Тейга проползти несколько метров разделявших его и Атру.

– Я словил этого старого хера, когда он пытался выбраться на поверхность. Без конца балаболил что-то про то, какая ты сука и дрянь, как он тебя ненавидит, как с радостью отгрыз бы тебе нос и как здорово ему жилось в городе. И даю подсказку: эти ваши городские не просто так прознали о том, где прячется ваша убога банда. Правда, Альберус? Ты ведь не забыл старые связи? Конечно не забыл, старый ты хрен!

– Что? – всполошился Тейг, пытаясь приподняться на ноги, но тут же вернулся на землю, уже благодаря сапогу Атры.

– Это правда? – холодно поинтересовалась она, направив пистолет уже на Тейга.

– Нет! Нет, я никогда…

– У него при себе было это, – с этими словами Корн бросил Атре небольшой посеребрённый коммуникатор с символом золотой молнии.

– Тейг, – всё так же холодно прошептала Атра, спокойно глядя на коммуникатор в своей ладони.

– Атра, я никогда бы не стал…

– Они бы никогда не вышли на нас так скоро, если бы кто-то не указывал им след.

– Атра, послушай, я… я всё ещё нужен тебе!

– Кто-то из моей банды. Из людей, которые должны уважать меня, из тех, кому я сама могла доверять.

– Он всё лжёт! Он сам один из них! Разве ты не видишь, Атра?! Разве не видишь?!

– О, Альберус. Я вижу очень даже ясно.

Вспышка. Обезглавленное тело падает на каменный пол, бренча винтовками и обоймами запасных магазинов.

– А ты, – пистолет вновь направлен на стоящего со скучающим видом Корна. – Мне бы следовало пристрелить тебя прямо здесь.

– Попытаться пристрелить, – подняв указательный палец поправил ей Корн, чем взбесил ещё больше.

– Но я думаю, ты нам пригодишься.

– Я здесь только потому, что вы, – сказал Корн, сделав ударение на последнем слово, – можете пригодиться мне. Или мы сойдёмся на этом, киса, или я жму кнопку и валю отсюда, спасая только свою скромную персону.

Молчание, возникшее в этот миг, казалось, можно было резать кусками и продавать на каком-нибудь марсианском рынке, если те ещё существуют, само собой.

Но спустя несколько секунд Атра, тяжело выдохнув, опустила пистолет и сказала:

– Я дам тебе своих людей и позволю тебе вести их в бою. Но все вопросы ты будешь согласовывать со мной.

– Ради бога, – пожал плечами Корн. – А теперь найди мне десять самых сноровистых головорезов и раздай им эти винтовки. Для начала мне нужно получить то оружие, что вы, охламоны, умудрились спереть из правительственного поезда.

«Это будет интересно» – думала Атра, выстраивая перспективы того, к чему может привести подобный союз.

«Ты сдохнешь, тупое отродье, вы все подохнете, а я буду ссать на ваши могилы», – мысленно восхищался Сержант, перед глазами которого уже выстраивались картины того, насколько успешно он сможет измотать силы врага своим тупоумным, необученным и небоеспособным живым щитом.

Всё это выглядело особенно фантастично на фоне того, что он собирался подорвать заряды в любом случае – кто бы там ни победил в грядущем бою.

А ведь Тейг пытался предупредить Атру об этом.

Жаль, что выстрел в башку старикашка так и не смог предусмотреть. Ботаны. Ботаны везде одинаковы.

Сам Сержант надеялся, что его собственный Ботан до сих пор колесит по пустыне в поисках туалетной бумаги и чипсов*. Оно и правильно. Дело будет жарким, и этой девчонке тут делать нечего. Особенно учитывая, что она является его билетом на Землю… Да и просто не хотелось бы её лишний раз подставлять под удар. Совсем ещё малая ведь. А уж о том, что с ней что-то могло произойти в пустошах, Сержант не переживал. Ботан, особенно после курса военной подготовки, сможет легко скрутить в бараний рог любого уголовника, какой только встретится на пути. Молчать бы ещё научилась – была бы вообще чудом.

