Уходя — оглянись - Психологические зарисовки. Глава 1.


Уходя — оглянись  - Психологические  зарисовки.  Глава 1.
 


Благодарю автора обложки.
Талантливого художника
из Санкт - Петербурга -
Руслана Самарина.


«ПисАть, как и пИсать надо тогда, когда уже не можешь».
(М.Жванецкий)


Необычайно тёплый вечер обволакивал безмятежностью. И хотя этого не могло существовать в Северной столице, но, казалось, что из благовонного сада раздавались мелодичные трели цикад: все вместе это поразительно напоминало южный вечер. Не хватало ароматов, какие дарят нам только тропические растения. На душе было спокойно, и ошеломляюще легко. Наташа, выскочив из ванны, порхала по квартире с воздушностью южной бабочки. Она смахивала на хрупкую девочку, и хотя уже за сорок, красивую нежной трогательной притягательностью. Глаза счастливой женщины блестели, в предвкушении чего-то необычайно приятного и желаемого… Раздался звонок.
- Ну, наконец-то, Вадим! – воскликнула, метнувшись к телефону.
- Наташа, здравствуйте! Разрешите, пожалуйста, Виктории сегодня остаться у нас. Девочки собираются готовиться к экзаменам?
-Да, разумеется, Лариса! Я даже буду вам благодарна, потому что сегодня у нас с Вадимом есть предлог чуть-чуть кутнуть — двадцать лет со дня нашей первой встречи. Нет, нет! Никаких юбилейных торжеств. Это приватный вечер. Просто отмечаем воспоминание об одном особенном для нас вечере. Денис? А, Дениска остался у бабушки. Завтра утром с Викторией должны заказывать выпускное платье, так что пусть позвонит, как только проснётся. Мы договоримся… Да, да. Всего доброго — Наташа положила трубку и помчалась сушить волосы, тревожась, что не успеет к приходу Вадима. В беззаботной суматохе уличала себя на мысли, что ещё вкушает щемящий трепет от воспоминания тех прикосновений мужа!

«Надо же! А говорят, что все эти ощущения с возрастом замирают, но не у меня, — подумала Наташа, лукаво улыбаясь. -Двадцать лет, а как будто было только вчера… Значит, жизнь состоялась, если мне так приятно вспоминать и ощущать волнение, трепетать в ожидании рандеву с мужем? Бессовестная! Разметала чад и ног под собой не чует. Как девочка! - С шаловливостью размышляла Наташа».
Присев к зеркалу, быстрыми, налаженными движениями стала приводить себя в порядок, хотя, ей этого не очень требовалось. Держать форму — привычное ежедневное состояние, невзирая на вечный дефицит времени. Наташа не злоупотребляла косметикой и, по сравнению с иными дамами, выглядела безыскусной, но милой. Времени не оставалось до привычного возвращения мужа.

Сегодня им предстояло идти в экзотический ресторанчик — сюрприз Вадима. Наташа лихорадочно прикладывала к себе туалеты. Их было немного, и она остановилась на излюбленном мужем небесно-голубом платье. Уже давненько его не надевала — всё больше в деловых костюмах, брюках. «Почему-то долго не звонит, — подумала с весёлым беспокойством, взглянув нетерпеливо на часы». Хотелось скорей почувствовать радость романтического свидания с мужем. Помимо двух замечательных детей, он подарил множество счастливых мгновений. Хочется немного перевести дыхание, расслабиться. Уже не помнила, когда были вместе где-либо, тем более в ресторане хотя она не считала себя охотницей посещать подобные места, но иной раз это необходимо. К сердцу подкатилась нежная волна воспоминаний…

«Когда Вадима нет дома, — подумалось, — вспоминается лишь только хорошее: приятный свежий запах его кожи, костюмов». Наташа пошла в спальню, взять с туалетного столика духи — его рождественский подарок — «Шанель 19». По пути вынула костюм Вадима и повесила на дверцу шкафа. От него исходил знакомый, тревожащий запах… Внезапно осенило: «Может, пока не облачаться в платье, а дождаться в банном нежно-розовом халате? Немножко пошалить перед рестораном… Унести с собой чувство близости!» Неспешно провела ручкой по нагому телу, испытав дрожь возбуждения и блаженного предчувствия. Наташа зажмурилась под напором трепетного ожидания… Свежею волной нахлынули воспоминания первой близости. Сегодня ей исполнялось ровно двадцать лет.

