Третье пришествие


Во второй половине дня пляж в Сан-Диего ломился от народа. Вдруг среди ясного неба появилась звезда. Постепенно, по мере приближения, из звезды стали проявляться человеческие очертания. Сначала, это походило на явление ангела, хотя, никто из присутствующих на пляже, не видел самолично явлений ангелов, но многие могли догадываться. Простите, я малость ошибся, были на этом пляже несколько человек, нет, несколько десятков человек самолично видевших ангелов, Марию, некоторых апостолов и другие необычные явления. Затем стала явно видна человеческая личность, и в этой личности всё больше и больше узнавался Христос Спаситель мира. Точь в точь, как в фильме «Иисус из Назарета». Да. Не узнать Его было нельзя. То, что он сходил с неба ― было очевидно. Восхищённая толпа расступилась и замерла в недоумении. Лучи славы исчезли, и вот, Он снова явился на нашу грешную землю. Что это, новое шоу Дэвида Копперфильда, инопланетяне или действительно - то самое давно забытое, но всё ещё имеющее место, как один из прогнозов конца света,- второе пришествие Иисуса Христа? А тем временем, многочисленные крики сирен скорой помощи, полиции и пожарных, на которые никто особого внимания не обращал, приближались. И без того переполненный отдыхающими пляж стал абсолютно не проходим. Дело в том, что сразу несколько сотен человек позвонили по номеру 911, и сообщили, что с неба падает человек и он без парашюта. Полиция, увидев Иисуса и поняв, что Ему не нужна медицинская помощь, решила взять всё в свои руки. Пожарники узреть сияние славы уже не успели. Выяснив, что у Сына Божия нет ни документов, ни адреса проживания, Его попросили проехаться в отделение для выяснения личности. Мужчину, пытавшегося оказать сопротивление полиции, увели тоже. Среди сокамерников нашлись поверившие, что Иисус не из криминального сообщества и находится за решёткой по недоразумению или какой-то нелепой случайности. Один, по всей видимости, в тюремной жизни специалист предложил Иисусу сделать всё возможное, чтобы как можно быстрее покинуть эти стены:
- Ты знаешь, брат, таким, как ты в тюрьме не место. Для меня, например, нет большой разницы в тюрьме я или на воле. Пока в отсидке, развиваюсь: книжки читаю, в качалку хожу, новые связи опять же. А как выйду, так до всего этого руки не доходят и дел сразу столько, что в чём-нибудь да просчитаешься и опять срок для работы над ошибками. Ты же - совсем другое дело. Линять тебе надо, линять.
- Конечно, я бы смог уйти отсюда, но это было бы равносильно схождению со креста на котором меня распинали в один из приходов на землю.
- А сколько ходок у Тебя было? Я, вроде про один раз слышал.
- Сейчас это Третье Пришествие. Во второй раз на костре сожгли, чтоб не воскрес, видимо.
- Дружище, страдать ни за кого не надо. Мне и таким, как я, и всей братве в этой камере и за её пределами Твои страдания не нужны. Они нужны тем, кто Тебя сюда запрятал и тем, чьи интересы они защищают. Но страдать, чтобы эти мрази могли себе ни в чём не отказывать ― не стоит. А лучше всего - заставить страдать этих засранцев, и ни когда-нибудь потом, а сейчас, в этой жизни, чтобы их это чему-нибудь научило. Короче, Иисус, мне больно смотреть на Тебя здесь. Покинь этот приют изгоев и неудачников, а не то и в этот раз никто о Тебе не узнает.
Иисус подумал, что возможно этот человек в какой-то степени прав, и если Его небесная слава не имела никакого эффекта и не была видна всем, то Его церковь ― не есть ли Его слава на земле, и ответил:
- Ты прав, брат! Я должен явить себя миру, а стало быть, должен сделать ноги.
Они обнялись по братски. И пока братья прощались, один полицейский заметил другому:
- Ты посмотри, этот то, которого мы сегодня взяли на пляже... С нами когда разговаривал, я было и сам чуть не поверил, что он какой-нибудь святой. А сейчас смотрю, как он общается с рецидивистом и понимаю, что мы взяли крупную рыбу и раскусить нам его ещё предстоит.
Но если Ты ― Бог, то Ты ― Бог во всём. Иисус, вызвав охранника, показал ему свои руки. Тот, взглянув на них, увидел, что все руки заключённого в крови. Опасаясь, что не благоприятное обстоятельство сможет получить в дальнейшем не благоприятное развитие, охранник сообщил об этом начальнику и вызвал врача. Затем, как предусмотрено действовать в подобной ситуации, задержанного собрались перевести для оказания медицинской помощи в специальное помещение, но по дороге заключённый исчез, спокойно пройдя мимо сопровождающего и поста дежурного. Иисус иногда проделывал подобные трюки и они Ему вполне удавались.
Выйдя на улицу Сын Божий решил по ней прогуляться и посмотреть , чем живёт род человеческий. Не то, чтобы Он не знал людей, но просто Ему всегда было интересно смотреть на них. Пройдя какое-то расстояние и заходя по дороге в различные заведения и магазины, от чего Его настроение не улучшилось, Иисус вышел на перекрёсток с которого открывался вид на здание с крестом на крыше. Не то, чтобы кресты как-то манили Христа, но Он решил дойти до этого здания. Приблизившись к дверям, Иисус прочёл табличку на входе из которой следовало, что это здание принадлежит христианской церкви, а именно, там так и было написано: " Церковь Христа ". Но дверь была заперта и, судя по мертвецкой тишине внутри всего этого строения, там небыло ни души. Позже выяснилось, что храм открывается только в определённое время по воскресеньям, а сегодня была пятница. Иисус обошёл ещё несколько церковных строений, но все они в этот день не функционировали. Столько свободного места в этх храмах, а Ему негде укрыться от зноя. Огромное желание проклясть все эти, так называемые, христианские церкви с трудом сдерживал в Себе Сын Божий. Каждый раз Он уговаривал Себя не делать этого по всевозможным надуманным причинам. Не имея ни сколько денежных средств, ночевать пришлось на побережье вместе с бомжами, которые научили, как не попасться на глаза полиции и доброжелательным гражданам, которых хлебом не корми, но дай позвонить в полицейский участок. Они ленясь, боясь или просто не желая разобраться, понять и помочь в какой-либо ситуации звонят в полицию и думают, что одним звонком уже делают доброе дело. Либо мстят, либо самоутверждаются таким образом. Как сказал один из бродяг по имени Джон: - Мы все для них потенциальная угроза - потенциальные воры, грабители, насильники.
- Но они как-то забывают, что вы ещё и потенциальные их братья и сестры. -ответил Иисус.
