Застывший шедевр. Глава 5. 4


Солнце, приближаясь к горизонту, окрасило небо в розовато-красные оттенки. В девять часов вечера столбик термометра показывал двадцать пять градусов. От нагретого за день асфальта исходил жар и удушливый запах. Вымотанный и опустошенный Смирнов вышел из здания судмедэкспертизы, поставил пакет с одеждой, снятой с жертв на крышу автомобиля полковника и сел рядом с Лимоновым на деревянную скамью. Все еще бледный полковник держал в дрожащей руке зажженную сигарету, его взгляд блуждал по жилым высотным домам, выстроившимся в ряд, как домино.
– Ты еще и куришь, – недовольно пробурчал Смирнов и, выхватив из руки полковника сигарету, выбросил в недавно политую цветочную клумбу. Сигарета зашипела, выдавила прощальный дымок и потухла.
– Если мне понадобиться нянька, я знаю, куда теперь звонить, – злобно выпалил полковник и метнул гневный взгляд в сторону судмедэксперта.
– Не ерничай, полковник, – в том же тоне напористо выдал Смирнов. – Не один ты через ад проходишь. У меня на столе ежедневно по три-четыре трупа оказываются: дети, молодые матери, подростки. Я как никто другой посвящен в несправедливость судьбы. Но это не дает мне никакого права раскисать и тем более сокращать отведенный для жизни срок.
– Мой отец курил до самой смерти, а помер, между прочим, на восемьдесят седьмом году жизни.
– Да? А у него тоже был сердечный приступ в пятьдесят пять лет или сколько там тебе?
Чтобы разговор не перешел на личную тему полковник спросил:
– Так что там со вскрытием?
Смирнов понял, что рабочие вопросы служат для Лимонова в качестве брони и усмехнулся.
– Не видать мне Москвы и работы в отделе бихевиоризма.
Полковник нахмурился.
– Да расслабься полковник, увидел в твоих бумагах список судмедэкспертов. Когда знакомились, ты сказал, что недавно возглавил новый отдел профайлинга. Сложив дважды два, я понял, что ты приехал лично оценить на мою работу. Я прав?
Лимонов фыркнул и вынул пачку сигарет из кармана брюк.
– Так мы будем друг другу выкать или тыкать? – лицо полковника немного смягчилось.
– М-м-м... – глаза Смирнова хитро прищурились, – думаю, будем тыкать, когда говорим о твоем сердце и выкать, если обсуждаем рабочие вопросы.
– Лады, – буркнул Лимонов и протянул руку, словно встретил судмедэксперта только что.
Смирнов пожал руку полковника и уже деловым тоном начал докладывать:
– Отчет я распечатал, а на словах скажу, что...
– Только без заумств, мне своих умников хватает, – проворчал полковник.
– ...смерть наступила между тремя и четырьмя часами утра. После эвисцерации... – Смирнов кинул на Лимонова беглый взгляд и поправился: – После извлечения органов трупы тщательно вымыли. Сына убили первым, какое-то время он лежал на спине. Смерть матери наступила от прокола в сердце, сына – два удара по затылку предметом похожим на молоток с круглым бойком.
Полковник сразу прикинул: рабочие пришедшие на стройку нашли трупы в восемь часов утра, а убил жертв убийца в четыре. Убрался он оттуда не позже шести, когда рабочие просыпаются и выходят из своих вагончиков. Значит, уложился в два часа – быстро действует.
– На лицах жертв есть следы тонального крема. У матери за щеками ватные тампоны. Да! Самое главное! – судмедэксперт заметно оживился. – Вдоль грудных позвонков сына была помещена крыса.
– Крыса? – вскинул удивленные глаза полковник.
– Мы получили медицинскую карту Дзасохова. В ней указан диагноз – микроцефалия. Достаточно редкое заболевание. Дефект развития возникает у детей в грудничковом возрасте – это недоразвитие черепа, сопровождаемое умственной отсталостью. Происходит из-за раннего смыкания черепных швов и закрытием родничка. Я покопался в справочниках, и у меня возникла своя гипотеза. Одной из причин возникновения микроцефалии является токсоплазмоз – это паразитарное заболевание человека и животных, вызываемое токсоплазмами. Источник инвазии – различные виды домашних и диких млекопитающих, в том числе и крысы. Возможно, мать рассказала убийце про заболевание сына и упомянула способ заражения во время ее беременности и ему пришла мысль вынуть мозг и поместить внутрь трупа крысу.
