Сказ о Шагалле


Мой друг, хочу рассказать тебе сказку….
А может не сказку, а просто сказание,
В ней ты сможешь увидеть подсказку
Или простое для тебя предсказание…
Про то, как печальна бывает история
И то, как менять можно, что прописано,
О том, где, чья территория,
А может просто так всё написано.
Я может, была там,
А может, и нет…
Можешь придраться к словам,
Или найти здесь достойный ответ…

Итак… в одной маленькой деревушке жила кареглазая девушка.
Всё б ничего, да не любили её в этом отдалённом селении:
Что-то жителям не нравилось в её деяниях.
Может быть то, что она не корчилась в оправданиях?
Или же просто жила не по правилам
И не тех Богов, что они славила.
Обозлённой толпой пришли всем поселением
Предъявив, что оскорбляет она их поколение
Своими обрядами и колдовскими штучками,
Почти доведя, бедную, до крайней точки.
Называли ведьмой-безбожницей,
Грозили расправой заложнице.
И решила она в лес дорогой уйти,
Подальше от них, чтоб найти не смогли.
С обидой и горем, с тоской, но твёрдо
Брела по тропам лесным гордой,
Не признающей обвинений,
И избежав срамных гонений.
Она всего лишь травницей была, людей лечила,
Беду от глупых отводила.
Ведь в тех лесах, в глуши и боли
Жил оборотень-волк, желавший воли.
Тот странный зверь, не знавший доли,
Что был забытый всеми воин.
Вот так и встретились они, бредя в тоске, судьбе навстречу,
Он, что устраивает сечу
И та, что изгнана была.
Нашёл её в глуши лесной, замерзшую,
Голодную, почти что полумёртвую.
Хотел убить, как поступал всегда,
Но что-то встало, как стена,
И поступил не как обычно,
Для сущности своей столь непривычно.
Обнял, согрел и приласкал,
Как будто в ней родню признал.
Отвёл в своё жилище волчье,
Где проводили они ночи.
В ответ на их союз престранный,
Подарок был им долгожданный.
То девочка была, союза плод неоспоримый,
Богами свыше им даримый.
Так как мать травницей была и зелий много знала,
И в их числе состав, что человека в волка обращало,
Взращён ребёнок на двойных молоках,
Познавший жизнь, как в таинствах глубоких.
Не суждено быть счастью, было долго
И жизнь полу волчонка взорвалась в осколки.
Отца убили, мать умерла с тоски,
Уж больно были родичи близки.
И так осталась девочка одна…
И в честь отца была Шагаллой названа.
Скиталась долго и бесцельно,
Пока была не ранена смертельно.
В то время началась война,
Что затянулась на большие времена
И воспевалась в знойных песнях,
В которых люд о мире грезит, -
Борьба за жизнь людей и их потомство,
Протекавшая с завидным упорством.
В один из дней, под снегом и морозом
Ничто не предвещало девушке угрозы,
Она охотилась в обличье волка,
Всё, как обычно…. Вот только в этот день природа смолкла…
Не уследила за отрядом тёмным
И для неё и мест тех не знакомым.
Недолго думая, приняв за зверя дикого,
Неукротимого и всячески безликого,
Из арбалетов расстреляли девушку,
Оставив кровью истекать и в муках умирать.
Вот так, попав в ловушку по незнанью,
Она осталась погибать…
Однако жизнь подумала иначе
И слово веское внесла.
Она решила, что ей путь судьбою предназначен
Другой, и что погибнет девушка не этого числа.
В то утро, посланный на поиск и разведку,
Бродил по зарослям отряд до ночи,
Который и наткнулся на неё, застрявшей, словно в клетке.
Шло время, а они стояли молча,
Смотрели и терялись в размышленьях,
Что делать, находясь в сомненьях.
Пред ними зверь лежал красивый,
Но умирал…
И наконец, подняв свой арбалет старинный,
Один из них решил и слово твёрдое сказал.
То девушка была, глава отряда,
Что Лисою звалась и зоркого не отводила взгляда.
Прицелившись, чтоб облегчить страданья зверя,
Она наткнулась на говорящий взгляд.
В нём прочитав про жизнь и про потери,
Решилась провести обряд,
Забрав её в свои покои,
Как истинный свободный воин.
Шесть дней не отходила от кровати,
Шесть дней лечила и ждала…
Хотя на третий день была удивлена.
Сквозь боль и стоны, адские мученья
Волчица начала менять свой лик.
И в сроки под конец леченья
Явила девушке свой человечий вид.
Юна, черноволоса, сероглаза,
Чуть старше Лисы, в глазах такая же тоска,
Душа, растянутая на века…
Вот так по непривычному стеченью
Друг в друге получили исцеление.
Так и сражались бок о бок две подруги,
Переживая радости и муки,
С упорством двигаясь вперёд,
Друг в друге находя оплот.
Так провели они в походах и невзгодах
Не один день, не один год,
Борясь за жизнь людского рода
И защищая собственный народ.
И вот пришло им время расставаться,
Пути расходятся и некуда деваться…
В момент прощанья, как обет, как обещанье,
Клялись о встрече, плакали в объятьях…
И не догадываясь, что станет та обоим наказаньем…
Шагалла с Лисой разошлись в печали,
Но твёрдо, веря, что не зря друг друга повстречали.
И каждая пошла своей дорогой,
Наполненной огнями и тревогой.
Тем временем Шагалла возмужала -
Полу волчонок вырос и окреп,
Девушка поопытнее стала,
И тело пело сладостный мотив.
Дорогой длинной, интересной
Шла, вспоминая годы с Лисой…
Их дружба была слишком тесной,
Прошла сквозь них, как будто искра,
Оставив след, воспоминанья,
Ну и, конечно, пониманье…