В воскресенье утром Иисус отправился в самую большую из церквей этого города. Это была баптистская церковь. Встреча Спасителя была более, чем скромной. А именно, Его, также как впрочем и всех входящих, встречала пожилая дама, раздававшая программки, которые очень походили на концертные или.театральные. Иисус прочитал программу богослужения, посмотрел на охранников, и поняв, что Его здесь никто не ждёт, чтобы снова не оказаться в полицейском участке, развернулся и вышел. Минуту Он стоял на улице в задумчивости, но тут к Нему подошла одна женщина и любезно пригласила в церковь, в которую направлялась сама. Всю дорогу до места проведения церковного собрания она расхваливала их церковь и пастора во всех красках радуги. Если что-то можно сказать о характере Божьего Сына, так это то, что Он обладал терпением и скромностью, которой явно не доставало пастору этой церкви. А когда настал момент проведения святого причастия, то Иссуса к причастию не допустили по той причине, что Он не является членом их церкви. Не то, чтобы Господь стремился принять участие в этом таинстве, но с подобными правилами Он смириться никак не желал и, выйдя на улицу, побрёл куда-то на угад. Не далеко отойдя от того места к Иисусу подошёл не молодой, но ещё и не старый мужчина от которого исходил неприятный запах. Видимо, он не очень то следил за своей гигиеной. Мужчина попросил денег. Иисус ответил, что денег у Него нет, но может быть ему надо что-то ещё... Бродяга ухмыльнулся, непонимая, шутит или издевается, или действительно чего-то не понимает встреченный им прохожий.
- Ты что, - с неба свалился что ли?
- Ты угадал или пророчествуешь? - схохмил в ответ Иисус.
Бродяга улыбнулся и дружелюбно промолвил:
- Меня Майком зовут. Если есть хочешь, пойдём со мной. Тут одна церковь устраивает бесплатные обеды раз в неделю. Видимо думают, что все нищие ― верблюды, и покушать одного раза в неделю, чтобы прожить - им достаточно. Перекусим, и Ты поделишься секретом, ― зачем свалился на наши грешные головы.
И они отправились через весь город, и всю дорогу общались. Иисус рассказал Майку о Своей миссии. Что Его приход в этот мир ― это и есть суд над этим миром, который покажет вину каждого по отношению к Истине.
- То есть, получается, Ты, как ревизор приходишь тайно или явно, и правда открывается сама?! Тебе не нужны следователи, прокуроры, адвокаты. Это круто!
- Конечно, - улыбнулся Иисус. - Но только небесная власть судит по другим законам и не имеет полиции. Ну а ты, как я понимаю, не ходишь ни в одну церковь, но посещаешь добрую половину всех церквей города вне зависимости от их конфессий.
- Да, Господи. Я обошёл все церкви в этом городе. Знаю, где и что раздают, где и с чем могут помочь. Но посещаю их только тогда, когда там можно что-то получить.
- А почему? - поинтересовался Иисус.
- Ну, понимаешь... Ты, конечно, прости, но это...как с поганой овцы, хоть шерсти клок. Как бы эти люди в церкви тебе не улыбались, и даже, если будут называть тебя братом, но относятся, всё равно, как к собаке. Почешут, дадут кость, а потом пинка для скорости или в питомник для бродячих псов отправят. Проверял неоднократно на себе.
- Тут они как раз подошли к зданию католической церкви. Зайдя в одну из пристроек храма путники оказались в довольно обширном зале с расставленными по середине столами со стульями за которыми сидели несколько старичков со старушками и бродяги подобные нашему Майку. Всех встречала, по видимому, прихожанка этой церкви. Она вежливо объясняла ― куда можно подойти и что взять покушать. Еда была хоть и не царская, но для того, чтобы заставить замолчать поющий желудок вполне пригодная. После трапезы всем вкусившим предложили посетить литургию. Иисус с Майком не стали отказываться. Во время литургии священник стал проводить таинство причастия. Подразумевалось воспоминание о том, как Христос, в день, когда предан был, т. е. Его предал сначала Иуда, а затем и все остальные ученики, разделял со всеми этими будующими предателями хлеб и вино. Но воспоминание, проводимое священником выглядело так: Люди, в одеждах шикарных для первого века и чудных для двадцать первого, делали какие-то таинственные движения с блестящим кубком, явно не дешёвым. Священник что-то съел и демонстративно выпил из этого кубка, но более ни с кем не поделился. Потом, это непонятное, под названием «просфирки» раздали некоторым из присутствующих. Но если у этих людей те маленькие белые кружочки ассоциируются с хлебом, то вероятно они либо очень бедные, либо очень жадные, но на бедных они почему-то не очень похожи. Конечно, Иисус не мог не заметить, что в действительности, вечеря, которую совершал Он со своими учениками не имеет ни чего общего с сей пародией. Когда Господь попытался объяснить это священнику, то тот сказал, что Ему не следует учить священника, а Его дело вникать и учиться проявлять терпение и смирение. А если Его что-то не устраивает, то Он должен покинуть этот храм... Иисус так и сделал. Следом за Ним вышел и Его спутник со словами:
- Ну вот, закусь так себе, а выпить только подразнили. Пойдём отсюда быстрей, а то они наверняка позвонили копам.
Только путники успели скрыться за поворотом, как машина полиции подъехала к дверям храма. Иисус с компаньоном вышли к берегу океана. И хотя всё побережье было застроено дорогими отелями и виллами напротив которых никто не дал бы спокойно находиться двум людям, которым больше некуда податься. Но небольшой островок зарослей, сохранившийся вопреки всепроникающему порядку, послужил двум путникам убежищем от людских глаз. Пока бродяга устраивался подремать в тенёчке, Иисус присел рядом и обратил свой взор к океану.
- Как ты думаешь, Майк, признает ли этот народ во мне своего Спасителя или нет?
- Сомневаюсь Господи. Бедные люди здесь не живут, а богатые не станут никого слушать чьё состояние ниже ихнего. Да ещё и смотря на каких условиях. Что Ты можешь предложить им взамен... Люди стали привередливее. Чем больше развивается человечество, тем сложнее ему угодить. А можно Тебя спросить, Господи?
- Спрашивай.
- Вроде как, в Библии написано, что Ты обещал своим ученикам, что они не успеют умереть, как уже увидят Второе Твоё Пришествие, т. е. Твой приход должен быть в первом веке, а сейчас двадцать первый. И, вроде как, Твой приход должен быть виден всем... Ты прости, конечно, я не в упрёк, просто интересно.
- Ничего, это нормально, когда интересно, плохо, когда безразлично, - рассказывая Иисус продолжал любоваться океаном. - Ну, во-первых, про кого я говорил,что не умрёт, тот и не умер. А во-вторых, смысл в том, что кто верит Моим словам и исполняет их, тот и во век не умрёт, а если и умрёт, то всё равно воскреснет и будет там, откуда Я пришёл. Если сказал ждите, надо ждать, сколько бы веков не прошло. Но я так понимаю, что Меня уже давно никто не ждёт. А про то, что всем будет видно Мой приход ― так если бы ждали, то увидели бы. Сегодня, если какая-нибудь неведомая бацилла появляется на Земле, то всё население уже знает о ней. А Моё появление в Сан-Диего было куда заметнее. Поэтому Я и призывал Своих учеников к бдительности, когда уходил.
