1.14 Я не хотел всего этого



8 октября, 2421г.

Старый голо-проектор освещал мрачную комнату светом своего подёргивающегося, размытого изображения. Мужчина с аккуратной причёской, в чистом выглаженном белом халате и с красными бионическими глазами шевелил губами, рассказывая о чём-то, очень важном для него. Но звук у проектора был выключен или попросту не работал, так что Ваалу оставалось лишь догадываться о том, что он говорил. Но наблюдать за ним было интересно, особенно учитывая, что остальная комната представляла из себя довольно унылое зрелище – бетонные стены, стальная решётка пола, под которой раскинулось множество труб и кабелей, и, конечно же, ящики.

Они были основным элементом декора этого помещения. Оборудование, запчасти, припасы здесь было всё, что только душе угодно. Ящики, голо-проектор с изображением человека в белом халате и одна, почти неработающая лампа.

Со скрипом и еле слышным шипением дверь прямо за спиной Ваала сдвинулась в сторону, пропуская в комнатку ещё одного человека – сгорбленного, седоволосого, морщинистого мужичка в почти таком же помятом, как и у Ваала, свитере. Этого человека звали Абрахам Трот, и он был тем самым контрабандистом, что все эти годы снабжал Ваала припасами, не давая ему повторить судьбу двух учёных, которым раньше принадлежала его база.

- Как дорога? – спросил Абрахам, проходя в комнату.

- Как всегда, - пожал плечами Ваал. Несколько часов на вездеходе от базы привели его к этому небольшому схрону, одному из многих, поддерживаемых Абрахамом и его людьми. Здесь он получал припасы, топливо и прочие столь необходимые для нормальной жизни вещи…

Разум неожиданно зацепился за слова «нормальной жизни». Была ли эта жизнь нормальной? Жизнь, где ему приходилось ехать несколько километров сквозь снежную пустыню ради того, чтобы получить несколько ящиков питательного порошка у контрабандистов? Можно ли это назвать жизнью?..

Конечно же, разговор с Каином не забылся, и каждую ночь, каждый день он терзал разум Ваала. Теперь он не знал, может ли называться свободой то, что он дал своей семье. Страх, голод, лишения… вот и вся их свобода.

- Ты раньше, чем обычно, - прокряхтел Абрахам, пробираясь к голо-проектору. Сделать это было проблематично – тот был вмонтирован в одну из стен, подходы к которой почти полностью были перекрыты ящиками. – Сейчас, выключу эту хреновину только.

Абрахам, хоть и с явным трудом, всё-таки преодолел полосу препятствий и добрался до цели – панели управления, расположенной немного ниже самого проектора. Старик нажал какую-то кнопку, и изображение человека в белом халате погасло… чтобы через секунду включится вновь, но на этот раз работал и звук.

- …и это является основным направлением деятельности нашего отдела, - говорил мужчина, глядя прямо перед собой. – Мы открываем новые двери для цивилизации, открываем пути развития и разжигаем маяк, который осветит человечеству путь в новое светлое будущее…

Слова. Те самые слова. Ваал уже слышал их из уст совсем другого человека в таком же белом халате.

- Сраные болтуны, - буркнул Абрахам, вновь пытаясь выключить проектор.

- Нет, - тихо, стараясь не показывать своих эмоций, сказал Ваал. – Оставь.

- А? – старик обернулся и окинул его удивлённым взглядом, но, быстро смекнув что к чему, сказал: - на живых людей поглядеть хочешь штоль? Ну гляди-гляди. На станции-то твоей только радио же работает. Я пока погляжу, что тебе тут собрать надо.

Абрахам отошёл от проектора и принялся копаться по ящикам, постоянно сверяясь с зеленоватым голографическим списком, высвечивавшимся у него над левым глазом. Небольшой голо-проектор, вмонтированный прямо в череп, помогал ему обходиться без всяких планшетов и прочих вещей, успевших отжить свой век. Но Ваал больше не смотрел на Абрахама – всё его внимание было сосредоточенно на мужчине в белом халате. На учёном.

