1.10 Что же вы с нами творите...


2 июля, 2313г.
Ровно в шесть часов утра, повинуясь ещё давно заложенной в него программе, включилось настенное радио, служившее, в каком-то роде, будильником.
- Шесть часов ноль ноль минут, дорогие друзья, - раздался хрипловатый голос человека, известного многим жителям Объединенной Европы как Гарт Илджар.
- Начнём новый день мы с небольшого выпуска новостей, - говорил Гарт, и голос его разносился по квартире. Он звучал в кабинете, в комнате отдыха, на кухне и в ванной, но лучше всего слышимость была в спальне, где неторопливо одевался мужчина, бывший единственным обитателем этой квартиры. Радио было одной из немногих вольностей, позволенных ему, и, каждый раз слыша голос диктора, зачитывающего утренние новости, он не мог скрыть улыбки на лице.
- Первая и главная новость, как каждый из вас, несомненно, знает, - сто пятидесятая годовщина окончания третьей мировой войны. Только подумайте, друзья, полтора века прошло с того момента, как армии союзников сошлись...
Раньше он позволял себе каждое утро принимать душ, но теперь, когда были введены строгие нормы на потребление воды, от подобной вольности пришлось отказаться. Так что, одевшись, мужчина минуту постоял перед зеркалом, поглаживая щёки и подбородок. Бритьё, к сожалению, тоже пришлось свести к одному разу в неделю. Может, и вовсе отказаться от него? Отрастить бороду? Нет, борода ему не пойдёт.
- Но не одними памятными датами важен этот день, - продолжал говорить Гарт. Его лёгкий франкский акцент одновременно был и притягательным, и раздражающим. Довольно странное сочетание. - Сегодня должен быть подписан договор об окончательном объединении Евразии. Да-да, друзья мои, скоро самый большой континент Земли станет ещё и самым большим государством, способным бросить вызов...
"Сколько можно бросать всем вызовы? Неужели история ничему не учит людей? Наверное, нет".
Оставив зеркало, он пошёл на кухню, где в специальном контейнере уже стоял свежеприготовленный завтрак. Сегодня был вторник, а по вторникам обычно шли овощи с...
Улыбка вновь скользнула по лицу мужчины, когда он обнаружил, что в контейнере, помимо картофеля и парочки помидоров, лежала небольшая горсть земляники. Он любил ягоды. Очень любил. Жаль только, что получал их всего один раз в неделю, но в условиях, когда полмира питается синтезированными растворами, трудно жаловаться на скудность рациона. Но ягоды могли бы давать и почаще.
Тут же висело и радио. Ему уже пошёл пятый десяток лет, и требовать от него больших нагрузок, было, мягко говоря, преступно, так что, когда Гарт закончил зачитывать новости, пришлось выключить радио, чтобы попусту не расходовать его ресурс. Новое получить вряд ли удастся.
А под тарелкой с едой обнаружился ещё один приятный сердцу подарок. Несколько новых фотографий. Три фотографии... на одну больше, чем обычно.
На первой была миловидная зеленоволосая женщина в красивом розовом платье и модной шляпке, которую, судя по всему, сдувало ветром, и её приходилось придерживать руками. Селессия. Такая же красивая как и всегда. Он не мог не радоваться за неё, ведь Селессия могла чувствовать ветер, могла дышать свежим, нерециркулированным воздухом, могла чувствовать солнечное тепло на своей коже. Пусть так будет и всегда.
На следующей фотографии была ещё одна знакомая ему девушка. Инилата. За последний год она так подросла... Теперь это была не маленькая девочка, а настоящая девушка. Только вот клетчатое платьице и фиолетовые волосы, заплетённые в две косички, спадавшие ниже плеч, выдавали в ней девочку, которой Инилата всё ещё оставалась в душе. Она стояла на фоне какого-то леса, а за руку её держала Селессия. На оборотной стороне фотографии была подпись: "Ищем ягодки для тебя".