– Час от часу не легче. Как на счет его работы в морге? Мы думаем, что он работает в таком заведении как ваше.
– Убийца явно незнаком с работой патологоанатома, такое складывается ощущение, что просто подражает. Но он точно не имеет медицинского образования. Действовал неумело, использовал подручный инструмент. Органы все повреждены, следы насечек, многочисленные порезы. Работал хуже мясника. Так что нет, я вашу теорию категорически отвергаю. Если он и работник органов судмедэкспертизы, то самого низкого ранга – санитар или уборщик.
– Как говорится, слышит звон, да не знает где он, – резюмировал полковник.
– Именно.
Смирнов встал и показал на пакет.
– Я вам собрал вещи Дзасоховых. Только учтите, брюки, носки и туфли сына пропитаны мочой.
Полковник смачно выругался и поплелся к машине. Положил в багажник пакет с уликами и сухо попрощался. Глядя, как Лимонов размещается на водительском сиденье, Смирнов в недоумении спросил:
– Вы что собираетесь сесть за руль?
– Ну да.
– Нет, так дело не пойдет.
Смирнов резко выдернул ключи из замка зажигания и спрятал в карман халата.
– Детский сад! – взревел полковник. – Сейчас же верните ключи, и я сделаю вид, что этого не было.
– Выходите из машины, и я сделаю вид, что вы туда не садились, – настырно парировал Смирнов и упер руки в бока.
Вид у него был такой решительный, что полковник понял: такой не отступит. К центральному входу подъехала «Скорая помощь».
– А вот и ваша карета, – съехидничал судмедэксперт.
– Я же сказал, что никуда не поеду! – гневно выкрикнул полковник и вынул из бардачка запасные ключи.
– Как только вы покинете территорию, я позвоню вашему другу – Расмусу Бирку. Кто-то должен на вас управу найти. Судя по всему, он может. А если не подействует, сообщу вашему начальству, и вас отстранят от работы принудительно.

†††
Устроившись на съемной квартире-студии, Токарев распахнул занавески и выглянул в окно. Через дорогу многоэтажный каркас строящегося здания закрывал панораму города. Следователь взглянул на часы, до встречи с информатором оставалось меньше часа. Приготовив скромный холостяцкий ужин из сосисок и спагетти, он расположился за круглым столом и принялся за еду. Его цепкий взгляд блуждал по квартире и мгновенно давал оценку современному контрастному интерьеру. Замысловатые формы подвесного потолка, почти черные обои на стенах. Взгляд остановился на магнитиках, выстроенных в ряд на дверце холодильника, красноречиво говоривших о страсти хозяина к Египту.
После ужина Александр перебрался в гостиную, включил телевизор, плюхнулся в кресло и вытянул ноги. Наружу вырвался вздох облегчения. Хлопотный день подходил к концу. Нажимая кнопки на телевизионном пульте, он просмотрел несколько каналов и оставил фоном вечерние новости.
Токарев размышлял о горюющей Анфисе, о родственниках Власюк и загадочной смерти самой Антонины. Пальцы выстукивали по коленям ритм. Губы то и дело распахивались и на несколько секунд застывали, затем снова смыкались, пока очередная догадка не начинала бороздить мысленное пространство.
Стук в дверь прервал его размышления. Он поднялся, бесшумно подошел к двери и спросил:
– Кто там?
– Доставка пиццы, – приглушенно отозвался не то мужской, не то женский голос.
– Ошиблись адресом. Я не заказывал, – резко выпалил Токарев.
Курьер повторил адрес и настойчиво попросил принять заказ. Следователь расстегнул кобуру и положил левую руку на рукоятку пистолета. Не успел он открыть замок, как в квартиру буквально ввалилась женщина грузного телосложения. Крепко выругавшись, она панибратски стукнула его в плечо, от чего у следователя от боли посыпались искры из глаз, и вразвалочку прошла на кухню.
– Ну че, кореш, накрывай поляну! В животе революция!
Токарев понял, что это его информатор. В женщине было килограмм сто двадцать, ее басистый голос, словно гром раскатом разнесся по квартире. От упаковки с красочной наклейкой повеял дразнящий мясной аромат. Гостья скинула форменную куртку курьера и жестом пригласила Токарева за стол.
– Слышь? Короче времени в обрез, так что буду говорить и есть одновременно, – небрежно бросила она и, заметив, что Токарев не собирается к ней присоединяться, спросила: – Ты не будешь?
Громов мотнул головой.
– Только поел.
– Мне больше достанется, – обрадовалась информатор и приступила к поглощению первого куска.