Много лет и воды утекло с тех пор,
Не год и не два, и не сотня…
Шла Шагалла, вспоминая тот разговор,
Что услышала в подворотне.
Двое из чужого племени,
Порождение непонятного семени,
Говорили о награде за поимку девушки.
В ту пору зима сурова была,
Следы хорошо было видно,
И поймать её не составит труда,
Как бы ни звучало обидно…
Насторожилась Шагалла, собралась,
Но конца разговора всё ж дождалась.
Из услышанного ей стало понятно
О ком говорили двое невнятно.
В узкие щелки превратились глаза,
Вышла она из тени,
И кровавую бойню осветила Луна,
В несколько коротких движений.
Тревожно ей было, не зря сюда шла,
Не обмануло предчувствие грядущего зла.
Отправилась Лису искать она в ночь,
Чтоб хоть как-то успеть подруге помочь.
Несколько дней скиталась Шагалла,
Как с Алисандрой связаться не знала.
Пока не почуяв угрозу сильнее,
Не приняла крайние меры…. Так было быстрее…
Поглубже в леса подалась волчица,
Растаяв в ночи, словно птица.
Звала и звала, призывала тигрицу,
Ту, что была второй натурой подруги,
Ту, что считали все небылицей
Ту, о которой не знали люди.
И наконец, был отклик Шагалле,
Услышала девушка зов об ударе.
И предстала пред ней картина ужасная,
И звезда, над Лисой нещадно погасшая.
Увидела вьюгу и снежное поле,
Засаду и драку, реки крови и боли.
С места сорвалась быстрее ветра,
Быстрее света…
Чуть-чуть не успела, немного совсем,
Но уже ничем не могла ей помочь… ничем…
Порвана юбка, оголённые ноги,
Пальцы впиваются в наст до крови,
Пристальным взглядом смотрит в небо,
Как будто идёт на зов своих предков.
И только снежинки кружатся в танце,
Заполняя собой пустое пространство.
И в той тишине, но под грохот вьюги,
Раздался вой волчицы-подруги…
Отозвался в сердцах у многих,
Вызвав нескончаемый шквал тревоги.
С болью на сердце и в горе глубоком
Брела по просторам она одиноко.
Потеряла подругу, потеряла сестру…
Предала её тело святому огню…

Долго легенды ходили о них:
Слагали подвиги в красочный стих,
Воспевали победу за честь их народа
И подаренной ими людям свободе.

Это не сказка и не ложь, не правда и не слово,
Лишь всё забытое и вновь всё вспомненное снова.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 10.02.2018 Анастасия Уразова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195519

Рубрика произведения: Поэзия -> Баллады












1