Верона. Часть III. Глава V. II


Вера
Вхожу в номер и вижу, что Софа спит. Тихонько, чтобы не разбудить подругу обхожу кровать и разглядываю ее. Она что плакала? На тумбочке лежит почти пустая коробка с салфетками. Лицо красное, опухшее. Что же ей сказал врач? Она так и не написала мне, хотя я посылала ей дважды смс с вопросом. Наверное, пришла вся измотанная и уснула, а телефон выключила.
По всей видимости, ужинать мне придется в одиночестве. Я приняла душ и оделась в черное короткое платье с длинным рукавом. Выходить из отеля не хотелось, я решила воспользоваться рестораном на первом этаже. Меня сопровождают два телохранителя.
Сделала заказ и пока ждала, написала мужу о том, что Софа заболела, а я сижу в одиночестве в ресторане. Он тут же перезванивает.
– Малышка, тебе скучно? Хочешь поговорить?
По голосу определяю, что муж пьян. Вот с таким я точно говорить не хочу. Меня обдает холодом. Если он в таком состоянии поедет в бар, произойдет то, о чем он меня предупреждал в брачную ночь. Руссо никогда и никому не был верен, а в пьяном состоянии он слетает с тормозов. Для наших отношений это будет катастрофой. Я не смогу ему простить измену. Но на этом сюрпризы не заканчиваются. На фоне его голоса я слышу два женских голоса и каменею. Где он? Стараюсь держать себя в руках, муж от моих расспросов будет не в восторге, но это сделать очень трудно.
Отвечаю согласием и спрашиваю, какие у него новости. Он рассказывает, что сегодня утром был обыск. Что в квартире на тот момент были его мать и Яша. Теперь понятно, почему Руссо пьян. Затем он говорит, что его родители поживут в коттедже, пока все не уладится. К нему приехала Кобра, у нее тоже неутешительные новости, по телефону он их рассказать не может. Мать им не дает поговорить, пичкает Кобру ужином, но муж надеется, его тон при этом поднимается на октаву, что в этом году им все же удастся решить дела по клубу.
После его слов я выдыхаю с облегчением и благодарю свою выдержку. Женские голоса это Кобра и его мать. Ни ту, ни другую я не узнала, то ли связь такая, то ли я так расстроилась, услышав пьяный голос мужа, что не в состоянии адекватно мыслить.
Далее его интонация резко меняется, появляются сарказм и ехидство. По реакции я понимаю, что где-то рядом маячит Яша и разговор уже не для меня, а скорее всего, для отца, с которым у него пока напряженные отношения.
– Детка, ты не беременна?
– Нет, – удивленно выдаю я.
– А то Яша считает, что ты беременна, а я хреновый муж.
– Милый, я точно не беременна, у меня пошли месячные, а по поводу плохого мужа... – делаю паузу и судорожно ищу ответ, а потом выдаю первое, что приходит в голову: – Ты женат без году неделя, как можно по такому короткому сроку делать выводы?
Руссо замолкает и пыхтит в трубку. Я зажмуриваюсь, ему не понравился мой ответ. Наверное, ждал от меня похвалы и дифирамбов. Ох!
– А я даже по такому короткому сроку могу сказать, что мне досталась самая лучшая жена в мире...
Точно! Так и есть! Он разочарован. Затем Руссо начинает перечислять все мои сильные качества и я сдаюсь:
– Ладно-ладно! Ты меня пристыдил. Я уже красная как рак и прячу лицо в салфетку.
Он тут же меняет тему, а это значит, что я не прощена и меня ждет расплата.
– Верона, ты слышала анекдот: «Какой красивый и умный русский парень! Наверное, еврей!», – он смеется. – Так вот, детка, он про меня. Ты знаешь, что вышла замуж за еврея? Прикинь? Яша – еврей! Фамилия моя по родному папашке Розенберг. Выходит и я еврей. Наши дети тоже будут евреями.
Честно говоря, я чуть со стула не упала, но делаю вид, что меня не впечатляет его бравада. Прыгни я на его волну, он так распалится, что достанется Яше и его матери. После вопросов о том, чистокровный ли Яша еврей, я говорю:
– Яша наполовину еврей, ты на четверть, а наши дети будут на одну восьмую. Так что это малая толика.
– Но зато какая! Они ж, каких их... богом избранны. Надо поехать в Израиль и раскланяться у этой... как ее... у плаксивой стены...
