ПЛАЩИК


Нина стояла у знакомой двери, стояла уже минут десять, переминаясь с ноги на ногу; чувствовала, как влажнеют от волнения руки и… все никак не решалась надавить на кнопку звонка. Поднимала руку, а потом резко опускала.

Да что это она? Совсем рехнулась… что ли… Ну чем ей может помочь эта молодая женщина, с которой случайно познакомилась в поезде, когда ехала из Москвы – гостила у сына. Это было поздней ночью. Все в купе давно уже спали, а Нине не спалось, она ворочалась, вздыхала: на душе было как-то тревожно и неспокойно. У сына проблемы на работе и в личной жизни. И мать тут ничем помочь не может. Кругом виноват сын: жена узнала об измене, забрала двойняшек и ушла к своим родителям; потом, вообще, подала на развод. И на работе Костя подвел начальника, который доверил ему отдел, надеялся, что молодой работник будет предельно внимателен и корректен с сотрудниками, а Костя умудрился за год настроить против себя этот самый коллектив, который обратился к руководству с просьбой поменять начальника отдела. Сын, естественно, подал на расчет. Костик, ее любимый и единственный сын, был озлоблен, казалось, на весь белый свет и приезду матери был не очень рад – даже не скрывал этого! Нина на третий день пребывания в столице купила билет и …

- Женщина, Вас что-то беспокоит? Отчего вы так волнуетесь? – участливо обратилась к ней соседка по купе.
- А!.. Проблемы! Как же без них? – Нина отчаянно махнула рукой. – Извините меня…вот и Вы проснулись.
- Да я и не спала, не волнуйтесь Вы так: все образуется.
- Да ничего не образуется: сын становится как чужой. Чувствую, что не так живет, а поделать ничего не могу. Семью вот потерял, работу. Я в этот раз даже внуков-двойняшек не видела. И как сыну помочь? Ведь не слушает меня!
- А Вы не советуйте – он сейчас Вас не слышит. Но он обязательно Вас услышит, обязательно услышит! Время пройдет – услышит! И еще… семья сына воссоединится, и сын Ваш найдет хорошую работу. Кстати, в его семье будет еще пополнение.

Нина подумала о том, что молодая женщина говорит такие мудрые слова – откуда в ней это? Может быть, она психолог по образованию?

- Нет, нет! Я не психолог. Работаю экономистом. А Вы запишите мой телефон. Думаю, что когда-нибудь позвоните мне, - она как будто угадала, о чем думала Нина.
Это предложение удивило Нину, если не сказать больше:
- Обязательно запишу утром.

Ничего не собиралась Нина записывать – так сказала, чтобы отвязаться от предложения соседки по купе. Будет ей тут еще молодайка советы давать!

А утром она сделала вид, что никакого ночного разговора и не было. Когда прощались, выходя из поезда, она просто кивнула молодой женщине. Вот на том они и расстались.

А через три года все так и произошло, как та попутчица ей предсказала: семейное счастье Костик вернул, нашел другую работу, и Нина, побывав в Москве, была счастлива повозиться с внуками, похлопотать на кухне у сына, порадовать его семью пирогами и пирожками. Невестка призналась, что беременна. Родилась девочка.

Нина только корила себя за то, что так и не узнала имени той молодой попутчицы, не записала номер ее телефона, чтобы как-то не то чтобы отблагодарить, а просто хотя бы поговорить… И как она все предугадала? Как у нее это получилось? Город хотя и небольшой, но никаких зацепок у Нины не было…

А тут по работе ей пришлось побывать на семинаре по поводу открытия агротехнического комплекса. Перед собравшимися выступали  руководитель, его замы, экономист… Вот так Нина узнала, что ее попутчицей была Зотова Валентина. А уж узнать адрес ее проживания было, как говорится, делом техники.

И на что она надеялась? Зачем ей была нужна эта встреча с женщиной, которая когда-то была попутчицей и смогла ее успокоить, предугадав дальнейшее развитие событий? И почему она сейчас пытается встретиться с ней, понимая, что эта женщина обладает каким-то загадочным даром, не то чтобы предвосхищающим дальнейшие события, но как-то угадывающим их?