- Давайте проясним для наших зрителей, - донёсся откуда-то из-за пределов кадра приятный, женский голос репортёра, - вы создаёте в своих лабораториях новое поколение людей? Сверхлюдей, можно сказать?

- Очень грубая формулировка, - поморщился учёный, - но, в какой-то мере, верная. Да, наших прототипов можно назвать «Сверхлюдьми». Но не забывайте, работа только начата, и мы только ступили на эту, без сомнения долгую, дорогу.

- Прототипов? – переспросила репортёр.

- Да, - кивнул учёный. – Пока нам ещё не удалось создать полноценное человеческое существо. Нами было принято решение, что в процессе создания наших творений будет не этично использовать слово «человек», и пока мы предпочитаем называть их «прототипами».

- Нет… - прошептал Ваал, не отрывая взгляд от учёного, который с таким упоением и задором рассказывал всему миру о том, что проект «Эволюция» не канул в лету со смертью Гейба… они продолжают работу, продолжают создавать новых людей для своих проклятых экспериментов, выращивают новых детей, чтобы превращать их в чудовищ.

«Они будут искать выход из тупика», - всплыли в памяти слова Каина.

- Но даже сейчас, - с улыбкой на лице продолжал учёный, - прототипы открывают перед нами просто невообразимые просторы для…

- Выключи, - сказал Ваал.

- Чё? – Абрахам, оторвавшись от изучения ящика, забитого каким-то барахлом, посмотрел сначала на него, а затем на проектор. – Достал тебя этот головастик? Понимаю… я их тоже терпеть не могу. Вечно такие радостные, такие восторженные. Тьфу! Пожил бы этот сосунок в Антарктиде с моё, посмотрел бы я на его рожу, - говоря это, старик вновь пробрался к проектору и всё-таки выключил его. Изображение погасло, но это не помогло.

Они ищут выход…

12 декабря, 2421г.

«Проснись, Ваал».

Мгновенье тьмы, прежде чем бионические глаза полностью включатся в работу. Одно лишь мгновенье, за которое Ваал успел очистить разум от обрывков серого, бесцветного сна, детали которого разлетались, словно дым на ветру. Одно лишь мгновенье полной темноты, и на смену ей приходит реальный мир.
Освещение в комнате не работало. Первый тревожный звонок. Ваал ясно помнил, что засыпал при свете небольшой настенной лампы. Как можно более тихо, он встал с кровати и потянулся к своему старому, трёхзарядному пистолету, лежавшему рядом, на тумбе. Но стоило Ваалу прикоснуться к холодной рукояти, как он услышал шаги. Шаги. На базе их было только двое – он и Ариадна, никогда не касавшаяся ногами пола. Выводы напрашивались сами собой.

Быстро, всего за доли секунды, он окинул свою комнату изучающим взглядом. Кровать, тумба, письменный стол с потёртым, металлическим стулом - вот и вся мебель. Спрятаться тут не представлялось возможным. Тихо, стараясь не издавать ни единого звука, Ваал прислонился к стене, немного правее стальной двери. Если та откроется и в комнату войдёт враг, у Ваала будет эффект неожиданности.

«Каин?» - попытался позвать он, вполне разумно предполагая, чей голос услышал между сном и явью.
«Три человека внутри, пять снаружи» - голос брата звучал неестественно тихо, словно пробивался через какую-то бурю. Но чтобы обдумать этот факт у Ваала не осталось времени: дверь, с еле слышным шипением сдвинулась в сторону, и тьму комнатки прорезал луч фонаря, а вместе с ним и три коротких выстрела – прямо в кровать, на которой всего минуту назад лежал Ваал. Затем солдат, стоявший в дверях, сделал одну единственную ошибку. Он сделал шаг вперёд. Выстрел из пистолета пробил шлем и обратил большую часть черепа в обугленную кровоточащую массу.

«Остались двое», - подумал про себя Ваал, глядя на медленно заваливающееся тело солдата. Сейчас у него не было времени для сожалений о том, что пришлось отнять жизнь этого человека. Да и стал бы он сожалеть?.. С ужасом, Ваал осознал, что эта бесконечная травля изменила его настолько, что он стал терять себя самого, терять того, кем он был до того, как они бежали на свободу.

