Проводник на тот свет. часть 4



проводник на тот свет часть 4 Вадим Чернов 4

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ



И СНОВА В БОЙ

Я не мог пошевелиться, хотя чувствовал руки, ноги. Все тело как будто налилось свинцом, похожее ощущение было у меня на операционном столе, после местного наркоза . ужас, который я сейчас испытывал. Не липкий страх, который заползает в душу, а простой ужас, от которого встают дыбом волосы, и наступает оцепенение всего организма. Ужас наваливался сверху на мое лежащее тело и давил чем-то черным и страшным. Дышать было невозможно, рот крохотными глотками выхватывал из вонючего мрака порции горячего воздуха. Все тело покрыто потом, я пытался кричать, но звук был тоже отключён. А ОН приближался - я слышал его тяжелые шаги и хриплое дыхание со свистом. Самое страшное, что темнота не давала мне видеть его, и от этой неизвестности было еще страшнее. Я закрыл глаза и приготовился к самому страшному. И тут со всех сторон зазвенело, засвистело , заорало!

Я подпрыгнул на диване и открыл глаза. Яркий солнечный свет ослепил меня, сердце буквально выскакивало из груди сильными толчками. Я сидел на постели и, вращая глазами, приходил в себя, судорожно сжав руками простыни. Господи, это был сон! Просто страшный сон, вот и все! Тело медленно оживало, но в ушах до сих пор звенело. Ничего, сейчас пройдет. Стоп, ведь это звонок моего телефона, откуда снизу! Ах да, он же под диваном! И еще кто-то звонит в дверь!

Чертыхаясь, я полез под диван и достал свой любимый пыльный телефон, на дисплее которого светился Сашкин номер. Вдобавок ко всему, его же физиономию я увидел и через дверной глазок. Два в одном!

-Ты живой?- он обеспокоенно оглядел меня всего. - Я уже хотел дверь ломать, но потом подумал, может, ты не один и открывать не хочешь... - Сашка топтался на пороге.

-Заходи, раз пришел,- буркнул я, медленно приходя в себя и глянув мимоходом в зеркало. Боже мой, на кого я похож! Волосы в разные стороны, глаза красные, небритый, какая-то серая кожа, мешки под глазами - такое ощущение, что я пил без просыпу недели две не меньше. Стоя у зеркала на меня потянуло холодом. Я дотронулся до стекла и отдернул руку - оно было реально холодным! Не минус, конечно, но ...

- Ты чего? - Сашка прошел в комнату, увидев меня застывшим у зеркала. Я внимательно осматривал его, хотелось посмотреть, что за ним, но зеркало крепилось на раме, прикрученной шурупами к стене. Ничего, открутим!

- Вот, собрался на остров, поехали вместе? – бодро спросил Александр, усаживаясь в кресло и осматриваясь вокруг. Я убрал со стола бумаги и карандаш, опередив его протянутую любопытную руку. Он шмыгнул носом, посмотрел на скомканные простыни и невинно спросил:

- Как Вера?

- Что Вера? На работе, наверное. Который час?

- Время - двенадцатый час, соня! Я уже успел в больницу съездить, по магазинам проскочить, а он все дрыхнет...

- Как Световид? - поинтересовался я, одевая свою " гавайку".

- Лежит под капельницей, берут анализы. Чувствует себя нормально, приходит в себя. Да, он просил тебя навестить какую-то буфетчицу и предупредить ее, чтобы она ничего не брала у посторонних людей. -- Что за буфетчица?

- Да так, ты ее не знаешь... - отмахнулся я, собирая диван.

- Вот именно, поэтому, что не знаю, я и спрашиваю! Ты же видишь, какие дела твориться, а вы со Световидом все загадками говорите! - заорал Сашка, и был в принципе прав. - То у вас поездки какие-то в лес, то теперь буфетчица! Вы что, умнее меня хотите быть? Пожалуйста, я вам еще пару палат в больничке забронирую, или сразу в морге?!

- Ладно, угомонись. Подбросишь меня на вокзал? - я решил затушить конфликт на корню.

- Подброшу. Куда едешь? - недовольно проворчал сыщик.

- Скоро буду, - как истинно русский ответил я, вышагивая к зданию вокзала. Непроизвольно высматривая в толпе людей в чёрных одеждах, наткнулся на толстяка в чёрной футболке, который орал в телефон:

- Алло, Коля, короче слушай! Да слушай, дебил! Иди в гостиную. Да, там , где телик, придурок! Там стоит картонная коробка. Что «ну»? Б...дь, открой! Там кассета, поставь её. Что «не играет»? Включи видеомагнитофон, дятел! Там песенка играет, про облака. Ну песня , б***ь – « облака,… белогривые лошадки», б***ь…! - Она? –А? Твоя любимая? С днём рождения, сынок!

