Мамка


Мамка
Мамка.

Она ему сразу понравилась. Небольшая, уютная. Тёплая и светлая. А также цветы. Куда не глянь: цветы, цветы. Жёлтые цветы. Планета была усыпана маленькими солнцами.
У него всё равно не было выбора. Антиграв становился всё более и более неуправляемым. Необходимо было где-то сесть и разобраться с проблемой. Необходима было срочно найти хоть какую-то планету. И она явилась. Планета похожая на бублик. Зелёно-жёлтая планета-тор с каким-то голубоватым образованием в центре. Таких планет он никогда не видел, но деваться было некуда. Облететь её уже не было возможности, надо было срочно садиться.
Он опустил свой, вихляющийся из стороны в сторону антиграв, на борту которого красовалась надпись «Мамка», прямо на цветочную поляну. Хотя некий глубоко внутренний голос был против. Антиграв мягко осел в желтовато-голубоватую массу.
Как только «Мамка» коснулась цветочного ковра, ему показалось, будто всё вокруг вздрогнуло и ветерок всколыхнул всё видимое пространство.
Он поднял правую руку и щёлкнул пальцами над головой. В «Мамке» всё пришло в движение. Возня, постукивание, жужжание. Это разного рода механизмы собирали данные о возможности или не возможности жизни за бортом.
Наконец наружу выдвинулось крыльцо с навесом и нежный голос, в сопровождении его любимой музыки, скорее пропел, чем сказал: «Всё хорошо, милый». Он всегда предпочитал личные, любовно-дружелюбные настройки интерфейса, в противовес официальным, казённым.
Он не торопился. Что-то предлагало ему, прежде чем выйти, понаблюдать и подумать. Странно, отметил Он, раньше такие мысли не заводились в его голове. Обычно Он без всяких раздумий покидал «Мамку». А тут...
Наконец, так и ничего не придумав, Он вздохнул и пошёл отпирать входную дверь, у которой его дожидался многофункциональный сопроводитель-биотрансформер в виде огромного спаниеля.
Совершенный, механизм, напичканный уймой всевозможных знаний и обладающий огромными, изощрёнными техническими возможностями, но без понимания самой жизни и её законов. Понимание и интуиция ему были неведомы. Голый анализ. Но это был и сто процентный друг. Он мог всё, что требовалось в путешествиях. Даже спасти жизнь кому-то ценой собственной, и поддерживать философские диалоги. А также большой любитель сочинять стихи. Имя ему было «Микроб».
Открыв входную дверь Он зажмурился от полоснувшего по глазам солнечного луча. Микроб, первым спрыгнув на землю, подал тёмные очки и, нежно тявкнув, тут-же сделался ещё одной ступенькой и услужливо подполз под ноги Хозяину.
- Куку не забудь. - Сказал Он. - Без нас ей будет одиноко, скучно.
- Кука! -Ласково пропел Микроб. И в ту же секунду на его плечо вспорхнула птица, величиной с галку. Усевшись она раскрыла мощный клюв и урчание а затем дикий хохот накрыл всё видимое пространство. Это был третий член их межпланетного коллектива - Кукабарра. А попросту-Кука.

Уже более часа они шли по полю. Казалось, что вокруг ничего не менялось. Жёлтые корзинки цветов, круглые, пушистые шарики, распадавшиеся на летучие семена.
Порхали с цветка на цветок необыкновенной расцветки бабочки, да изредка пролетали птицы в ярком оперении, на появление которых Кука немедленно реагировала хохотом. Всё говорило о том, что жизнь здесь прекрасна и спокойна.
Солнце дарило тепло, а лёгкий ветерок разносил по планете семена жизни.
Он подрезал цветок у самого основания вместе с раскинувшимися листьями и аккуратно положил в гербарницу. И тотчас же головки цветов повернули свои корзиночки к нему, и пространство наполнилось тревогой. Всё молчало, но тишины не было. Он понял, что это как-то связано с тем, что он сейчас сделал.
Интересная планета.-Подумал Он. А вслух сказал: «Идём, мой гуттаперчевый друг, давай-ка исследуем получше этот замечательный уголок Вселенной. Что-то мне подсказывает, что он весьма и весьма необычен. Как ты полагаешь?
- Как скажешь, повелитель. Мне нечего возразить, как всегда...

