2.11 Я вам покажу банду!


Атре часто приходилось иметь дело со странными, очень-очень странными людьми.
Были среди её знакомых те, кто уверял, будто бы его взрастила кучка камней. Были люди, склонные думать, что трахаться можно только в один определённый день месяца. Был даже Алор – настолько помешанный на взрывчатке, что пришлось поселить его в самую дальнюю часть шахты, чтобы в случае непредвиденного взрыва он убил только себя самого.

Только вот загадочных гостей из "прошлого" в её банде ещё не водилось. До сего момента.

Была ли история, рассказанная Аврил, правдой, Атру не особо волновало. Люди, живущие на пустошах, могут придумывать и не такой бред в попытках оправдать собственное существование. Кит, к примеру, до сих пор придерживался мнения, что он сам ушёл из своего клана, хотя Атра и знала, что история эта куда более неприятная и кровавая, чем можно ожидать от этого тихого, разумного человека.

Но Атре было плевать на то, кем были её люди в прошлом. Единственное, что её волновало, так это то, кому они служат сейчас. Кит, Алор, Тейг и даже Горат – все они преданы ей. Все не проживут и пары дней, если её не станет. Это и являлось своеобразным мерилом доверия в её банде. Зависимость. Доверять можно только тем людям, чьи жизни всецело зависят от тебя самой. Они будут самыми преданными твоими бойцами, самыми верными. Они будут держаться за тебя, держаться за ту, новую жизнь, что ты им дала. А прошлое… прошлое пусть идёт в задницу. На Марсе ты либо идёшь вперёд, даже не думая вертеть головой и оглядываться назад, либо дожариваешься где-то в рейдерских баках – третьего не дано.

Сама Атра предпочла оставить своё прошлое, как это ни странно, в прошлом. Как и все те, кто следовал за ней. Правильный выбор. Разумный и самый логичный для того, кто хочет выжить здесь, в долбаном аду красной планеты.

Что же до этих двух – Артура Корна и Аврил, то у них, само собой, тоже была своя история. Бредовая, безумная и лживая, но история. Атра не верила ей, но она и не требовала от этой запинающейся девочки правды.

Верность и полезность – вот что нужно было Атре от этих двоих. Девочка, Аврил, отправилась в пустоши, чтобы доказать, насколько она может быть полезной для банды. Кит приглядит за ней и не позволит совершить глупость, а сама же Атра планировала заняться Корном, на которого она уже имела некоторые планы.

Всё-таки на пустошах редко когда удаётся встретить настоящего солдата, а он был именно из их числа – уж это Атра могла различить без особого труда. А в будущем такой солдат, как Корн, сможет сыграть не хуже целого поезда, гружённого оружием. Как-никак её люди в большей своей массе были либо тупоголовыми варварами, которые с трудом догадывались, с какой стороны за винтовку браться, либо ушибленные на всю голову рейдеры, которые оную винтовку норовили затолкать в зад каждому встречному. Но Корн – он был другим. Диковатый, буйный, озлобленный на весь белый свет, но… но, несмотря на всё то дерьмо, что Корн носил у себя в голове, у него ещё оставались мозги. Чистые, не прожжённые наркотой и самопальным пойлом, мозги.

А человек, в равной степени наделённый как мозгами, так и умением убивать, может оказаться одним из самых ценных приобретений этого налёта.
Может. Если Атра сумеет склонить этого злобного сукиного сына на свою сторону.

С этой мыслью она толкнула тяжёлую стальную дверь, претворявшую вход в медотсек, и тут же поморщилась от едкого сигаретного дыма, устилавшего всю комнатку, и яркого света, льющегося от единственной лампы, висевшей над потолком.

Тейг, хозяин этой скромной обители, сидел на небольшом раскладном стуле и покуривал уже чёрт знает какую сигарету. Он одарил Атру отсутствующим взглядом и вяло кивнул в знак приветствия. Опять обдолбался, ублюдок.

Корн же располагался на железном столе, стоящем ровно в центре комнаты. Совершенно голый и, судя по всему, нисколько этого не стесняющийся. Да и действительно, мужчине, обладавшему таким телом, на самом деле нечего стесняться.

Рельефные мышцы, множество шрамов, которые, по мнению Атры, действительно были наилучшим украшением для мужчины, и ни грамма жира. Атре хватило одного только взгляда на привязанного к столу Корна, чтобы в голове тут же родилась весьма неприличная картина того, что бы она могла с ним сейчас сделать... Но картина эта держалась в голове не больше секунды. В конце концов, этот мужик нужен ей не для потрахушек (или не только для них), а для куда более серьёзных дел. И для начала следует хотя бы завербовать его в банду.