- А куда уходил Ты, Господи? - поинтересовался Майк.
- Ну, это другой Мир и там всё по-другому. Вам не понять этого. Чтобы узнать это, надо просто довериться Мне.
- Я верю , Господи!
- Тогда пойдём. Я хочу дать людям ещё шанс.
- Куда скажешь, Господь.
- Я знаю.
Они вышли на трассу и пошли по дороге, всё дальше и дальше удаляясь от океана. Примерно через час пути им остановилась попутка.
- Как вам погодка? - приветливо спросил водитель, чтобы завязать разговор.
- Ещё немного и мы поджарились бы на этом асфальте, как яйца на сковородке ― ответил Майк. Жарко, очень жарко. Как хорошо, что хоть вы остановились, а то все едут мимо и ни одна... прости Господи, не остановится, чтобы подвезти.
- Ну, люди разные бывают и причины, я так думаю, тоже. - поддержал беседу водитель. Кто-то боится подбирать людей на дороге, а кто-то не хочет поступиться своим комфортом. Подберёшь вот так человека, а у него свои проблемы. И кому нужны чужие заботы.? Вот и едут себе дальше.
- А ты тогда почему остановился? - спросил Иисус.
- Я бывал в вашей ситуации. От Нью-Йорка до Сан-Диего проехал автостопом. Да и скучно мне одному ехать.
- А ты состоишь в какой-нибудь церкви? - продолжил Иисус.
- Состоять в наше время можно только в секте, а в церковь обычно ходят, посещают. - поправил Иисуса водитель. Нет, я никуда не хожу.
- А почему?
- Сначала ходил, по молодости, потом всё реже и реже стал заглядывать. А теперь, забыл, когда был последний раз. Все церкви просят денег, а то, куда они их тратят ― меня не всегда устраивает. Поэтому, возможно, и не хожу.
- А вы что ― верующие что ли, что про церковь спрашиваете?
Услышав вопрос водителя, Майк задумался, не зная, что ответить. И обратил взгляд на Иисуса. И Он, увидев растерянный взгляд Майка, ответил:
- Если ты имеешь ввиду, относимся ли мы с Майком к тому сообществу, которое наполняет по выходным дням помещения, посвящённые проведению религиозных обрядов, то мы не из их числа. А про Себя скажу, что Я верующий, и знающий во что верующий.
Водитель только было собрался подумать о том, что лучше бы сменить тему для разговора, так как он, кажется, подобрал каких-то сектантов. Но Иисус опередил ход его мыслей:
- Не думай, будто мы волки или овечки заблудшие. Это не так. Тебя смутило, что Я сказал, что знаю Истину. Но не кажется ли тебе странным, что сегодня людей смущает знание Истины?
- Это потому, что многие, если не все кто утверждает подобное, в действительности, просто обманщики. - признался водитель.
- Возможно это и так. Когда миллионы бродят во тьме, то не мудрено, что среди них найдутся и такие о которых ты говоришь. Но если бы эти миллионы ходили во свете Истины, то кто бы смог их обмануть?
Водитель задумался и какое-то время управлял автомобилем молча. После чего сменил тему для беседы. И, провезя путников лишних 30 миль до более крупного населённого пункта, развернулся и поехал обратно к тому месту куда добирался.
Несколько дней скитаний, облегчить которые помог Иисусу Его спутник, бывалый бродяга, привели путников в большой город ― Лос Анжелес ― город ангелов. Оставалось выяснить, - что это за ангелы. Не испытывая иллюзий по поводу богатых церквей с богатыми прихожанами, друзья в ближайшее воскресенье отправились в относительно бедный район города. К тому же не далеко от церкви их встретили двое афроамериканцев и, вручив какую-то брошюру, пригласили на богослужение. Отказываться от данного предложения путники не стали.
Все прихожане этой церкви были очень радушны к новым гостям, но почему-то Иисус с Майком оказались единственными не афроамериканцами в этом собрании. Одобрительные взгляды, приветствия ― всё это располагало. Началось собрание с музыки и песен восхваляющих Христа. Господь даже вспомнил какой-то псалом и тоже подпел вместе с остальными. Всё было замечательно и сердце Иисуса радовалось. А когда пастор этой церкви, тоже афроамериканец, пригласил на сцену тех, кто хочет свидетельствовать перед остальными членами церкви о делах и событиях, которые прославляют Всевышнего в жизни людей или отдельного человека, то после трёх выступивших со своими свидетельствами вышел и Иисус. Ему хотелось поделиться Своим словом с этими людьми и Он начал:
Евангелие ― это благая, радостная весть. Это весть о том, что приблизилось к вам Царство небесное. А ждали ли вы его? Нужно ли вам оно? А известно ли вам, что это за царство такое? Готовы ли вы войти в него? Действительно ли эта весть для вас такая уж радостная? Спрашивали ли вы себя об этом?
Царство небесное ― это обитель, дом Божий. А какой он из себя, этот Дом Божий? Стоит ли готовиться к переезду?
Дом Божий подобен морскому побережью. Любой камешек на берегу, каким бы острым и некрасивым не был, вскоре превращается в округлый и гладкий, потому что волны неустанно омывают его...
Речь Иисуса была яркой, эмоциональной. Его слова доходили до каждого в этом зале. И в какой-то момент всем присутствующим показалось, что этот человек и есть самый настоящий пастор этого собрания. Но тут Его попросили соблюдать лимит времени, выделенный на выступления со свидетельствами. Хотя речь Иисуса была много короче выступлений предидущих высупающих. По-просту говоря, заткнули рот, чтобы знал, кто здесь хозяин.
После собрания было небольшое чаепитие и несколько человек подошли к Иисусу, чтобы поблагодарить за выступление и поинтересовавшись, где Он живёт и надолго ли задержится в этом месте, мило поулыбались, после их интерес неожиданно затух. А путники отправились дальше.
Да! - выдохнул Майк. - Лос-Анжелес ― самое место для проповеди «Горе вам богатые». Все они читали евангелие и знают Твоё учение, знают, что богатые не входят в Твоё Царство, но упорно пропихивают верблюда в игольное ушко и сути Твоего учения понимать не желают. Они его адаптировали под себя, считая, что содержа угодные церковные организации, тем самым, войдут в Твой Дом, но только с какого-то другого входа.
- Как они ошибаются, маловеры ― добавил Иисус.
- Куда направимся теперь?
- Мы пересечём страну до Нью-Йорка, а затем пересечём океан.
- Но как мы это сделаем без денег и документов?
- Ххх... С каких это пор тебя заботят документы и деньги, Майк? Не переживай! Невозможное человекам ― возможно Богу!
На дороге их подобрал на своём авто один мужчина. В машине они разговорились и тот, узнав, что путники нуждаются в средствах на существование, порекомендовал им одного своего знакомого у которого можно было подработать. Иисус охотно согласился. И мужчина довёз их к дому этого своего знакомого.