Микроб то скакал кузнечиком, то, сделавшись страусом носился по полю, сминая буйную растительность. А то вдруг прикидывался длиннющей змеёй и полз раздвигая стебли.
По полю разносились радостные стихи:

На оранжевой планете
Травы райские цветут.
Человек, Микроб и Кука
Здесь нашли себе приют.

Кука то взлетала с Микроба, то садилась в травы.
Цветы доходили Ону почти до пояса. Белые пушистые шарики вперемежку с крупными ярко-жёлтыми язычковыми корзинками. Микроб почти весь скрылся в цветочном ковре и ему пришлось удлинить себе ноги.
- Ты нашёл поломку? -Крикнул Он Микробу.
- Разумеется, уважаемый человек. Нашёл.
- Ну, и в чём там было дело?
- Как сказал классик: «Реле с ячейкой шалят.»
- Ладно врать. - Усмехнулся он.-Что за классик?
- Да был такой, очень даже ничего себе, поэт. Хулиган эпохи развитого социализма. Хочешь послушать?
- Ну?..
Звон гитары накрыл поле и хрипловатый голос напористо запел:

«Кто кончил жизнь трагически тот истинный поэт
А если в точный срок так в полной мере.
Один на цифре двадцать шесть шагнул под пистолет,
Другой же в петлю слазил в «Англетере».

- Ладно, ладно! Хватит. А то мы с Кукой сделаем из тебя истинного поэта. Вот возьму что-нибудь потяжелее.. - Сказал Он смеясь.
Грохот гитары смолк.
- Хочешь, приму вид человека? И с тобой рядом будет друг человек.
- Нет. Не хочу. Ни в коем случае. До человека, мой любезный Микробушко, тебе ещё шагать и шагать. Подскажи-ка лучше, мой друг, что это за цветы.
-Тараксакум оффицинале - Мгновенно отреагировал Друг - Микроб. - Весьма полезное растение для вашего брата человека.
-Где-то я этого Тараканума официального раньше встречал...
Трансформер остался невозмутим и спокойно продолжал - Народные названия: плешивец, он же пушица, он же пуховка, он же желтомордик, он же чёртов подойник, он же молочник...
-Уймись, дружище. Уймись. Достаточно. Молодец.
Он ласково потрепал Спаниеля за холку и они продолжили путь. Поощрённый хозяином тот с радостным визгом кинулся вперёд.
-С хозяином хорошо.-Ворчал биопёс.-Он и защитит и погладит. Накормит и полечит. Да, хозяин-это круто. А если бы я был один? Кого бы я слушался? Куку? Жуть! Невозможно даже представить... - Ворчал он продолжая нестись вперёд.
Вдруг пошёл дождь. Спокойный такой дождь. Тёплый. Ласковый даже. Потом уже Он понял, что это была своего рода санация его, птицы и Микроба. Чтобы во время усваивания его планетой не были занесены на неё какие либо неизвестные микроорганизмы.
А пока, Микроб сотворил из себя большой зонт на двух ногах и зашагал рядом с хозяином,
услужливо прикрыв его от дождя. Кука же уселась на самый верх зонта и заливалась радостным смехом. Ей нравился дождь.
Туча изливавшаяся на них потоками воды сопровождала их путь. Но вскоре подул ветерок, туча растворилась в небе, словно её и не было. В воздух поднялось облако белых шариков и зонтиков. Влекомые этим самым ветерком они, словно нарочно, направились прямо на непрошеных гостей.
-Ну ка, Микроб, слетай, посмотри сверху где мы, и что ожидает нас впереди.
-Уже лечу, государь.
Микроб, сделавшись чем-то наподобие вертолёта, взмыл вверх. Кука, спрыгнув в необъятную цветочную клумбу, осталась внизу.
Через некоторое время сверху, раздался громовой голос Микроба:
«Вижу жёлто-оранжевые поля. Кое где Отдельные деревца. Вода, Мессир! Вода! Вижу озеро. Большое, овальное озеро.»
-Как далеко до него? - Крикнул Он задрав голову.
-Пять километров семьсот четырнадцать метров тридцать один сантиметр и... два миллиметра...
-Хорошо. Спускайся, миллиметровщик. - Сказал Он обычным голосом. Куку найди. Пропала куда-то.
И вот, наконец, среди этой казалось безбрежной желтизны Он заметил дерево, видимо одно из тех, о которых сверху кричал Микроб. Покрытое белесым пухом вперемежку с необычайно крупными жёлтыми корзиночками. На вершине его сидела стая птиц в красном оперении. Оттуда донёсся дикий, клокочущий хохот.
-Кука!-Крикнул Он почувствовав в её голосе отчаяние и побежал к дереву.

