ПОЭМА АФОРИЗМОВ


ПОЭМА АФОРИЗМОВ
Поэма афоризмов

(попытка поэтического переложения
мыслей русского священника
Даниила Сысоева
)

Чем ближе мир земной к концу,
Тем меньше влаги остаётся.
Вот-вот и – краской по лицу –
Огнём смертельным он займётся.

Из Даниила Сысоева

* * *

Докажи, что Бог наш не Творец –
Вот и православию конец.

* * *

(ПЕРЕД ПОТОПОМ)

Злу и разврату стало тесно.
Мир изнемог страдать и жить.
И не было в том мире места,
Куда бы милость приложить.

* * *

Извращение как зло –
Не из древней нации,
Не из нисших рас взошло –
Из цивилизации.

* * *

Чем ближе мир земной к концу,
Тем меньше влаги остаётся.
Вот-вот и - краской по лицу -
Огнём смертельным он займётся.

* * *

Три миллиарда человек
У страшного порога.
И только Ной за долгий век
Не отошёл от Бога.

* * *

Слово Божие – гранит,
Надёжней не бывает.
Церковь истину хранит,
Наука – подтверждает.

* * *

Как права была цензура,
Запрещая дарвинизм!
Он, как волк в овечьей шкуре,
Истерзал России жизнь.

* * *

Нет, смерти Бог не создавал.
Не рад Он гибели живущих.
Он человеку предлагал
Блаженный рай в небесных кущах.

Но человек завистлив стал
И этой зависти в угоду
Нарушил заповедь Христа,
И смерть вошла в его природу.

* * *

Нынешний анализ эволюции
Говорит, что нет её ни в чём.
Только домыслы фальшиво-куцые,
И нахальные при всём при том.

* * *

Языки народов древних,
Как теперь уже известно,
Не беднее, а богаче
Современных языков.

Моисей великолепно
Знал язык ушедших предков
И с великим совершенством
Выбирал слова, когда

В «Бытии» писал об эре,
В «Бытии» писал о веке,
В «Бытии» о дне творенья,
Равном только дню, писал.

* * *

Есть мнение, что каждый день творения
Продлился миллиарды долгих лет.
Нет более несведущего мнения.
Зачем такое жуткое продление,
Того, что в миг Он произвёл на свет?
Ведь Бог же Всемогущ! – Ответа нет.

* * *

Образ Бога в человеке –
Это ум его, свобода.
А подобие – возможность
В доброделанье Благому
В меру сил уподобляться.

* * *

Про улучшение природных видов
Никто не знает и не знал вовек.
За исключеньем, может быть, гибридов,
Которые придумал человек.
* * *

Адам по-еврейски – подобие Бога;
Кровавая глина, земля.
Он мог и духовно подняться высоко,
А мог и погибнуть, как тля.

* * *

Кто не раскаялся в грехе,
Живёт в борьбе и распре с Богом,
Душою вязнет в чепухе,
Идя по гибельным дорогам.

* * *

Сотни лет призывов лицемерных
Сыплется и сыплется труха.
Единенье верных и неверных –
Не найти смертельнее греха.

* * *

Ты не веришь Писанию? Богу?
Разнесчастнейший ты человек.
Оборвёт твоей жизни дорогу
Страшных мук нескончаемый век.

* * *

Человеческая правда,
Вся коварство, вся нечестье,
Существует только там,
Где простой, обычный доступ
К Божьей Истине утрачен.

* * *

Кто не любит Христа,
Тот добра не творит.
В нём одна пустота
Сквозь гордыню сквозит.

* * *

(Наследники Каина)

Человек, лишённый благодати,
Райских кущ и ангельского пенья,
Музыку в изгнании придумал,
Но была она лишь слабой тенью
Изумительных эдемских гимнов.

* * *

Когда в нас Божья благодать,
Мы слышим ангельское пенье.
А нет её – спешим познать
Земных орфеев сочиненья.

* * *

(Родословная Каина)

В роде Каина был некто Иувал.
Зло питая к ангельскому пенью,
На свирели и на гуслях он играл,
Призывая люд к увеселенью.

* * *

Когда душа перестаёт
Великим Богом восхищаться,
От счастья плакать и смеяться, –
Она зачахнет и помрёт.

* * *

(Родословная Каина)

Тувалкаин был прекрасным кузнецом,
Изобрёл оружье. Каиниты
Коваными стрелами, мечом
Разоряли племена кругом.
Но потом и сами были биты.

* * *

(Родословная Каина)

Славилась чудной красой
В проклятом роде Ноема.
Это с неё началось
БОЖЬИХ СЫНОВ совращенье.
(Так называли сифитов).

* * *

(Родословная Каина)

Был охотником страстным Ламех,
Но, бедняга, он видел неважно,
На охоте на слух полагался.
Вот и слышит: в чащобе глухой
Странный зверь притаившийся дышит.
Он пускает в чащобу стрелу,
И ужаснейший крик раздаётся.
Что же видит охотник? Лежит
Каин, племени их основатель,
Прямо в сердце сражённый стрелой.

* * *

Как мила любому сердцу похвала!
Только истины никак мы не изучим:
Если хвалят нас за добрые дела,
То от Бога ничего мы не получим.

* * *

Ной изобрёл не только плуг,
Но так же и вино.
Трудись не покладая рук.
А, трудовой венчая круг,
И выпить не грешно.

* * *

Когда Блаватскую крестили,
Зажглась у батюшки фелонь.
Так небеса предупредили –
Бесовский в дитятке огонь.

* * *

Единства быть не может никогда.
Деленье меж людьми неистребимо.
Одни хотят жить в Господе всегда,
Другие – ощущать богатства зримо.

