1.13 Ты называешь это жизнью?



1 августа, 2421г.

- Я не думал, что увижу тебя.

За окном бушевала вьюга. Смертельный холод сковал бы любого дурака, подумавшего выбраться наружу без должной защиты, замораживая его кровь, плоть и душу. Лёд и снег, поднятые арктическими ветрами, день и ночь несущимися по заснеженной поверхности в бессильной ярости бились о бронированное стекло. Ветер пытался ворваться внутрь, пытался забрать столь ненавистное ему тепло, пытался загасить огонёк жизни, теплившийся в этом всеми забытом краю.

Маленькая база на южном полюсе измученной бесконечными войнами планеты, среди вечных льдов стала прибежищем для того, кто был создан, чтобы привести человечество к лучшей жизни. Одиночество было его единственным спутником и другом, и лишь пламя в декоративной печи радовало взгляд Ваала. До последнего времени.

Сейчас, сидя в небольшой комнатке, единственной, где было окно, выходившее наружу, он неторопливо потягивал горячий чай и смотрел на гостя, явившегося в его скромное убежище. Высокий мужчина с длинными чёрными волосами, он был одет в утеплённый комбинезон арктических войск, на губах его играла слабая улыбка, а в глазах плясали еле заметные огоньки тлеющего безумия.

- Ты видел меня каждый день, - сказал гость. За столиком, где сидел Ваал, было всего два стула, первый из которых занимал он сам, а на втором лежала стопка из нескольких архаичных бумажных книг. Жуткая древность, доставшаяся в наследство от предыдущих жителей станции - двух погибших во время третьей мировой войны исследователей. Всеми забытые, они тихо умерли от холода, когда закончилось топливо и базу стало нечем отапливать. Временами, глядя на эти самые книги, Ваал задумывался о судьбе их прежних хозяев. А точнее, об их смерти.

Одни, на вершине мира, среди вечного убийственного холода. Что они чувствовали, когда связь перестала работать? Что чувствовали, когда последний баллон с газом опустел и на станции воцарилась тьма? Что они чувствовали, когда осознали, что умрут и никто не придёт им на помощь? Что чувствовала Аврелия, когда Гейб включил систему самоуничтожения?..

- Присаживайся, - сказал Ваал, взглядом указывая на другой стул. - Только книги убери. Осторожнее. Я их ещё не читал.

- Боюсь спросить, чем ты занимался все эти годы, - негромко сказал Каин, садясь напротив. - Если так и не прочитал единственные четыре книги, оказавшиеся в твоём распоряжении.

- Думал, - коротко ответил Ваал, сделав короткий глоток из чашки. - Можешь избавить меня от... этих своих штучек? Я, конечно, рад, что ты научился подобным манипуляциям, но... ты понимаешь.

- Если ты настаиваешь, - стоило Ваалу моргнуть, как он уже видел перед собой совершенно другого человека. Более высокого, волосы оставались чёрными, но из аккуратно уложенных стали растрёпанными. Глаза теперь были белыми словно снег, окружавший базу со всех сторон, но главным изменением стала стальная маска закрывавшая нижнюю часть лица Каина.

"Так лучше?" - теперь голос его звучал прямо в голове Ваала. Все иллюзии развеялись, уступив место реальности. Довольно грустной реальности.

До сего дня Ваалу приходилось видеть Каина лишь на фотографиях, где тот представал хмурым, задумчивым черноволосым мальчишкой. Затем был побег, когда он попытался собрать вместе всех прототипов, была смерть Аврелии... Но Каин так и не присоединился к ним. Выбравшись со своей подводной тюрьмы, он просто исчез, не оставив ни единого следа. Каин изменился. Изменился слишком сильно, чтобы даже внешне в нём осталось хоть что-то от того мальчишки, которого Ваал видел на фотографиях.

- Честнее, - негромко сказал Ваал, отодвигая кружку в сторону.