Что тут скажешь. Почему- то вспомнился свой обалдуй и стало грустно. Когда у него день рождения? В августе, главное не забыть! Облака, белогривые лошадки, ха-ха-ха! Здорово он поздравил!

Для конспирации я решил провериться и зашёл в двери билетных касс, постоял в очереди, посмотрел в зеркальные колонны – хвоста вроде нет. Теперь и правда нужно держать ухо в остро, чем чёрт не шутит.

»Встреча» сегодня была пуста, очевидно, перерыв у паровозов. Я постоял, повертел головой и увидел Клару . Сердце моё остановилось. Она постарела лет на двадцать! Чёрные накрашенные глаза как будто провалились в глазницы. Скулы резко обозначились на лице, свалявшиеся волосы паклей торчали на голове. Я беспомощно развёл рука. Девушка бросилась ко мне торопясь и всхлипывая начала рассказывать:

- Я только примерить хотела, она на столике лежала.., красивая такая, из змеиной кожи…

- Господи, Клара, подожди ,кто из змеиной кожи?- перебил я её, всё еще не придя в себя.

- Перчатка, оставил кто-то на столике, я одела.… И вот! – она сняла с о своей руки полиэтиленовую полупрозрачную перчатку, и я отшатнулся. Вся рука до локтя было покрыта какими-то белыми струпьями, кожа сморщилась, как у старухи.

- Вчера только кисть была такая, а сегодня… - Клара разрыдалась.

- Не бойся, девочка моя, я узнаю, что нужно сделать! Не плачь, - я быстро соображал , пытаясь найти какое-то решение. Ты вот что, возьми отгулы и обязательно сходи в церковь. Не знаю, помолись что ли, свечки зажги за воды святой возьми с собой!

- Воду пить? – девушка с надеждой посмотрела на меня.

- Нет, просто полей на руку, делай компрессы.

Двери кафе хлопнули, и Клара торопливо одела перчатку. Шмыгнула носом и грустно улыбнулась мне. Как же так, ведь это из-за меня пострадали девушка! Во мне начала подниматься знакомая волна злости, глаза сощурились, губы сжались. Вот такой я себе нравился. Что ж посмотрим, говнюки – кто кого!







Моя полиция - меня бережёт.




Домой я вернулся на такси и с разу бросился к стеллажу с книгами. Искать надо про порчу и сглаз – дело ясное. Так смотри скоро стану спецом. Как же жаль, что Световида нет! Вот, стоп! « Заговоры против порчи и сглаза»! Ты смотри, как по заказу Крутая всё-таки была эта дама – Жанна Бережная. Я торопливо перелистывал страницы. Книга оказалась старинной, точнее 1867 года, со всякими «Ъ», но отпечатанная коммерческой типографией в наши дни. Конечно, чем ещё деньги заработать, как не выпуском такой интересной книженции!


Безрезультатно рассматривая какие-то схемы, пентаграммы я стал замечать, как начало сводить судорогой указательный палец правой руки. По спине пробежал мерзкий холодок. Неужели оттого, что я дотрагивался до Клары? Скоро стала неметь вся рука. Я посмотрел на настенные часы – обе стрелки бодро торчали вверх. Неужели Аркадий даёт о себе знать? Подтянул к себе кипу бумаги и взял карандаш, который казалось, этого только и ждал. Ни с того ни с сего рука начала рисовать крестики – один за другим. Что бы это значило, чёрт побери?

Громкий резкий звонок в дверь заставил меня подпрыгнуть на диване. Так и дурачком можно сделаться! Я бросил карандаш на стол и пошёл открывать. Кого ещё принесло? Распахнув дверь пришлось сильно удивиться – на пороге стоял мент в форме, а за ним держась за руки жались соседи-пенсионеры. Всё-таки заложили, вороны любопытные!


- Я ваш новый участковый, знакомлюсь с контингентом! – радостно воскликнул полицейский, улыбаясь настолько добродушно, что захотелось улыбнуться в ответ. – Вот соседи говорят, появился неизвестный мужчина, давайте посмотрим ваши документики, - продолжал он, отстраняя меня рукой и проходя в квартиру, как танк. Участковый захлопнул дверь перед испуганно стоявшими стариками и по хозяйски прошёл на кухню.