Пока она ела, ее взгляд скользил по квартире и остановился на столичном следователе. Прикончив первый кусок, женщина с облегчением вздохнула и призналась:
– Не обедала сегодня.
– Какая трагедия, – съязвил Токарев, – ты сказала, что есть информация...
– Зовут-то как? – прервала его пышка и одарила его кокетливым взглядом. – А то мне сказали, твой связной Токарев из отдела профайлинга, а имени не назвали.
– Александр, – сухо выпалил следователь, сел на стул верхом, и испепелил ее нетерпеливым взглядом.
– Сашок, значит! А мое имя тебе знать не положено, но в отделе все меня кличут Нюрой.
Она накинулась на второй кусок и с причмокиванием прикончила его за несколько секунд. Затем вытерла салфеткой рот и пригубила кока-колы. Токарев сморщился – термоядерная смесь.
– Базара нет как там дерьмово, – начала она излагать с философским видом, – не дай бог никому туда попасть. Я во многих местах бывала, но такое... уррр... – Нюра передернула плечами и нахмурилась, – бабы там хуже мужиков: дерзкие, злые, ушлые, хитрые. Чуть что без разбору в ход кулаки идут. Глаз да глаз короче.
– Что о Власюк говорят? – напомнил интересующую его тему следователь.
– За Власюк там все тише воды, ниже травы. Только намек дашь, уже на тебя таращатся, будто с уголовкой базарят. Все на стреме короче. Но подруженция этой Власюк помогла. Кому надо маляву накатала и сказала к кому подступиться. Слесхнулась я там с одной зэчкой, она мне весь расклад и дала. Власюк в день смерти уволилась, после смены переоделась, прихватила все свои вещички из шкафчика в служебной раздевалке и поплелась на остановку. А после полуночи на обходе обнаружили ее тело в пустом мусорном баке, – Нюра сморщилась и добавила: – Расчлененка короче. Новое начальство сдрейфило, там и так проблем по гланды, а тут еще трупак. Короче, подключили крышу, прислали разводящего, тот решил, что скрывать от ее семейства напрасный номер. Позвонили папику, ну ты же знаешь кто он...
– Нет, – удивленно ответил Токарев.
– Ты че, братан? Ау! С чердаком совсем не дружишь? С этого и надо было начинать... ее папик в авторитете.
Токарев отпрянул и матюгнулся. Его раздирало от гнева. Никто из следователей с кем он контактировал во Владимире, ни разу не обронил хотя бы намека, что отец Власюк криминальный авторитет. Этим объяснялось гостеприимство коллег и нападение на перекрестке.
– Еще в девяностых весь город прибрал к рукам. Все зоны в области под ним. Сам понимаешь, такому дочь-лесбиянка поперек горла была. Говорят, он ее частенько поколачивал и в подвале закрывал, а она все свое талдычила. А когда взрослая стала, тут уж совсем скрываться перестала. В день смерти она всем растрепала, что переезжает к подруге жить. Типа больше скрываться не будут.
Следователь поскреб подбородок и задумался. Впервые в деле Власюк появилась стоящая зацепка. В памяти всплыл момент, как его машину зажали с двух сторон два джипа и «по-братски» поприветствовали дымовой шашкой.
– Как кличут отца-то?
– Петр Власюк, погоняла Слон. Только не трогал он дочь и не его это люди.
Токарев нахмурился. Нюра одолела последний кусок пиццы и отрыгнула.
– Это с другой группировки. Прислали ему намек на следующий день после убийства, что типа сам ты бы не смог, рука не поднялась, а мы очистили твое имя. Слон два дня рыскал по городу, концы с концами сводил, а когда разобрался, говорят, кладбище не одним холмиком пополнилось.
– Понятно, для меня дело глухо. Ничего полезного, – вставая со стула, произнес Токарев и с разочарованным лицом посмотрел на часы, если он прямо сейчас выедет, то ночевать будет в своей постели.
– Не скажи, красава... – Нюра ехидно ухмыльнулась и подмигнула следователю, – есть одна зацепочка для тебя. Тело забирала из тюрьмы не машина из морга, как значится по документам, а фургон синего цвета. За рулем сидел водила Слона, а в помощниках у него был парнишка лет двадцати по кличке Гримёр.
– Гримёр?
– Ага, – Нюра вынула из кармана зубочистку и начала ковыряться в зубах, – погоняло ему такое влепили, от того что он мертвяков малюет.
– На кого работает, не знаешь?