Ознакомившись с объёмом работ и узнав сумму выручки, которая составляла десять долларов за час работы на двоих Иисус не раздумывая согласился, хотя и Майк предупреждал Его, что расценки очень занижены, друзья принялись за дело. Они убирались на участке, косили траву, выкорчёвывали кусты и пилили деревья, копали и строили, мыли фасад дома и выполняли много других различных заданий владельца дома. Майк был уверен, он никогда так много и усердно не трудился. К тому же он всё время старался, чтобы Иисусу досталась работа полегче, но Господь не давал ему такой возможности, а перерывов для отдыха у них предусмотрено не было. Хозяин дома разрешил своим новым работникам ночевать у него в гараже, а им большего было и не надо. Вечером после работы друзья сходили в магазин, чтобы купить продуктов и вернувшись устроили себе трапезу.
Погода была чудесна. Все вокруг шелестело, щебетало и радовало. Друзья устроились поужинать под раскидистым дубом, что уютно расположился на самом краю пруда. Иисус обратив взор к небу, произнес благодарение Творцу за их трапезу и Майк принялся ломать курочку-гриль, а Иисус наполнил одноразовые стаканчики очень недорогим вином.
Затем Господь взяв в руки хлеб и разделив его с товарищем сказал:
- Все творение стоит на прахе, все живое дышит благодаря жертве, наполняет себя ей и само становится прахом. Вкушая эти приятные дары земли, примем их с благодарностью, помня, что жертва питает этот мир, наполняет его жизнью, как и я страдал когда-то, чтобы многие жили. Аминь.
И они аппетитно ужинали, общались, наслаждаясь видом природы, получая отдохновение от тяжелого трудового дня.
Перед тем, как заснуть Майк лежал и размышлял. Думал о своём сегодняшнем положении. Скитаясь по улицам он не привык утруждать себя тяжелой работой, а сейчас трудится, как будто кто-то хочет забрать у него эту работу. Что он теряет идя за Иисусом? Это облюбованные места своих ночлежек, приятели - такие же бедолаги, как он. Что еще?... А что получает? Ну, в конце то концов - назад я всегда могу вернуться - успел он подумать, прежде, чем уснул.
Хозяин владения, где трудились Майк с Иисусом, был хорошим и ответственным человеком, любящим отцом и примерным христианином. Каждое воскресенье он ходил в церковь и нес в ней активное служение, регулярно отдавал десятину, читал Писание и во всем старался соответствовать образу добропорядочного христианина.
Как-то раз во время непродолжительного общения работников с хозяином, Майк хотел сказать ему Кто на него работает. Но Иисус дал понять своему товарищу, что говорить об этом не обязательно и представился именем Томас, пояснив Майку, что у Бога много имен и почему бы Ему не быть Томасом. Но Майка все время коребело, когда хозяин давал Иисусу какое-нибудь задание. И он спросил Иисуса: - Господи, неужели этот мир, точнее, тот - мир царства Твоего состоит из людей подобных нашему работодателю. На что Иисус ответил: - кто не узнает меня в сем мире, того и Я не узнаю в мире будущем. И кто здесь многое обретает, тот теряет Царство Моё. Знаешь, Мне уже довелось пообщаться здесь с уголовниками, и Я бы сказал так, кто обустроит свое существование в тюрьме, тому век воли не видать. А кто дышит свободой, того ни какие стены не удержат.
Переделав всю работу по хозяйству, какую только можно было придумать, коллеги направились дальше на восток страны. Много людей они встречали на своем пути, много добра, участия, безразличия и ненависти. Когда же они добрались до Нью-Йорка, то прямо на одной из центральных улиц города, им встретился человек, который проповедовал Царство небесное прямо стоя на оживлённом перекрёстке, где был пешеходный переход. Толпы людей беспрестанно сновали мимо него, но никто не останавливался, чтобы выслушать речь проповедника до конца. Иисус, глядя на это зрелище, сказал: - Да-а, Иоанн находил более слушателей, проповедуя в пустыне. Но он правильно поступает. Потому что даже одно слово попавшее в ухо мимоходом пробегающего человека может принести свой добрый плод. Когда они направились, чтобы идти дальше, Майк спросил: - почему же мы не подошли к нему, не сказали, что Ты здесь, не ободрили, не поддержали, может он последовал бы за Тобой?
- Он бы последовал, но здесь его место. Да и смысл моего учения не в том, чтобы слепо за мной следовать, а в том, чтобы каждый сам и с помощью ближнего своего нашел и вошел в Царство Мое. Не всякий кто за Мной следует, находит Царство небесное.
И Майк задумался.
Ходьба по бесконечным улицам Нью-Йорка утомляет более морально нежели физически. Солнца видно не было, но судя по всему оно уже зашло. Нужно было подумать о ночлеге, и Майк сказал, что ночевал здесь как-то давно в одном месте. И хотя это место под открытым небом, но лучшего ему ничего не известно. Они туда и направились. На этой улице было несколько различных церквей, все они были закрыты, а их парадные входы были выстелены, словно ковром, людьми странного рода. Странного от слова странник. Здесь друзья и решили заночевать, устроившись на ступеньках храма.
- О, мой бог! Проворчал один из бродяг. Надеюсь, вы не сильно храпите? А то вчера на этом месте дрых один танкист, так я смог уснуть только под утро. Еще одну такую ночь я навряд ли выдержу. Так что, если будете храпеть, лучше поищите себе другое место сразу.
- Не волнуйся, брат! Мы с Майком храпим не громко. Но если ты настаиваешь, то мы поищем другое лежбище.
- Да нет, оставайтесь Христа ради.
- Ну, если ради Христа, то в таком случае...
Иисус подобрал часть от какой-то коробки, постелил ее на плиту и присел. Затем спросил своего нового собеседника:
- А что, хозяева этих церквей не пускают странников на ночлег?
- У этой церкви есть ночлежка в ста милях отсюда, но до нее нужно еще суметь добраться, к тому же не всех там оставляют. Да, и я пробовал так жить. Знаешь, это мало чем отличается от тюрьмы. Пришлось побывать и там и там. - и протянув руку представился - Дик.
- Очень приятно, Том. А это мой друг, Майк.
По лицу Майка было заметно, как ему понравилось, что Иисус назвал его другом. И он тоже протянул руку Дику.
- Ну, что? - обратился Иисус к Майку. Кажется на ночлег мы устроились. Что ты думаешь по поводу как-бы подкрепиться?
- Я могу сходить. В нескольких кварталах от сюда есть недорогой магазин.
- Я пожалуй сам бы прогулялся. - ответил Иисус. - Ты только объясни, как туда идти.
И Иисус направился на поиски магазина, а Майк занялся обустройством лежанок. Часа через полтора, когда вернулся Иисус с пакетом еды вокруг их лежанок уже почти никто не спал. Народ общался и причем очень оживленно. Майк с кем-то увлеченно спорил. Кто-то кому-то что-то пытался разъяснять. В общем, этим дебатам позавидовал бы любой парламент.