Нина стояла у двери, не решаясь нажать на кнопку звонка, потому что помнила, что тогда сухо попрощалась с попутчицей, так и не взяв у нее номер телефона. Она посмотрела на свои полусапожки, скользнула взглядом по курточке, которую уже давно надо было сменить, да все как-то недосуг. Вот надо бы плащик купить. Но не такой, какой у нее раньше был, - темный, а какой-нибудь посветлее, а то в последнее время весь гардероб у нее как у серой мыши – именно так она окрестила свою одежду и нынешнее душевное состояние – как у той серой мыши!

Но дверь неожиданно открылась, как будто хозяйка квартиры подстерегала ее мысли. Но улыбалась она далеко не приветливо, как-то уж совсем скептически.

- Вы что-то хотели? – холодно спросила Валентина.
- Да… Помните меня? Ну… тогда вместе в одном вагоне ехали, - Нина совсем смешалась, кажется, что даже ее голос просел, охрип.
- Помню, конечно: у меня на лица и голоса память отличная. Так что Вам от меня надо?
- А мне можно зайти? Пожалуйста! – просительно сказала Нина, ощущая, как ладони влажнеют липким потом от волнения.
- Мне не очень удобно сейчас общаться: скоро пойду встречать дочь… Но если Вы быстро изложите, в чем дело…
- Да… да… я очень быстро!

Они прошли в комнату. Нина быстро осмотрелась и про себя с удивлением отметила, что комната обставлена очень скромно, а ведь ее хозяйка на такой должности!
- Так что вы хотели? – нетерпеливо спросила ее Валентина.
- Мне бы очень хотелось, чтобы Вы помогли мне советом…
- А Вы случайно не ошиблись адресом: я ведь не психолог, не Ваша подруга - так какой совет могу дать?
- Это так, но Вы… я слышала, да и сама в этом убедилась… Вы можете предсказать… А у меня такая сейчас ситуация, что я…- Нина замешкалась, стала платочком вытирать лицо, губы мелко дрожали, голос тоже выдавал волнение.
- Женщина, Вы меня с кем-то путаете! Ничего я не предсказываю и тем более никому советов не даю.
- Ну как же… ведь Вы тогда точно сказали, что у сыночка моего все наладится, что невестка еще ребеночка родит!

Но Валентина не спешила отвечать. Томительная минута зависла, только слышно было, как тикают на стене часы… Но Нине казалось, что они не тикают, а бухают, как и ее сердце: бух-бух!

Валентина подошла ближе к неожиданной гостье и несколько секунд смотрела ей прямо в глаза: не мигали обе женщины. Нина поежилась под холодным взглядом Валентины, даже плечами зябко передернула. Она подумала о том, что, наверно, напрасно пришла к этой женщине. Ну чем та может помочь ей? Чем утешить?

- Так что же Вы хотите от меня узнать? Облегчить Ваш стыд и Вашу душевную боль я не смогу: это был Ваш выбор! И никогда больше не приходите сюда.

Нина ошеломленно посмотрела на Валентину и рванулась из комнаты в прихожую к входной двери. Валентина пошла следом. Потом категорично махнула рукой и резко захлопнула дверь.

А Нина так и осталась стоять в подъезде, с поникшими плечами, с слезами, бисером скатывающимися по щекам. Мимо прошли женщина с мальчиком и с собачкой на поводке. Они поднялись на этаж выше. Нина все  стояла и смотрела на закрытую дверь…В городе говорили, что Валентина обладает даром предвидения, но «видит» не всех людей… Говорили о ней разное: жестка, резка и добра одновременно. Но вот два года назад в поезде «увидела» Нину, а потому та и пришла к ней.

Прошло еще минуты три. Дверь вновь открылась.

