2.7 Скоро твоя душа будет гореть!



Небо с самого утра было затянуто багряными тучами, то и дело освещаемых вспышками далёких молний, никогда не опускавшихся до того, чтобы ударить в сухую марсианскую землю.

На Марсе не бывает дождей. Вода, каким-то чудом оказавшаяся на поверхности, тут же обращалась паром. Атра знала это, как знала и то, что стягивавшиеся в небесах тучи принесут с собой либо кислотный туман, разъедающий железо, ткань и плоть, либо бесконечные песчаные бури.

Поезда ходили только под таким подобным прикрытием - об этом свидетельствовали долгие наблюдения, которые люди и небольшие машины, посланные Атрой, вели за железной дорогой, протянувшейся между Зевсом и Маха-Ли - ещё одним городом, с которым жители Зевса вели то ли торговлю, то ли ещё какие дела. В любом случае, это сейчас было неважно.

Единственным, что имело значение в этот единственный миг, был поезд, несущийся сквозь поднимающийся кислотный туман. Атра чувствовала его приближение. Чувствовала, как земля трясётся под ногами.

Они разместились в засаде, в паре сотен метров от дороги. Широкий кратер с высокими краями идеально закрывал их небольшую армаду от слишком любопытных глаз.
Горат, настолько загоревшийся планом Атры, оказывал ей всё возможное содействие, какое только можно ожидать об убийцы-психопата. Два десятка машин, до поры до времени остававшиеся в укрытии, яростно ревели, стремясь ринуться в бой. Люди, верховодившие этими железными тварями, были не лучше, оглашая кратер рёвом, криками и проклятиями. Они слишком долго сидели взаперти без дела. Слишком долго Атра не спускала своих псов с цепи, но теперь настал их час, и у рейдеров, в прямом смысле, сносило крышу от запаха крови.

Многие из них погибнут сегодня независимо от исхода дела, но какая разница? Дорожить жизнями рейдеров Атра не собиралась - они быстро восстановят утерянное, а вот припасы, которые они могут сегодня получить... да даже один этот поезд позволит Атре стать королевой пустошей. А ведь впереди их ждёт и сам Зевс.

Атра и сама не заметила, как под дыхательной маской её губы растянулись в кровожадной ухмылке. Мечты. Мечты убивают.

- Кит, - негромко обратилась он к своему помощнику, стоявшему рядом.

Тот, в отличии от всех прочих людей, нацепивших на себя костюмы атмосферной защиты, оставался во всё той же кожаной курке, лицо пустынника закрывала всё та же тряпка, к которой теперь и прибавились очки с тяжёлыми стёклами - защита глаз от песка, кислоты и низких температур. Глаза пустынники так и не научились изменять. Оно и к лучшему.

- Слушаю, - отозвался Кит. Голос его звучал хрипло и прерывался помехами - радио, доступное банде, было не самым лучшим. Но лучше такое, чем никакого вообще.

- Пора начинать.

Горат чувствовал, как кровь закипает в жилах. Чувствовал, как в груди пробуждается ярость - та самая первобытная ярость, которой рейдеры поклонялись, как настоящему божеству. Ярость давала им силы сражаться, давала силы, чтобы жить в этом проклятом аду и быть его королями. Та самая ярость, что ревела в сердцах их машин.

- Погнали, сукины дети! - крикнул он, сопроводив свои слова выстрелом в воздух. Эхо прокатилось по всему кратеру, и тут же ему ответил добрый десяток таких же выстрелов. Рейдеры сообщали, что услышали приказ.

И, судя по крикам, разнёсшимся где-то слева от Гората, кто-то даже подстрелил своего. Ха! Именно за такое безумство он и любил своих долбанных псов. Никакой предсказуемости, никаких ебанутых правил!

- Вперёд! - крикнул он, не обращаясь ни к кому в частности и вдавив педаль газа в пол.

Кит, этот молчаливый пустынник, стоял в небольшом закутке свободного пространства, остававшегося за креслом водителя машины. По бокам его закрывали от пуль, осколков и прочего говна стальные борта, позади - тяжёлый, ревущий и пышущий огнём двигатель. Хах. Не каждому дано выдержать даже прогулочную поездку на месте стрелка, а этот чудила захотел пойти на настоящее дело...