– Как он? - поинтересовалась Атра, заходя в комнату и отгоняя от себя клубы сигаретного дыма.

Вблизи Корн выглядел тоже весьма недурно, хоть общую картину и портили щетина, больше походившая на настоящую бороду, и несколько свежих швов, оставшихся на груди после встречи с городскими.

– Курит как паровоз, постоянно несёт какую-то херню и, похоже, обожрался наркоты, - пробормотал Корн. – Я бы на твоём месте пустил ему пулю в лоб. Чисто в, мать его, профилактических целях.

Атра, всё-таки обращавшаяся не к Корну, а к равнодушно сидящему рядом Тейгу, немного опешила от подобной наглости, но быстро взяла себя в руки:

– Вижу, что та часть мозга, где ты хранишь свои дебильные шуточки, уцелела после операции, – поморщилась Атра, подходя к столу. – Жаль. Придётся зашить тебе хлебальник. В профилактических целях, само собой. Но это потом. Сначала мы с тобой поболтаем.

– А с чего ты взяла, что я стану с тобой болтать, сука? – поморщившись, видимо, от боли, пробормотал Корн, повернув голову в сторону Атры.

– С того, что вон там, в дальнем конце комнаты, стоит столик с инструментами, среди которых есть много таких, которыми я без всякого труда могу отрезать тебе яйца, – сказала Атра, пожав плечами.

Корн ничего не ответил. Только прошипел что-то донельзя гневное и неразборчивое. Мужики всегда остаются верны себе, когда дело заходит об их драгоценных яйцах.

– Тейг, иди проверь генератор, – бросила Атра, обернувшись.

– Не повреди вену, если всё-таки решишь оскопить нашего друга, – пробормотал старик, вставая со своего места и выходя из комнатки. – И кровь вытри! Достало меня за вами, варварами, прибирать.

Последняя его реплика явно не пришлась по вкусу Корну, который начал принимать явные попытки освободиться из своего импровизированного плена. Атра несколько секунд наблюдала за его вялыми подёргиваниями, а затем, присев на край стола, сказала:

– Рассказывай.

– Пошла на хуй, – быстро и лаконично ответил Корн. Если бы ремни позволяли, он бы наверняка даже попытался плюнуть ей в лицо.

– Корн, - вздохнула Атра, – только из-за того, что мне любопытно узнать, почему на вас охотились городские, я пропущу это мимо ушей. Один раз. Но если ты всё так же будешь пытаться строить из себя крутого мужика, то я перестану быть такой милой и ласковой девочкой. Рассказывай, кто ты такой?!

С этими словами она с силой надавила на один из швов.

Боль, судя по тому, как выглядело лицо Корна в этот момент, была страшной, но, к чести этого человека, он не издал ни звука. Только лишь под конец прорычав:

– Блядина...

– Мы поняли друг друга? – осведомилась Атра, покончив с этой небольшой экзекуцией.

– Я не собираюсь тебе прислуживать, сука, – выдохнул Корн.

– Я тебе и не предлагала, – улыбнулась Атра. – Для начала мне нужно знать, как ты связан с городами?

– Дыры в груди видишь? Вот и вся связь с вашими сраными городами, – прошипел Корн, прикрыв глаза. – Вот и вся грёбаная связь.

– Верю, – кивнула Атра. – Точнее верю в то, что ты не из городских. Тейг не нашёл в твоём теле никаких идентификаторов.

– Аллилуйя...

– И они пытались вас пристрелить. В твоём случае – удачно, – продолжала Атра, – напрашиваются два варианта. Либо вы двое просто случайно оказались не в том месте и не в то время, либо эти летуны охотились именно за вами. А если это так, то позволь узнать, Артур, чем же вы двое сумели так поднасрать нашим друзьям из городов?

Сколько длился этот дебильный допрос, Сержант так и не понял. Часов ему никто выдавать не собирался, а внутренний хронометр барахлил ещё с самой первой контузии, полученной во время взрыва долбаного учебного снаряда, в котором, по идее, и пороха-то не было.

Атра спрашивала. Он слал её на хер или отвечал, хотя второе случалось куда реже, чем первое. Её интересовало, кто они такие, откуда взяли костюмы, есть ли в том месте, откуда они притащились, ещё что-то наподобие Гефестов...