– Стены Плача, – поправляю я его.
– Ну да, я же говорю, там плачут. Куплю себе кипу и надену на башку. Отращу пейсы! Как думаешь, мне пойдет?
По фоновым звукам понимаю, что муж поднимается по лестнице и заходит в нашу спальню. Падает на кровать. Слышу, как он скидывает туфли.
– Думаю, тебя даже пейсы не испортят, ты все равно будешь красавчиком.
– Детка, ты меня теперь разлюбишь?
Я округляю глаза. Что это с ним?
– Даже не надейся, – пытаюсь отшутиться, но тут до меня доходит, что он ушел из кухни, чтобы получить от меня порцию любви и нежности.
– Уф, Пушечек, если бы ты знала, как мне тебя не хватает. Одному в нашей спальне совсем влом спать. Среди ночи забываюсь и перекатываюсь на твою половину кровати, а тебя нет.
– Мне тоже тебя не хватает. Жду не дождусь когда вернусь домой.
Я говорю ему слова, на которые он всегда реагирует улыбкой, мне хочется поддержать его и успокоить. Чтобы отвлечь мужа от мрачных мыслей, рассказываю ему про то, как научилась печь пиццу и что нам нужно сделать жаровню на дровах, чтобы я могла продемонстрировать ему свои новые навыки. Он хмыкает, а я понимаю, что к моему приезду жаровня уже будет красоваться на патио, при условии, конечно, если мы купим этот коттедж.
Потом я рассказываю ему о своих планах отменить поездку с Софией по Европе. Муж удивлен, но хмель, который клонит его ко сну, не дает ему сформулировать четко аргументы, которые вертятся на языке. В итоге он просто выдает, что можно все совмещать и я получаю лучший совет за день.
Вернувшись в номер, я обнаруживаю Софию еще в кровати. Она точно уже не спит, но усердно пытается убедить меня в обратном. Я просто спросила, нужно ли ей что-то для лечения, она ответила, что нет, на этом наше общение закончилось. Еще пару часов я читала любовный роман, боже, больше никогда не возьму в руки подобное чтиво, а потом выключила свет и легла в кровать.

***
Аристарх
После разговора с женой я вырубился. Проснулся через полчаса, голова ясная, готов к войне и обороне. Схватил телефон, помчался вниз отгонять мать от Кобры. Сначала она приняла ее в штыки, а после моего намека, что Кобра получила должность управляющей клуба после того как была телохранительницей Вероны, мать уже любила ее во все места. Кобра краснела и смущалась, но тоже просекла, что изначально родаки ее приняли за мою пассию. Она ведь примахала на мотике, вся такая крутая, а я пьян в стельку, ну что еще может быть в моей башке кроме секса? Так было раньше... сейчас я о трахе даже не думаю. Сэму дал установку спать, работать будет, когда Верона вернется. Ох, что я сделаю с моей малышкой! Черт! Не сломать бы ей чего-нибудь.
Когда я проводил Кобру, было уже десять вечера. К тому моменту мы решили с ней все накопившиеся вопросы. Я вздохнул с облегчением от того что Ольге Васильевне удалось отсрочить платежи за коммуналку, благодаря чему мы смогли выплатить с текущей выручки девяносто процентов зарплаты. Как только сотрудники получили первый аванс, сразу все поутихли и больше не саботировали смены, а когда выплаты стали регулярными, выдохнули и клуб заработал в прежнем режиме. Сейчас от меня требовалось сделать прайсовое вливание, я уже не один день чердак ломаю, где их взять. Весь налик я использовал для пополнения еврового счета, чтобы скупить акции американской компании.
По словам Кобры, новички из службы безопасности работают без нареканий, а это еще раз доказывает, что Годзилла в своем деле дока и терять его мне никак нельзя. Больше наркодилеры в клуб не совались. Были случаи, когда к охране или к Кобре, как к новой управляющей подходили посетители и настойчиво просили допинг, какой типа, клуб без кайфа. Всем им дали четко понять, что за наркотой сюда приходить больше не нужно. Этому я был безмерно рад, хоть одна приятная новость за день. Мне не верилось, что мы очистили клуб от дури.