"Честнее," - согласился Каин. По его настоящим глазам сложно было что-то сказать, но Ваал чувствовал, что брат не просто так явился к нему сегодня, после нескольких лет неизвестности.

- Ты изменился.

"Ты тоже".

Да, тут Каин был прав. Ушли в прошлое дорогие костюмы с иголочки и гладко выбритое лицо. Сейчас Ваал больше напоминал капитана одного из космических грузовиков, в одиночестве проводящих год за годом в глубинах космоса. У него посерела кожа, отросла борода, из одежды он редко когда надевал что-то кроме помятых утеплённых штанов и такого же мятого свитера.

- Где ты был все эти годы? - спросил Ваал, взглянув брату в глаза. – Мы искали тебя.
"Я пришёл говорить не об этом".

- Но всё-таки придётся рассказать, - сказал Ваал, вновь отхлебнув уже успевшего изрядно остыть чая. - Пожалуйста.

Он видел, как нахмурился Каин. Видел капельки пота, выступившие у него на лбу... Видел бурю из песка и пыли, сквозь которую шёл Каин. Видел кратер, оставшийся после исполинского взрыва и чувствовал боль и пустоту в сердце. Ядерные заряды уничтожили всё это место, не оставив никому и единого шанса на спасение.

"Никто не мог выжить в подобном. Даже такие, как мы," - Ваал заметил, как взгляд брата метнулся к какому-то прибору, висящему у него на запястье. Инструмент. Возможно, он принадлежал Аврелии... - "И будь добр, больше не лезь ко мне в голову. В следующий раз я могу не сдержаться, и это будет иметь для тебя последствия".

- Можешь считать это местью за твои иллюзии, - усмехнулся Ваал. - Но ты прав, такие игры между нами стоит оставить. О чём ты хотел поговорить?

"О вас", - после секундного молчания ответил Каин, - "Я хочу знать, что с остальными".

- Ты без проблем нашёл меня на краю мира, неужели ты не знаешь, где сейчас остальные?
"Нет".

- Как всегда многословен, - вздохнул Ваал, поглаживая бороду. - Ну ладно, думаю, секреты между нами излишни. Я вижу, что ты не собираешься причинить вреда остальным.

Молчание и напряжённый взгляд белых глаз.

- Позволь, я отлучусь на минутку, - сказав это, Ваал встал из-за стола и подошёл к небольшому шкафчику, где хранились немногочисленные запасы еды - всё, что оставалось на базе с последнего "выхода в люди", который был то ли год, то ли два года назад. Открыв зелёную коробку, на которой было нарисовано какое-то дерево, Ваал окинул задумчивым взглядом её содержимое. Два пакетика. Мало. Но в такой день можно и побаловать себя. Взяв один из пакетиков, он закинул его в опустевшую кружку, которую держал в руке, а затем залил её кипятком из стоявшего рядом чайника.

- Я бы тебе предложил, - сказал Ваал, обернувшись к брату, - но сам понимаешь... этот твой "намордник". Почему ты, кстати говоря, до сих пор не снял его?

"В этом не было необходимости".

- Врать нехорошо, - сказал Ваал, даже не взглянув на Каина.

"С чего ты взял, что я тебе вру?"

- Можешь мне поверить, я подобное сразу чувствую, - держа в руках чашку с горячим чаем, Ваал вернулся за стол. - А теперь говори правду. Это из-за голоса?

"Отчасти. А отчасти, что он вмонтирован в мой череп".

- Неприятно... - вздохнул Ваал, бросив взгляд в окно. Буря и не думала утихать, так что увидеть что-либо кроме бесконечных снежных потоков не представлялось возможным. - Но вернёмся к нашему разговору. Ты хотел знать об остальных?.. Я могу сказать тебе не так много, как хотелось бы.
После побега мы ещё сохраняли некоторое чувство окрылённости. Вирус, разработанный Аврелией, - Ваал заметил, как при упоминании погибшей сестры сжались кулаки Каина, - не давал отследить нас через передатчики, которые нам вживляли с самого детства. Но радость не продлилась долго. На нас объявили охоту. Спутники, отряды специального назначения, военные... На нас спустили всех псов, и в любом случае долго продлиться спокойная жизнь не могла. Приходилось часто менять убежища, прорываться из засад и ловушек, уходить от облав. Ты, наверное, тоже сталкивался с чем-то подобным.