Вот что ей было отвечать? Что они провалялись две сотни лет в морозильной камере, а потом вылезли на свет божий свежим воздухом подышать? Бред же. Самый настоящий бред, из-за которого вполне можно было лишиться яиц, а как бы Сержант ни храбрился, подобный исход его совсем не устраивал. Как и маячащее где-то на горизонте поступление на службу к бандитам.

Все просто дерьмовее некуда. Хотя нет, ещё есть куда. Эта психованная баба ведь действительно может отхватить ему яйца...

Так. Ладно. Надо успокоиться и решить, что делать. Что, мать его, делать со всем этим добром?..

– Ладно, – выдохнула Атра, одарив Сержанта скучающим взглядом, – не хочешь рассказывать – ради бога. Мне насрать на твои приказы, устав и принципы или что там ещё вам в городах впаривают в бошки. Но позволь сказать тебе вот что: здесь, – она окинула взглядом комнатку, – мы не держим тех, кто не приносит пользы. Твоя подружка Аврил уже поняла это и отправилась в пустоши. Если ей повезёт и она добудет что-то путное, то я позволю ей стать одной из нас.

Сержанту совсем не нравилось, к чему ведёт эта баба. Даже не в части того, что сраный Ботан спутался с бандитами и ввязал его, Сержанта, во всё это говнище. Нет, не нравилось ему то, что Атра скажет дальше.

– Она девочка умная и сразу всё поняла, – говорила тем временем Атра. – Ты, судя по морде, хоть и прикидываешься полным дебилом, но голову на плечах ещё не просрал, так что слушай. У нас в банде есть защита, есть припасы, есть еда и вода. Здесь люди живут. Не так хорошо, как эти суки в городах, но тоже неплохо. А по поводу того, какая жизнь будет посреди пустоши, ты уже мог понять, так, Артур?

– Если ты меня ещё раз так назовёшь, я тебе нос сломаю.

– Не груби, Артур, – издевательски улыбнулась Атра, сделав особое ударение на имени. – Так вот. Я предлагаю тебе простой выбор – либо остаться здесь, в банде, и работать на меня, либо валить обратно в пустоши. С зашитым хлебалом, разумеется, и, возможно, без яиц, – произнеся последние слова, Атра замолчала, видимо давая Сержанту немного времени на то, чтобы обдумать варианты.

Никогда ещё перед Артуром Корном не представало столь сложного выбора: послать эту бабу или же послать её в грубой форме? С одной стороны, его ждала смерть в пустошах, с другой же - смерть в пустошах с зашитым ртом и, очень вероятно, отрезанными яйцами... Вообще, если подумать, оба этих варианта выглядели не очень-то приятно, но с другой стороны, если всё как следует взвесить…

– Вот что я тебе скажу, кисонька, – просипел Сержант сглатывая слюну вперемешку с кровью, – когда меня вербовали в армию… знаешь, чем они меня заманили? За что я продал собственную жизнь тем худосочным ублюдкам в мундирах?

– Мне должно быть интересно?

– За банку долбанной фасоли. Я поставил свою хренову подпись, произнёс хренову присягу и нацепил на грудь хренов значок, и всё это, всё это говнище – ради банки тухлой фасоли, от которой я чуть не сдох, сидя на обледеневшем толчке.

– Мне всё ещё плевать, Корн.

– И мне плевать на то, что ты там вещаешь своим долбанутым рекрутам, которых находишь посреди пустыни. Я уже поставил одну чёртову подпись и прицепил на грудь один чёртов значок, и больше никакой банкой тухлой фасоли меня не заманить ни в какое дерьмо. Хочешь меня убить? Убивай, мать твою. Хочешь отрезать яйца? Попытайся. Это тебе дорого станет. Но ты, сука, никогда не сделаешь херова Артура Корна своей шестёркой. Никогда.

– А кто тебе сказал, что я собираюсь делать тебя шестёркой, идиот? – устало вздохнула Атра, легонько ткнув один из ремней. – Шестёрок мне и без тебя хватает. Сейчас мне нужны солдаты. Настоящие солдаты вроде тебя, Корн. Я не предлагаю тебе стать грёбаной шестёркой, не предлагаю тебе вытирать мою царственную задницу и надраивать мои тарелки. Нет, злобный ты ублюдок, я предлагаю тебе работу.

– Наёмником мне стать предлагаешь? – криво ухмыльнулся Сержант.

– Да, – не задумываясь, ответила Атра. – Если ты окажешься каким-нибудь предателем или, что хуже, бесполезным куском дерьма, то пристрелить тебя я смогу в любой момент. Ну а если ты всё-таки окажешься человеком полезным...