Память восстанавливала милый сердцу отрезок времени: «К тому времени они встречались без малого пять месяцев, и каждая клеточка организма стремилась друг к другу. Тогда не удавалось никак преодолеть барьер, сотканный из чистоты, присущей их взаимоотношениям. Вадим боялся оскорбить своим нетерпением, а Наташа стеснялась сознаться себе, что любит, и готова это доказать… Перед Новым годом Вадим официально пригласил её в первый раз к себе. Анна Васильевна — мама, уехала к сестре на праздник. Прежде чем зайти в дом, они длительное время бродили по улицам. Наташа обожала Санкт-Петербург, но особенно прекрасным выглядел, когда падал пушистый снег. Чародей — снег, превращал благородный город в дивную сказку, которую можно было читать и перечитывать нескончаемо. Читать, не уставая восхищаться. Все Питерские фонари и мосты были тогда непроизвольными очевидцами их ласковых беглых поцелуев. В душах уже вовсю полыхала прекрасная невинная любовь, украшающая собой все.

Домой влюблённые возвратились поздно. Вадим предложил выпить шампанского в знак признательности старому году, который подарил им встречу. - Воспоминания о ночи, благословившей их, вызвали у Наташи лёгкий румянец на щеках и жар в душе».
-Ой! Я же не успею собраться, — воскликнула вслух, очнувшись от непроизвольных воспоминаний и, поспешила подчеркнуть себя ароматом духов. Отрыв продолговатую коробочку, вынула флакон, и внезапно боковым зрением заметила конверт на полу. Видимо, сильным сквозняком снесло со столика. Мимоходом подняла. Оказался не запечатан, и она извлекла маленький блокнотный листок... Что-то противоестественное кольнуло изнутри...

«Тебя нет ни в душе, ни в сердце».

Холодные, равнодушные, ужасающие бестактностью слова, писала рука Вадима. Но кому?! Взбудораженная женщина ничего не соображала и не могла изловить ни одну мысль... Они ускользали... Уносились с такой неистовой скоростью, что вот—вот растерзают голову на части напором и беспорядочностью движения! Внезапно вспомнила, как однажды её потрясло крушение поезда:«Вот так, наверное, с безумной скоростью врезается поезд в какое-то препятствие. Нечеловеческая, беспощадная сила скручивает в один бесформенный узел вагоны, разрушая. — подумала Наташа, не осознавая, что читала об этом в балладе Кочеткова». Но в настоящий момент — это совершенно несущественно. А что, собственно, важно? Все это было до такой степени нелепо, что казалось чьей-то тупой шуткой.

«Быть может, Вадим это написал кому-то, но нечаянно обронил и не заметил?! Но кому же первоначально предназначалось безжалостное, но такое личное обращение?! -Наташа неудачно пыталась оправдать супруга в своих глазах, боролась, как могла, с оцепенением, но у неё ничего не получалось». Отчего-то очень захотелось спать. Так, нестерпимо, что сводило зубы от непонятной ломоты, охватившей все тело. Дрожа, опустилась на краешек кровати, прикрыла глаза и стала стремительно уноситься куда-то в вихре сильного наркотического напора. Вдруг резко раскрыла глаза:«Звонить! Звонить! И все станет светло и понятно. И... и, испарится этот вздор». Наташа хотела встать, чтобы подойти к телефону, но ноги не повиновались. Подкашивались ноги... Пришлось опереться о спинку кровати и в буквальном смысле слова доползти до телефона.

Схватив судорожно трубку, внезапно припомнила утренний разговор с мужем… «Она спросила в какой ресторан они должны идти сегодня, а Вадим живо перевёл тему разговора, поясняя, что спешит на встречу с Владленом-боссом. И нервозно добавил, что не знает, как долго пробудет там, поэтому пока ничего, определённого, сказать не может. Да, да! Он не знает... Уходя, пообещал позвонить заранее и, как ей показалось, отвёл глаза… Ну, да! Конечно же, показалось... Немедленно позвонит ему, и все обязательно разъяснится, сообразно той логике, какую Наташа пыталась выстроить, но безуспешно». Память, предательски стала выхватывать нелепые слова, жесты, мимику из их прошедшей жизни, но это ещё больше запутывало её, и без того воспалённое, сознание.

«Звонить! - Дрожащей рукой резко стала набирать номер рабочего телефона, забыв, что уже поздно и вряд ли кого-нибудь можно там застать». Трубку взял охранник и, узнав жену шефа, на просьбу пригласить Вадима, отозвался с искренним удивлением:
- Но как?! Вы разве не знаете?! Он же сегодня в обед улетел во Францию?!
«Какая Франция?! Какой обед?!-Но эти вопросы просто промчались в голове, а задать их уже не могла – потеряла сознание».








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 54
© 10.02.2018 Надежда Шереметева - Свеховская
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195396

Рубрика произведения: Проза -> Роман











1