- Спасибо, девочки, - улыбнулся он, отложив фотографию в сторону. Вместе с благодарностью он чувствовал и зависть. Ему никогда не позволят даже заговорить хоть с кем-то из проекта. Такие вот фотографии, которые он получал раз в несколько месяцев, были единственной весточкой.
И, наконец, третья фотография. На ней был изображён совсем маленький мальчик с копной жёлтых волос. В руках он держал переломленный пополам грузовик и, судя по виду, был очень озадачен и расстроен подобным происшествием. Но он не плакал, нет. Этот мальчик никогда не будет плакать. Сзади аккуратным почерком Селессии было написано:
"Малыш Коритар учится рассчитывать силы".
Коритар. Хорошее имя. Теперь количество братьев и сестёр в их семье уравновесилось. Интересно, каким он вырастет? Станет ли он хорошим человеком?
- Не подведи, Коритар, - негромко сказал он, убирая фотографию в нагрудный карман рубашки.
Вдруг он услышал тихое, еле заметное шипение, а затем открылась тяжёлая стальная дверь, ведущая наружу.
- Добрый день, Ваал, - сказал появившийся в проёме молодой мужчина в антикварных очках и белом халате, на котором красовалась табличка с именем: Лтар Гейб.
- Добрый день, доктор... - начал было Ваал, взяв в руки тарелку.
- О, - улыбнулся тот, - я не доктор, пока нет. Просто ассистент доктора Раут. Меня зовут Лтар Гейб, но, буду очень признателен, если вы будете звать меня просто Лтар.
- Конечно, Лтар, - подмигнул ему Ваал, усаживаясь за стол. - Вы не против, если я позавтракаю? Свежая еда имеет неприятное свойство быстро портиться, и надо ловить момент.
- Конечно-конечно, - кивнул Лтар.
- Прекрасно. Присаживайтесь, прошу вас, - сказал Ваал, указав на стул напротив себя, - кофе или чай я вам, к сожалению, предложить не могу, вы ведь знаете про ограничения в потреблении воды, но у меня есть несколько замечательных шоколадок из Германии. Вон там, на полке.
- Благодарю, - улыбнулся Лтар, отломив кусочек от одной из плиток шоколада и усевшись напротив Ваала, - но вы ведь знаете, что Германии уже давно не существует? Мы живём...
- Да-да, - отмахнулся Ваал, - Объединенная Европа. Но мне больше нравится изначальный вариант, которого я позволяю себе придерживаться в подобных, личных беседах. Надеюсь, я вас не обидел этим.
- Нисколько, - сказал Лтар, положив на язык кусок шоколада. - Восхитительно... просто восхитительно. Уже лет тридцать такого не пробовал.
- Тридцать? - с лёгким удивлением в голосе спросил Ваал. - Я бы вам самому не дал больше двадцати-двадцати пяти. Неужели технология омоложения достигла таких высот?
- А вместе с ними и цен, - хохотнул Лтар, - знали бы вы, во сколько мне это обошлось... Но давайте не будем о таких вещах.
В глазах Лтара на секунду появился страх. Он подумал, что близок к тому, чтобы поддаться.
- Не бойтесь, Лтар, - улыбнулся Ваал, - я не пытаюсь взять вас под контроль. Мне это без надобности. Да и получить за это парочку пуль в затылок... ну не стоит оно того.
- Кхм... да... извините, - пробормотал изрядно смущённый Лтар, - сегодня я общаюсь с вами первый раз и немного волнуюсь. Знаете, все эти слухи о том, что вы одним взглядом можете сломать волю любого человека...
- Глупости, - махнул рукой Ваал, попутно разрезая пополам одну из помидорин. - Одним словом - да, взглядом... нет, взглядом вряд ли. Я ведь потерял свои настоящие глаза, а эти импланты мало на что способны в подобном плане.