- Вы так и не ушли? Упрямая Вы женщина! Знаете правило бумеранга? Мне больше нечего сказать: каждый из нас, совершая какие-то поступки, чем-то руководствуется, как-то пытается их оправдать. Для одних смысл жизни – душа, а для других – деньги, проклятые деньги! – Валентина опять закрыла дверь, но на этот раз совсем не резко, а просто притворив ее, но замок щелкнул, как выстрелил.

Нина вышла на улицу. Сентябрьские осенние дни радовали снижением удушающей, надоевшей августовской жары и наметившейся желтизной деревьев. Особенно радовали яркие астры, которые издавали одурманивающий, пьянящий запах и горделиво восседали на придомовых клумбах в своем нежном разноцветье. Для Нины это любимое время года, но сейчас на душе было тревожно, тоскливо и… надо купить себе плащ, потому что скоро зайдут дожди, а у нее на этот случай ничего нет, кроме видавшей виды курточки, – совсем на себя махнула рукой, давно уже обновок не покупала…

Когда с братом договаривались насчет того, кто будет досматривать маму, разногласий не было: конечно, дочка! Не невестка же в самом деле? На том и порешили. Мать написала дарственную на дом на дочь. Но случилось непредвиденное: у сына появился третий ребенок, девочка родилась очень слабенькая, болезненная, и Нина взяла на год отпуск без содержания и уехала в Москву, чтобы помочь семье сына. Мать перевез к себе брат Нины. Она тоже была очень слабая, на улицу почти не выходила. Жена Андрея, брата Нины, сначала наняла сиделку, а потом, когда дела у свекрови стали совсем плохи, уволилась с работы.

Через год Нина вернулась домой, но ее мама категорически отказалась переезжать от невестки и сына. Невестка досматривала еще и свою бабушку, вот так две старушки дружно и жили в доме Андрея и Наташи. Вопрос о наследстве никогда не вставал, пока мама была жива (брат и сестра были близкими людьми, часто на праздниках сидели за одним столом, помогали друг другу, выручали деньгами друг друга, если в этом случалась нужда), но полгода назад у матери резко подскочило давление – инсульт… Она скоропостижно скончалась. Сыну в Москве срочно понадобились деньги на первый взнос, чтобы вступить в ипотеку и улучшить жилищные условия. Мамин дом Нина продала, но брату и невестке не дала ни копейки, объявив, что дарственная написана на нее.

Все, конечно, так, но маму она фактически не досматривала… Брат ничего не сказал – он, вообще, человек немногословный, а жене запретил на эту тему распространяться, чтобы, как говорится, «семейный сор» на люди не выносить. Но эту неблаговидную семейную историю знали соседи, друзья, знакомые… Так или иначе Нину стали подружки об этом расспрашивать, и удивлялись, и возмущались – одним словом, Нину осуждали. А семья сына оформила ипотеку и уже на следующий год войдет в квартиру в новом доме. С братом, конечно, отношения прерваны…

Деньги… Нина не призналась брату, что у мамы были на сберкнижке неплохие, по меркам их маленького городка, деньги. И хорошо, что Андрей о них не знал! А если и знал, то никогда на эту тему не заговаривал. Подумаешь, праведник какой! Он все равно не один: жена вон красавица! А Нина одна уже сколько лет…Оно, конечно, у нее только сын, а у Андрея трое детей, и младший только начал учиться в большом городе, и старшему после серьезной операции советуют ехать на реабилитацию в Германию. Андрей оформляет кредит, работает как вол, крутится, чтобы детям помочь. Да почему это должно ее, Нину, волновать – каждый выживает сам!

