Про это... самое. 4 часть.


Про это... самое. 4 часть.
 

Сага о вечных диалогах зрелости с юностью.
Часть четвертая:Про это... самое.
Золотистый наполненный силой колос..


Сашенька, почему-то ты мне в последнее время незнакома, — с вкрадчивым подъездом к четырнадцатилетней внучке, бабушка пыталась вызвать на доверительный разговор. – Не обращаешь внимания на любимые сырнички с черничкой. Может, я, что не так сказала, так уж прости. Ты же, знаешь, как я тебя люблю, а в беспорядочной суете, что-то выпустила и брякнула не то.
-Бабуля, да ты не страдай и не изводи себя. Все у тебя вкусно, как всегда. Просто не трогайте меня… Утром мама пытала, а сейчас ты. Что у меня не может быть своих проблем?! Я же к вам не лезу с настойчивыми расспросами разными.
-Так, и напрасно не пристаёшь, как ты говоришь. Мне бы так это сильно помогло управиться со своими хворями. Порой не хватает, чтобы с тобой поговорили, устремили внимание, отвлеки... Чтобы я хоть время от времени испытывала, что нужна, не становлюсь поперёк дороги… да, ладно чего там.

Дело не во мне. А то, что мама справлялась, так, а кого же больше должно приводить в смятение, если не мать?! Чтобы не приключалось в твоей жизни, кто бы в ней не заводился, заделавшись вдруг бесценным на всю жизнь, как тебе может показаться, но мать должна быть на первом месте. Если тебя не будет волновать эта великая женщина-мать, ничего путного из тебя не получится. Ты не сможешь любить по-настоящему никого, и тем более кого изберёшь в суженные, а потом и твои дети тебе отзовутся тем же. Ты можешь отмахиваться от меня, но мать – это твоя жизнь. Без сомнения, пока этого, вероятно, тебе не понять, хотя вы находите себя продвинутым подрастающий поколением. Никто и не сомневается в вашей техно-продвинутости, но есть, главное – это реальный мир. Невозможно отмахиваться от тех, кто тебя любит до самозабвения. Их не так много. Надобно беречь ИХ. Не обижайся на меня, что все это без твоего разрешения высказала, но я боготворю свою дочь, и желаю, чтобы её не терзали незаслуженно. Она превосходная мать и заслуживает от вас участливости и, если вы неспособны на любовь, то почитания, — завершив праведный монолог, бабушка покинула кухню, удалившись в свою комнату.

Прошёл час...

-Бабуля, бабуль! — скреблась в запертую дверь внучка, – бабуль, можно к тебе?
-Да, чего же это нельзя?! Тебе и без стука можно. Я поджидаю тебя всякую секунду с самого твоего появления на свет, – бабушка расплакалась, а Саша разрыдалась в голос, кинувшись к ней в объятие.
-Извини меня, пожалуйста, и за себя, и за маму.
-Да что ты! Мы никогда в жизни на тебя не разобидимся, разве чуть только будем отрезвлять, чтобы не зарывалась в свои новоявленные печали без нас. С нами – то полегче будет всплывать из проблем, а там уж наберёшься сил и отправишься в самостоятельное плавание.

-Бабуль, я просто маму не хотела расстраивать, потому что очень её люблю, а у тебя давление…
- Милая наша девочка, отрада моя неземная! Да все мои давления только от вашего безмолвия. Примитесь со мной беседовать, да я скалистые горы стану ворочать, а за вас мир изорву на части, чтобы не допустить к вам боль. В первый раз за несколько дней, Саша улыбнулась. Она знала хорошо свою бабушку и вообразила все воочию.

-Бабуль, Костя пригласил меня на день рождения… Ну ты помнишь… неделю назад. Вы мне с мамой ещё помогали подарок выбрать. Кстати, ему очень понравился. После… — девочка на мгновение задумалась, пробиваясь сквозь смятение. – Затем мы пили шампанское… не беспокойся, я только два глотка сделала. Да мне и не понравилось: сильно кислое, а я не люблю кислоту. Он позвал меня в свою комнату показать гитару — ему подарили родители, и там кинул меня на кровать… - Саша сконфуженно наклонила голову. Ей с трудом давался непривычный для общения с бабушкой текст. Я вначале испугалась, а потом разозлилась. Я же пловчиха…ну и оттолкнула его так сильно, что он стукнулся об стенку головой. Он стал так меня обзывать… Таких слов никогда в жизни не слышала даже от мужчин во дворе, где они часто ссорятся возле своих машин.