Но времени на раздумья действительно не было. На базе были ещё два человека, вполне явно желавшие взять его скорее мёртвым, чем живым. А ведь ещё оставалась снова куда-то пропавшая Ариадна… и, словно в насмешку над его мыслями, на другом конце коридора прозвучали ещё три коротких выстрела.

- Проклятье, - выдохнул Ваал. Отбросив прочь всякие мысли о самосохранении, он выбежал из комнаты и рванул туда, откуда прозвучал звук выстрелов, на ходу перезаряжая пистолет.

Он не был солдатом, обращался с оружием из рук вон плохо, так же плохо соображал, как вести себя в бою… но Ваал не мог просто сидеть в укрытии зная, что где-то там солдаты уже могли найти Ариадну. Господи, да она ведь даже не поймёт, что те желают ей зла!

Ещё одна короткая очередь осветила коридор перед ним. Заряды просвистели чуть в стороне, чиркнув по стальному покрытию бетонных стен. Если бы неизвестный стрелок метил немного левее, Ваал уже лежал бы мертвецом на холодном полу. Но солдат промахнулся. Всего несколько мгновений было у Ваала, чтобы решить, что делать.

Стрелка он не видел – даже со своим, улучшенным зрением он не мог понять, откуда велась стрельба. Найти укрытие также не представлялось возможным. Коридор был прямым, как доска. Оставалось только одно.

- Не стреляйте! – крикнул он, отшвырнув от себя пистолет и подняв руки, - я готов сдаться!

Глупая, крайне глупая идея. Солдаты почти наверняка прошли должную подготовку, чтобы противостоять его воздействию и получили чёткий и ясный приказ – убить его как одного из самых опасных прототипов. Но другого выхода у Ваала не было. Сейчас ему только и оставалось, что стоять на месте и ждать, пока неизвестный солдат нажмёт на курок и…

Еле заметный огонёк прицела мигнул впереди. Солдат вышел из укрытия. Высокий мужчина в чёрном броне-костюме. Он держал в руках винтовку, чьё дуло было наставлено прямо в лицо Ваала, но тем не менее солдат не стрелял.

- Номер один заявляет, что готов сдаться, - донёсся еле слышный отзвук голоса солдата, перемежавшийся с почти незаметным треском помех. – Приказы?

- Я сдаюсь, - тихо, с нажимом повторил Ваал, глядя в лицо незнакомцу и видя в отражении его тёмных очков себя самого. – Не стреляйте.

- Ликвидировать, - прозвучал отзвук голоса, заглушаемого помехами.

- Я сдаюсь, - повторил Ваал, чувствуя, как по спине пробежали капельки холодного пота. – Не стреляй.

- Сэр, - в голосе солдата послышались нотки неуверенности, - он сдаётся, я не думаю, что правильно…

- Не стреляй, - Ваал сделал шаг вперёд.

- Ликвидировать! – вновь куда громче прозвучал голос «Командира», - Орёл-семь, я приказываю вам ликвидировать прототипа номер один!

- Я не враг, - Ваал сделал ещё один шаг, медленно опустив руки. – Я простой человек. Не монстр и не чудовище.

- Орёл-семь! Вы получили приказ!

- Сэр… я не понимаю… он же обычный человек…

- Орёл-семь, покинуть базу! Вы попали под влияние врага!

- Они лгут тебе, - Ваал уже подошёл вплотную к солдату и видел, как под тёмными очками расширились зрачки серых глаз мужчины. Да, он прошёл подготовку и вполне мог противостоять его силе, но один единственный миг сомнения – в тот самый миг, когда Ваал крикнул, что хочет сдаться, сломал его защиту.

- Они лгут мне, - словно кукла повторил солдат, на груди которого красовался именной значок – Идар Хоу.

- Отключи связь, Идар, - тихо, с дружеской улыбкой на лице, сказал Ваал, положив руку на дуло винтовки, которую солдат всё ещё держал наготове.