- Да уж, - выдохнул Лтар, крепко сжимая в руках папку с полным досье Ваала, которое он до этой встречи успел прочитать не один десяток раз. - К слову об имплантах - они нормально функционируют? Нет никаких перебоев? Неудобств?
- Всё прекрасно, Лтар. Особенно меня восхищают новые... м... как это называется?
- Линзы. Если вы о них говорите.
- Да-да, именно линзы. Новые линзы просто замечательны. Со старыми я сам частенько пугался собственного отражения в зеркале, а теперь вполне нормальный, обычный человек.
- Я бы всё равно не стал называть вас обычным. Вы один из маяков, которым суждено осветить путь человечества к будущему. Такова ваша судьба.
- Если бы была возможность, я бы обменялся судьбами с кем-нибудь другим, - вздохнул Ваал, а затем добавил: - вы хотите ещё что-нибудь узнать?
- Нет, - покачал головой Лтар, - сегодня я просто хотел познакомиться с вами, и, смею заметить, я очень рад этому знакомству.
- Я тоже рад, доктор Гейб, - кивнул Ваал.
- Я не...
- У вас всё впереди. А теперь, если позволите, я вернусь к завтраку. Всего вам доброго, и надеюсь на скорое повторение нашей встречи.
За время разговора Ваал подобрал около восьмидесяти ключей, используя которые он мог в любую секунду заставить Лтара сделать всё, что ему только вздумается.

5 ноября, 2375г.
- Доброе утро, жители Евразийского Союза! На часах ровно шесть утра, и я спешу сообщить вам свежие новости с фронта, - дальше Ваал слушать не стал. Как бы он ни любил старика Гарта, но раз за разом выслушивать об очередных "победах" славных армий, сражавшихся на полях четвёртой мировой войны, ему совсем не хотелось. Люди продолжали убивать друг друга, привнося в упорядоченный и закономерный мир свою толику всепоглощающего хаоса.
Первым делом после того как выключил радио, Ваал отправился в душ, смыл с себя остатки сна и надел новенький, всего два месяца назад подаренный ему Лтаром костюм. Вновь, как и каждое утро до этого, он остановился у зеркала. Но теперь он смотрел не на себя самого, а на несколько фотографий, приклеенных к гладкой поверхности.
Селессия, всё такая же прекрасная, на каждой фотографии представала в новом наряде. Даже идущая пятый год война не мешала ей следовать моде. Удивительная женщина. Немножко легкомысленная, правда... А вот Коритар выражал саму серьёзность. Мальчик, когда-то ломавший подаренные грузовики, теперь превратился в мужчину, на каждой из фотографий представавшим либо с сигаретой, либо с сигарой в зубах. Любит он курить. Наверное, считает, что это "круто".
А вот Инилаты у Ваала была только одна фотография. Одна-единственная. Та, на которой она стоит вместе с Селессией на фоне какого-то леса.
- Бедная девочка, - прошептал Ваал, дотронувшись пальцем до фотографии, - что они с тобой сделали?..
Но затем взгляд его скользнул ниже, на большую фотографию, где два мальчика, близнецы Каин и Авель, держат на руках третью сестру - малышку Ариадну. Мальчикам, как знал Ваал, было всего по три года, а девочка вообще появилась лишь в прошлом году. Доктор Гейб, являвшихся их создателем и отцом, говорил, что возлагает на эту троицу большие надежды.
И вновь во время завтрака тихо зашипела открывающаяся дверь, и в квартиру зашёл изрядно постаревший за последние годы Лтар Гейб.
- Доброе утро, доктор, - улыбнулся Ваал, не вставая из-за стола. - Ваш чай и шоколад на столе.
- Благодарю, - улыбнулся в ответ тот, взяв предложенное угощение, и уселся напротив. - Как ты себя чувствуешь?