- Как минимум, вы должны были зарегистрироваться по временно проживающемуся адресу, - важно сказал он, придирчиво сверяя мою помятую физиономию с фотографией в паспорте. « Как это он так сказал?» - промелькнуло в голове и я забрал у него паспорт.

-
- Как там море? – расхаживая теперь уже по комнате и профессионально шаря взглядом по стенам, поинтересовался он, всё также добродушно улыбаясь. – Странное дело, все летом на море едут, а вы обратно… Дела какие?


- Я здесь родился, - подозрительно хмыкнул я.


- Надо же , а я и не посмотрел, - рассмеялся весёлый полицейский и обезоруживающе попросил: - Жара на улице, нет холодной водички?


В холодильнике, на его счастье стояла бутылка минералки. Помыл под краном красивый стакан с полки и налил полный. Не удержался и отпил немного – всё- таки сволочная работа у них, не приведи господи! Когда зашёл в комнату, парень ползал по полу, фуражка лежала на столе.

- Ручка куда-то упала, зараза! – пробормотал он и схватил стакан. Залпом выпил и попросил:

- Можно ещё?

Я потопал на кухню, что не нравилось мне в этом полицейском. Вернувшись, я застал его стоящим у окна и почёсывающим белокурую макушку. Случайно бросил взгляд на столик и обомлел – карандаш медленно крутился по часовой стрелке! Сеанс- то я не закончил и Аркаша был здесь! Обалдеть! Пришлось схватить карандаш и протянуть его вместе со стаканом.

- Вот, может карандаш пригодится?

- А? Нет, я пожалуй пойду. Не обижайтесь на соседей, они ещё при Сталине бдительности научились! – засмеялся он, показывая белые зубы, как у киноартиста. Аж завидно стало.

- Если что, звоните, заходите… – всё также улыбаясь, он захлопнул за собой дверь. Неприятный осадок от этого визита остался, но нужно было закончить с Аркадием. Я пододвинул бумагу и сам стал водить карандашом по листу. Тот немедленно откликнулся и быстро размашисто написал:

- Он что-то искал на полу. Он врёт.


Тут я заметил валявшуюся на полу милицейскую фуражку. Поднял и прочитал надпись фломастером внутри –Гайбуллин Т.И. Понятно что нынешний полицейский татарином быть не мог, но ведь мог он свою фуражку и потерять? Резкий звонок в дверь оборвал мои рассуждения – вот, теперь я у него и спрошу: что сейчас татары белобрысые пошли? Распахнул дверь и… на пороге стоял Световид!


Видок у него был ещё тот, растянутая футболка с какой-то дикой мордой и гитарой, шорты с маками и сланцы, размера 46. Я всё таки не сдержался и заржал. Световид не обиделся, просто грусно улыбнулся:

- Больного может обидеть каждый, - он перешагнул порог и нетвёрдой походкой прошёл в комнату.- Представляешь – не могу в квартиру попасть! Дверь опломбирована печатями охранного агентства, да у меня и ключа нет. Что же делать? – бормотал он, усаживаясь в кресло.


Я скроил серьёзную мину, человеку и так плохо… - Это агентство Александра, а ключи вот. Пожалуйста, - я протянул руку к прикроватной тумбочке и… . Связки ключей там не было! Я бросил взгляд на фуражку этого Гайбуллина и вспомнил слова Аркадия. Световид заметил моё смущение и тоже посмотрел на милицейскую фуражку – она здесь совсем не смотрелась.

- Что-то не так? Вас, кстати, предупредили, чтобы вы не брали в руки чужие предметы? Ни от кого! Даже если вы что то нашли на дороге, ни в коем случае не поднимайте! – Световид выглядел взволнованным, как никогда. Я же к великому своему стыду вспомнил, что буквально пять минут назад хотел одеть эту фуражку и посмотреться в зеркало – как мне идёт? Вот это был бы номер, если бы завтра я проснулся лысым! И это в лучшем случае, перед глазами промелькнула Кларина рука. Но тут я, слава Богу вспомнил, что связку с ключами я повесил в прихожей на вешалку, когда уезжал на вокзал. Вручил её Световиду и мрачно добавил:


- Поздно предупредили, - пришлось подробно рассказать про Клару. Световид схватился за голову. И без того похудевшее лицо сразу как то постарело.

- Перчатка из змеиной кожи? Это старинный способ заговора,им и не пользуется никто, странно. Знаете что, я пожалуй пойду домой, приведу себя в порядок. А вы пришлите ко мне Веру, я ей дам оберег и расскажу ,как пользоваться.