"Три раза".

- И?.. Чем закончились эти встречи?

"В первый раз я убил их. В дальнейшем научился... твоим штучкам".

- Иллюзии. Да, это действенно до поры до времени.

"Мои иллюзии действенны всегда. Ты играешь с разумами людей, а я - со светом, который они видят".

- Хм, - эти слова заставили Ваала взглянуть на брата немного по-новому. - От тебя я подобного не ожидал. Вообще-то, мне казалось, что ты будешь действовать несколько более... Неосмотрительно. Будем откровенны, ты всегда был немного не в себе.

"Жизнь среди людей учит самоконтролю".

- Ты жил среди людей? Но почему не присоединился к нам? Я искал тебя.

"Без Аврил вы стали не нужны мне".

- Аврелия... знаешь, это всё немного похоже на одержимость.

"Немного?" - эти слова Каина, прозвучали вместе с далёким, полубезумным смехом, и Ваал, помимо воли, протянул руку к пистолету висевшему у него на поясе. Но, быстро осознав всю бредовость подобной затеи, убрал руку. Пристрелить Каина... для таких целей и танка было мало, что уж говорить о слабом, трёхзарядном пистолете? Глупость.

- И, тем не менее, Аврелия мертва, но ты здесь, спрашиваешь меня про остальных. Значит ли это, что мы стали тебе "нужны"?

"Да".

- Зачем?

"Рассказывай историю до конца".

- Осталось не так уж много, - сказал Ваал, посмотрев на инструмент на запястье Каина, - мы хотели жить. Просто жить, как обычные люди. Но никто не собирался давать нам этой жизни. Бесконечная травля заставляла нас прятаться всё дальше и дальше, там, где нам не угрожали бы военные, полицейские, шпионы. В конце концов, мы разделились, чтобы сбить со следа этих... людей. Каждый нашёл себе отдельное убежище, где мы можем жить без страха, что в один прекрасный день придёт кто-то вроде Гейба и продолжит свои эксперименты. Мы можем жить, и я считаю это победой.

Каин окинул неторопливым взглядом комнатку, в которой они сидели, и в голове Ваала прозвучал один единственный вопрос:

"Ты называешь это жизнью?"

- На смерть точно не похоже, - пожал плечами Ваал.

"Как и на жизнь. Ты вытащил их из клеток Гейба ради того, чтобы усадить в новые клетки, куда менее приятные для жизни".

- Лучше жить на улице, но быть свободным, чем сидеть на цепи в роскошном дворце. Тебе ли этого не знать.

"Я знаю, Ваал, знаю куда больше, чем ты можешь себе представить. Ты, как и все, кто пошёл за тобой, сменили один ошейник на другой. Вы сбежали из лабораторий, чтобы провести остаток вечности в подобных местах, каждый свой день начиная со страха быть пойманными и заканчивая его тем же".

- Ты так говоришь, будто у тебя самого нет этого страха.

"Мой страх погиб на Марсе".

- А мой жив. Он живёт в Селессии, Инилате, Коритаре и Ариадне. Я боюсь только за них, братишка, а не за себя. Но я так и не понимаю, чего ты хочешь.

"Свободы".

- Ты свободен, - пожал плечами Ваал, - ты можешь идти куда хочешь, убивать кого хочешь, нести смерть, хаос и разрушение.

"Ты переоцениваешь мои возможности".

- Я о них почти ничего не знаю... но факта это не отменяет. Ты свободен, Каин. Тот факт, что ты появился здесь, это только подтверждает.

"Ты заблуждаешься. Я не свободен в том, для чего был рождён".

- Ты говоришь, о...