- Орёл-семь, как слышите?! – было последними словами, донёсшимися из динамика, прежде чем Идар послушно исполнил приказ Ваала. Весь его мир в одно мгновенье перевернулся с ног на голову. Взгляд ярко-синих глаз крушил и ломал все его постулаты, выстраивая на их месте другие, совершенно новые, в основе которых стоял он – Вождь. Лидер. Бог.

- А теперь дай мне передатчик, - сказал Ваал, протянув руку. – Я хотел бы поговорить с твоими друзьями.

Их не оставят в покое. Никогда не окончится эта проклятая охота…

***
Разве такой жизни они заслужили? Вечная травля и вечный страх того, что солдаты найдут их и убьют во сне? У них по жилам течёт кровь, у них есть свои страхи и желания, они чувствуют боль и радость, у них есть душа. Они люди – такие же, как и все прочие. Каждый человек имеет право на жизнь. Право на свободу.

22 апреля, 2423г.

«Война закончилась, но до сих пор звучат её отголоски. Единая Земля грозит вновь разразиться пламенем пожара. Мировая общественность взбудоражена новостью о том, что Антарктида, являющаяся одним из самых слабозаселённых материков, желает получить статус отдельного государства. Лидер так называемого Антарктического Союза – Ваал Раут сегодня прибывает в Париж, чтобы выступить на собрании Объединённых Народов».

Но им не дадут жить. Люди порочны, люди неправильны по самой своей природе. Человечество идёт множеством путей, но каждый из них оканчивается тупиком. Тупиком, выход их которого они никогда не найдут без посторонней помощи, но в попытках выбраться загубят ещё много душ. Им нужен тот самый маяк, разгоняющий тьму и освещающий путь.

Гейб думал, что новые способности позволят человечеству продолжить своё развитие, но Гейб ошибался. Человечеству нужен маяк, но маяком этим станет не подаренная генами сила или разум, вживлённый в мозг. Нет. Их маяком станет новый лидер. Тот, кто укажет им верный путь. Построит для них новый мир. Но чтобы выстроить его, он должен будет разрушить старый.

1 июня 2430

«Появление Антарктического Союза и стремительный рост его экономического влияния и военного могущества влечёт за собой всё новые образования так называемых «государств». Неужели Ваал Раут стал человеком, похоронившим мечту о Единой Земле?

Президент Умрата Кхатара выступает с резкой критикой в адрес Антарктического Союза и даёт публичную клятву остановить начавшийся «парад суверенитетов». Но избирателей волнует один вопрос: являются ли слова президента пустой бравадой на фоне грядущих выборов или он действительно готов бросить вызов Антарктическому Союзу, без сомнения, являющемуся лидером творящегося на Земле безумия. И если президент действительно готов воплощать свои намерения в жизнь, то что это значит для простых людей и для всего мира? Новая война?»

Но когда их мир рухнет, люди будут встречать его падение радостью и аплодисментами, потому что мир этот был выстроен в их головах.

1 января 2452
«Сегодня, первого января, вступит в силу решение, которое, по сути своей является не более чем формальностью, но тем не менее отметит собой окончание целой эпохи. Антарктический Союз отказывается от своего названия, в связи с тем, что оно уже давно утратило всякую актуальность и более не отражало сути союза народов и государств, охвативших собой почти весь земной шар.

Антарктический Союз уходит в прошлое, чтобы уступить место давно забытым, но сегодня актуальным как никогда словам. Друзья мои, этот день, первое января две тысячи четыреста пятьдесят второго года, мы вновь встречаем под флагами Единой Земли. Вместе с этим Совет Народов утверждает своим вечным, бессменным лидером человека, сумевшего защитить мир от угрозы новой войны, человека, чьё правление открыло перед человечеством настоящий золотой век, человека, которого все мы с вами знаем и любим, как отца.

Ваал Раут отныне становится вечным лидером Единой Земли. Церемония вступления в должность пройдёт на том самом месте, где и начался путь человечества к свету – в городе Аврелия, столице бывшего Антарктического Союза».

