О, Баядера


Вчера были в Учебном Театре Щукинского Театрального Института. Слушали и смотрели «О, Баядера». Мистически создающая позитивное настроение музыка Кальмана. Я знаю, что вы знаете, но вдруг кто-то только что родился, и ещё не знает.
Когда предъявляли пригласительные билеты, увидели невдалеке, в окружении сопровождавших его людей, легенду российской оперетты Герарда Васильева. Бодрый, стройный, подтянутый, пластичный, харизматичный. Выглядит лет на пятнадцать моложе своего возраста. Да дело даже не в летах. Пусть человек и выглядит на свой возраст. Важно, как он чувствует себя в этом возрасте, живёт он, или доживает, главный - человек, или главный - возраст. Герард Васильевич общался со своим окружением так органично, как студент-старшекурсник, естественным образом ставший лидером своей компании.
Эх! Когда мне было лет 12, и 13, и 14, и чуть раньше, и чуть позже, во время больших праздников обязательно по телевизору показывали праздничный концерт. Сначала звучали торжественные оратории и сложные для исполнения арии из опер, которые не пользовались большой популярностью. Это сейчас я бы «кайф поймал» если бы концерт состоял из одних арий из опер, но сейчас не об этом. Ближе к окончанию концерта звучали песни современных эстрадных певцов, и ради этих песен люди слушали весь концерт. А вот примерно в середине концерта звучали арии из оперетт. Это повеселее арий из опер, да ещё с танцами и актёрской игрой, но сложнее многих эстрадных песен, сделанных «по квадрату», как говорили мы в юношестве, обучаясь друг у друга игре на гитаре. И вот здесь какую-нибудь из арий обязательно пел Герард Васильев. Благодаря этим концертам мы, население СССР, моя семья, во всяком случае, неплохо знали лучшие оперетты и их композиторов. Оперы знали хуже, что и понятно, они сложнее. Их надо учиться понимать, и тогда «за уши не оттащишь». Да что я с этими операми! Тут рядом в двух шагах стоит Герард Васильев. Так и хочется сказать ему:
- Здрасьте!
Наверное, отбирает талантливую молодёжь для своих постановок. Или, возможно, пригласили признанного мэтра оценить работу студентов. И мы займёмся тем же, хотя мы не мэтры, и даже не сантимэтры, и не создаём себе кумиров, но хотим знать будущих героев российской сцены.
Хотя театр и учебный, но ничем не уступает площадкам средних московских театров. Скажу больше, эта сцена во многом выигрывает у многих сцен московских театров своей классической формой, выверенной веками, а потому удобной для зрителя.
Режиссёр – Жанна Жердер. Сценическая версия и перевод – тоже она.
Как сказано в программке: «Действие одной из самых знаменитых пьес Имре Кальмана перенесено в Голливуд середины прошлого века…» Мы знаем, что у оригинальных либреттистов Браммера и Грюнвальда действие происходит в Париже двадцатых годов. Что ж, наверное, интересно посмотреть, как тот же сюжет развивается недалеко от Лос-Анжелеса по версии московского режиссёра Жанны Жердер.
Музыка – фортепиано. Я не знаю, кто из двух музыкантов, указанных в программке, играл, но парень делал это очень хорошо. Мы сидели в трёх шагах от него, во втором ряду, и могу дать заверенную справку – с музыкой в спектакле всё нормально. Не оркестр, конечно, так и театр учебный, не забывайте.
Об игре актёров. Насколько я понимаю, это выпускники нынешнего года Щукинского института
Екатерина Кузнецова – Ширли Пигс. Красивый сильный голос. Качественная актриса. Чуть-чуть бы меньше трагичности. В этом спектакле трагичность её героини не обязательна.
Дмитрий Никаноров – кинорежиссёр Джордж Харрисон. Красивый уверенный голос. Органичен в главной роли. Тут бы наоборот чуть меньше холодности. Или, если уж холоден, то тогда добавить циничного шарма, что ли, или чего-то подобного. Но лучше всё-таки пробить свою холодность и дать иногда «огонька».
Вячеслав Пронин и Кирилл Молчанов – продюсеры, зажгли зал чечёткой. Очень актёрски уверенные ребята.
Роман Зарандия – Филипп Сникерс, шоколадный фабрикант, в этом спектакле комик, однако видно, парень может всё.
Иван Семкив – Казимир, Наполеон, Раджами, высокий и красивый парень. Видный киногерой-любовник. Правда, ему лучше поменьше петь и танцевать.
Анастасия Пугина – актриса, жена шоколадного фабриканта, любовница Наполеона. Что тут сказать? Огонь! Украсит любую сцену, главное без передозировки.
Никита Грабовский – Бен, ассистент режиссёра, драматический актёр большого диапазона, может быть отрешённым эгоцентриком, эксцентриком, может быть циником, да много ещё чего может. Пластичен, одним словом.
Вообще, все актёры порадовали. И общее впечатление от спектакля расчудесное. Музыка, пение, танцы, экспрессивная игра актёров. Что ещё нужно, чтобы украсить вечер.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 10.02.2018 Алексей Евстигнеев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195926

Метки: театр, актёры, артисты, баядера, кальман, оперетта,
Рубрика произведения: Разное -> Репортаж












1