"Я говорю о том, что я видел. О людях. Ты ведь даже не думал о них в своей бесконечной беготне, не так ли? Можешь не отвечать, "братишка", я прекрасно вижу каждую твою мысль, если ты не забыл. Ты не видишь, кем они являются, не понимаешь, что они из себя представляют".

- И ты пришёл, чтобы просветить меня в этом вопросе? - поморщился Ваал, - я ожидал от тебя большего. Как минимум, идеи всеобщего тотального уничтожения.

"Я думал об этом вначале", - похоже, Каин не уловил сарказма. - "Ты даже не представляешь, с каким удовольствием, я раздавил бы каждого из этих грязных, лишённых разума и самосознания червяков. Смерть человечества была бы очищением для измученного его стараниями мира. Люди, с их бесконечной вознёй, с их войнами, конфликтами из-за иссякающих ресурсов... они сами понимают, что идут в тупик. Понимают, что развитие их ограничивается собственными, саморазрушительными потребностями. Человечество зашло в тупик.

В попытке выйти из него люди создали нас - проект "Эволюция". Новые гены, новые имплантаты, новые силы и возможности. Мы были подопытными кроликами, на которых испытывали путь, который учёные готовили для людей. Кусками мяса, созданными лишь для того, чтобы дать валяющемуся в собственном дерьме стаду новые возможности для саморазрушения".

- Не думаю, что могу с тобой согласиться, - негромко сказал Ваал, поглядывая на полупустую чашку у себя в руках. - Нас создавали не как кладезь "полезных" способностей. На создавали как новое поколение людей, как следующий шаг в развитии...

"Тогда почему нас держали в клетках? Почему проводили эти бесконечные тесты?"

- Каин...

"Почему они убили Аврил?!" - бронированное стекло окна покрылось трещинами.

- Каин! - Ваал смотрел прямо в глаза брата, - ты должен держать себя в руках.

Последующие несколько минут прошли в напряжённом молчании, во время которого Каин пытался утихомирить свой гнев, а Ваал... Ваал обдумывал слова, сказанные братом. Но даже если он и был прав, то какое это имело значение? Все они - Ваал, Селессия, Инилата, Коритар, Каин, все они были не прототипами, а людьми. У них были чувства, эмоции, желания... все это зародилось вместе с ними, в тех же самых капсулах, где формировались плоть и кости будущих тел. Все они родились людьми, но Гейб и прочие с презрением звали их "номерами", сажали в клетки, проводили бесконечные эксперименты... зачем? Ради чего? Ответа на это вопрос не было, да он и не требовался. Они сбежали, обрели свободу и жили. По-настоящему жили.

"Ты заблуждаешься", - голос Каина прозвучал как его собственная мысль, что изрядно сбило Ваала с толку.

- В чём? - устало спросил он.

"Ты не живёшь, ты существуешь. Посмотри по сторонам, Ваал, разве для этого ты был рождён? Для прозябания в какой-то никому не известной дыре?"

- Эта "дыра" - единственное место, где я могу чувствовать себя в безопасности, - напомнил Ваал.
"Только потому, что ты позволяешь вести за тобой охоту".

Отодвинув кружку в сторону, Ваал взглянул брату в глаза.

- Я начинаю понимать, зачем ты пришёл сюда. Можешь не тратить время, мой ответ - нет.
"Подумай. Вождь. Лидер. Ты был создан, чтобы править, чтобы направлять миллиарды людей по тому пути, до которого они никогда не дойдут сами".

- Не обижайся, но... ты радеешь за людей? Серьёзно?

"Не за людей, брат, а за то, что они будут творить, прежде чем уничтожат себя и всех, кто их окружает. Как думаешь, сколько ещё "прототипов" они создадут, в бесконечных попытках выбраться из тупика? Сколько таких как ты и я будут обречены жить в вечном мраке, в вечном одиночестве? Это будет происходить снова и снова. Пока ты сидишь здесь, среди снега и льда, и отчаянно пытаешься закопать свою суть, своё предназначение. Ты создан, чтобы править, Ваал, это твоя жизнь".

