1.2 Сам ты киборг!



Некоторое время потребовалось Сержанту для "осмотра владений". Отчего-то он решил, что эта база теперь полностью переходит в его подчинение, а того, кто мог бы переубедить Сержанта, рядом не оказалось. Весь персонал базы "Гагарин" насчитывал всего одного человека, отныне и навсегда получившего прозвище "Ботан", и машинного интеллекта, с лёгкой руки Сержанта наречённого "Юрой", в честь того самого космонавта, именем которого и называлось место его ссылки.

Выяснилось, что большая часть базы находится на поверхности, прикрытая прочным, довоенным куполом, призванным защитить первых колонистов, селившихся на Марсе, от различных превратностей судьбы вроде солнечной радиации, метеоритов или же плазменных снарядов, которыми любили раньше перебрасываться враждующие корпорации, осваивающие планету. После беглой инспекции Сержант пришёл к выводу, что за две сотни лет своего существования купол хоть и получил пару сотен попаданий, но в целом оставался вполне надёжным. Это радовало.

Но так уж вышло, что кроме купола ничего надёжного на "Гагарине" не осталось. Оборудование, как и защитный купол, стояло тут уже не один век, и, судя по всему, рабочий ресурс многочисленных компьютеров, систем и датчиков вышел ещё задолго до того, как на свет появился милый мальчуган по имени Артур Корн. Фактически, в любую секунду они могли оказаться запертыми внутри этого куска дерьма без капли воды, воздуха или связи с внешним миром. Это уже совсем не радовало.

Прогуливаясь по многочисленным коридорам, увешанным какими-то непонятными проводами и шлангами, Сержант не раз и не два получал сноп искр прямо в лицо, а уж сколько раз у него под ногами проваливались решетки, служившие тут полом, он уже и считать перестал. Единственное, что на базе работало более-менее прилично, так это Юра, всегда и везде норовивший влезть со своими дерьмовыми советами и комментариями.

Уже ко второму дню пребывания на базе он стал настолько раздражать Сержанта, что тот твёрдо решил избавиться от этого отродья сатаны любой ценой. Под видом исследования базы, он днём и ночью рыскал по комнатам, залам и коридорам, стараясь найти мозговой центр говорливого гада. Но всё было безуспешно, ведь если бы Сержант удосужился спросить об этом у самого МИ, то тот с радостью бы ответил ему, что его "сердце и разум" лежат в трёх километрах под землей, в специально оборудованном помещении, где поддерживается безвоздушное пространство с температурой около минус двухсот градусов по Цельсию.

Но, как уже упоминалось, Сержант спросить не удосужился, и последующие три недели для него прошли в бесполезных поисках, венцом которых стало обнаружение склада с провизией, среди которой Сержант с явным удовольствием нашёл три бутылки столь желанного коньяка.

Неожиданно жизнь на базе для Сержанта стала не так уж плоха. Юра, никогда не оставлявший его более чем на пару минут, вдруг оказался очень приятным собеседником. Покрытые ржавчиной трубы, по которым то и дело с гулом неслось какое-то дерьмо, стали Сержанту немного менее противны, а когда он в очередной раз провалился под пол, вместо привычного потока ругательств Сержант просто сказал:

— Юра, я беру отпуск, — и после этих слов он завалился спать прямо посреди высоковольтных кабелей.

— Машина, — сказала Аврил, постукивая пальцем по монитору, на котором высвечивалось спящее тело Сержанта.

— Меня зовут Юра, — прозвучал в динамиках равнодушный голос МИ.

Оглянувшись, Аврил удивлённо изогнула бровь, а затем, махнув рукой, вздохнула.

— Сержант Корн негативно на тебя влияет... но сейчас не об этом. Скажи, почему он спит?

— Вероятно, — ответил Юра, — из-за выпитой жидкости. Алкоголя, вероятно.