- Прекрасно, просто прекрасно, - сказал Ваал, покручивая в руках одну из фотографий. Ту самую, на которой были запечатлены творения Гейба. - Последняя операция прошла без осложнений. Новые лёгкие работают без нареканий.
- Хорошо, - кивнул Лтар, - я думаю, мы сократим количество медосмотров до двух в неделю.
- Доктор, вы не прекращаете меня радовать, - сказал Ваал, отложив фотографию в сторону и возвращаясь к еде. - Не очень приятное чувство, когда тебе в лёгкие засовывают трубки. Я рад, что количество осмотров сократится.
- Лучше уж трубки, чем не дышать вообще, - пожал плечами Лтар.
- Полностью согласен, - кивнул Ваал, а спустя секунду добавил, - на счёт моей просьбы ничего не прояснилось?
Добродушная улыбка на лице доктора тут же погасла, а в глазах мелькнуло чувство вины.
- Ты же знаешь, сейчас идёт война. Мы не сможем позволить тебе увидеть остальных, пока в мире так неспокойно. Да и малышам надо немножко подрасти.
- Понимаю, - ничего не выражающим голосом сказал Ваал. Он привык к отказам. Но надежда, оказавшаяся весьма мерзкой штукой, никак не хотела уходить, - но, может, хотя бы Селессия?
- Извини, - покачал головой Лтар.
- Понимаю, - повторил Ваал. - Как себя чувствуют малыши? Вы не...
- Да-да, - Лтар, словно стараясь загладить вину за последние минуты разговора, достал из папки, которую он держал в руках, две фотографии, и протянул их Ваалу.
На первой были два мальчика, которые уже выглядели лет на десять. Оба они были одеты в красивые костюмчики и сидели за партами, старательно записывая что-то на инфо-планшетах. Светлый - Авель, а тёмный - Каин. Оба они были такие сосредоточенные. Мальчишкам явно была интересна учёба.
А на другой красовалась малышка Ариадна. Благодаря белой коже и волосам она хоть и выглядела немножко странно, да вот улыбка до ушей и радостный блеск в глазах говорили Ваалу, что странной она себя нисколько не чувствовала.
- Я сфотографировал её в тот момент, когда подарил ей щенка, видел бы ты, как она ему радовалась...
- Вижу, - кивнул Ваал, - я вижу. Спасибо, Лтар.

18 февраля, 2395г.
- Желаю доброго утра гражданам Земли! - раздался голос по радио. После смерти старика Гарта его заменил какой-то МИ, ему ой как не хватало франкского акцента, с которым Ваал привык встречать каждое своё утро. Но привычки приходилось менять, ведь мир вокруг никогда не стоял на месте.
Сегодня он так и не ложился спать. Как и вчера. Как и за день до того... ночами вместо сна он читал. Читал несколько сухих строк. Строк, в которых отражался весь кошмар и ужас последних дней.
"Пятого февраля во время стандартных экспериментов по определению мозговой активности прототипов номер пять, шесть и семь произошёл инцидент. Реакция пятого номера на новые типы психических раздражителей оказалась слишком высокой и привела к непредвиденным последствиям.
Из-за всплеска телекинетической активности номера пять был уничтожен прототип номер шесть, пятьдесят восемь человек лабораторного персонала, а также база номер двенадцать. Прототип номер семь получила тяжёлые повреждения и была доставлена на лунную базу.
Прототип номер пять выжил, но получил тяжёлые необратимые повреждения психики. В дальнейшем он будет подвергнут изоляции первого уровня".
- Что же вы творите, - прошептал Ваал дрожащим голосом, - что же вы с нами творите...

15 декабря, 2405г.
Радио больше не будило его по утрам.
Несколько лет назад оно сломалось, а починить его Ваал не мог. Хоть он и был сверхчеловеком, но знаний об устройстве такой простой штуки как радио у него не было, и получить их не представлялось возможным. Но иногда, когда он чувствовал себя особенно одиноко, он доставал старую, ещё с тех времён, когда он свободно ходил по миру, газету и читал её, представляя, что голос старика Гарта озвучивает каждое слово. Становилось легче.