Люди всегда искали высшую силу, которая избавит их от сложности выбора пути. Они искали Бога, способного взвалить себе на плечи все их проблемы и позволить им быть вечными детьми под его чутким взором. Люди искали Бога и, в конце концов, нашли его, хоть он и был таким же человеком, как и они сами.

***
- Может, хватит уже? – голос Коритара прозвучал словно гром среди ясного неба. Брат, нисколько не стесняясь, прошёл в кабинет Ваала без предупреждения, оставляя охрану лишь озадаченно чесать головы и гадать, как же тому удалось преодолеть все хитроумные системы защиты.

Широкое окно, всего секунду назад полностью занятое заголовками и выдержками из новостных программ за последние две сотни лет, погасло, чтобы в следующую секунду открыть вид на ночной город. Шпили высотных зданий освещались сотнями маленьких огоньков, крылатые машины проносились в небесах, оставляя позади себя следы горячего воздуха, улицы, площади, парки… и маленькие, почти незаметные снежинки, кружащие в танце с холодными арктическими ветрами.

- Что «хватит»? – спросил Ваал, даже не обернувшись. Он и так прекрасно видел вошедшего – его бионические глаза были подключены к камерам, следящим в том числе и за тем, что творилось в его рабочем кабинете. Коритар нисколько не изменился за последние годы, разве что на лице прибавилась парочка новых шрамов, а щетина стала чуть ближе к тому, чтобы именоваться настоящей бородой. Ну и, конечно же, заняв официальную должность в новом правительстве, Коритару пришлось отказаться от привычки всегда и везде появляться в своём экзо-скелете. Строгий официальный костюм сделал из бывалого вояки вполне себе гражданского человека.

Правда, сам Ваал с каждым годом всё дальше и дальше отходил от своего «гражданского» образа. На поясе висели два вполне боеспособных пистолета, костюм уступил место военной форме, а на плечах красовались погоны главнокомандующего. Когда-то длинные волосы теперь были коротко пострижены, а на лице красовалась небольшая бородка.

- Ты знаешь, о чём я, - сказал Коритар, подойдя ближе и встав рядом с братом. Он, так же как и Ваал, смотрел перед собой, на город, даже ночью не прекращавший своей жизни. На столицу их империи, разросшейся до таких размеров, что она поглотила в себе весь мир.
Минуту или около того между братьями висела тишина, нарушаемая лишь тиканьем механических часов на руке Коритара.

- Я не хотел всего этого, - наконец сказал Ваал, решив нарушить молчание.

- Знаю, - кивнул Коритар. – Но ты помнишь, какой у нас был выбор?

- Помню, - сказал Ваал с грустью в глазах. – Бежать или сражаться. Жить или умереть.

- И мы сделали свой выбор, - с ободряющей улыбкой сказал Коритар, раскуривая сигару и наполняя кабинет едким табачным дымом.

- Да, сделали, - сказать эти слова было куда труднее, чем можно себе представить, особенно когда в мыслях звучало совсем другое. Тогда, две сотни лет назад, он ошибся, захотев свободы. Ошибся, захотев жизни для себя и для своей семьи. И ошибка его сделала его чудовищем во сто крат страшнее Гейба и любого другого человека. Они должны были принять смерть.

Но того, что сделано, уже не изменить. Маховик перемен раскрутился в полную мощь, и человечество получило лидера, который открыл ему путь к просветлению. Получило вождя, сплотившего вокруг себя народы. Получило тирана, руководствующегося лишь одним принципом – общего блага.

Выбор сделан, и свой путь Ваал пройдёт до конца. Оставив в стороне вопросы морали и ценности жизни каждого отдельного человека, он создаёт идеальное общество, лишённое пороков, свойственных людям. Дарит им прекрасный идеальный мир, где нет голода, болезней, невежества, разрухи и страха. Творит свой собственный проект «Эволюция», где на роль отдельных, выращенных в пробирках детей пришло всё человечество. Он меняет их, совершенствует, делает идеальными. Таков его выбор. Его судьба.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 10.02.2018 Григорий Павленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196015

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1