- О, мой бог, тебя только за смертью посылать! - восторженно и с улыбкой сказал Дик Иисусу, как-будто это он посылал Иисуса за едой.
Иисусу шутка понравилась, и он поддержал этот веселый настрой: - Как скажешь, дружище! Если нужна будет смерть, зови. Для тебя так и быть сбегаю. Ну, а пока для тех, кому рано за смертью, я предлагаю подкрепиться, - и доставая из пакета хлеб, колбаску, фрукты, какое-то не дорогое вино, предложил всем присоединиться к трапезе. Кто сразу, а кто после особого приглашения, но постепенно все стали жевать. И каждый за это поблагодарил Иисуса.
- Как во время, Том, ты появился, - сказал мужчина по имени Макс - а то мой желудок уже давно спел все песни, которые знал, и я начал не в шутку переживать за него, как бы он не надумал бросить меня за то, что я не забочусь о нем.
- Сразу видно, Том - наш человек. Я и представить себе не мог, что так чудесно проведу здесь сегодняшний вечер. Обычно, когда засыпаешь в таких местах, думаешь не потерять бы чего до утра, да чтобы наркоманы какие-нибудь не докопались. А тут такое!!! - с воодушевлением добавил мужчина по имени Ник.
Желая как-то показать присутствующим, что и он не хуже, а то и лучше, парень, которого звали Метью сказал - если бы у меня была куча денег, я бы каждый день вас ребята так угощал.
- Ну, это наврятли с улыбкой произнес Иисус.
- Почему же?
- Людям накапливающим богатство подобные качества не свойственны. Мало ли богачей в Нью-Йорке? Да и я не из их числа.
- Тут Том я не могу с тобой согласиться. Разве не может быть богатый человек добрым и щедрым? Однажды один очень богатый мужчина дал мне сотню долларов, а мог бы просто пройти мимо.
На слове "добрый" Майк прикрыл рукой рот, чтобы сдержать эмоции, но на слове "щедрый"все таки не удержался и, мягко выражаясь, засмеялся.
- А чего ты смеешься? Я помню до сих пор этого джентльмена и мысленно благодарю его.
- Прости, конечно, - ответил Иисус. Но тебе дали подачку, как бродячему псу, а ты и хвостиком завилял. Все, чем владеет этот богач, не ему принадлежит, но он единолично этим пользуется.
- Как не принадлежит? А чей же тогда его бизнес?
- Все от Создателя его. И Создатель этот хочет, чтобы вы делились друг с другом. Вся природа не терпит пустоты. Но она также не терпит и излишества. Насущный хлеб слаще всего. Разве не читали вы никогда в Писаниях - " носите бремена друг друга."
- Бремена - нужда, страдания... - словно припоминая какие-то жизненные ситуации, задумчиво произнес Майк. А вы знаете ..., я как-то размышлял на эту тему. Почему этого бремени так много в моей жизни и почему я ничего не могу с этим поделать, хоть в петлю лезь? Многих кого я знал, и даже более успешных, чем я, нет на этом свете. А я заметил братцы, что когда мне хорошо и я всем доволен, то эта эйфория действует на меня, как наркоз и время пролетает, так быстро, что год прошел, а кажется все только вчера было. А как-то с зубом мучался, так не часы, минуты казались вечностью. И только в нужде я ощущаю, что живу. Когда каждый день борешься за жизнь. И эти дни я не променял бы на десятилетия под кайфом.
- Кто здесь сказал что про зубы - подключился к разговору бродяга, до этого лежащий рядом и не поднимая головы, изображавший собой кучу какого-то хлама. - Братва, где делают зубы? Мне позарез как надо.
И он раскрыл свой рот. От которого отринули все видящие это зрелище.
- Тебе это приснилось - улыбнувшись сказал Майк. - Поспи еще, если приснится зубная фея, ты уж не просыпайся пока она тебя не починет.
К всеобщей неожиданности гнилозубый, как выяснилось - Спенсер, оказался любителем общения.
- А что это вы тут празднуете? Могу я к вам присоединиться?
- Том сегодня всех угощает - приглашающе произнес Метью и протянул Спенсеру сэндвич.
Иисус налил и подал ему стаканчик с вином.
- За твое здоровье Том! Пусть тебе воздастся в тысячу раз больше, чем ты потратил на нас, а потом еще в тысячу! Спасибо за все.
И медленно, приложив стакан к губам, словно боясь задеть больные зубы, выпил.
За беседой Спенсер ничего не заметил, только на следующий день он понял, что у него больше не болит ни один зуб.
- Ну, как, Майк? Махнем в Европу? - с хитрой улыбочкой спросил Иисус.
- Да, легко. - также улыбнувшись ответил Майк. - А как?
- Воздухом хочешь или по морю?
- Кто же откажется от круиза по океану...
- Тогда - решено. Пошли искать порт...
Ранним утром, когда над водной гладью образуется туман и воздух пахнет солью и сыростью, Иисус, а следом за ним и Майк прошли по воде со стороны океана в порт и устроились среди многочисленных контейнеров, ожидая начала загрузки грузовиков на паром.
На пароме, до отправления они просидели в грузовом отсеке, а после перешли в пассажирский. Они долго гуляли по палубам парома и словно в музее, изучали содержимое многочисленных бутиков. После столь утомительной экскурсии Майк предложил прилечь вздремнуть в одной из зон отдыха. Но Иисус предложил более заманчивую и авантюрную идею, пойти спать в каюту. Господь сказал - Господь сделал.
Каюта оказалась совершенно свободной и Майк помывшись в душе и улегшись на мягкую кровать сказал, что впервые за неизвестно какое время почувствовал себя человеком. Иисус улыбнулся, но ничего говорить не стал и они оба провалились в сон.
Когда Майк открыл глаза, он еще какое-то время пытался, что называется, прийти в себя. Но запах кофе не дал ему этого сделать в полной мере. Перед ним на столике стоял стаканчик кофе с булочкой - Иисус видимо подсуетился. Иначе никак.
- Господи, такого путешествия я и представить себе не мог. Спасибо за кофе и за булочку отдельное... Вот только сон какой-то странный приснился...
- А что приснилось то?
- Все какая-то война. Враги наступают, я от них отбиваюсь. Бегу и думаю, надо куда-то спрятаться. Ищу глазами какое-нибудь укромное место, а бежать-то особо и некуда. Вдруг вижу окно, глянул, а за окном пляж, народ загорает, купается. И одна безумно красивая девушка, идя вдоль воды, посмотрела на меня и улыбнулась. А я никак не могу открыть это окно и эти враги врываются и уже очень близко... Тут я проснулся и у меня одна мысль в голове разбить это злосчастное окно. Господи, если б ни ты и этот кофе, я бы сейчас сиганул за борт через иллюминатор.
- Да, уж. Сон у тебя Майк очень содержательный и поучительный. Думаю его значение ты и сам сможешь понять. Но только здесь ничего не бей, пожалуйста.