Подбежав, первое, что он увидел, это то, что Кука пытается взлететь на дерево, а птицы в красном оперении и чёрными глазами, постоянно сбрасывают её на землю. Она вновь и вновь , отчаянно урча, делала попытки сесть хоть на самую нижнюю ветку, но раз за разом терпела неудачу.
Подскочив Он взял Куку на руки и стал гладить, желая успокоить растревоженную птицу. Но она по прежнему, бешено работая крыльями, рвалась к дереву. Наконец вырвавшись из его рук, Кука вновь кинулась в яростный бой со своими врагами за место на дереве.
Белый пух вперемежку с жёлтыми лепестками и голубыми перьями Куки летели во все стороны. У неё уже была повреждена лапа и пух на голове местами был окрашен кровью, но она не сдавалась.
Красные птицы с чёрными сверкающими глазами, всей стаей набросились на Куку.
И в это время сверху, стремительно опустился Микроб. Несколько мгновений он разглядывал птиц и оценивал положение, потом произнёс: «Прогнать их, Хозяин?»
-Нет. Сказал Он. Это их планета. Мы не можем делать здесь что захотим. Но помоги ей.
Микроб сделал из своей левой руки клетку, правой бережно взял Куку и поместил в неё.
-Тихо, Кукочка. Тихо.- Сказал Микроб. А Он достал носовой платок и накрыл им клетку.
Спустя несколько минут Кука затихла.
Он приказал Микробу обследовать листву, ствол и корневую систему. Вычислить объём и пересчитать количество цветков. Скорость их созревания. Постараться определить возраст дерева.
Когда всё было проделано и получены результаты, Он пришёл к неожиданному открытию: дерево получало влагу от дождей и из атмосферы листвой. Корни же представляли из себя миллиарды нитей. Которые оканчивались цветком растущем где-то на планете в поле. Эдакая нервная система. Вот почему всё, что происходило с цветком отражалось на дереве. А судьба одного цветка мгновенно влияло на остальные.
Дерево давало команды цветкам. Дерево всё контролировало. Оно мыслило... Настоящая Мамка. И Он понял почему в такую жару цветы чувствовали себя прекрасно. Она поила их и оберегала. Птицы же были, скорее всего, стражами дерева. Они ни кого не должны были подпускать к дереву. Вот почему они были готовы убить Куку.
Закончив исследования они направились в сторону озера, которое Микроб видел сверху.
Только к вечеру, они подошли к озеру. Вверху звёзды, внизу тоже звёзды. Ему вспомнилось как в далёком, далёком детстве, таком далёком, словно его и не было он чуть не утонул, купаясь ночью, запутавшись тогда точно в сетях, в звёздном объёме. Когда ему показалось, что Он уже совсем вынырнул и и с первым вдохом хлебнул изрядную порцию воды.. И как тяжело ему было проплыть всего пять метров до берега. Он тогда буквально выполз на песок и лежал некоторое время совершенно обессилев. Что его спасло? Только спокойствие в смертельной ситуации. А что она была для него смертельна, он в этом не сомневался. Ни тогда, ни сейчас.
Быстро стемнело. У планеты-бублика не было лун, а может быть были, но двигались по таким орбитам, что их в данной местности не было видно, потому и ночи были чёрные. Зато звёзды сверкали как драгоценные камни.
Хотелось живого тепла и Он решил разжечь костёр, но даже Микроб не нашёл ничего что могло бы гореть. Пришлось Микробу засветить фонарь, благо энергию он черпал прямо из окружающей среды.
Микроб положил накрытую платком Куку на прибрежный песок. Было тихо. Никаких волн. Ни ветерка.
-Отдыхай, Микробушко.-Сказал Он. А сам улёгся прямо на цветы и вскоре заснул.