Ну, если Атра хочет угробить своего любимчика - Горат будет последним, кто станет её корить за это. Ведь по большому счёту - ему насрать. На Атру, на Кита, на банду и всех её обитателей. Насрать. Только машина. Только ярость в груди. Только сраный дробовик за спиной.

- Держись крепче, сосунок! - крикнул Горат, даже не обернувшись, чтобы увидеть, как при первом же рывке только чудо удержало Кита от того, чтобы вылететь из машины.

Песок лупил в стеклянный щиток закрывавший лицо, ветер норовил оторвать плохо закреплённые листы обшивки, двигатель ревел как угорелый, а Горат смеялся и жал педаль ещё сильнее. Он знал, что цель уже близко, что его псы идут следом и вскоре начнётся охота.

***

- Сержант? - только и успела пискнуть Аврил, прежде чем огромная, красновато-серая рука толкнула её в плечо с такой силой, что никаких систем скафандра не хватило на то, чтобы удержать равновесие.

Аврил упала на красный песок и даже прокатилась на пару метров вперёд. Только остановившись и с трудом, просто величайшим трудом, повернув голову в крайне неудобном, громоздком костюме, она увидела, что Сержант, а её оттолкнул именно он, спас ей жизнь. Опять.

На том месте, где они стояли всего несколько секунд назад, сначала блеснул ослепительно яркий свет, а затем прогремел оглушительный вой, под который из тумана вынырнула огромная, поразительная машина.

Размерами, она превосходила всё, что когда-либо доводилось видеть Аврил. Она была даже больше "Мантикоры", больше летательных аппаратов в Зевсе, больше... Она была просто невероятно огромна.

В тумане зрение Аврил очень и очень сильно ограничивалось, но и того, что ей открылось в этот конкретный момент, ей хватило, чтобы понять - это локомотив. Поезд.
Как и любая серьёзная техника на Марсе, поезда должны были весить достаточно, чтобы создавать нормальное сцепление с дорогой при гравитации, равной лишь трети от Земной. И именно благодаря этой жажде как можно больше увеличить массу, марсианские поезда принимали такой... такой монструозный вид. Настоящий Левиафан из углепласта и стали.

За одну единственную секунду, когда локомотив только-только показался из тумана, Аврил успела поразиться и восхититься его размерами и мощью, но секунда прошла, а вместе с ней минули и все эти яркие чувства, мешавшие Аврил видеть полную картину.

Сержант, слава богу, так же успел откатиться в сторону от путей, и его не раздавило надвигающейся махиной. Но вот сам поезд... что-то с ним было не так. Из под колёс вылетают настоящие языки пламени, предупреждающий рёв не смолкает ни на секунду, из сочленений стальных пластин валит чёрный дым, смешивающийся с желтоватыми облаками кислоты.

- Сержант, - судорожно пробормотала Аврил, активируя связь между их костюмами, - Сержант, мне кажется, что-то случилось...

- Да, блядь, неужели?! - восклицание Сержанта нисколько не охладило пыла Аврил.

- Сержант, я думаю... - начала было она, но так и не успела договорить, потому что вслед за проносящимся мимо них поездом показались новые машины.
Сначала костюм засёк несколько стремительно приближающихся объектов. Точки на карте - ничего более, но Аврил, знавшая, что в пустынях могут обитать самые разные люди вплоть до настоящих преступников, быстро смекнула, что встреча с этими загадочными "точками", может быть не очень желанной.

Правда, её мнения никто не спрашивал. Огромная махина поезда, несущегося с сумасшедшей скоростью, создала в тумане небольшой просвет, через который Аврил увидела, кто к ним приближается.

Три машины, если их так вообще можно было назвать - какой-то ворох железных балок и стальных пластин, поставленный на колёса. В изголовье каждой машины сидел человек - видимо, водитель, а за ним, размещались либо один, либо два пассажира... или...

Аврил увидела, как один из "пассажиров" кидает в сторону поезда какой-то свёрток, и в ту же секунду земля содрогается, а вагон, в который и угодил свёрток, объят пламенем и дымом.