Ну а сейчас…

– Блять, какие же вы страшные, – многозначительно изрёк Сержант, оглядев тот десяток добровольцев, который пригнала к нему Атра. Причём «страшными» они были не в плане «устрашающие», к сожалению, нет.

Но работать надо с тем, что есть.

– Хватайте винтовки. Держать вот за эту штуку, стреляет из этой штуки, чтобы стреляло жать эту штуку. Всё поняли?

– Э… у…

– Тяжело в учении – сдохнешь в бою. Пошли. Времени мало, надо возвращать ваш арсенал прежде, чем они его полностью оприходуют. Киса – двигай с нами.

– Ещё раз так меня назовёшь…

– Да-да-да. Долбаные феминистки даже сюда пролезли. Хватай своих быдло-коршунов и дуй за мной. Будем действовать быстро. Если кто отстанет – ждать не будем. Добивать тоже. Так что сразу готовьтесь к пыткам, допросам, новым пыткам и прочим радостям жизни. Вдохновились? Отлично. Вперёд.

***

Капитан Тарланг гордился своим происхождением. Он был горд тем, что происходил из древнего, уважаемого рода, берущего своё основание ещё до наступления полной изоляции красной планеты. И каждый мужчина в его роду отдавал себя военной службе. Дед, отец, братья – все они сражались за родной город, все проливали кровь, вставая щитом на пути у варваров и бандитов. Все они снискали славу и честь в бесконечных сражениях с отребьем, населявшим пустоши.

Все, кроме него.

Слишком молодой, слишком недальновидный, слишком… слабый – таким его видели остальные. Ни на что не годным. Не способным постоять за себя. Не достойным быть частью великой семьи. Но были ли они правы? Действительно ли Тарланг был таким никчёмышем, как о нём думали остальные?

Нет! Трижды нет!

Ему не давали шанса. Ни единого шанса доказать, что он чего-то стоит. За него всегда решали другие – сначала дед, потом отец. Раз за разом они находили кого-то более умелого для выполнения заданий, кого-то более опытного и умудрённого.

Но сегодня… сегодня наступил тот самый день. Его день.

Проклятые бандиты от полной безнаказанности совсем озверели и дошли до того, чтобы грабить торговые поезда, курсирующие между городами. Непозволительная наглость, достойная лишь самого строгого наказания!

И ему, именно ему – Тарлангу, удалось получить задание по усмирению озверевших банд. Конечно, пришлось согласиться на действия ограниченными силами, пришлось заплатить солидную взятку одному из многочисленных заместителей губернатора. Но это того стоило. Шанс того стоил.

Сегодня, здесь и сейчас, Тарланг докажет им, всем без исключения, что он не просто «не хуже» остальных братьев. О нет, он разгромит эту погань так искусно и эффективно, что даже отец снизойдёт до того, чтобы признать его заслуги. Даже чёртов отец!

Но это потом. Это будет ждать его по возвращении в Зевс.

А пока…

– Доставьте ко мне Иршата, – холодно скомандовал Тарланг, тронув пальцем, внутренний коммуникатор, расположенный на вороте его идеально вычищенной от марсианской пыли куртки.

Через несколько минут отворились тяжёлые двери передвижного командного пункта, по сути, представлявшего собой небольшую крепость, в которой и полагалось размещаться командующему офицеру. В проходе нерешительно застыл тот самый головорез, чьи люди так старательно исполняли роль пушечного мяса в этой операции.

– Вы звали, господин… э… капитан? – прокашлялся Иршат, вступая внутрь.

Он, как и все люди, родившиеся на Марсе, был высок. Немного худосочен – сказывалось бесконечное недоедание, столь обыденное для жителей пустошей. Лицо обветрено, «украшено» несколькими шрамами, выдающими в Иршате заправского преступника. Одежда – нагромождение тряпок и рванья, которое, возможно, когда-то и имело приличный вид, но давно его лишилось. Оружие Иршату в пределах лагеря носить было запрещено, но грубо сшитая кобура, болтающаяся на поясе, намекала на то, что человек этот как минимум умеет обращаться с пистолетом.