- Иисус. А зачем снятся сны людям и откуда берутся вещие сны? А тебе что-нибудь снится?
- Сны приходят к человеку, как предупреждение и часто дают подсказку, но чтобы понять их значение нужно немного напрячь мозги. И я тоже этой ночью видел сон. Змея снилась, большая и жирная. У такого сна всегда одно значение - предательство, измена. Так уже это надоело - страх как!
- Господи, не я ли?
- Как то с жирной змеёй ты у меня не особо ассоциируешься. Лучше бы и мне приснилась какая-нибудь красотка. Ан нет. Снятся гадюки разные. Пойдём погуляем. Океаном подышим. Развеем грустное.
- Лучше и не придумаешь. Пойдем.
Красота океана - это даже и не красота вовсе. Океан завораживает своей мощью. Ничего на горизонте - только вода и небо, но смотришь и смотришь и душа замирает только прикоснувшись к стихии. Чуть больше недели этого незабываемого путешествия, которое будет помнится всю жизнь, как будто вырвали из реальности, но вот что-то видно на горизонте.
Крупнейший порт Германии показался прямо по курсу. Как-будто одна стихия встречается с другой. И чем ближе судно подходит к берегу, тем больше ощущается, как эта вторая не щадно поглощает тебя в свою пучину. А что там в этой пучине произойдет с тобой - неизвестно. Может перемолет тебя в пыль, да развеет по ветру, что вроде живешь в этом мире, коптишь этот воздух, но по сути ничего не значишь и ничего из себя не представляешь. А может прибьёт к земле да сравняет с грязью - так, что не пройти сквозь тебя не проехать не замаравшись не возможно будет. И всё - она, эта стихия. Она все это делает, только с каждым по разному. Недооценишь - погибнешь, испугаешься - тоже.
Иисус с Майком сошли с парома также, как и попали на него. Множество народа видело и даже снимало на камеры, как двое прошлись по водной глади и вышли на берег, а через минуту смешались с толпой.
- Никогда не был в Германии. И навряд ли когда-нибудь смог бы сюда попасть, если бы не ты Иисус. Но Соединенные Штаты и Германия - это достаточно успешные страны...
- Прекрасно тебя понимаю, - продолжил Иисус - за это можешь не переживать...
И приятная улыбка осветила его лицо.
- Смотри. Сегодня будний день, а вон та кирха открыта - хороший повод начать общение. Пойдем туда.
Они зашли в здание церкви, оказалось, что там проходил концерт органной музыки.
Иисус спросил Майка: - Ты любишь органную музыку?
- Обожаю, но, как правило, только на сытый желудок. Иначе, он петь начинает, а у него со слухом просто беда. Да и петь под органный аккомпанемент - это как-то странновато немного.
С этими словами Майк отошёл, чтобы поговорить с женщиной, которая встречала гостей и по всей видимости была в этом заведении не посторонней. Затем он подозвал Иисуса, и женщина повела их на кухню , угостила чаем с печеньями. После чего они вернулись послушать музыку, а по окончании концерта вышел пастор этой церкви, чтобы всех проводить и пригласить впервые пришедших на воскресную службу. Женщина тоже подошла и вручила Майку талоны на бесплатное питание в каком-то заведении. Когда Иисус проходил мимо пастора, тот поблагодарил его за посещение концерта и сказал, что они с Майком могут посетить богослужение в любой из воскресных дней. На что Иисус ему ответил, что с радостью бы задержался в этой церкви до ближайшего воскресенья.
- Нет. Вы не можете здесь остановиться. - резко изменившись в лице, произнес пастор. Из милого и улыбчиво-услужливого оно стало похоже на то, которое только что переехал трактор.
- Почему же?
- Потому что церковь будет до воскресенья закрыта.
- Но у вас же есть комнаты для гостей?
- Есть, но мы не можем в них оставить посторонних.
- А если мы не посторонние?
- Вы проходили конфирмацию? Кто-то посвящал вас в членство в церкви? Крещены ли вы?
- А вы крещены?
- Я был крещён своими родителями в этой церкви ещё с детства.
- Пастор! А сколько крещений вы думаете должен пройти христианин?
- Вы что мне будете тут экзамен устраивать?
- Может вы меня просветите.
- Одно крещение - это крещение водное. В какой церкви человек крестился, той церкви и является членом. Ибо у нас один бог, одна вера, одно крещение.
- Да... - многозначительно произнес Иисус. - Кто искренне заблуждается - тот истинно опасен. Но чтоб вы знали - как бог триедин, так и крещение триедино. Всё это есть в Писаниях. Отец, Сын и Дух Святой. Отец - означает, создатель. Сын - продолжатель рода, значит всемогущий бог живет в своём творении, а не оставил его и удалился. Дух Святой - дух божий - это истина, которая дуновению подобна. Которую всю свою жизнь человеку нужно искать, чтобы жизнь его наполнилась смыслом. Но как невозможно запереть ветер, так и стать единственным обладателем истины не может ни один человек.
А триединство крещения - это водное омовение, означающее покаяние, которым крестил Иоанн Креститель. Но это только начало пути, посвящение, а не достижение чего-либо. Крещение Духом Святым - это миг, когда истина, подобно птице небесной снизойдёт на вас и вы живя в плену обстоятельств, греха, суеты, смерти обретёте свободу, ощутив себя творением Создателя вашего. Только истина делает человека по настоящему свободным. Помните слова из евангелия: - "... крещением должен я креститься..." (Лука 17:49). Кто это говорил? Когда? И о чём? Есть ещё одно крещение, самое главное в этой жизни - это крещение крестом - большим и тяжёлым. " ... но каждый неси свой крест". Это высшее проявление любви - жертва ради того, кого любишь. Ибо кто мало любит, тот мало жертвует. Пастор, вы понимаете о чём я говорю?
- Я вас прекрасно понимаю. Но наша церковь придерживается несколько иных догм. И не мной придуман устав нашей церкви и не мне его менять. А вам я советую подыскать что-то более приемлемое для вас. В нашей церкви навряд ли найдётся место для подобного мировоззрения. Всего вам хорошего. Доброго пути. Господь с вами.
- Тем хуже для вас, если вы всё понимаете, но продолжаете обманывать людей. Действительно, мне нет у вас места. Советую вам выкинуть из вашей церкви все библии и Христа, ибо нет ему у вас места. Прощайте.
Иисус вышел из здания и пошел прямо по улице так, что Майк еле поспевал за ним. Он явно был расстроен результатом общения со служителем церкви и более-менее успокоился пройдя по какой-то улице приличное расстояние пока она не закончилась. Остановившись, Иисус сказал Майку: - " здесь настолько всё организовано, что пора бы уже начинать это рушить."