– Да кто заплатит на того и работает. Вольный.
Токарев зашагал взад-вперед по кухне. По словам информатора, выходило, что водитель Слона знает убийцу.
– А как к Слону подобраться?
– Не знаю чувак, это не мой профиль.
– Ты хоть знаешь, где его люди собираются?
– Нет, но могу узнать.
– Не надо, я сам. Ты больше сюда не приходи.
Тяжело вздохнув, Нюра поднялась и поплелась к двери. Взялась за ручку и перед тем как выйти предостерегла:
– У Слона везде свои люди, сидят на своих местах, словно мышки невидимые, так что не доверяй никому. По мне так иди к нему один и дай расклад, так, мол, и так. Тихо, не поднимая волны. Он это оценит.

†††
Через распахнутые больничные окна Кира наблюдала, как заманчиво мерцают звезды на черном небе. Несмотря на ночь, коридоры больницы были многолюдны, словно полнолуние было повинно во всех человеческих бедах. За последние два часа Кира насчитала у приемного покоя пять карет «Скорой помощи». Снующие туда-сюда медработники не давали никакой информации. Внутрь ее не пускали, от неведения у Киры разрывалось сердце. Какой вред нанес Нине убийца? Что с ней сделал? От этих мыслей у Киры начинала кружиться голова.
Телохранитель, лишившийся своего пиджака, как всегда держался в стороне и цепким взглядом осматривал периметр. Состояние Киры его тоже беспокоило, бледное как фарфор лицо, заламывание рук, из груди его подопечной то и дело вырывался мучительный стон. Каждые полчаса он докладывал о происходящем лично Бирку, а в ответ получал инструкции. Доктора интересовало все до мелочей, которым бы в обычной ситуации бодигард не придал бы значения. Внутри разгоралось профессиональное любопытство, какие выводы делает его клиент, получая ту или иную информацию? Поэтому он очень сильно удивился, когда доктор Бирк предстал перед ним собственной персоной, ведь только пару минут назад он получил от него очередной инструктаж.
– Здравствуйте, доктор Бирк, – быстро отчеканил телохранитель и встал на вытяжку перед работодателем.
Услышав его приветствие, Кира резко обернулась и встретилась взглядом с Расмусом. Он сдержано ей кивнул и нажал на кнопку вызова. Дверь реанимационного отделения открылась, на пороге появился медбрат крупного телосложения.
– Добрый день, мне нужен Валерий Сергеевич, – официальным тоном и немного заносчиво произнес Бирк, – он ждет меня.
– Представьтесь, пожалуйста, – недоверчиво предложил медбрат.
– Доктор Расмус Бирк.
Дверь мгновенно распахнулась, Бирка запустили в реанимацию, а Кира так и осталась стоять в коридоре с растерянным выражением на лице. После очередной разлуки Бирк снова надел броню и держался отстраненно. От обиды у нее чуть не брызнули слезы. Даже сейчас в день, когда она нашла Нину, он вновь отгораживается.
Кира позвонила сестре и напомнила про телефон риэлтора. Ася извинилась и тут же скинула смс с контактом. Отойдя в сторону от телохранителя, майор набрала номер риэлтора, представилась и объяснила причину звонка. Риэлтор стала задавать кучу вопросов, на которые Кира сейчас ответить была не в состоянии, поэтому она пообещала все обдумать и перезвонить на следующий день утром.
Дальнейшее ожидание было для нее еще более мучительным. Она чеканила шаг по длинному коридору, словно солдат в карауле. Через десять минут такой ходьбы силы окончательно ее покинули. С тяжелым вздохом майор плюхнулась в кресло и вытянула ноги. Но отдышаться не успела, как двери реанимационного отделения распахнулись, в коридор вышел озадаченный Бирк. Кира резко вскочила и со словами: «Ну что там?» бросилась к нему. Вместо ответа, Бирк повернулся к телохранителю и сказал:
– Алан, здесь вы больше не понадобитесь, свяжитесь с Сото для дальнейших инструкций. Не забудьте ему сказать, про новый костюм. Спасибо, – Бирк пожал руку обескураженному телохранителю.
Кира впервые услышала имя человека, прикрывавшего ей сегодня спину. Он кинул на Киру прощальный взгляд и удалился. Более дисциплинированного человека Кира не встречала даже среди профессионалов.
Бирк повернулся к Кире.
– Признаков изнасилования нет. Нина истощена и обезвожена. Проводится детоксикация. Был приступ тахикардии. Сейчас состояние стабильное. До утра она будет под снотворным. Если все будет без осложнений, мы завтра ее заберем.