Человек из другой машины поднял то, что ничем иным, кроме ружья, оказаться не могло и прозвучали два оглушительных выстрела. Затем несколько движений, ещё два выстрела.

Аврил смотрела на всё это, как заворожённая. Она не могла поверить в то, что видит. Взрывы, огонь, выстрелы, дым - всё это складывалось в нереальную, пугающую картину, которую её мозг отчаянно отказывался воспринимать.

Благо, рядом был Сержант.

Сержант, как и Аврил, испытал ту же секунду шока, когда прямо перед ним из проклятого тумана вылетала махина поезда. Ещё секунду потребовалась для того, чтобы подавить жгучее желание восполнить потерю "Мантикоры" за счёт этого красавца.

А затем он заметил приближающиеся машины. Багги - так их называли. Созданные ещё в бог знает какие времена для езды по отчаянному бездорожью, эти машины никогда не теряли своей функциональности и популярности. Даже на Марсе. Датчик костюма засёк три машины с той стороны поезда, где располагались они с Аврил и Сержанту не требовалось много ума, чтобы сложить два и два.

Они оказались прямо посреди херова ограбления. И встречаться с теми, кто грабит такие здоровенные поезда Сержанту совсем не хотелось, пусть они и были первыми людьми, которых он мог встретить за две сотни лет.

- Ботан! - рявкнул он в микрофон, и одновременно с этим оглядываясь по сторонам и силясь разглядеть в тумане бледный силуэт костюма Ботаника. Дерьмо. Надо было швырять его не так сильно... - Ботан, твою мать!

Багги приближались. Сержант уже мог разглядеть людей, закидывающих поезд какими-то бомбами и обильно поливавших образовавшиеся в корпусе дыры ружейным и автоматным огнём. Срань.

Ботан нашёлся у него за спиной. Думать о том, как тот сумел туда попасть, у Сержанта не было времени. Подбежав к распростёртому на земле телу, Сержант, со скрипом сервомоторов, помог Ботанику принять вертикальное положение.

- Спасиб...

- Заткнись! Нам нужно укрытие! Срочно, мать твою!

Прожить две сотни лет в крио-камере и подохнуть от рук каких-то бандитов, Сержант считал просто ниже своего достоинства. Нужно спрятаться. Укрыться в песках от сраных багги и подождать, пока они пройдут мимо.

Но где прятаться? Пока они шли по прямой, как доска, земле. Здесь укрыться было негде... разве что...

Колея железной дороги располагалась хоть и на небольшом, но всё-таки возвышении, а несколькими метрами левее начинался небольшой спуск. Сержант заметил его только сейчас и теперь благодарил всех известных и неизвестных ему богов за такую находку.

- Быстро! - рявкнул он, схватив что-то бормочущего Ботаника за плечо и вновь швырнув его (спасибо, экзоскелет!) к склону. Конечно, его нисколько не беспокоило то, что очкарик будет испытывать во время всех этих полётов и перекатываний, главное сейчас - остаться незамеченными для бандитов.

С такой мыслью Сержант и сам сиганул следом за Ботаном вниз, туда, где кислотные облака были особенно плотными и могли скрыть их светлые костюмы.

- Ты чувствуешь это, крысёнок?! Чувствуешь?! - орал Горат, во всю мочь прожженных кислотой лёгких. - Чувствуешь пустоту?!

Кит чувствовал. Внутри него словно погасло пламя, горевшее всю его жизнь. Он не замечал его, пока оно было рядом, но сейчас, за считанные секунды до того самого мига, когда он должен будет бросить свою жизнь на алтарь удачи, оно... оно погасло. Пустота в душе. Пустота внутри. Она сдавливает, мешает ясно мыслить и действовать.

Но вот, из тумана выглядывает хвост поезда. Огромный состав, сверху до низу закрытый прочными стальными пластинами, закрывавшими самые великие сокровища, о которых может мечтать житель марсианских пустошей - припасы, оружие, еда...

Пустота растекается по телу. Ноги деревенеют, руки с силой сжимают стальной прут - единственную вещь недающую Киту выпасть из всё ещё набиравшей скорость машины.
Поезд не монолитен - он состоит из множества отсеков, которые один за одним проскакивают мимо Кита, когда Горат даёт ещё больше скорости. Он несётся к изголовью этой огромной древней машины.