- Чем ты лучше Гейба? - неожиданно спросил Ваал. Вопрос этот появился из ниоткуда и сорвался с его губ помимо воли, но если сказал "А", следовало сказать и "Б". - Ты говоришь, что я должен указывать остальным, что они должны делать. Ты заранее определяешь судьбу всех и каждого, даже не спросив, что хотят они сами. Ты даже не спросил, хочу ли я всего этого. Гейб. Он тоже говорил, что мы должны вести человечество к просветлению, должны стать "маяками" и прочее бла-бла-бла. А я не хочу, чёрт возьми. Я хочу просто жить со своей семьёй. Хочу писать книги. Хочу пить чай и есть ягоды. Сколько бы ты тут не распалялся, я не сделаю этого.

"Я - не Гейб. Я, в отличие от него, знаю людей и что требуется ради того, чтобы сделать из них тех, кем они могли бы быть".

- Уходи, Каин. Я всегда буду рад встрече с тобой, но этот разговор лучше закончить.

"И писатель из тебя не выйдет," - мстительно добавил Каин поднимаясь из-за стола, - "ты даже четыре книги не смог прочитать за десять лет".

- Они скучные. Да и вообще, я тут только три года сижу.

«Да-да-да».

После визита Каина жизнь вернулась в привычное русло, на время, во всяком случае. Ваал продолжал делать то же, что и всегда делал на протяжении последних трёх лет - совершал вялые попытки засесть за написание своей первой книги, которая, по мнению Ваала, несомненно, стала бы бестселлером... если бы кто-то мог прочитать её. И если бы он закончил что-то кроме первой главы.

Также он слушал радио. Передающая вышка находилась в паре десятков километров от станции, но этого вполне хватало, чтобы поймать несколько передач в день. Новостных, в основном. По сути, радио, как и во времена жизни в лаборатории, оставалось единственной связью с внешним миром. Благодаря ему, он узнал, что Земля получила нового президента - Умрата Кхатара, бывшего выходцем с африканского континента. Другие политические новости Ваала слабо интересовали... как и новости вообще.

В последнее время он действительно стал всё меньше и меньше интересоваться чем-либо, кроме того, что происходило с его семьёй. Он знал, что Коритар пропадает где-то в Уральских горах, где у него организованно несколько отрядов превосходно подготовленных бойцов, преданных ему до мозга костей. Только вот что они там делали, Ваал не знал.

Знал, что Селессия и Инилата нашли убежище в Южной Америке, где им удалось обнаружить одну из заброшенных и всеми забытых лабораторий проекта «Эволюция». После своевременного удаления данных о ней, девочки смогли использовать лабораторию как нечто, напоминающее дом.
А Ариадна...

Ваал спустился на нижний уровень базы, и там, в пламени одной из немногих оставшихся у него свечей сидел на каком-то старом ящике и размышлял, когда в дверях появилась невысокая девушка с белой, как снег, кожей и такими же белыми волосами, настолько длинными, что спадали они вниз до самого пола. В отличие от брата, она была одета в лёгкую курточку и такие же лёгкие штаны, совершенно не спасавшие от царившего на базе и, тем более, за её пределами холода. Но Ариадна владела многими вещами, недоступными Ваалу. И создать достаточное для обогрева собственного тела тепло было далеко не верхом её возможностей.

- Привет, - робко улыбнулась она. - Он ушёл?

Он. Конечно, она говорила о Каине.

- Неделю назад, - кивнул Ваал. - Где ты была всё это время?

Опустив взгляд, Ариадна что-то прошептала, слишком тихо, чтобы можно было разобрать слова, а затем скрылась, видимо, проведать своих кукол. Хоть по возрасту и внешнему виду она и была взрослой девушкой, но в душе так и осталась маленькой запуганной девочкой. Сломленным человеком, разум которого уже ничто не восстановит. Ещё одна изувеченная Гейбом душа.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 10.02.2018 Григорий Павленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196013

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1