– Заходите, – стараясь максимально точно изобразить покровительственно-надменный тон, которым отец общался с подчинёнными, сказал Тарланг, попутно набирая на консоли команду закрытия дверей. Не хватало только, чтобы сюда нанесло чёртовой пыли. Силовое поле, к сожалению, было настроено только на то, чтобы удерживать пригодную для дыхания атмосферу внутри пункта.

Иршат, всё так же неуверенно поглядывая по сторонам, вышел в центр командного пункта и остановился, выжидательно глядя на Тарланга, который, повернувшись спиной к бандиту, что-то внимательно изучал на консоли управления. Точнее делал вид, что изучал, а на самом деле лишь пытался произвести нужное впечатление.

– Мне доложили, – сказал Тарланг, так и не отрываясь от консоли, – что вы искали встречи со мной. Что ж, я здесь. Докладывайте.

– Да господин… сэр, – откашлявшись, кивнул Иршат. – Я хотел сказать, что возникли проблемы. Там. Внизу.

– Проблемы какого рода? – чуть понизив тон, спросил Тарланг.

– Кхм… Атра, эта умалишённая баба… ей удалось отбить первое нападение. Много моих людей полегло. А её ублюдки – они вернули себе ваше оружие, сэр. Мы пытаемся сдержать их, но они…

– Сдержать?! – резко развернувшись, вскрикнул Тарланг, разом забыв и о «впечатлении», и о выдержке, которую человеку его ранга, в общем-то, положено сохранять даже в общении с подобными отбросами. – Вы пытаетесь их сдержать?! Да как ты смеешь говорить мне о сдерживании, отброс?!

– Сэр, послушайте, – инстинктивно отступая назад, промямлил Иршат. – Если вы пошлёте моим людям подкрепление, то мы…

– Простейшая операция, – разом перейдя с крика на угрожающее шипение, продолжил Тарланг, – у вас было больше людей. Вдобавок вы получили пятый механизированный корпус. Десять машин! Десять! Единственной вашей задачей было выкурить этих ничтожеств сюда, на поверхность! – крикнул он, совершенно по идиотски топнув ногой. – А сейчас ты говоришь мне о сдерживании?!

– Капитан… – неожиданно донеслось из коммуникатора.

- Не сейчас! – рявкнул Тарланг. – Я занят!

– Капитан, это важно, – встревоженный женский голос никак не желал униматься. Перед глазами у Тарланга тут же возникла живописная картина того, как он находит эту надоедливую девку и самолично пускает ей пулю в лоб. В конце концов – кто она такая, чтобы отвлекать его? Не лучше этого отброса, что сейчас стоит перед ним. Ничтожества. Его окружают сплошные ничтожества, достойные только уничтожения и переработки.

– Капитан, – повторилось в третий раз, и Тарланг, жестом указав Иршату проваливать с глаз долой, всё-таки соизволил ответить.

– Что ещё?!

– Сэр, к нашим позициям приближается скопление кочевников.

– Проклятье… Дайте пару залпов в их сторону. Этого будет достаточно, чтобы они в страхе разбе…

– Сэр, их около трёх тысяч. Сенсоры фиксируют наличие тяжёлой техники.

– Что? Какая ещё техника у дикарей?! Вы что, издеваетесь надо мной?!

– Никак нет, сэр. Если они продолжат движение в заданном направлении, то достигнут наших позиций в течение… минуты, сэр. Получаю данные с постов пять и двенадцать. Замечено движение у входа в шахты.

– Что, чёрт возьми, происходит?!

– Сэр, бандиты покидают шахту. Это не наши наёмники. Повторяю: противник покидает шахту и движется в направлении лагеря. Передовые отряды вступают в бой и… С востока подошли передовые отряды кочевников, они невидимы для сенсоров! Сэр, они атакуют восточный периметр!

«Невозможно» – только и успел подумать Тарланг, прежде чем его швырнуло на землю оглушительной волной от попадания в борт командного пункта танкового снаряда.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 11.02.2018 Григорий Павленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196066

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1