- Сами вы, однако, не убереглись! – всё таки уколол я.


-Да, твоя правда. Но как говорится, предупреждён – значит, вооружён! – хлопнул руками по коленям Световид и посмотрел на мои листы бумаги на столе. А вы всё экспериментируете с автоматическим письмом? Похвально, это упорство может к чему-нибудь привести. Он с трудом встал и медленно направился к двери.



КОНДИТЕРСКОЕ СОВЕЩАНИЕ.


Официантка вышла откуда-то из мрака помещения, из-за бардовой портьеры. Гордо подняла подбородок, и чуть перекрещивая красные туфельки, направилась к нашему столику. Так показалось нам. А она шла по красной ковровой дорожке где-то в Каннах, щурясь от вспышек фотокамер и бросая снисходительные взгляды поклонникам. Во всяком случае, дефиле ее, где то обучали. Точёные ножки спереди были чуть прикрыты беленьким очаровательным кружевным передничком и ещё блокнотик, который она несла чуть наотмашь, как сумочку, сплошь утыканную брюликами.

- Что будете заказывать? – она выдавила улыбку, показав ровные белые зубки, слегка покрасневшие от дешёвой помады и дав нам время оторваться от передника.

-Два кофе, принесите, пожалуйста! – попросил Саша, сдирая ногтём кожу с обгоревшего на солнце носа.

- К-а-к-о-е кофе? – переспросила девушка, подняв кверху глазки. Сашка напрягся, подмигнул мне и сказал, немного помедлив:

- Двойной обезжиренный латте и моему другу салат из папайи!
Официантка замерла и растерянно молчала. Сашка махнул рукой и сокрушённо добавил:

- Ладно. Несите уже, к-а-к-о-е есть! И не теряя времени на рассматривание аккуратной попки перешёл к делу:

- Зря ты со мной не поехал! Красотища! А запах! Как пахнет река! – он вздохнул воображаемый воздух. - А тишина? Вот бы на недельку туда спрятаться! – мечтательно закрыл глаза. – И всё там, на острове под контролем. Только причалил, сразу подошли двое здоровяков. Показали плакат «Частное владение «. Ну, я им своё служебное удостоверение старое под нос. Интересуюсь, чьё же владение? Мялись, мялись, потом объяснили, что это для городской молодёжи запрет. Они там устроили остров любви. Весь пляж в презервативах, вот рыбаки и придумали. Теперь дежурят попарно, блюдут дисциплину. Позвонили Семёнычу, он подтвердил, что у меня там домик стоит. Всё нормально, не боись !

Мы с Сашей сидели к кафе-кондитерской, раньше в моём детстве, называемое «Сказкой». Сказкой с маленькими серебристыми вазочками, в которых разноцветными шариками лежало мороженное, политое джемом и посыпанное шоколадом! Все стены были тогда разрисованы сказочными персонажами, а теперь…Я грустно вздохнул.

- Да, мангалы там есть. Осетрину мы конечно не поймаем, но купим. Сделаем шашлыки и уху. Представляешь, там живёт семья лосей! Маленькие ручные совсем, а самец, ого-го! Рога метра три в размахе!

- Врёшь! – оборвал я его. – Рулеткой мерял?

- Ну, что-то около того, я побоялся подходить, у него глаза дикие. Но это ещё не самое главное…


- А чего ты меня сюда-то вызвал, в кафе? – оглядел я пустой зал.

- А куда ещё, ко мне нельзя, к тебе? Под вопросом.

- Световид из больницы сбежал – сказал я.

- Знаю, звонили уже,- махнул он рукой. - Серьёзного врачи ничего не нашли, дистония по кардиальному типу,- блеснул он познаниями в медицине. – И держать его насильно никто не будет – не наш контингент.

- Скажем прямо – сбежал он вовремя,- мне ничего не оставалось, как рассказать Александру про Клару и перчатку. К тому времени из-за «Кулис вышла наша примадонна с большущим подносом. Походка у неё была уже не такая летящая. Она, отдуваясь, поставила на стол большую вазу с пирожными круассан:

- Григорий Матвеевич передаёт привет. Стол за счёт заведения,- заговорщицки прошептала она. Сашка расправил плечи и хмыкнул. – А папайя закончились,- лукаво посмотрела она на нас уже новым взглядом.

- Заведующему помог собаку найти. По старым связям, – коротко пояснил он, отправляя в рот целиком румяненькую завитушку. – Д-е-л-а.… И что же теперь?