- Потерпи, крысёныш! Потерпи чуток! - кричит Горат, - скоро загорится! Скоро загорится нахрен!

Кит не понимает, о чём лопочет рейдер. Пустота становится всё сильнее, сердце колотится, как бешеное, страх... всё это проклятый страх.

- Скоро загорится! Скоро твоя душа будет гореть! - кричит рейдер, и крик его прерывается безумным хохотом.

Вот оно - изголовье. Огромная, непостижимая машина, ведущая за собой все остальные части поезда. Она своим заострённым носом прорезает туман, несясь вперёд с огромной, невообразимой для такой громадины скоростью, от стука её здоровенных, выглядывающих из под стальных юбок колёс дрожит земля, из трёх, торчавших сбоку труб, вырывается чёрный дым, перемежающийся с языками пламени.

Горат выжимает максимум и даже больше из своей, надрывно рычащей машины, и они обгоняют поезд, и только сейчас Кит видит на вершине этого железного монстра две блестящие панели. Стёкла, за которыми он встречается взглядом с человеком. Обыкновенным человеком. Старик, глядящий на пустынника со смесью страха и ненависти. Он знает, что будет дальше. Он уже всё понял.

- Давай! - орёт Горат.

Но Киту не требуются его крики. Он и сам знает, что время пришло. И он, наконец-то, понял, о чём говорил рейдер минуту назад. Пустота в его груди вспыхнула настоящим пожаром ярости. Такой силы, такой мощи в своих руках он ещё никогда не чувствовал.

Крепко сжав в руке одну из тех бомб, что смастерил для них Алор, Кит примеривается и совершает бросок.

Бомба попадает точно в цель - ударившись о стекло, она озаряет локомотив взрывом, от которого машину Гората отбрасывает в сторону, но в последний миг Кит видит, что с другой, противоположной стороны, вперёд вырвалась ещё одна машина. Тамошний рейдер, видя, что от машиниста Кит успел избавиться, берёт себе другую цель и кидает свою бомбу в колёса поезда.

Взрыв, и локомотив, как и земля вокруг, содрогается от новой волны пламени.

Голова змеи срублена. Теперь настал черёд тела. Ярость кипит в крови, Кит кричит, хоть сам и не осознаёт этого. Кажется, он кроет кого-то последними словами, но так ли это важно?

Горат хохочет. Ему знакомы эти чувства. Ведь именно этим безумием и живут рейдеры. Той самой секундой, когда страх, охваченный пламенем обращается яростью, которую ты уже не можешь остановить.

Сбросив скорость, он подбрасывает Киту ещё одну бомбу.

- Взрывай вагон! Пора узнать, что они нам приготовили!

Конечно, куда разумнее и безопаснее было бы дождаться полной остановки поезда, а уже потом основательно заняться грабежом. Но разве рейдеров когда-нибудь волновала разумность или безопасность? Люди с горящим в груди пламенем не властны над своим безумием.

Кит, ни на секунду не сомневаясь, швыряет бомбу прямо в стальную пластину, отделявшуюся от остальных еле заметными полосами. Атра говорила, что это место в обшивке самое слабое и именно туда следует метить. Кит запомнил её снова и не промахнулся.

Новый взрыв, прогремевший слишком близко к машине, едва не перевернул её, но Горат удержал управление, а взгляду Кита предстала пугающая и завораживающая картина - стальные пласты раскрылись, словно какой-то безумный цветок, за его лепестками не было ничего, кроме дыма и копоти... и крови. Один из "лепестков" был красным от крови человека, оказавшегося слишком близко к стене во время взрыва.

Но были и другие. Резко выхватив дробовик со спины Гората, Кит всадил первые два выстрела прямо в грудь появившемуся в проёме человеку в синем комбинезоне. Тот даже не успел понять, что случилось, а в следующий миг мертвец, охваченный облачком стремительно испаряющейся крови, падает под колёса всё ещё стремительно несущегося поезда.

- Патроны! - крикнул Горат, швырнув Киту горсть патронов, всего секунду назад висевшую у него на груди.