* * *

Отчего начинается пьянство?
Отчего начинается блуд?
Оттого что в душе постоянство
Не пронизанных верой минут.

* * *

В советские годы церковников
Так люто вели на расстрел
За то, что им было духовное
Важней государственных дел.

* * *

Тем, кто в древние дни доносили,
Отдавали наследия тех
Разнесчастных, которых казнили.
Ну а мы-то с каких же утех
Предавали? Чтоб нас похвалили?
* * *

(Об апостоле Петре)

Как совесть ни глуха,
Но лишь её накал –
Начало всех начал.
Он горько плакал по ночам
При пенье петуха.

* * *

Забывает память о Суде –
Сразу начинает расслабляться.
Начинает человек хоть где
И хоть чем бездумно заниматься,
Предаваться всякой ерунде.

* * *

(О Ницше)

Он сошёл с ума, едва «Антихриста»
Дописал. Жил в сумасшедшем доме.
Сам себя своим безверьем выхлестал
И от тяжких ран безверья помер.

* * *

Потянулись к католичеству –
И в Кремле воссели шляхтичи.
Вольтерьянству в ноги бросились –
Наводнилась Русь французами.
А немецкими идеями
Увлеклись – штыков отведали
И картечи армий кайзера.
Стали грех жидов оправдывать –
Получили власть еврейскую
В приснопамятном семнадцатом.
Полюбили Маркса-Энгельса –
Досыта хлебнули кровушки
В дни фашистского нашествия.

* * *

Христова истина чиста,
Никто её не уничтожит.
Но отошедший от Христа
Христианином быть не может.

* * *

Глобализация смывает нации,
Как растворитель – образы с холста.
Но да восславится глобализация,
Глобализация идей Христа.

* * *

Образ Бога в человеке –
Это ум его, свобода.
А подобие – возможность
В доброделанье Благому
В меру сил уподобляться.

* * *

«Куда нам до святых!» – уловка Люцифера.
А ты нуди себя к работе ночь и день.
Нам жития святых брать надо для примера
И строить жизнь по ним, гоня плутовку лень.

* * *

Каждый должен к святости стремиться.
Так встречает день свою зарю.
Так в Святом Писанье говорится.
Так и я вам, братья, говорю.
* * *

Да породнится милость с нами,
Да станет истиной святой:
Кто губит сам себя грехами,
Достоин жалости людской.

* * *

Это с давних пор известно,
Этим люди и сильны:
Перед знамением крестным
Нету сил у сатаны.

* * *

Свободной может жизнь казаться,
Но путь один к спасенью дан.
Свобода – Богом наслаждаться,
Свобода без Христа – обман.

* * *

В мавзолей спускаешься, как в ад.
Видно, вход такой же в преисподней.
Тишина и смерть. Пугая взгляд,
Эти руки бледные лежат,
Все в крови, как видится сегодня.

* * *

Пророка Даниила
Читайте день и ночь.
Не раз такое было:
Лишь совесть позабыла
Того, Кто Свет и Сила,
И на краю могилы
Вам некому помочь.
* * *

Бессмертна душа. Но она
Не раз и не два умирает –
Лишь только, в решеньях вольна,
О Боге опять забывает.

* * *

Нимрод – строитель Вавилона,
Отец суровой тирании,
Ваятель рабства на земле,
Предатель Божьего Закона,
Проживший в блеске дни земные
И сгинувший в предвечной мгле.

Но опыт мрачного Нимрода,
Безбожно наглый и жестокий,
В земной юдоли не забыт.
Он, изменяясь год от года,
Начальный уровень высокий
Поднять предельно норовит.

* * *

Создав всемирную империю
И рабский строй установив,
Нимрод глумиться стал над верою,
Молиться Богу запретив.

* * *

«Взломаем небо! –
говорит Нимрод. –
Прорвёмся в рай своей земною силой».
Грамада Вавилонская растёт,
Губя из года в год
за родом род,
Но становясь и царскою могилой.
* * *

(Нимрод)

Он спешил на вершину пока не достроенной башни,
Чтоб спроситить Люцифера о грянувшей буре свирепой,
И уже был у цели, но в огненной молнии страшной
Башня рухнула вниз, несмотря на могучие скрепы.
Так закончился труд – горделивый, великий, нелепый.

* * *

(ИАФЕТ)

Имя Иафет,
Явно неспроста
Имеет два значенья.
Это – красота
И – распространенье.
Этим Иафет
Прославил Божий свет.

* * *

(РОДОСЛОВНАЯ ИАФЕТА)

Греки, германцы, свободные граждане Рима,
Жители Индии, Франции, русский народ
В высшем искусстве следы свои неповторимо
Запечатлели. И нынче талант им даёт
Щедрый и сильный в делах Иафетовый род.

* * *

(РОДОСЛОВНАЯ ИАФЕТА)

С позыва начального, с первого шага,
С мечты, ощутившей полёт –
К созданью империй извечная тяга
В роду Иафета живёт.

Со дней Македонии, грозного Рима
До Третьего Рима – Руси
Она воплощается необоримо
В цепи генетических сил.

* * *

(РОДОСЛОВНАЯ ИАФЕТА)

Киммерийцы, потомки Гомера, Иафетова сына,
Кочевали в Великой Степи – от Карпат до Востока,
Заселяя Сибирь, и Китай, и Монгольские земли,
Дав начало индейским родам от Канады до Тьерра-Фуего.

* * *

Имперский дух всемирной жизни
Ведёт к Антихристу, который,
Безбожно правя всей планетой,
Утопит род людской в грехах.

И яростный огонь Небесный,
Людей от мерзостей спасая,
Спалит Вселенную и Землю,
И Бог воздвигнет Новый Мир.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 10.02.2018 Борис Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195593

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская












1