Как будто... мы все вместе живём. 2 часть.


Как будто...  мы все вместе живём. 2 часть.
 

Сага о вечных диалогах зрелости с юностью.
Часть вторая - Как будто мы все вместе живём...


-Папа, помоги мне, пожалуйста, разобраться в этом тексте… Тут такое написано…
-Мама целый день находилась дома, обратись к ней, а мне надо немножко передохнуть перед второй работой. Я же должен поддерживать ваш прожиточный уровень, — привычно ёрничал отец, меняя положение на диване. В комнате повисло выразительное безмолвие, хотя аналогичный диалог случался в этом семействе многократно между родоначальником и сыном, но в этот раз, что-то видоизменилось.

Сын, как всегда, не отправился, по выстроенному отцом социальному азимуту, а продолжал сидеть, неподвижно вонзившись в книгу. Было заметно, что он мучительно принимает какое-то решение и серьёзно готовится к поступку, ранее неосуществимому даже для чисто мысленного восприятия, не то, чтобы вот так…

- Папа, а ты что, нас с Алёнкой не хотел? Это мама тебя заставила нас полюбить, да? Мы тебе мешаем что-то другое делать?— спешно, с прерывистым жарким дыханием произнёс сын отцу слова, копившиеся в нём уже давно, но лишь только сейчас вылетели из взволнованной десятилетней груди.

- Ты, ты… что такое говоришь?! — как ужаленный подпрыгнул отец. Как это не хотел?! Что означает заставила?! Да меня разве можно вынудить что-то делать, если не захочу? У тебя такой же нрав, сын. Э-э, брат, благополучно дожили мы с тобой до таких ужасных разборок. Будь ты взрослый уже, то я бы сейчас так себя окрестил… уши б завинтились в спираль у тебя, но…

Да я… да я жить без вас с Алёнкой не могу. Это я мать-то поставил перед необходимостью сразу второго рожать после тебя, чтобы уж сразу двое. Да я попросту му… — соберясь, — ну, этот, как его там – закружился, в общем… значит, — абсолютно разволновавшись, не находя подходящих слов, чтобы выразить смятение.

Понимаешь, — поднявшись с дивана, окончательно придя в себя, продолжил, — работа так затягивает в круговорот разных обязательств, а у меня их две, что ты вращаешься, забывая о себе самом. Конечно же, я понимаю, что на маме лежит самая важная нагрузка в нашей жизни. Она взращивает вас — моё сокровище, смысл… Совершает это так безмолвно спокойно, и начинаешь привыкать к тому, что так и должно быть, словно совершает что-такое… не требующее ни малейшего напряжения. Чертова привычка, — извини, сын за выражение, но иначе не скажешь.

Я сам вырос без отца. Ты же знаешь… дедушка твой погиб рано, и дал себе клятву сделать своих детей счастливее, чем жилось мне. Всегда не хватало его. Но иногда так устаёшь, что остаются силы только командировать тебя к маме, хотя должен ходить с тобой на каток, гулять с Алёнкой, играть в футбол. И ведь я этого хочу, но... Мы это делаем, но очень редко. Я… я дьявольски виноват, сын, что заставил тебя жить с таким болезненным вопросом в душе.

-Нет, пап, нет. Ты не виноват. Я тебя очень люблю и понимаю. Только ты… всего только… говори со мной. Мне это очень, очень надо… Понимаешь? Разговаривай… Рассказывай все, как будто... мы все вместе живём. Я все пойму. Уже ведь совсем взрослый. Отдыхай, папа.

Отец приблизился к сыну, и крепко-накрепко придавил к себе. Его тело вибрировало от душевных беззвучных рыданий.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 10.02.2018 Надежда Шереметева - Свеховская
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195110

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра












1