Кит перехватил их и занялся перезарядкой дробовика в то время, пока рейдер пытался удержать достаточную скорость и при этом не врезаться в какой-нибудь камень или одну из стремительно нагонявших их машин остальных рейдеров. Они, как успел заметить Кит, действовали не менее успешно - поезд сотрясали всё новые и новые взрывы, а треск автоматных очередей и ружейных выстрелов заглушал даже рёв мотора их собственной машины.

Но этого было мало. Ярость, горевшая в груди, требовала большего. Он знал, что внутри, в вагоне, ещё есть люди. Он видел, как они прятались за стальными стенами, но достать их из машины не представлялось возможным.

- Подведи ближе! - крикнул Кит и Горат, тут же смекнувший, что задумал пустынник, вновь расхохотался резко, повернув к поезду.

Толчок, и громкий скрип возвестил о том, что борт машины ударился о сталь вагона. Они соприкасались всего мгновенье, но этого Киту хватило для того, чтобы запрыгнуть внутрь.

Тут же он увидел двух людей - первый уже наводил на него дуло автомата, а второй судорожно возился со своей винтовкой, видимо, так и не снятой с предохранителя.
Гром от первого выстрела едва не оглушил пустынника, позабывшего о том, насколько шумным может быть дробовик в замкнутых пространствах. Первый выстрел пришёлся точно в цель - первых охранник разом лишился половины головы. Оставался второй.

Кит развернулся к нему и палец уже давил на курок, когда прямо перед глазами он увидел яркую вспышку. Ублюдок всё-таки снял винтовку с предохранителя.
Тупая боль пронзила грудь. Толчком Кита отбросило назад - в проём. Он не успел ухватиться за борта, машина Гората была слишком далеко. Он упал вниз, на землю и покатился, как какая-то нелепая кукла, выброшенная из машины на полном ходу.

Горат видел всё это, видел, как пустынник сначала схватил пулю прямо в грудь, а потом грохнулся на землю. Рейдер мог бы остановить машину, мог бы удостовериться, что парнишка действительно мёртв, но, по большому счёту, ему было плевать. Поезд ещё нёсся вперёд, а у него в ногах лежал пистолет.

Зверь ещё жив. Охота продолжается.

О мертвецах позаботятся кислотные облака.

***

- Лежи смирно! - шептал Сержант, еле заметно подрагивающим голосом. И Аврил вполне могла понять, откуда у него в голосе появилась эта дрожь. Она своими глазами видела ужас, творившийся здесь, в пустыне, и теперь ей ещё больше не хотелось встречаться с этими бандитами лицом к лицу.

Они отлежатся здесь, сокрытые туманом и пылью, отлежатся столько, сколько потребуется, для того, чтобы бандиты ушли.

Доктор Гейб всегда учил - что в случае любой опасности нужно прятаться и ждать, что тебе придут на помощь. Нельзя лезть в драку, нельзя подвергать себя ненужной опасности. Нельзя...

«Доктор Гейб хотел убить тебя» - прозвучал в голове холодный голос. Её собственный голос, стремившийся хоть немного утихомирить того ребёнка, которым, в сущности, до сих пор оставалась Аврил. Но ей нужно взрослеть. Нужно взрослеть, потому что нельзя больше полагаться на других.

Ни на доктора Гейба, ни на Сержанта, ни на кого.

Никто не станет тебе помогать, глупая девочка, никто не станет вытаскивать тебя из беды.

«Нет» - мысленно ответила себе Аврил. Той самой «себе», которая появилась в день, когда она нашла ядерные заряды, спрятанные на их с Сержантом базе. - «Нет. Это не правда. Я не одна».

И прямо в эту же самую секунду по радио прозвучал голос Сержанта:

- Не намочи штанишки, очкарик. И не из такого дерьма выбирались.

Аврил улыбнулась самой искренней своей улыбкой (хотя других она и не знала).

- Спасибо, Сержант.

Сержант не ответил. Аврил могла бы подумать о причинах его молчания, проанализировать их, но сейчас ей этого делать не хотелось. Единственное, о чём она думала в эту минуту, так это о том, что она не одна. Даже здесь, на Марсе, она не одна.