– Я хочу ее увидеть, – недоверчивый взгляд Киры скользнул по дверям реанимационного отделения.
– Тебя к ней не пустят, я прошел как лечащий врач, – ответил Бирк и тоном, не терпящим возражений, добавил: – Едем домой. Тебе нужно отдохнуть.
Кире хотелось высказать ему все, что накопилось на душе. За каким чертом он улетел в Берлин в разгар расследования и поиска Нины. Приставил к ней охрану. До сих пор перед ней стояли глаза Близнецов, когда они увидели в холле Алана. Но сил на споры не было, и Кира послушно двинулась за доктором к лифту. Только сев в машину, она почувствовала, как сильно устала. Откинув голову на кожаный подголовник и закрыв глаза, она мысленно восстанавливала события прошедших дней. Все началось тридцатого мая в среду, прошла всего лишь неделя, но ей казалось, что целая вечность. Через день группа выезжала на новое место преступления, а значит, сейчас где-то там за жизнь борется очередная жертва и они ничем не могут ей помочь. Какое же это мерзкое чувство – беспомощность!
– Если бы ты не поехала сегодня в то заброшенное здание, Нина была бы уже мертва, – сказал Бирк.
Ему хотелось поддержать Киру, дать понять, как он ей благодарен. Но Кира, не открывая глаз, сухо произнесла:
– Нет. Не умерла бы. Он принес ее туда, когда мы с Аланом выходили наружу, чтобы позвонить.
Бирк повернулся вполоборота и уставился на нее удивленными глазами. Эту информацию ему не докладывали.
– Я видела его сегодня... он поднялся по лестнице на второй этаж, когда мы спускались в подвал. У меня был выбор: побежать за ним или спасти Нину.
– Ты сделала правильный выбор, – успокоил Бирк и сжал ее руку.
– Не знаю, – с горечью выпалила она и одернула руку, – теперь кто-то другой борется за жизнь. Завтра узнаем кто...
Бирк сжал набалдашник трости и скривился в мучительной гримасе.
– Даже если бы ты задержала того кто принес Нину в тот подвал, ты не смогла бы предотвратить убийства. Мы гоняемся за двумя разными людьми.
– Минус один злоумышленник тоже неплохо. Зато он больше никого бы не похитил, – сонным голосом произнесла Кира.
Бирк скрыл от нее, что Нина на несколько секунд приходила в сознание и успела передать послание, которое оставил ее похититель – следующей будет Кира и впредь таким добрым он уже не будет. Ближайшие дни Бирк планировал держать Киру при себе, но через десять дней ей предстояло вылететь в Будапешт для прохождения курсов, и этот факт вызывал в нем опасения.
Ловким движением он выудил телефон из кармана пиджака и послал сообщение Сото, в котором запросил список утвержденных кандидатур для курсов.
– Ты мне так и не рассказал, что тебе поведала психиатр Чингарова, – напомнила Кира, не открывая глаз.
Бирк сжал челюсть и тяжело вздохнул. Это говорило о том, что она наступила на больную мозоль. Глаза Киры тут же распахнулись.
– Она сказала, что у Чингарова несколько лет подряд наблюдалась «Триада Макдональда», – сквозь зубы процедил Бирк.
– Что это за хрень? – грубо выпалила Кира.
– Набор из трех поведенческих характеристик: зоосадизм, пиромания и энурез. Напрямую они, конечно, не говорят о том, что такой ребенок обязательно будет серийным убийцей, но у большинства серийников «Триада Макдональда» присутствует в анамнезе.
Это означало одно – Бирк все-таки ошибся в оценке маленького пациента.
– Я продолжаю настаивать, что ребенок, представший передо мной, таким не был, – упрямо повторил свой вывод Бирк, словно прочитал мысли коллеги.
Кира хмыкнула и отвернулась, дальнейшую часть пути они проехали молча. Когда «БМВ» остановилась перед парадным входом в коттедж, Кира устало выбралась из машины и невольно залюбовалась спорт-купе «Субару» черного цвета, которую накануне поставили в гараж. Сначала Кира подумала, что это приехал кто-то из гостей, но теперь понимала, что Бирк приобрел себе очередную игрушку.
– Нравится? – спросил Расмус, выбираясь из «БМВ».
Кира кивнула.
– Я сомневался из-за низкого кузова.