- Передал через Веру талисман АНКХ, браслет. Ты смотри, тоже ничего от посторонних не бери в руки и не подбирай на улице!

- Не подбирай… - передразнил он. - Так что ты там звонил, про этого участкового – я не понял, шумно было. Мотор тарахтит и ты тут ещё!. Ничего толком не понял. Давай излагай снова! – он пригнулся к столу и вытянул шею. Когда я закончил, рожа у него была кислая.

- Участкового я знаю хорошо – Аверьяненко Андрей Степанович, капитан. Через три месяца на пенсию уходит и видел я его на той неделе. Ты посмотри, как профессионально работают, прямо удивительно! И соседей пригласил, и наверняка удостоверение фальшивое у него было, хоть ты, лох, его и не спросил. А самое плохое, Антон, они теперь знают, кто ты и где тебя найти в случае чего! – встревожился сыщик и задумался.

Чувствовать себя лохом было неприятно, и я решил перевести тему: - Так, что там еще за главное?

-А? - Александр с трудом успевал переключаться. - Такое дело, не знаю, как тебе и рассказать, - он подозрительно отодвинул тяжёлую штору и посмотрел на улицу. Кондитерская находилась в центре города и выходила окнами на большую площадь. – Я когда туда плыл – на остров, на правом берегу увидел белую церковь. Небольшая такая, скорее часовня. Купол синий, окна с витыми решётками. Я ещё удивился. Когда успели построить? А обратно плыву, дай думаю, посмотрю получше. Подплыл к тому месту, а там пусто! – Саша замолчал и опять посмотрел в окно.

- Чего ты там всё высматриваешь? – не выдержали мои нервы. – Значит, не то место осмотрел. Вот и все дела!

- Это ты бы не то место осмотрел, а я отличник боевой и политической, - мрачно буркнул он и достал свой телефон. Через минуту Саша молча протянул мне его, и я увидел белую церковь, красиво стоявшую на пригорке, среди зелёных деревьев. На следующем снимке тоже самое место, те же самые деревья, но никакой церкви на фотографии не было. Я недоумённо уставился на Александра. Тот глубоко вздохнул и сделал глоток кофе. Я взял из вазы круассан и стал жевать.

- Теперь думаю, пойду к Ленке Захаровой, её пригласить надо на субботу, и заодно узнаю про церковь. Хочешь, со мной пойдём – ей приятно тебя будет увидеть?

- Нет, надо срочно браслет передать. Скажи, что бы обязательно была! Как встретимся, в 9-00 на Речном вокзале, правильно? И ещё Комиссарова предупреди! Он мне очень нужен.

- Ну конечно, как же без него – хитро ухмыльнулся Сашка и посмотрел на шепчущихся у окна официанток. – Может быть, тебе Ирину тоже пригласить, пусть там и познакомятся, как говорится - без галстуков?

- А что, мысль неплохая! – воскликнул я. Но увидев шкодную улыбку сыщика, рассмеялся. – Я же для пользы дела!

- Конечно, конечно! – поднял он руки вверх, на ходу запихивая в рот пирожное. БУРЯ НАДВИГАЕТСЯ.


Кларе я решил сначала позвонить, на душе кошки скребли, как только я о ней подумаю. Предчувствия были самые отвратительные. Я с волнением слушал длинные гудки, и наконец, услышал бодрый весёлый голос:

Алло, Антон, привет! Вот здорово, что ты позвонил! Девушка ведь не должна звонить первой!
Я, наконец, выдохнул свободно, если она начала кокетничать – значит, всё нормально.

- Ты как там? – приободрился я.

- Ходила в церковь с соседкой, чуть инвалидкой не осталась! – кричала она мне в ухо. – Представляешь, стала дверь в храм открывать - меня как током стукнуло! Я, наверное, метров на пять отлетела! Ужас! Потом правда Зина взялась за ручку – ей ничего. Зашли, я свечки поставила за здравие. Ко мне одна старушка подошла, и на руку смотрит внимательно. Сама зажгла большую свечу, держит меня за больную руку и над ней свечкой водит по часовой стрелке. А сама молитву читает про Богородицу…

- Да не тяни ты! – не выдержал я. - Что, прошло что ли?

- Нет ещё, но вверх уже не лезет и кожа эта белая осыпаться начала! Я ещё святой водой на неё брызгаю. Завтра думаю на работу выйти, тётка там зашивается. Зайдёшь? – с надеждой в голосе спросила она.