— Где он достал алкоголь?.. Его же никогда не было на базе! — удивилась Аврил, чуть было не упав со стула. Она же самолично осматривала каждую комнатку, каждый закоулок, каждый сантиметр базы и прекрасно знала о том, что здесь есть, а чего быть никак не могло.

— Не могу знать, — ответил МИ, — Сержант пропал из поля действия камер, а затем появился с тремя бутылками в руках.

— Так... вопрос о появлении алкоголя второстепенен. Первостепенный вопрос — сколько он выпил?

— В данный момент в коридорах я обнаруживаю три пустых бутылки. Анализирую записи. Подтверждаю. Сержант выпил два литра девятьсот миллилитров алкоголя.

— А какой это был алкоголь? Какая крепость?

— Неизвестно. Этикетки были удалены, а проводить анализ...

— Никакого толку от тебя, — вздохнула Аврил, поднимаясь со своего места. — Нужно доставить его в лазарет.

Сержант очнулся только утром следующего дня. Точнее, его биологические часы подсказывали, что сейчас утро. На базе, где об окнах и мечтать не приходилось, сложно было быть уверенным относительно времени суток. В комнатке, где он оказался, стены, пол, потолок и все оборудование было настолько белым, что, только открыв глаза, Сержант тут же зажмурился от боли. Кто, мать его, додумался до такого дизайна?!

Ну ладно, додумались так додумались. Сейчас главное понять, где он оказался и как сюда попал. В памяти услужливо появлялись картины того, как Сержант, пользуясь своим прославленным чутьём, проникает в какую-то запрятанную комнатку, находит там несколько бутылок. Коньяк. Отличный такой коньячок. Так. Если он нашёл выпивку, логичным было бы предположить, что он нажрался. Так ведь всегда бывало!

Но если он бухал, то почему нет похмелья? Ладно, этот вопрос оставим на потом. Надо определить своё местоположение... Лежал он, а Сержант именно лежал, на какой-то жёсткой стальной койке. Окружала его... приподняв голову, Сержант огляделся по сторонам и понял, что лежит он тут в окружении нескольких медицинских ботов последних моделей. Ясно. Лазарет.

Усевшись на койке, Сержант пнул ногой одного из ботов — тот походил на парящее в воздухе яйцо с красной полосой посередине. От удара бот отлетел на полметра назад, недовольно заурчал, и в его идеально ровной оболочке появилось несколько выемок, в которых показались какие-то шприцы.

— Отбой, семь-двенадцать, — тут же прозвучал за спиной Сержанта писклявый голос, повинуясь которому, бот послушно спрятал шприцы и отлетел в сторону. Оглянувшись назад, Сержант увидел Ботана, увлечённо ковырявшегося в какой-то панели.

— Привет, Ботан, — вздохнул Сержант, вновь укладываясь на койку. — Ответишь на парочку вопросов?

— Сначала вы ответите мне, сержант Корн, — Ботан, всего мгновенье назад стоявший в двух метрах слева, склонился над Сержантом, оглядывая его, словно какого-то подопытного кролика. Но и сам Сержант в долгу не остался. Он ведь так и не успел разглядеть этого дрища во время посадки, а потом... потом им как-то не довелось увидеться. Хотя потерей это назвать было сложно. Ботан напоминал Сержанту что-то среднее между мальчиком и девочкой. Не мужчиной и женщиной, а именно мальчиком и девочкой, ведь лет тому было пятнадцать-шестнадцать, не больше.

На лице красовались очки с толстенными линзами, за которыми с трудом угадывались голубовато-серые глаза Ботана. Волосы, прошедшие, судя по всему, что-то вроде помывки, обрели свой исконный, чёрно-красный цвет, но всё ещё оставались такими же зализанными.

— Где вы достали алкоголь? — начал говорить Ботан, загибая тоненькие пальцы. — Сколько выпили, какой процент крепости был у выпитого вами алкоголя...