Ему приснился необычный сон. Ему снилось, что он проснулся и надо идти домой. Но Он никак не может вспомнить где этот его дом. Куда идти? Где-то была его мастерская. Но где? Ему захотелось есть и Он пошёл искать столовую. Где-то была столовая, и там совсем не дорого и вкусно готовили. Где-то недалеко. На какой-то улочке. За каким-то углом. В подвальчике... Уже темнело, а он всё кружил и кружил по городу и никак не мог найти ни столовой ни пристанища на ночь. Ужасная неприкаянность мучила его. Осознание того, что ему некуда идти, что нет никого, кому бы Он был нужен, было хуже голода. Он был готов забраться в первую попавшуюся подходящую каморку, так он устал от невыносимого бездомья.
А потом, уже лёжа на каких-то сдвинутых стульях, в абсолютной тишине, он услышал еле уловимый голос. «Твой дом всюду, мой друг. Тебе принадлежит Вселенная. У кого нет ничего, у того есть всё»
Когда-то я это уже слышал. - Подумалось ему. - Только зачем мне Вселенная, если я ей не нужен. Это легко сказать-у тебя есть всё. А ты вот помыкайся в одиночестве по разным планетам, в неизвестности изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год...
Он проснулся от лёгкой щекотки внутри себя. Каждый орган тела давал о себе знать.
Это было приятно и тревожно одновременно.

Микроб ползал по песку, водя носом, словно что-то искал. Заметив что хозяин проснулся, он вскочил и протянул ему лапу.
-Здорово, Друг. Уважаемый человек. - Сказал он как можно приветливее.-Как отдыхалось?
-Хорошо. -Лапа была мягкая и влажная. Как у настоящей собаки.-А ты что это носом песок роешь?
-Да потерял небольшую деталь.
-Деталь?
- Ну да. От самого себя. Я без неё сам не свой. Будто во мне дырка образовалась.
-Тебе это мешает кем-то становиться? Кстати, а ты можешь стать дыркой? Отверстием?
-Нет, хозяин. -В голосе Микроба чувствовалось разочарование.-Дырка ведь она в чём-то, а не просто так.
-Да. Тебя не проведёшь...

Стать отверстьем в неизвестность.
Стать отверстьем в никуда.
Стать отверстьем в бесконечность.
Стать отверстьем навсегда.

Прочёл Микроб с пафосом.
-Ну как?
-Грамотей. Язык подучи, а уж потом сочиняй.
-Ладно. - Без всякого уныния в голосе пообещал Микроб.

Горько, горько сознавать,
Что мне дыркою не стать.
Вот бы стать такой дырищей,
Чтобы в ней я смог пропасть...