Все скитания с Иисусом Майк воспринимал, как удивительное приключение и не смотря на все трудности и опасность был счастлив, что всё это происходит с ним. Что жизнь его стала настолько разнообразна, что в пору, хоть книгу пиши. Да, и что это за жизнь про которую не написать увлекательной книги. Время, как-будто нарочно, замедлило свой бег для того, чтобы все события не смазались в памяти. Жаль, Майк не верил в то, что способен что-то написать, не то давно бы уже исписал не одну тетрадь. Много у них с Иисусом было разных и интересных ситуаций, встреч, разговоров, но только самые яркие моменты и самые трогающие душу слова врезаются в память, видимо, для того, чтобы в дальнейшей жизни служить верными ориентирами, как буи для идущего по водам судна.
Однажды в России..., туда они также попали чудом, хотя оказалось, в России такие чудеса не редкость. Иисусу не пришлось даже приложить для этого никаких усилий. Они ехали в автобусе из Польши в Беларусь, но на границе никто к ним не подошел и вообще никто ничего не проверял. Когда въехав в Белоруссию все пассажиры тихо стали спрашивать друг друга в чём может быть дело, то выяснилось, что просто сегодня день пограничника. ... так вот, в России - где-то в в окрестностях Брянска Майк и Иисус мирно брели по дороге и на развилке, видя каких-то людей, решили подойти поближе, чтобы уточнить у них направление дальнейшего своего пути. Но спрашивать Иисус их ни о чём не стал. И объяснил Майку, так как тот не знал никакого другого языка, кроме английского и не мог понять бурных речей двух мужчин на перекрестке.
- Один из этих горячо спорящих людей - местный полицейский. А другой тракторист из ближайшей деревни. Полицейский остановил тракториста и требует с него штраф, потому что тракторист ехал по дороге будучи изрядно пьян. А тракторист упрекает полицая, что тот сам еле стоит на ногах. От обоих изрядно несет спиртным и видимо спор у них к концу не близится, потому что они никого рядом с собой не замечают.
- Даже затрудняюсь сказать чего больше в этой сцене комедии или драмы. Но случай очень символичный.
- В чем же тут символичность? - спросил Майк.
- Ну, как в чём? Народ и власть встретились. Понимаешь?
- А-а-а! - с восторженной улыбкой произнес Майк. - Господи, ну, неужели здесь все так плохо?
- Больному нужен врач и поэтому я здесь. Но есть проблема - мало кто обращается к врачам, пока болезнь терпима. А при крайней стадии лечиться может быть уже поздно.
С подработкой в России было сложней, не в том смысле, что всё так идеально, что делать нечего, а в том, что рассчитаться с тобой могут только самогоном. Прокормить самих себя и получить какой-то ночлег стало проблемой. Выручали только бригады гастарбайтеров, которые сами жили в жутких условиях, но это было хоть что-то.
Настал православный праздник Троица. Иисус увидел людей с берёзовыми веточками и спросил куда они их несут. Одна женщина ему ответила, что несет веточки в храм на праздник Пресвятой Троицы. Иисус спросил, можно ли пойти с ней. Она сказала, что конечно, и это будет очень хорошо. Так Иисус с Майком отправились в православный храм.
- А что это за праздник такой? И что вы празднуете? - спросил Иисус, чтобы разговорить их спутницу.
- Ну, как же - Троица - Отец, Сын и Дух Святой. Празднуем их и почетаем.
Иисус конечно не стал мучить женщину теологическими вопросами. И без того было понятно, что она не имеет и малейшего представления даже о том, что делает. Войдя в храм, женщина, подозревая, что Иисус не понимает, как вести себя в храме, начала объяснять ему где и какую свечку покупать , ставить и по какому поводу. Когда нужно поцеловать священнику ручку и что еще здесь целуют. Майк смотрел на все с широко раскрытыми удивлёнными глазами. А Иисус, якобы не подозревая ни о чем спросил свою "наставницу": - А что, в храме отсутствует электричество, зачем жечь свечи? А храм специально так построен, чтобы в зоне, где изображены все эти рисунки было темно? А в каком месте надо стоять, чтобы молиться Создателю неба и земли? Где Его икона? А как же насчет заповеди Божьей не сотворять и не поклоняться никаким изображениям, не называть никого "отцом", кроме Отца небесного?
Вопросы были конечно с подковыркой, но Иисус задавал их женщине в надежде, что возможно она их не забудет и попробует найти верные ответы на все. Но один мужчина стоявший рядом и всё слышавший, сказал с нескрываемой злобой, что запросто может подать на Иисуса в суд за оскорбление чувств верующих. Иисус ответил ему спокойно и безо всякого раздражения: - А кто здесь верующий? Знаете ли вы, что в Писаниях сказано: "Уверовавших будут сопровождать знамения"(Марк 16:17-18). Или может здесь есть те, кто может словом гору в море бросить (Марк 11:24) или по водам ходит? Есть ли среди вас такие? А если нет, то что - ваша вера?
Вся ваша вера - есть ложь и суд в который вы собираетесь обращаться также...
Майк ни слова не понимавший по-русски, но видя, какие разъяренные лица у оппонентов Иисуса, понял, что назревает нечто вроде библейского изгнания торговцев из храма, но немного наоборот. Ему было несколько жутковато, но, понимая, что бог с ним, в голове была только одна мысль - приключения не заканчиваются, и это радовало. Поэтому православный фанат принял его улыбку за насмешку и схватив Майка за одежду решил вышвырнуть его из храма, чтобы на улице от души сорвать на нем злость. Но не подрасчитал, и порвав ворот на рубашке Майка, в порыве ярости вывихнул себе руку. Женщина завопила и начала махать руками отмахиваясь и перекрещивая себя. Откуда-то взялись несколько крепких парней и вытащили не сопротивлявшихся Иисуса с Майком на улицу. Каждый сказал в их адрес что-то оскорбительное, один ударил Иисуса в живот. Майку повезло больше, его так толкнули, что он распластался по огромной луже и поймал несколько плевков. Затем все бравые парни поклонившись храму и наложив на себя крест движениями руки, с чувством выполненного долга направились внутрь.
А Иисус и Майк пошли прочь от этого праздника по улице, которая вывела их к берегу реки. Там они нашли почти безлюдное, но очень загаженное место на котором решили остановиться, чтобы привести себя в порядок и отдохнуть. Иисус нашел среди мусора выброшенного на берег спутанную рыболовную снасть и распутывая, сказал Майку, собирающему все, что может гореть, для костра, что сейчас они будут запекать рыбу. Майк мысленно облизнулся и пошел к рыбакам за огоньком. Там он какое-то время задержался пытаясь общаться с каким-то новым знакомым, а чуть позже они вдвоем подошли к месту, где уже во всю таскал рыбу Иисус. Увидев улов, новый знакомый побежал обратно за своим удилищем, а вернувшись устроился рыбачить рядом, закидывая удочку чуть ли не на поплавок Иисуса, но так ничего и не выловив. Ожидание сменилось возмущением, затем недоумением, перешло в удивление, а потом он понял, что Иисус - необычный человек. Как выяснилось, нового знакомого звали Дмитрий. И поскольку Майку никак не удавалось произнести это имя, то Дмитрий попросил называть его Дим Димыч или просто Димыч. Получалось, что так гораздо легче. Дим Димыч оказался простым и искренним человеком и когда Иисус увидел с каким отчаянием в глазах тот скручивает свою удочку, то решил подбодрить неудачливого рыбака.