– Что?

– То ты будешь жить. Хорошая награда за верную службу, ты не находишь?

– Я бы предпочёл всё-таки деньгами, – вяло пробормотал Сержант.

– Чем? – искренне удивилась Атра.

– День... а, в жопу. Я хоть подумать могу?

– Думать ты можешь сколько тебе угодно, – кивнула Атра, – но через час размышления свои придётся тебе вести в пустошах.

– Какая же ты...

– Сука, да. Ты уже говорил, – кивнула Атра, отходя от стола и направляясь к выходу из комнатки. – Я вернусь через час.

Дверь захлопнулась, оставляя Сержанта наедине с мрачными мыслями, к которым, в добавок, прибавилась и чёртова тошнота. Не стоило всё-таки вспоминать ту долбаную фасоль. Чёрт, да она по виду больше напоминала кучу каких-то жирных личинок, плавающих то ли в гное, то ли в какой-то блевотине.

Как он её вообще сожрать умудрился? Зачем?..

Ах, молодость-молодость...

Но, так или иначе, перед ним стоял выбор: поступить на службу к умалишённой бабе, на которой и клейма негде ставить, или гордо сдохнуть, оставаясь верным долгу и присяге. Прелестный выбор. Восхитительный. Для полного счастья не хватало только Ботаника с его писклявым голосочком.

Ботаника…

Вот дерьмо. Ботан уже записался в хренову банду. Уже успел продать никчёмную душонку за банку пресловутой фасоли, или что там ему пообещали ублюдочные уголовники. И как бы Сержанта ни бесил сам факт существования на одной планете вместе с ним подобного несуразного существа, он всё-таки успел привязаться к Ботанику. Привязаться ровно в той мере, чтобы не дать ему занырнуть с головой в то место, из которого сам Сержант не вылезал большую часть жизни. Всё-таки очкастый был рядовым, находящимся у него в подчинении. Его, Сержанта, бойцом, за которого тот нёс ответственность.

Да и награду как-никак надо было получить. Всё-таки как бы Сержант ни был бит жизнью, он всё ещё верил в то, что в мире осталась толика справедливости. Верил в то, что долбаная Атра, или как там её зовут, подавится собственным языком и сдохнет прямо тут, у него на глазах. Верил, что коровы когда-нибудь восстанут и начнут жрать бургеры из людей. Верил, что ему ещё придётся поломать голову над планировкой своих двух дворцов и над тем, сколько шлюх заселить в каждую из спален.

Сержант, как и любой нормальный солдат, старался хранить в своём сердце скромную толику надежды.

Но надежды надеждами, а делать что-то надо. Правда, единственным, что оставалось Сержанту в данный момент, было ожидание. Сначала нужно дождаться возвращения этой шизанутой королевы-воительницы, а дальше действовать по обстоятельствам.

Может, действительно собственный язык проглотит.

Но когда прошёл положенный час, Атра не почтила Сержанта своим присутствием. Не явилась она и через два часа. И даже через три, когда мочевой пузырь Сержанта гордо возвестил о том, что этому столу явно не хватает системы рециркуляции отходов.

А на четвёртый час случилось нечто неожиданное.

Сначала послышался далёкий гул, словно раскаты грома, хреначащие где-то вдалеке. На потолке появился целый ворох новых трещин, а заходившая ходуном лампочка погасла так неожиданно, что Сержант даже не успел как следует выругаться, что само по себе было делом довольно неприятным и раздражающим.

Темнота оказалась на редкость неприятной штукой. Это не та привычная ночная тьма, где ты видишь хоть что-то, хоть какие-то сраные силуэты вещей и людей. Нет. То, в чём очутился Сержант, можно описать только как тотальную, непроглядную темень. Он не видел ничего, ровным счётом ничего... вплоть до того момента, как включились сенсоры второго бионического глаза.

Боже, храни бесплатную медстраховку для военных. На своё-то жалование Сержант вряд ли смог бы позволить себе такую хреновину, а сейчас она ой как пригодилась.

Сенсорика включилась ровно в тот момент, когда железная дверь распахнулась и в проходе показалась морда совершенно незнакомого Сержанту человека. Правда, в руке тот держал вполне знакомую штуку – лазерный пистолет.