-Коряво, дружище. Я бы такое не напечатал. Что там Кука?
-Я ещё не смотрел, государь.
Он встал, подошёл к платку, которым была накрыта птица и поднял его. Кукобарра была похожа на кочку поросшую свежей зеленью. Она была ещё жива. Однако посреди её спинки торчал жёлтый цветок, а белая грудка была покрыта мелкими ростками травы. Он протянул руку и сломил стебель на спине. И опять, как тогда, когда он срезал цветок для гербария, все цветы в округе вздрогнули и повернули свои чашечки к нему.
Было очень жаль Куку. Они ничем не могли помочь ей. Теперь, глядя на умирающую птицу, он всё понял. Стало ясно что его ждёт в ближайшее время. Сопротивляться каким либо образом было бесполезно. Ничего не грозило только Микробу.
-Что будем делать?-Спрсил Микроб, глядя на Куку.
-Ничего.-Сказал Он тихо. Оставь её.
-Она умирает?
-Нет. Она начинает новую жизнь. Ты можешь поднять меня на какую либо высоту? Я хочу взглянуть на все эти поля и деревья. Если моя догадка подтвердиться...
-Это будет не легко. Я могу попробывать.
Микроб сотворил из себя большой пропеллер с сиденьем под ним в виде небольших качелей в которые Он и сел. Винт загудел вращаясь и вся эта конструкция медленно стала подниматься.
-Если не выдержишь, успеешь ли ты превратиться в парашют?-Крикнул Он, надеясь перекричать шум винта.
-Успею!-Крикнул в ответ Микроб.

Он сидел в висячем креслице, обдуваемый ветром под ласковым утренним солнцем и глядя на расстилавшуюся под ним и вокруг, насколько хватало зрения, красоту. Его гипотеза подтверждалась. Среди моря цветов кое-где торчали невысокие деревца. Он понял, что это местные управляющие и где-то есть главный, единственный управляющий всей этой живой массы цветов. Скорее всего он должен быть где-то ближе к полюсам планеты, решил Он. Если даже не на самом полюсе. Но где у планеты-бублика полюса или полюс?
-Выше, Микробчик! Ещё выше! - крикнул Он.
-Стараюсь, Сир! Стараюсь! -ответил Микроб.
Вращение винта стало сопровождаться низким гулом. Чувствовалось, что биороботу было очень тяжело. И вот наконец ему показалось, что он видит на горизонте нечто тёмное, выпуклое, отличное от бескрайнего золотого поля. Оно - мелькнуло в голове. Оно...
-Дружище! Сними мне вон ту выпуклость, что на горизонте, и просчитай расстояние!
-Уже снимаю!..
И только Микроб произнёс это, как что-то с треском лопнуло, над его головой сверкнула молния, и Он стремительно полетел вниз.
Однако реакция Микроба была мгновенной. Он не пролетел и тридцати метров, как его резко дёрнуло вверх. Над ним раскрылась ребристая вогнутая поверхность и они начали плавно снижаться. Ветер нёс их и было видно, что Микроб правит именно к тому далёкому холму.

Они сели уже за озером. Надо отдохнуть, решил Он. Да и необходимо посмотреть что с Микробом. Ему изрядно досталось. Будет крайне жаль если он выйдет из строя. Хотя в него заложена функция самовосстановления.
-Сделай-ка мне, дружище, что нибудь подкрепиться. - Попросил он Микроба, принявшего свой привычный вид спаниеля. -Сможешь?
-Как обычно? Какао и бутерброд с сыром?
-Да. Конечно. - Ответил Он. - Кстати. Ты успел заснять объект?
-Успел.Успел, хозяин.
Микроб осмотрелся, поднял что-то с земли, сорвал травы, сотворил в себе дверцу, открыл её и сунул собранное в отверстие. Через минуту он вынул из неё чашку дымящегося какао и приличный бутерброд с сыром.
-Спасибо, умелец. - Сказал ласково улыбаясь Он. Как бы я без тебя вообще жил.
Микроб улёгся, как все собаки, положив голову на лапы и с преданностью и обожанием смотрел как хозяин ест.
После завтрака, почувствовав в себе прилив сил, Он попросил Микроба показать снимки.
Тот поднял огромную плоскую ладонь и в её центре раскрылось, словно окно в бесконечность, яркое, цветное изображение.
-Увеличь горизонт попросил Он.
Тёмное пятно на горизонте стало увеличиваться и наконец стало понятно, что это вершина огромного дерева. Он долго вглядывался в изображение. Он физически ощущал как эта громадина притягивает его к себе.
И его мозг вдруг пронзила сумасшедшая мысль: если есть связь всех цветов планеты между собой через Дерево-Мамку, то, возможно, у всех планет Вселенной есть своя Планета-Мамка, которая имеет связь со всеми планетами. И все планеты имеют связь друг с другом через Неё и контролируются Ею в своём развитии. Может быть именно об этом говорил голос во сне.
И, войдя в непосредственный контакт с Ней, он мог бы общаться через Неё с любой планетой и с любым существом любой планеты. Эта мысль осветила его разум невыразимым счастьем предстоящих встреч.
-Сколько до него? - Спросил Он.
-С учётом нашего планирования, километров пятнадцать.
Сейчас ещё утро, к вечеру должны дойти, подумав, решил Он.
Когда они подошли к уходящей вниз плоскости земли, было ещё светло. Но солнце у же начало свой путь к горизонту.
Диаметр отверстия в земле был велик. Оно было сквозным. И почти всё оно было заполнено листвой. Голубая листва с зелёными ветками и кое-где, будто искрами, жёлтыми цветами.
Такой необыкновенной красоты Он ещё не встречал в своей жизни. Справа был виден громадный ствол, одним концом уходящий корнями в землю, а другим в листву.
Воздух был густо пропитан чуть горьковатым но приятным запахом.
Сам Он решил обойти, сколько успеет до темноты, периметр отверстия, а Микроба попросил снять это невиданное великолепие сверху. Он понимал, что обойти всю эту сквозную дыру в планете он не сможет и в два, а может и в три дня.