- Дим Димыч! - обратился к нему Иисус. - Разматывай свое удилище обратно и забрось сюда же, но не насаживай никакой наживки.
- Разных чудес я повидал в жизни, но это, конечно ...
И всё время, пока разматывал удочку Дим Димыч возмущался и говорил Иисусу, что он по этому поводу думает. Вспомнил что-то схожее из армейской дедовщины, и про дурдом не забыл. Но как только закинул удочку с пустым крючком, то тут же случилась поклевка. Как будто рыба только и ждала этого. Дим Димыч с нескрываемым усилием вытянул огромного линя и не поверил своим глазам.
- А ещё одного линька можно? Это ж моя любимая рыба. - умоляюще произнес Димыч.
- Ну, хорошо. Забрасывай. - улыбаясь сказал Иисус.
Через некоторое время все троем уже сидели рядом с костром и отколупывая прикипевшую к рыбе глину подкрепляли свои силы, любуясь речной панорамой. Проницательности Дим Димыча хватило, чтобы узнать по больше об Иисусе. Английского языка Димыч не знал, но вполне мог блеснуть бичевским - это, когда знаешь по немногу из разных. Поэтому с Майком они достаточно понимали друг друга и постоянно общались. А когда завечерело Димыч пригласил друзей на ночлег к себе. Пока спать ещё не хотелось хозяин соблюдая правила гостеприимства накрыл холостяцкий стол свистнул соседу и тот вскоре появился с закуской и бутылочкой. Сосед Димыча и он сам получили небольшой шок, когда вместо тоста Иисус произнес молитву благодарения. Но потом отнеслись к молитве, как к оригинальному тосту. Майк ловил приятные моменты. С тех пор, как он оказался в России у него ещё небыло такой расслабляющей обстановки.
- Знаешь, Том. Если ты, конечно, хочешь, я буду тебя так называть, - обратился к Иисусу Дим Димыч. - но один вопрос у меня есть к Создателю нашему, и он возможно дерзкий и неприятный, но сам я не могу на него найти ответа. С библией мне не разобраться, а те кто в ней что-то понимают толкуют ее исключительно каждый в свою пользу. С церковниками нашими вы уже, как я понимаю, познакомились. Прости меня заранее. Но скажи, почему, почему добрый Бог такой жестокий? Если мы по Его образу и подобию сотворены, то почему мы такие несовершенные? И зачем было плодить каинов? Не лучше ли было размножить род Авеля, а Каину вообще не родиться? Зачем все бессмысленные страдания и муки? И есть ли у человеческой жизни хоть какая-то ценность или мы мало чем отличаемся от клопов? Рай с адом ждут нас или небытие? И почему мы ничего этого не знаем, ведь, хотелось бы верить, хотелось бы...но... И на кой черт били нужны динозавры? Почему вообще живые, чтобы выжить должны поедать живых? Инопланетяне - это ангелы Его или как? И куда смотрит Бог, когда поп педофил измывается над малым дитём? Не понимаю я этого.
- Ага. Да, точно. - вставил в конце сосед Димыча, внимательно и напряженно слушающий всё о чём говорят, но за немногословностью и немногомыслием, никаких собственных идей не выражавший.
- Хороший ты вопрос задал, - отвечал Иисус. Но дело в том, что вы все уже были в раю и сами согласились забыть его, чтоб не прийти туда же откуда вышли. История Адама - это и твоя история тоже. "Царство небесное внутрь вас есть" - говорил я уже своим ученикам. Оно в крови у вас, но сами вы знать того не желаете. Выбираете себе главарей и живете как в шайке. А мудрецы бегут от вас.
Помнишь, когда тебе было десять лет в организации, что рядом с твоим домом была, ты набрал и принес домой кучу глиняных горшков после того, как там высадили из них на клумбу цветы. А помнишь, как ты их отбирал?
- Да. - с нескрываемой радостью и довольной улыбкой признался Димыч, - я тогда с друганом был. Мы каждый горшок подбрасывали и они падали на землю, а те которые не бились откладывали, и после домой оттащили. Всё в дом, всё в дом. После нас там только груда черепков осталась. Было дело. И ещё - я чувствую, что не ошибся в тебе. Но Господи, если ты имеешь ввиду, что Создатель так нас отсеивает, и вся наша жизнь - есть проверка на вшивость, то я так скажу: Я с лёгкостью тогда мог расколошматить хотя бы с мизерной трещинкой горшок, он ведь не живой, но я никогда не обидел бы даже котенка. Правда, с тех пор много воды утекло. Теперь я не такой. Да и какой смысл всю жизнь испытывать человека, когда даже я могу иногда с первого взгляда понять что за фрукт передо мной. А уж бог то наверняка знает ещё и не родившегося.
- Ваш Создатель знает и любит вас, но не Он, а вы удалились от Него. Любое Его вмешательство в вашу жизнь в штыки вы принимаете, убивая пророков, распиная и преследуя праведников, голос истины считая ничтожным. Все это я вижу. А испытания, как ты говоришь, проверку на вшивость - вы сами себе устраиваете. Каждый человек испытывает другого, чтоб знать его слабые места.
- А теперь ты мне ответь - как вы можете что-то спрашивать с того, кого сами распяли и продолжаете это делать? Кого вы посадили себе во главу, с того и спрашивайте за насилие и мерзость. Вы ставите козла охранять капусту, а Бог, чтобы был пугалом для него. Чтоб дьявол всем правил, а Бог за все ваши грехи был козлом отпущения? Что вы хотите создать? Капиталистический рай? Коммунистический ад? Что?
- Не знаю. Что-то все время строим, потом ломаем и всё не то что надо. Я не берусь отвечать за других, но мне с тобой по пути. Можете гостить у меня столько, сколько хотите, а как отправитесь куда, я с вами, если Ты не против, Господи.
- Я то не против...
Утром Иисус проснулся, как только стало светать и до рассвета молился. Потом встал Майк и пошел умываться, растолкал Дим Димыча, чтобы спросить нет ли у него кофе. Но кофе у него давно не водилось. Иисус с Майком попили чай и простились с хозяином квартиры. А тот как проснувшись сел на край кровати, так и просидел до самого ухода гостей.
Когда друзья вышли на дорогу и пошли в московском направлении, Майк спросил Иисуса: - а я думал, что Дим Димыч с нами пойдет.
- Алкоголь помог ему раскрыть свою душу, дал возможность не сдерживать своих слов и чувств. Ну, а на утро он вернулся в свое прежнее состояние и вспомнил, что в принципе, его всё устраивает. И не на какие жертвы, он идти не готов.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 09.02.2018 Ай я Яй
Свидетельство о публикации: izba-2018-2194205

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1