Кобра ввела много новшеств в управлении, придумала новые шоу-программы. На ближайший месяц уже три моих кореша забронировали зал как банкетный, на свадебном банкете всем понравились расстановка столиков, меню и приглашенная рок-группа. Мне нравился ее настрой. Она вся светилась энтузиазмом и движухой.
Пока мы с ней перетирали, наконец-то на связь вышел горе-брокер Артур. Он подбешивает меня уже конкретно. Ну хоть сделал все что я просил. Купил и продал по планируемой цене. Напряг тут же сошел. Пишет, что был в отъезде, и из-за катаклизма на каком-то захудалом островке не было связи. Ага! Как же! Небось, поехал гужбанить на заработанные проценты от сделки! Катаклизм... нашел лоха. Пишу ему открытым текстом, я же под градусом. Мне пофиг! Тот ответил только через два часа... смайликом... твою ж мать. Мы типа друзья что ли? Врублю ему по первое число, как только выровняю все свои косяки. Я уже грешным делом подумал, а не получить ли мне самому лицензию брокера? На кой черт мне нужен этот Артур?
Не успел я войти в дом, как мне позвонил Влад и пригласил нас с Вероной на его день рождения. Я объяснил, что из-за одного проекта у меня сейчас напряг и что Верона в Италии, а без жены я никуда не пойду. Услышав, где моя жена Пробирка с Голубой Кровью возбудилась и засыпала меня через мужа вопросами. Отвечать я не собирался, сказал, что она знает ее телефон и пусть сама с ней говорит.
Родители сидели на патио и попивали винцо. С Яшей мы почти не общались и оба не горели желанием что-то менять. Во всех вопросах мать была нашим буфером. Краем глаза я следил за его передвижениями и каждый раз удивлялся, как же мы похожи. Он даже ложку чайную держит как я, с выкрутом, блин. То, что еще вчера мне казалось приобретенным навыком, оказалось простой генетикой.
Я уже попрощался с родаками, и хотел уйти в нашу с Вероной спальню, как мне позвонил Годзилла, сказал, что стоит перед входом. О встрече мы не договаривались, а ситуация в которую я попал, была такой непредсказуемой, что несколько секунд я стоял в раздумьях, выходить или отмазаться. Мои сомнения не остались незамеченными. Папаша-Яша возник передо мной как факир. Я аж вздрогнул. Реакция как у торпеды.
– В чем дело?
– Годзилла приехал. Мне придется фильтровать базар, а я этого терпеть не могу. Только не с ним.
– Тогда скажи как есть, но предупреди, что любая его самодеятельность повлечет за собой последствия, в первую очередь для него самого.
По любому Годзилла захочет уберечь своих корешей от расправы и раздела территории. Но Сева прав, мне пора уже выбрать какую-то сторону. Теперь в моей семье два представителя силовиков и моя деятельность на них очень сильно отражается, как собственно и их работа на мне. Хочу я или нет, но скоро все узнают, кто мой биологический отец.
– Если ему твоих объяснений будет недостаточно, веди сюда. Я быстро ему мозги на место вправлю.
– А что там с шифровкой? – напоминаю я Яше и накидываю куртку.
– Кувалда пытается направить вас по ложному следу. Бахвалится тем, что вы сможете сделать большие деньги на ставках. Он скажет как, после вашего решения впустить новых партнеров в бизнес.
Киваю и иду к воротам. Годзилла сидит на мотике. Вид расслабленный. Значит, пока ничего не знает. Говорить на улице нам не в тему, веду его на кухню. Это было отличным решением, потому как на каждую мою последующую реплику он реагировал бурно: вскакивал, матюгался и кричал. Ждановых он готов был хоть сейчас голыми руками разорвать. Пару раз Яша вбегал в дом и делал нам замечание. К концу моего доклада Годзилла сидел, будто примятый асфальтовым катком.
– Ты должен понять, что я вынужден с ним сотрудничать, – киваю в сторону Яши, – чтобы защитить жену, бизнес и тебя. Если с женой и бизнесом все понятно, то с тобой я как в тумане.
Годзилла поднимает голову и сверлит меня поросячьими глазками.
– Мы с тобой никогда не перетирали эту тему. Были партнерами, делали дела, каждый был при своей доле. Все в ажуре. Не цапались, дележкой не занимались. Теперь встал вопрос, кто из нас кто по жизни. И выходит, что мой брат и папашка силовики, а тебя крышует ОПГ. Я сейчас пойду к Яше, скажу, вытащи Годзиллу, а ты потом маякнешь своим и дело развалиться. Ждановы опять выйдут целехонькие, а они уже двоих следоков завалили. Возьмут их с поличным при налете на твою группировку. А значит, люди пострадают со всех сторон. Сам знаешь, что такое налет и это похлеще будет, чем в баре...