Он направился в сторону ствола. Травы здесь были гуще чем на равнине и жёстче. Дойдя до ствола Он остановился и стал рассматривать его. Текстура коры была ячеистой и обвивала ствол по спирали, уходя в листву.
Странно, но рядом с деревом Он чувствовал себя спокойно и даже уютно. Спустился Микроб и стал показывать снимки. Всё было прекрасно. Ночь, как и прежде наступила почти внезапно.

Он лежал на травяном ковре. Тёплые лучи солнца скользили по его лицу. Вставать не хотелось. Некие течения изнутри омывали его тело. Вспомнилась кукабарра… Надо отпустить Микроба, подумалось ему. Я всё понял. Ему не нужно видеть моё преображение. Я остаюсь.
-Микроб. – Позвал он.
-Да, повелитель. Я здесь.
-Чем занимаешься?
-Как всегда, сочиняю.
-Разве в этом состоит твоя основная задача?
-Моя задача создавать тебе хорошее настроение, помогать и не огорчать тебя, уважаемый человек.
-Ты замечательный друг, Микроб. Тебе всегда очень хотелось принять вид человека, а я запрещал. Сейчас мне будет приятно увидеть тебя в этом образе. Ну, давай, принимай вид человека.
-Благодарю, господин. А если облик … женщины? - робко спросил Микроб.
- Любопытно узнать твои предпочтения. Очень даже.
Микроб отошёл в густые травы и присев, затих.
Он ждал, но Микроб не выходил.
Ты где, наконец. - Не выдержав сказал Он.
-Мне как-то стеснительно...-сказал Микроб.
-Тебе не может быть стеснительно, мой друг. Выходи.
Из травы медленно поднялась фигура.
- Ух ты! Господи!.. - Только и смог сказать Он. Тот кто тебя смастерил, наделил тебя отличным вкусом. Я не знал. И кто же … это?
- Это моя прежняя погибшая хозяйка. - Грустно сказал Микроб. Её звали Ава. Я не сумел уберечь её. Я виноват...
- Ладно. - Сказал Он. - Не грусти. Мне рассказали эту печальную историю, прежде чем перенастроили тебя на мои биоволны. Не меняй облика и прочти мне что-нибудь на прощание, дружок. Что нибудь из моих любимых стихов…
-А если из своих?
-Ну, давай. - Ему не хотелось долгих речей.
Микроб опустил голову и тихо прочёл:

Нас расставанье ждёт,
мой друг,
Но, думается мне,
Я твой, ты мой
Сердечный стук
Услышим в тишине.
Когда ж для новой жизни,
вдруг,
Ты пробудишься вновь,
У колыбели будет ждать,
моя любовь,
Моя любовь..