Это был один из тех моментов, когда рефлексы действуют, опережая разум. Сержант только-только начал соображать, что на Атру с её бандитами, судя по всему, совершили какое-то нападение, а тело, действуя безо всякой указки сверху, предпринимало отчаянные меры к спасению. Всё-таки непонятные мужики с пистолетами, нацеленными прямо на тебя, – верный признак того, что надо что-то предпринять, если не хочешь обнаружить в себе парочку новых дымящихся отверстий. А Сержанту вполне хватало имеющихся, чтобы полностью удовлетворить все свои нужды.

В сложившемся положении у него оказалось не так уж много возможностей к спасению собственной шкуры, но Сержант был не из тех людей, кто сдавался в первой попавшейся безвыходной ситуации. Чёрт, да если бы он сдавался каждый раз, когда на него падал танк или что-то в этом духе, то уж точно не дожил бы до того момента, как ему на шею посадили херова Ботана.

Не раздумывая и не сомневаясь, Сержант начал неистово раскачивать стол, на котором его расположили уголовники – он не знал, насколько хорошо закреплены болты, не знал, получиться ли из этой идиотской, в общем-то, затеи хоть что-то, и уж точно не знал, успеет ли он хоть немного разболтать долбаные ремни до того момента, как загадочный мистер хер пальнёт из пистолета.

Он вообще ничего не знал в этот момент. Просто отчаянно раскачивал проклятый стол, попутно перебирая в памяти все известные ругательства.

И в тот самый миг, когда Сержант уже отчаялся и мысленно прощался со своими дворцами, произошло самое обыкновенное чудо.

Ярко-красный луч прочертил комнату именно тогда, когда хлипкие болты, удерживающие стол на месте, лопнули и стол завалился влево. Выстрел угодил прямиком в ровную металлическую поверхность и не причинил никакого вреда Сержанту. Правда, тот во время падения стола на пол испытал куда больший дискомфорт от соприкосновения своей морды с холодным и невероятно твёрдым камнем (и, кажется, оставил на нём парочку зубов), но это было не так важно, учитывая тот факт, что один из ремней, удерживающий его правую руку, лопнул во время падения.

– Сучий мудак... – пропыхтел Сержант, тут же пользуясь моментом и отвязывая вторую руку. Шанс. Большего ему и не требовалось.

Времени на то, чтобы оценить ситуацию, было немного. Уже слышались шаги приближающегося ублюдка, который, с поразительным для бандита рвением, решил проверить, насколько удачным был его первый выстрел. Или просто добить незадачливого идиота, оказавшегося у него на пути.

Сержант не раз и не два в жизни наблюдал, как молодые, совсем ещё зелёные бойцы, попав в дерьмовую ситуацию, тратили время на размышления в тот момент, когда надо было действовать. Действовать быстро, решительно и не задумываясь о последствиях. Сейчас как раз был один из тех моментов.

Вместо того, чтобы сидеть на жопе и раздумывать над своим положением, он начал действовать так быстро, как только мог. Уже две руки были свободны, следом пошёл ремень, удерживающий голову... на то, чтобы отвязать ноги, времени не осталось.

Бандит – какой-то ублюдок в кислородной маске, почти полностью закрывавшей лицо, – перегнулся через край перевёрнутого стола. Чего это идиот хотел добиться, Сержант так и не понял. Даже не пытался понять. Он просто схватил его за голову и со всей силы шибанул об острый стальной угол.

Кости затрещали, а руки тут же обдало горячей вязкой кровью вперемешку с кусками мозга.

Не тратя времени на радость по поводу первого за многие годы убийства говнюка, Сержант принялся за ремни, всё ещё удерживающие его ноги. Разделаться с ними оказалось немного труднее, но когда дело было сделано... чёрт, никогда ещё не было так приятно просто встать и размяться.

Ноги, руки и даже левое ухо - всё ныло и зудело от колющей боли, а шрамы на груди словно щедро посыпали солью, но всё это быстро заглушилось адреналином, вбрасываемым в кровь боевыми имплантами, которые вживляли каждому солдату. Заварушка. Настоящая, мать её, заварушка. Как в старые добрые времена. Не будь Сержант так зол в этот миг, он, без сомнения, расплакался бы от радости. Но не время, ещё не время. Сейчас, когда он всё-таки обрёл некое подобие свободы, можно и нужно потратить пару секунд на то, чтобы оценить положение. Весьма и весьма интересное, к слову говоря, положение.

Базу бандитов определённо кто-то пытался взять штурмом, об этом ясно свидетельствовали всё новые и новые взрывы, от которых комнатка уже начинала ходить ходуном. Кто напал и зачем – сейчас особого смысла не имело. Главным было то, что он, Сержант, может прямо сейчас сыграть на этой заварушке, вступив в сраную игру на своих собственных правилах. Особенно имея на руках этот прекрасный маленький пистолет.