Кореш трясет башкой, подтверждает. Еще бы! В его ОПГ каждый пушку на боку греет. Начнется стрельба со всех сторон, хрен поймешь кто в кого.
– Так что ты меня рассуди сейчас, бро. Я на твоей стороне, ты мне нужен в клубе, в боях. Но как быть в этой ситуации? Ждановцы воюют с твоей группировкой. Они так и так вас сделают. Сейчас они сильнее вас раза в три?
Годзилла снова кивает, вид чернее тучи. Яша видит его состояние и прямиком чешет к нам. Вот черт! Оценил ситуацию и решил дожать кореша.
Подошел, представился, пожал руку и выдал такую речь, от которой я чуть не схватил красное знамя и с криком «Ура» не ринулся в бой! Мотиватор хренов!
– Так что, Витя, ты реши, что для тебя важнее, – заканчивает свою пропаганду папаша. – Жена, дети и будущее или кучка нахлебников, которых ты уже не первый год кормишь. А что они тебе дали взамен? Крышу? И когда они твои проблемы решали?
Годзилла поднимает на него вопросительный взгляд.
– Честный разговор. Хоть раз впряглись?
– Было дело...
Я подтверждаю.
– Сколько ты за это в итоге забашлял? Мог бы и сам все разрулить. Люди у тебя всегда есть. Бабки тоже. Так в чем проблемы? Зачем тебе нужен этот блатной шлейф.
Годзилла зыркает на папашу, хочет что-то сказать, но из последних сил сдерживается.
– Я понимаю, Витя. Когда ты откинулся, тебе дали крышу над головой, пристроили к качалке, где ты Арика встретил и закрутился бизнес. Но за все, что они для тебя сделали, ты сполна расплатился.
Папаша пошел к двери, потом резко обернулся и добавил:
– Да и... когда будешь принимать решение, не забудь, что на тебя выдали заказ, ты покойник, как и все твои дружки. Я даже знаю, кто взялся за ликвидацию и могу тебя заверить, что они никогда не промахиваются.
Яша снова идет к двери. Из груди Годзиллы наружу вырывается стон, видимо, этого папашка и добивался. Разворачивается и снова прет на кореша.
– Дай мне паспортные данные твоей жены.
– Зачем? – испуганно таращится на него Годзилла.
– Сегодня же в центральную больницу Джорджтаун поступит женщина похожая по описанию на твою жену с диагнозом острый аппендицит.
Закинул, так закинул! Так значит, семья Годзиллы на Каймановых островах и папашка это знал заранее!
– Выйдя отсюда, ты всем объявишь, что дети на попечении социальной службы, а жена на операционном столе. Возьмешь билет и улетишь. Хоть с тремя пересадками, хоть через Луну, но улетишь. Чтобы завтра к обеду тебя в стране уже не было. Понял?
– У меня нет загранпаспорта.
– Нет? Сделаем.
Годзилла кивает. Вид смущенный, кумекает, прикидывает.
– А назад когда?
– А зачем спешить? Жена ведь восстановиться должна. У нее аппендицит вырезали? Шов есть?
– Да.
– Вот и хорошо. Вышли паспортные данные Юре, он все к утру справит.
– Кому? – Годзилла пялится на меня.
– Дракону, – поясняю я, и до кореша доходит, на кого наш общий знакомый работает в реале.
Годзилла матюгается, встает, идет к двери, покачивается. Эко его штормит. Я провожаю его до мотика и закрываю ворота на ключ. Плетусь на второй этаж.
– Переведи завтра деньги, – брякает Яша с кухни.
Типа он свою часть сделки выполнил – обезопасил моего кореша сразу с трех сторон: силовиков и двух ОПГ.
Мать застывает. Боится, что я сейчас сорвусь.
– Название фирмы дай! – таким же тоном вторю я.
Вот и пристрелялись!

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 41
© 09.02.2018 Инесса Давыдова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2194049

Метки: роман, любовь, отношения, Верона, любовный роман,
Рубрика произведения: Проза -> Роман












1