- Очеловечиваешься. - Грустно улыбнувшись сказал Он. С одной стороны, очень даже не плохо. Молодец. Не ожидал. А с другой-печально.
-Почему печально?
-В тебе зародилась эмоция. Знаешь ли ты, что это такое? Знаешь ли ты, что такое совесть?
Рано или поздно эмоция войдёт в противоречие с твоим разумом, с твоим интеллектом. Конфликт между ними может разрушить тебя. Вот что печально, дорогой мой Микробушко.
Скажи мне. Вот ты биоробот, прекрасный, мой любимый помошник, что ты думаешь о жизни?
-Меня такому не учили... - начал тихо и неуверенно Микроб, - но я думаю... природа стремится привести всё сущее к единению. И человек должен стремиться действовать также. Одно прорастает в другое. Жизнь это постоянное, непрерывное образование новых связей, а новые связи стремятся к единению... Вот и вся тайна жизни.
Ты как никогда прав, мой друг. А потому мы расстаёмся, мой верный товарищ. Ты видишь - я трансформируюсь. Тебе это должно быть знакомо. Становлюсь Вселенной. Я уже связан с ней. Я это чувствую. И сам хочу этого. Меня не надо спасать. Прощай. Спой что-нибудь, что любила твоя прежняя хозяйка.
-Да, мой господин. Мой уважаемый человек.
Микроб скрестил руки обняв себя за плечи и, сопроводив свой голос звучанием гитары, великолепным девичьим голосом запел:

Синее море, белая пена.
Бурных волн бесконечная смена.
Ходят у ног твоих травы плавучие,
Крабы корявые, рыбы колючие.
А надо мной летят мои любимые
Ветром гонимые чайки морей.

Микроб пел, а Он лежал, слушал и смотрел на прекрасный образ прежней хозяйки Микроба.
Он был уже весь покрыт стебельками и желтыми корзинками цветов. Над ним уже кружились бабочки трогая его лицо своими лапками.
Он ощутил как из руки, ближе к локтю стал расти цветок. Этому Он уже не удивился, хотя желание стряхнуть его ещё сохранялось в нём.
Мамка, настоящая, истинная Мамка проникала в него и брала под свой контроль.
-К антиграву, Микроб. К «Мамке». - Громко как ещё мог сказал Он.-Лети, дружище. Поспешай. Возвращайся один. У тебя будет новый хозяин. Береги его. Служи как мне. Цветы не повреди. Мне ты уже помочь никак и ничем не сможешь. Я остаюсь. Здесь мне будет хорошо. Гербарий прихвати. Не забудь.
Трансформер не мог ослушаться. Сделавшись огромной птицей, продолжая песню, Микроб стал подниматься всё выше и выше, чтобы затем спланировав, опуститься возле антиграва.

Он лежал и смотрел в небо. Он ещё слушал песню, когда до него донеслось «...Там по прибрежию дружною парою ходят рядком какаду с кукобаррою...» едва заметная улыбка проявилась на его лице.
И наконец в нём стало пропадать чувство Вселенского одиночества и гнетущей неприкаянности. Вместо них в нём возникло чувство давно желаемого спокойствия и полноты. Он ощутил, что его стало много и что он всюду. Еле слышная а затем нарастающая симфония детских голосов зазвучала в нём.
Он закрыл глаза и Ему привиделось озеро в которой он когда-то чуть не утонул. На его берегу, молитвенно подняв к груди руки, стояла женщина. Позади неё ветер нёс белые пушинки.
-А мне передали, что ты утонул. Вот я и пришла...- Сказала она.
« Мамка... «-Произнёс Он. Это было последнее его слово и последнее видение. Познавательно-утилитарный период его прежнего образа окончился. Далее начиналась просто Жизнь.  






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 09.02.2018 Александр Федосеев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2194361

Метки: Единение со Вселенной, преданность, неизвестность.,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1