Чёрт, до сего момента Сержант и не понимал, как соскучился по убийствам. Но ничего, у него в пистолете достаточно зарядов, а ублюдков на этой базе вполне должно хватить, чтобы удовлетворить его жажду крови, взращённую всем тем говном, через которое ему пришлось пройти с того самого момента, как они с Ботаником проснулись в поганой крио-капсуле.

Так. Ботаник. Надо вытащить очкарика из загребущих лап этих уголовников. Тейг вроде бы говорил, что он отправился в пустоши... Так. Спасение Ботана определённо очень важное задание, и его следует поставить номером "два" в списке приоритетов. Почему "два"? Да потому что сначала он просто обязан перебить как можно больше этих сукиных тварей, осмелившихся грозить ему отрезанием яиц!

Ведомый именно такими мыслями, Сержант проскользнул в распахнутую дверь, ведущую к шахте, даже не позаботившись о том, чтобы вернуть собственные штаны.

Первый взрыв застал Атру на пути к жилой части шахты, где размещалась большая часть банды. Всего за какое-то мгновенье земля резко ушла из-под ног, свет погас, а вдалеке послышались крики и шум обрушивающейся породы.

Замешательство продлилось не больше секунды – ровно столько потребовалось Атре, чтобы подняться с колен и стереть кровь с разодранной щеки. Вариантов случившегося было только два – либо Тейг всё-таки допрыгался со своими проклятыми сигаретами в генераторной, либо…

– Сукины дети, – выдохнула она, ещё даже не понимая, к кому, в частности, обращается.

Свет погас, и в туннеле воцарилась непроглядная тьма, но найти фонарик, всегда висевший на груди, труда не составило. Хвала всем богам – он не разбился в тот момент, когда она упала на камни. Тонкий луч света выхватил облака пыли и каменной крошки. А когда они хоть немного осели, стало понятно, что туннель впереди обвалился. Полностью.

– Блядь, – прорычала Атра, резко оборачиваясь назад. Там туннель был цел. Уже хорошо. Бегом она рванулась вперёд, двигаясь к ближайшей известной ей развилке.

Нужно выяснить, что произошло. Как можно скорее. Как можно...

Фонарь слишком плохо освещал дорогу, и Атра попросту не успела затормозить, когда из тьмы перед ней возник Алор. Подрывник точно так же, как и она, бежал сломя голову, только вот бежал он прямо навстречу Атре, совершенно не разбирая дорогу в полной темноте. Разумеется, всё это закончилось тем, что они врезались друг в друга и повалились на землю.

– Атра! – задыхаясь то ли от боли, то ли от страха, начал бормотать Алор, как только сумел отплеваться от каменной крошки. – Атра! Они здесь! Они здесь! Они нашли нас!

– Слезь с меня! – крикнула Атра в ответ на все его реплики. Но слов оказалось недостаточно, и ей пришлось самой скинуть с себя хлипкого взрывника, все ещё продолжавшего бормотать какую-то чушь.

– Они здесь... здесь, Атра! Они здесь!..

– Кто - "они"?! – крикнула она, поднявшись на ноги. – Объясняй подробнее, мать твою!

Несколько секунд и один крепкий пинок в живот потребовались, чтобы привести Алора в чувство ровно настолько, чтобы он смог сказать одно единственное слово:

– Городские!..

Новый взрыв прогремел так же неожиданно, как и предыдущий: вновь земля ушла из-под ног, вновь эта бешеная тряска и грохот, только теперь Атра медлить уже не стала. Подхватив Алора, она рванула вперёд, не дожидаясь, пока слабеющие подпорки прогнутся под весом породы и их обоих завалит ко всем чертям.

Городские. Кто бы, блядь, мог подумать.

Нет, Атра, конечно же, понимала, что захват поезда может повлечь за собой такие последствия. Она даже готовилась к ним, изрядно укрепив оборону родной шахты, но, судя по тому, что сейчас творилось внизу... срань. Полная срань. Всё летело в задницу, а она, вместо того, чтобы руководить обороной, торчала здесь, посреди рушащихся туннелей и руководить могла только задыхающимся психом, который даже стрелять не умеет.

Если жизнь и могла обвалиться в ещё более глубокую задницу, то Атру это бы уже не удивило.