- Конечно, у меня для тебя подарок есть! – я покрутил в руке сверкающий браслет. Серебро или мельхиор. Блестящая змейка переходила в крест с загнутой верхушкой. Это был древнеегипетский крест АНТХ. Браслет носился женщинами на левой руке и оберегал от всех невзгод. Так, во всяком случае, поведала мне Вера, вернувшись от Световида. Сама она каждую секунду любовалась маленьким колечком на мизинце, сделанного из такого же металла и с красным камешком. Судя по её довольной мордочке, кольцо обладало любовными чарами.

Договорится встретиться на работе, мы не успели. Клара взволновано сказала в трубку:

- Антон, я их вижу!

- Кого?

- Мальчишку этого с матерью! Я пойду, послежу за ними!

- Боже мой, Клара, только осторожно, пожалуйста! Надень платок, какой-нибудь и держись подальше! – телефон ответил гудками. Смелая девчонка!

Сидеть без действия было просто невыносимо, и я решил проведать Световида, тем более разговор предстоял серьёзный. Но идти, далеко не пришлось. Световид, как ни в чем, ни бывало, сидел на своём месте, под зонтиком и улыбался. Настроение у него было очевидно замечательное, словно этот удар пошёл ему на пользу. Рядом с ним стояла корзиночка с красными полосатыми яблоками. Сам он брал из плетеного лукошка зеленый крыжовник и ягода за ягодой отправлял в рот, чуть морщась от оскомины. Ни дать ни взять типичный дачник!

Я подглядывал за ним из-за стола доминошников. Время от времени к нему подходили разные люди и коротко говорили что-то, как будто докладывали. Световид только щурился от солнца и черкал в своей записной книжке. Несколько раз подходили женщины и передавали небольшие свёртки. Пришлось подойти поближе, прятаться всё равно смысла не было. Перед Световидом стояла худощавая высокая женщина с крашенными в фиолетовый цвет волосами, которые придавали ей некоторую интеллигентность. Она сняла шейный платок, который в такую жару смотрелся странно. Знахарь стал рассматривать её шею, аккуратно поворачивая голову за подбородок. Задумался и сказал несколько фраз.

Когда я подошёл и поздоровался, он был уже серьёзен и сосредоточен. Внимательно посмотрел мне в глаза и доброжелательно спросил:

- Как спите по ночам, Антон?

- Плохо, - хмуро бросил я.

- Ну, надеюсь, не хуже чем она! – Световид посмотрел вслед уходящей женщине, торопливо наматывающей газовый платок на шею. - Домовой её душит по ночам!

- Меня тоже душит, - буркнул я.

- За горло?

- Нет. Просто давит тяжестью, дышать тяжело…

- А её за горло!

- И что тут удивительного? – за всё это время, я так привык ко всяким здешним прибамбасам, что меня уже ничего не удивляло

- Дело в том, что с одной стороны шеи три отпечатка пальцев, а с другой два!

Я растерянно посмотрел на свою пятерню и попытался примерить к своей шее: - Это как?

СВетовид задумчиво потёр подбородок: - Не знаю пока…, для начала пусть поставит на кухне стакан чистой воды и пряник. Если это простой домовой, то будет достаточно. На кладбищах, как правило, существуют некротические поля, которые проявляются по-разному. Ты что хотел-то?

- У меня…, в смысле у Жанны, в подвале зеркала стоят. Подвал такой странный. Я думаю, вам посмотреть надо!

Световид тут же приступил к делу: - О чём-то подобном я мог догадываться. Ты случайно оттуда ничего не брал? К чему-нибудь прикасался?

Мне ничего не оставалось, как рассказать, как нашёл, как залез. О письме промолчал, его уж нет. – Больше я туда не лазил, боялся, - закончил я свой рассказ.

- Где ключ? – спросил Световид, немного помедлив.

- Спрятал. В надёжном месте, - успокоил я его и рассказал ещё про участкового.

- Плохо, значит и они что - то знают, или догадываются,_- Световид стал собирать свои раритеты в со стола в спортивную сумку. Антон, не оставляйте квартиру без присмотра, я сейчас кое-что захвачу, и мы с вами спустимся туда.

- Может, Александра позвать, на всякий случай? – предложил я.

- Обойдёмся своими силами – отмахнулся он.

Я обречённо вздохнул и поплёлся домой. Ничего хорошего это приключение не предвещало.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 45
© 10.02.2018 Вадим Чернов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195304

Рубрика произведения: Проза -> Мистика












1