Они лежали на земле ещё несколько часов. Просто лежали, боясь лишний раз пошевелиться. Сначала слышались взрывы и выстрелы, мешавшиеся с рёвом моторов, но с каждой минутой они становились всё тише и тише, пока не пропали окончательно.

Аврил в этот момент хотела было выйти из их укрытия, но Сержант не позволил ей этого сделать. Слишком велика была вероятность встретиться лицом к лицу с кем-нибудь из отставших бандитов. А не имея на руках никакого оружия... это было бы очень плохой идеей.
И вот, им пришлось провести в укрытии несколько часов... Сержант, в это время, несомненно, изнывал от скуки, но Аврил нашла себе довольно увлекательное занятие. Кислотные облака более менее рассеялись, и теперь она могла повернуться на спину и смотреть за небом.

Солнце клонилось к закату, и небо сейчас обретало удивительный лазурный цвет, который, как помнила Аврил, почти не отличался от земного неба (если судить по атмосферному куполу Зевса). Это было очень красиво, просто невообразимо красиво. Но солнце ушло, и Аврил было подумала, что вот он - момент настоящей скуки, но нет - на место яркой звезды выглянула одна из марсианских лун. Фобос - бледная, серебристая монетка, воцарившаяся в черноте ночного неба, выглядела не менее красиво, чем восхитительный лазурный закат.

Аврил могла бы ещё долго лежать на земле и смотреть за плавным, неторопливым движением небесных тел, но Сержант, пробормотав в микрофон что-то нечленораздельное, начал подниматься на ноги. Аврил восприняла это как сигнал к тому, чтобы покинуть укрытие, и последовала примеру Сержанта.

Вскоре они уже стояли на пустынной железнодорожной колее, где от недавних событий остались лишь следы на песке, да куски искорёженного металла, валявшиеся на песке там и тут.

Поезд уехал много дальше - туда, где вдалеке ночное небо озарялось еле заметным пламенем пожара. Туда же умчались и бандиты. Опасность миновала.
Вознамерившись сообщить об этом, Аврил обернулась к Сержанту, но то, что она увидела, заставило её позабыть обо всём на свете.

Человек. Мужчина. Без какой-либо защиты - только тряпка закрывает лицо, еле передвигая ноги, бредёт вдоль железной дороги. Одной рукой он держится за грудь, а в другой сжимает погнутое и, как предполагала Аврил, бесполезное ружьё.

- Сержант, - тихо прошептала Аврил.

Но Сержант и сам всё видел.

- Ранен, - констатировал он после секундного молчания. - Они бросили его. Неудивительно для бандитов... никогда не пекутся о раненых.

- Он ранен? - выдохнула Аврил. Она понимала, что бандит, хоть здоровый, хоть раненый, представляет угрозу и опасность какие нельзя игнорировать, но...

- Надо избавиться от него, пока он не навёл на нас своих ублюдочных друзей, - продолжал тем временем Сержант, совершенно не подозревая о внутренних метаниях Аврил. - Было бы у меня хоть какое оружие, я бы его прямо отсюда снял, а так придётся руки пачкать... что? Ботан?! Ботан мать твою?! Ботан!

Внутренняя борьба внутри Аврил завершилась полной и безоговорочной победой той самой наивной и доброй девочки, которая не могла оставить раненого человека без помощи. На ходу распечатывая вмонтированную в костюм аптечку, Аврил ответила на все возгласы и последовавшие за ними ругательства Сержанта, который, при всём желании уже не мог нагнать её, всего несколькими словами:

- Мы должны помочь ему, Сержант!





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 32
© 10.02.2018 Григорий Павленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196033

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Виктор Марков       15.02.2018   23:19:52
Отзыв:   положительный
Эволюция круто, просто, доступно. Сценарий для фильма в стиле Безумный Макс. Так наши режиссёры любят минимум вложений максимум по русски. Так держать. Есть некоторые недочеты, повторы, но они придают Эволюции непосредственности и убирают жеванину. Буду продолжать читать ваши произведения.
Григорий Павленко       17.02.2018   11:46:57

спасибо, Виктор) Очень рад что вам понравилось))










1