Впрочем, она была не из тех, кто так легко сдаётся. Пока они с Алором неслись по чёртовым туннелям, она спешно пыталась выстроить хоть какое-то подобие плана.
Первым делом надо понять, с чем конкретно они имеют дело – действительно ли это городские заявились мстить за ограбленный поезд или просто какие-то пустынные крысы, прослышав о хорошей добыче, явились за своим куском пирога. После - надо пробиваться к остальным членам банды, собирать их в единый кулак и отбросить говнюков, заявившихся в их дом. Действовать так же, как и добрую сотню раз до того. Их банда считалась одной из самых свирепых во всех пустошах, и теперь пришло время подтвердить свою славу.

Первая задача, поставленная себе Атрой, была выполнена всего через несколько минут после того, как они с громко пыхтящим Алором добрались до развилки туннелей и чуть было не столкнулись лоб в лоб с отрядом врага. Слава Богу, в этот раз Атра всё-таки следила за тем, куда бежит, и успела вовремя затормозить и спрятаться за выступающим из стены куском породы.

Три человека – по виду слабо отличающиеся от её собственных людей. Такие же пустынные крысы. Но рядом с ними возвышается настоящая человекоподобная гора из бледной стали, лезвий и стволов. Сраный робот высотой в добрые три метра, на груди которого красовалась рука, сжимавшая жёлтую молнию. Не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, откуда явилась подобная штука. И Атра сильно, очень-очень сильно сомневалась, что ей удастся хотя бы поцарапать эту хреновину из своего ручного пистолета...

Но тут туннель озарила яркая вспышка, а уши вновь заложило от громкого шума. Атра, не понимая, что вообще происходит, инстинктивно упала на землю, потянув за собой ошарашено глядящего вперёд Алора. Дальнейшие события показали, что поступила она как никогда мудро, ведь в следующий миг прямо над её головой камни взорвались тучей осколков и пыли, прошитые пулемётной очередью.

В туннеле творился настоящий ад – шум, свет, жар и стрельба создавали просто дикий коктейль, разрывающий барабанные перепонки и заставляющий серьёзно беспокоиться за чистоту собственных портков. Только вот ад этот длился всего несколько секунд, по прошествии которых Атра всё-таки рискнула поднять голову и выглянуть из укрытия.

Первым, что она увидела, был робот. Тот лежал, привалившись к стене, с огромной дырой в груди. Дырой, в которой виднелись кровоточащие человеческие внутренности... Интересная начинка у машины. Чертовски интересная. День долбаных открытий. Сначала ей довелось увидеть летающие машины, теперь ходячие. Интересно, что ещё припас в своих закромах старый добрый ублюдок Зевс?

«Впрочем, не до вопросов сейчас», – подумала Атра, подходя к распластанной на полу махине.

Рядом с роботом нашлись и те, кто его сопровождал. Три человека, превращённые пулемётным огнём в настоящее месиво из костей, плоти и крови. А надо всем этим великолепием возвышался никто иной как Горат. Чёртов рейдер держал в руках здоровенный пулемёт – одну из тех игрушек, которые они захватили в поезде, – и оглядывал туннель бешеным взглядом, видимо, силясь разглядеть ещё хоть кого-то, кого можно было бы превратить в фарш.

Увидев Атру, он немного успокоился, а когда из-за её спины выглянул Алор, Горат вообще расплылся в улыбке, опуская своё грозное оружие.

– Эй! Очкастый! Эти твои бомбы... просто бомба! Бва-ха-ха-ха! Видел, как я ей завалил этого членососа?! Ты видел, как он подорвался?!

Алор, все ещё пребывавший в чём-то вроде шока, сохранял молчание. Но вместо него заговорила Атра.

– Горат, – выдохнула она, осторожно переступая через поверженного робота, – какого хера тут творится?

– Городские пришли мстить за свой ссаный поезд, – всё так же улыбаясь, ответил рейдер, дёрнув какой-то рычаг на своём пулемёте. – Суки. Купили тех пидоров, которых ты называла нашими «соседями», – кивок в сторону трёх куч мяса, бывших когда-то людьми, – чтобы пролезть за ворота... а там уже началась веселуха.

– Сколько их? – спросила Атра, чтобы хоть примерно обрисовать картину того, во что они вляпались.

– Сотня, – пожал плечами Горат. – Может, две. Хер знает. Но человек тридцать я положил ещё у ворот. Сукины дети, похоже, не ожидали, что мы расковыряем ящики из их же поезда. Видела бы ты их рожи, когда я начал лупить по ним из этой девочки!

– А этих хреновин? – Атра вновь взглянула на робота. Даже с развороченной грудиной эта проклятая машина внушала благоговейный ужас.