Почему-то вспомнились смутные детские обиды, когда Андрей был отличником, а ее мать постоянно корила за неусидчивость в учебе, за леность. И зачем теперь его высшее образование, когда жена родила ему троих детей и надо было хорошо зарабатывать, чтобы семью содержать? Андрей работал не по специальности. Правда, дети у него трудолюбивые, дружные, с таким уважением и почитанием относятся к родителям…

А жена его, писаная красавица, ушла с работы, чтобы нянчиться с двумя старухами. Ладно, со своей бабушкой, так еще и с чужой! И ведь никогда не жаловалась. Придет к ней когда-никогда Нина, а у невестки в доме все чистенько-светленько, в кухне пахнет печеным, бабульки ухоженные, веселые – и как ей не надоедало с ними возиться? Нина поймала себя на мысли о том, что с облегчением вздохнула, когда жена ее сына пригласила помочь с внучкой. Она сразу побежала к Наталье, поплакалась – та повздыхала, покачала головой… Андрей на следующее утро подъехал на машине и перевез мать в свой дом.

Так зачем же тогда Нина приходила к Валентине? Что хотела узнать? Как аукнется? Как откликнется? Господи, да сколько людей грешат – и ничего! Идут по жизни ровно и плавно. И чего это она разнюнилась, разнервничалась? Деньги? Да, на сберкнижке почти миллион рублей, но о них ни Андрей, ни Наталья не знают! Так что ее совесть чиста.

Как это ей сказала Валентина насчет бумеранга? Чушь все это! Сказочки для простодушных и наивных, а кто крепко стоит на ногах, кто твердо знает, что хочет и ждет от жизни, тому никакой бумеранг не страшен! Деньги! Да на них, проклятых, все в жизни завязано, все от них зависит: и здоровье, и счастье, и спокойствие.

Нина решила продать свой домик и уехать из родного города к сыну… на дачу. Она уже была там. Совсем недалеко от основной трассы, все кругом зелено, так красиво, опять же соседи тоже круглый год живут. Вот и познакомится с ними Нина, и веселей будет. А родных… родных она вроде бы как отсечет. У нее своя семья, свой сын, внуки - все для них!

Женщина глубоко вздохнула. Ласковое осеннее тепло как будто набросило легкий плед на плечи. Нервная дрожь прошла, по телу растеклась слабость, пришло умиротворение. Нина шла по улице, распрямив до боли в ключицах горделивые плечи, звучно стучали каблучки по тротуару…

Воскресный день особый в маленьком провинциальном городке: почти до полудня стоит тишина, горожане все свои бытовые вопросы стараются устроить в субботний день, а воскресенье – день святой, для отдыха. Нина шла по улице, наслаждаясь тишиной и необычной для ее 55 лет легкостью.

Сейчас придет домой, поставит чайник, попьет чаю с конфетами, позвонит сыну. Все у нее будет хорошо! А рука уже потянулась к телефону в сумочке.

- Андрей, Андрюша, брат, прости меня! Нашло что-то, накатило. Прости, братик! Завтра утром сниму с книжки эти треклятые деньги (у мамы был почти миллион) и принесу. Надо помочь племяннику, везите его в Германию! – все это она выпалила на одном дыхании.
- Сестра, - в голосе Андрея послышалась предательская дрожь , - да не повезем мы его в Германию. У нас в России есть хороший центр. И обойдется нам это не так дорого, как раньше думали. Ты приходи, сестра. Наталья вот с утра пироги печет. И куда это ты собралась ехать? На какую дачу? Здесь все свои, у тебя тут столько подруг, знакомых. Какая дача, сестра?

Вспомнила Нина, как брат возил ее сына поступать в университет в Москву, потому что она как раз неважно чувствовала себя после операции; как помогал ей с ремонтом домика, потому что руки у брата золотые; как его Наталья, рукодельница, шила для нее платья, блузочки, когда в девяностые годы в магазинах ничего не было.

А еще она подумала о том, что надо зайти в магазин и выбрать плащик, модненький такой плащик - яркий, воздушный, чтобы поднимать себе настроение даже в дождливый осенний день. И от этой мысли стало совсем легко на душе: подумаешь, какие такие годы! Да в 55 все только начинается! А плащик обязательно нужен – вот такой, какой весной видела на соседке, такой же легкий и яркий…

© Copyright: Людмила Дудка, 2018
Свидетельство о публикации №218020801425











Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 65
© 10.02.2018 Людмила Дудка
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195615

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1