Загибая пальцы... загибая блестящие, стальные пальцы. Протез? Какого хера паренёк, сидящий в таком захолустье, имеет не самые распространённые протезы? Сержанту доводилось видеть подобные херовины, хоть и в немного ином исполнении.

— Нам надо установить правила, — сказал Сержант, сложив руки на груди.

— Правила? — переспросил Ботан, поправляя очки. Рукав его халата немного съехал в сторону, и Сержант увидел, что не только кисть была стальной, но и сама рука тоже... вот таких херовин ему видеть уже не приходилось. Любопытно.

— Во-первых, ты должен понять, мой очкастый нерд, что на этой базе я главный.

— Вообще-то... — начал было Ботан, но был прерван Сержантом, резко севшим на койке.

— Твоё воинское звание? — спросил тот, ткнув Ботана пальцем в грудь.

— У меня нет звания, я не состою на службе...

— Теперь состоишь, — благосклонно кивнул Сержант. — Я, сержант Артур Корн, официально принимаю тебя на службу в вооружённые силы Земли. Отныне ты рядовой Ботан.

— Меня зовут Аврил!

— Пидорское имя. Ты что, пидор, сынок?

— Вообще-то я девушка. Я уже говорила вам это, — сказал Ботан, сняв очки.

— И лицо у тебя пидорское... — процедил Сержант, прищурившись.

— Девушка! Я девушка! Сколько можно повторять?! — устало пробормотал Ботан, потирая переносицу.

— В армии баб нет, сынок. А если ты всё ещё мнишь себя бабой, то скажи, где у тебя сиськи?

— Э...

— Это сиськи? — поинтересовался Сержант, хлопнув его по абсолютно плоской груди. — Нет, это не сиськи. Тогда может быть тут? — он хлопнул Ботана по спине. — Тут кое-что есть, но это точно не сиськи. Горб скорее. Итак, к чему мы пришли? Ты горбатый, очкастый пидор. Добро пожаловать на службу.

— Я... я... — лицо Ботана начинало стремительно краснеть, а в уголках глаз блеснули слёзы.

— Чего ты хнычешь?! Ты же взрослый мужик! Сколько тебе лет-то, что слёзки льёшь как баба?!

— Десять... — сморкаясь в рукав халата, проныл Ботан.

— Де... чё?

— Де-е-е-е-есять лет! — Ботан уже снял халат и начал вытирать им лицо. Выглядело это довольно жалко... точнее выглядело бы жалко, если бы Сержант смотрел на сие действо, а не на руки, до самых плеч выполненные из какого-то металла, который он поначалу принял за сталь. Но бионический глаз вполне уверенно подсказывал, что сталью это дерьмо точно не являлось. А из-за спины у Ботана тянулись какие-то шланги, пролегавшие под самой кожей.

Спрыгнув с койки, Сержант обошёл хнычущего Ботана со спины.

— Ебать-колотить... — изрёк он, увидев выглядывающий из-под серой майки "стальной" позвоночник (точнее штуку, на него очень похожую). От него к рукам, шее и голове прямо под кожей Ботана тянулись какие-то трубки.

— Ты что, киборг? — пробормотал он, коснувшись рукой позвоночника Ботана. — Их же всех сожгли к херам.

— Сам ты киборг! — резко обернувшись, крикнул Ботан. Краснея и пыжась от злости, он смотрел на Сержанта и, судя по всему, старался что-то сказать, то и дело открывая и закрывая рот. Это продолжалось около минуты, пока Ботан наконец-то не выдал:

— Солдафон! — крикнул он, швырнув в лицо Сержанту свой халат, и выбежал прочь из лазарета.

— Меня в детский сад услали, что ли? — задумчиво пробормотал Сержант, глядя на закрывающуюся дверь. — Юра, ты тут?

— Где же мне ещё быть, — отозвался МИ.

— О, вижу, ты работаешь над собой. Это хорошо. Мне нужна связь с Илратом. Немедленно.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 10.02.2018 Григорий Павленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195983

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1