После того случая, когда он "попросил" Гейба отдать ему донесение о том, что случилось с Каином, Авелем и Ариадной... отношение к Ваалу изменилось. Доктор стал приходить очень редко, раз в год, если повезёт. Больше его не кормили настоящей едой, заменив её на синтезированную дрянь. Ни о каких ягодах, само собой, и речи не шло. Забрали фотографии. Оставили только тренажёры и газету... Хоть что-то не даёт сойти с ума.
- Добрый вечер, номер один, - изменив старой традиции, Лтар пришёл вечером, когда Ваал разыгрывал мысленную партию в шахматы, сидя на одном из кресел в гостиной.
- Добрый вечер, доктор, - кивнул Ваал. - Вы сегодня один?
С того случая Гейб приходил к нему только в сопровождении двух солдат и одного психолога. Но не в этот раз.
- Да, - кивнул доктор, встав рядом с Ваалом. - Я с неофициальным визитом.
- М? - Ваал взглянул на него, изогнув бровь.
- Селессия просила передать тебе привет. Она беспокоится за тебя.
- Как она себя чувствует? - оживившись, спросил Ваал, - у неё все хорошо?
- Всё хорошо, - улыбнулся Гейб, - недавно она увидела океан. Очень радовалась.
- Я помню океан... А как Коритар? Всё так же курит?
- О да, мы на его сигары тратим столько денег...
- Ариадна?
Доктор ответил после небольшой паузы.
- На Луне ей хорошо. Там так спокойно и тихо. Помогает стабилизировать состояние.
- Хорошо. Надеюсь, ей станет лучше.
- Я тоже надеюсь, - вздохнул Гейб.
Про остальных Ваал не хотел спрашивать, а Лтар не хотел отвечать, так что этот вопрос они обошли стороной. На пару минут повисла тишина, затем нарушенная доктором.
- Ваал.
- Да?
- Я выключил камеры на несколько минут.
- Не боитесь? Я ведь мог бы повторить "прошлый раз".
- Боюсь, - кивнул Гейб, - но я хочу, чтобы ты понял: я не желаю вам зла.
- О чём вы говорите?
- Одну секунду, - сказав это, доктор принялся энергично набирать что-то на своём инфо-планшете, а потом сказал, - Аврелия, милая, отвлекись на секундочку от своих схем.
- Нихачу! - донёсся из планшета писклявый девчачий голосок.
- Нет? А я-то хотел познакомить тебя с братиком...
Сердце в груди Ваала замерло.
- Хачу! - прозвучал восторженный писк.
Гейб передал Ваалу планшет, на экране которого красовалась совсем маленькая девчушка в розовом платьице с огромным, ещё более розовым бантом на груди. Волосы у неё были чёрно-красного цвета и заплетены в две довольно странные косички, торчащие вверх. Лицо девчушки, как и бант, и платье, были покрыты то ли чёрной смазкой, то ли сажей...
- Привет, братик! - радостно замахала ручкой Аврелия. - Ты такой взрослый!
- Аврелия, - выдохнул Ваал не смея даже моргать, не то что отводить взгляда, - золотая...
- Не-е-е-ет, - замотала головой Аврелия, - я не золотая, а мясная! Как я могу быть золотой, глупый братик?
- Аврелия... - повторил Ваал, прикоснувшись рукой к экрану планшета.
Но спустя секунду изображение погасло.
- Извини, - негромко сказал Гейб, - я не мог установить контакт на более долгое время. Даже так я нарушил полсотни инструкций.
- Гейб, - прошептал Ваал, - Лтар...
- Да?
- Если вы что-то с ней сделаете, я убью вас.
Гейб больше никогда не приходил к нему.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 10.02.2018 Григорий Павленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2196005

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1