Бабушка! — потерянно глядела внучка, глазами, наполненными глубоким отчаянием. Я же считала, что он меня любит. Он же говорил, и я всегда это чувствовала, а что… Это САМОЕ - главное, получается?! Я ему не нужна, а, только…- боясь вслух обозначить – ТО САМОЕ… И ещё он сказал, что другие девчонки гораздо интереснее меня и при этом не строят из себя… Я, я не могу это слово сказать вслух.
-Милая ты моя девочка! Конечно же, ты стеснялась этим поделиться и огорчить маму, но солнышко ты моё! Мы все прошли сквозь – Это САМОЕ, или почти все. Но только это никакого касательства не имеет к тебе. Тем более то, что наговорил этот, с позволения сказать, неискушённый, невежественный парнишка, не имеющий мало-мальского понятия о воспитании.

Гормональная буря, бушующая внутри его, неминуемо привела к неконтролируемому эмоциональному взрыву. А все потому, что дома, по всей видимости, этим процессом никто и никогда не интересовался, как, впрочем, и всеми остальными. Сбой в эндокринной системе часто является причиной неуравновешенности подростка, его раздражительности, взрывчатости, а то и вовсе противоположных проявлений: периодической вялости и апатии. И если в семье нешироко культивировались возвышенные моральные и нравственные принципы, то он полностью становится, ведом дефектами, сопровождающими переходный гормональный возраст. У всех играют гормоны… И у тебя, и у нас в своё время… да и сейчас, — бабушка многозначительно ухмыльнулась.

Ведь и ты, не станешь же скрывать, что тебя влечёт, и приводит в смятение что-то неизведанное, таинственное от прикосновения мальчика, тем боле того, кого... как тебе представляется – полюбила. Но правильное воспитание, здравый смысл, говорящий о том, что еще не время: чувство должно вызреть вместе с возрастом. Что кроме всего прочего, есть ещё и обязанности: завершение школы, поступление в вуз. Личность должна развиваться, а не увязнуть в половом недоразвитом болоте, постепенно деградируя умственно. Все вместе и называется – Счастье.

Когда ничего не превращаешь в развалины, никем не пренебрегаешь, вкушая близость с любимым человеком. Не крадёшь, и где попало, не отдаёшь ему, мимоходом самое драгоценное. А когда случится самое настоящее, главное, твоя душа известит:
- Вот ОН! ОН твой. Он будет бережно, ласково брать то, что берегла для него, а не поспешила когда-то раньше срока отдать свою маленькую драгоценность тому, кто её был недостоин, а ещё хуже, если попросту надругался. Может появиться ребёнок, к воспитанию которого вы оба не готовы. Вам нечего ему предоставить, сообщить, подсказать, ибо сами невежественные и опыта жизненного ни на грамм. Сколько детей, брошены, по этой безнравственной причине.

Сколько судеб загублено, когда появляется на свет не долгожданный ребёнок, а случайный. Должны оба хотеть, оба. Тогда дитя родится в любви и воспитываться будет в любви. Для всего, моя девочка есть свой срок. Свое время. Семя должно созреть, чтобы превратиться в золотистый наполненный силой колос. А твой Костя не обласкан воспитанием, и с сознанием у него недружеские отношения. Мы это видели, но ничего тебе не говорили. Просто тебе верили, и знали, что ты сама разберёшься. Ну, ты и разобралась. Хорошо, что не насмерть пришибла, — внучка с бабушкой дружно рассмеялись, скинув с себя первый невесёлый опыт любимой девочки.

-Бабуль, мы маме ничего не скажем, да? Я просто её поцелую и скажу, что в спортивной школе были проблемы, я и волновалась.
- Папе, тем более запрещено, даже прозрачно намекать, — остерегла бабушка, — он не станет с ним сочинять педагогические поэмы — переломит надвое. Ой, у меня же тесто созрело к пирогу! – воскликнул семейный дип консул, и помчался на своё рабочее место.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 10.02.2018 Надежда Шереметева - Свеховская
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195112

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра












1