– В данном случае, низкий центр тяжести дает машине преимущество, она испытывает меньшие перегрузки на крутых поворотах, – высказала свое мнение Кира и встала перед капотом. – Мощные передние арки, хороший воздухозаборник... жабры на крыльях... она прелестна.
– Не знал, что ты разбираешься в машинах, тем более спортивных.
– Хоть чем-то тебя удивила, – с грустью произнесла Кира, попрощалась и двинулась в сторону гостевого домика.
Но Бирк не дал ей далеко уйти. Он окрикнул майора, а когда она обернулась, нервно откашлялся и с осторожностью произнес:
– Я дал распоряжение подготовить гостевой коттедж для Нины. Пару дней за ней будет приглядывать медперсонал. Ты не забыла? Твои вещи в рабочем крыле.
Из-за перенесенных стрессов и избытка информации по текущему делу, Кира совершенно выпала из реальности. Она оторопело смотрела на Расмуса и не могла понять, куда ей идти. Бирк словно понял ее состояние, осторожно взял ее под руку и повел в дом.
– Как только Нина оклемается, вернешься назад, – глаза Бирка блеснули в темноте, – если захочешь.
– Не поняла... ты хочешь, чтобы я осталась в рабочем крыле?
– Пока не поймаем того, кто присылает нам послания.
Кира остановилась и со страхом спросила:
– А если не поймаем?
– Поймаем. Даже не сомневайся, – голос доктора потеплел. – Пойдем, ты совершенно вымоталась. Тебе необходимо хорошенько выспаться.
На этот раз Бирк снова уступил ей свою спальню. Общение на этом закончилось, до утра он так и не вышел из своего кабинета.

†††
Опираясь на трость, Бирк расхаживал по кабинету и злился на себя. Нерв под коленной чашечкой так сильно дергал, что, не выдержав, доктор упал в кресло и взвыл. Неужели ему снова придется подсесть на обезболивающее? Пока идет расследование ему нужно быть максимально сосредоточенным, а он не может даже сконцентрироваться и разобраться в своих чувствах к Кире.
«Если захочешь», – в голове пронеслись его собственные слова.
Хорошо, что Кира не поняла его намека. А ведь он предлагал ей обосноваться в его спальне на полном серьезе, пусть и в порыве нежности, которая вдруг на него накатила. С каждым днем, проведенным рядом с Кирой, ему все труднее контролировать свои чувства. Это был факт, который Бирк даже не пытался оспаривать. Если бы к такому выводу доктор пришел до встречи с Кирой, то разорвал бы контракт немедленно и уехал из страны на неопределенный срок. Он так поступал, даже тогда, когда отношения становились некомфортными. Но о разрыве с Кирой он даже думать боялся. Не потому, что она была связующим мостиком между ним и Михкелем. Это он тоже прекрасно понимал. Она проникла в его сердце еще до того как он нашел ее обнаженную и до смерти напуганную под шифером во дворе строящегося дома. За несколько часов до этого момента, он уже болезненно реагировал на вожделенные взгляды ее нового напарника. А тогда он даже предположить не мог, что она могла быть той самой девочкой со «свадебной» фотографии.
Эту фотографию с шутливой подписью «Поздравь! Сегодня я женился. Я и Руся. 15.07.1988г. г.Ялта. Крым» Михкель вложил в единственное присланное письмо из лагеря.
Расмус вынул фотографию из сейфа и положил перед собой. На ней брат выглядел счастливым и широко улыбался. Похоже, что Кира была для него не менее важна, чем он для нее. Сердце защемило. Промелькнувшая мысль о том, что его собственный брат может, в конце концов, встать между ним и Кирой, заставила Бирка вздрогнуть. Как он поступит, если такая ситуация все еже возникнет? Бирк знал наперед, он не будет стоять на пути у брата. Так было с самого детства: все лучшее Михкелю. Эти размышления заставили его снова вернуться к событиям в Германии. Неужели Михкель жив? Неужели причастен к убийствам, про которые ему толковала немецкая коллега? Линчеватель... Страшно подумать, что два брата окажутся по разные стороны правосудия.
Расмус вызвал Сото, а когда тот появился на пороге кабинета, сказал:
– Знаю, ты сейчас занят, но у меня есть личная просьба и она не терпит отлагательств. Найди всю информацию о группе, которая называет себя «Линчеватель». Действуют на территории Европы и Штатов.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 10.02.2018 Инесса Давыдова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2195036

Метки: детектив, маньяк, убийство, расследование, профайлинг, профайл, Караваджо, живопись, искусство, картины,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив












1