– А я почём знаю? – вновь пожал плечами Горат, – этот вообще первый, кого я увидел. Хорошо хоть осталась одна бомба, из тех, что ты для нас слепил, очкарик.

– Дерьмово. Алор?

– Д-да? – пробормотал подрывник. Он всё-таки вышел из укрытия и подошёл к Атре, но руки у него весьма заметно тряслись.

– У тебя сколько бомб осталось в запасе?

– Н-нез...

– Сколько?! – рявкнула Атра, резко схватив его за плечи.

– Пятьдесят! Может, больше! Я всегда делаю с запасом! Взрывчатка всегда нужна с запасом! Всегда нужно взрывать... всегда...

– Где они? – уже тише спросила Атра.

– У меня... у меня в лаборатории. Наверху.

– Наверху... – задумчиво повторила Атра.

– Зуб даю, – пробормотал Горат, – там сейчас туча этих хуесосов.

– Вот и будет тебе шанс пустить свою "девочку" в настоящее дело. Пошли! Если нам предстоит выкуривать из шахты вот такие херовины, – Атра мотнула головой в сторону робота, – то мне нужны сраные бомбы. Все бомбы, что найдутся в твоих запасах, Алор! Все!

Нет, Сержант, конечно же, был не против бегать по бандитскому притону в чём мать родила, но всё-таки, выбравшись из своей импровизированной камеры, он быстро смекнул: здесь, в шахте, чертовски холодно. Вот прямо настолько холодно, что после второго или третьего шага по голым камням ты уже начинаешь опасаться, не оставил ли свою левую пятку где-то позади.

Пройдя по широкому, заваленному мусором и трупами туннелю около двадцати метров, Сержант всё-таки решил вернуться обратно в медотсек и забрать одежду того барана, которого он убил ещё в начале всей этой заварушки... но судьба распорядилась иначе.

Двое точно таких же оборванцев, как и тот, что «пожертвовал» Сержанту свой пистолет, вышли из-за угла и двинулись в его сторону. В руках они сжимали какие-то слабые фонарики, так что сразу стало понятно: эти дебилы отрубили свет и даже не позаботились о приборах ночного видения. Ну что ж, на войне каждый живёт ровно столько, сколько враг прощает ему идиотские поступки. Сержант в прощении кого бы то ни было замечен не был.

Притаившись за ближайшей горой мусора, он выждал (при этом чертовски сильно отморозив ступни и задницу), пока эти двое подойдут на достаточное расстояние, а затем снял обоих относительно точной стрельбой. Первому заряд попал прямо в лоб, убив ублюдка на месте, а второму пришлось помучиться, потому как ярко-красный луч прошил ему живот. Тратить боезапас на добивание умирающих бандитов Сержант не собирался, так что процесс добычи одежды и дополнительного снаряжения проходил под незатихающий аккомпанемент воплей и хрипов умирающего ублюдка.

В конце концов Сержант просто не выдержал и раздавил ему горло ногой, на которой теперь красовался неплохой сапог с крепкой подошвой.

Помимо сапогов, он снял с бандитов штаны, куртку, дыхательную маску и два неплохих карабина. Лазерный пистолет штука, несомненно, хорошая, но старые добрые пули ещё никто не смог заменить в полной мере.

Теперь же, когда вопросы первостепенной важности, вроде спасения собственного зада от обморожения, были решены, пришло время состряпать хоть какой-нибудь план, по которому он и будет действовать.

Больше никто по его душу не явился, а это значило, что сейчас он находится вдалеке от основного театра войны. Напрашивалось два варианта дальнейших действий. Первый: отказаться от предыдущей затеи. Затаиться, выждать и свалить из проклятой шахты, оставив бандитов грызть друг другу глотки, а самому отправившись на поиски Ботаника.

Второй: запастись как можно большим количеством пушек и вообще всего, чем можно причинять вред хрупким человеческим телам, и пойти вразнос, показав сраным бандитам, что не стоило им связывать Артура Корна и тем более не стоило предлагать ему, армейскому офицеру, вступать в какую-то поганую банду!

– Я вам покажу банду, – пропыхтел Сержант, закидывая карабины себе на плечо и неспешно двигаясь вглубь шахты. Туда, откуда звучали слабые звуки пальбы и взрывов. - Покажу, как записывать меня в банду, сукины дети.

Давно он ждал возможности отыграться за все эти двести лет. Очень давно.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 33
© 11.02.2018 Григорий Павленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196046

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1