Тропа к Мамоне (рассказ без героев)


Тропа к Мамоне (рассказ без героев)

В кафе «Sterlitz» всегда было людно. Исключением были утренние часы по выходным, когда Wedding - рабочий район Западного Берлина отсыпается после трудовой недели. Кафе на улице Seestrasse угол Togostrasse в работящем Wedding′е битком заполнялось сразу, как только заканчивался рабочий день. Разый рабочий люд – и мужчины, и женщины, и молодёжь, и посетители более солидного возраста заходили скоротать часок за куфелем или бутылочкой пива перед тем, как отправиться домой. На резком и звонком берлинском наречии звучали смех и радостные весёлые возгласы, и приветствия встретившихся знакомых. Нельзя сказать, чтобы русская речь тонула в этом оживлённом вечернем хоре. Дорогу сюда знали многие из бывшего советского пространства. Из них одни заехали в шумный, многолюдный город отдохнуть, провести время и повеселиться, другие осмотреться с целью найти себе место под крышами свободного города, который совсем недавно разрушил стену, третьи уже не один год незаконно пребывали и нелегально работали. Тропу сюда, в «Sterlitz» проложил, можно сказать, для «русских» Вильнюсский парень Илья. Илья являлся владельцем «Sterlitz», давшим ему название, под которым die Kneipe1 благополучно (надеюсь) существует в том же месте по Seestrasse 104 по сей день. Нащупал тропу и ручеёк вильнюсских знакомых хозяина. Сам владелец – гражданин Западного Берлина проживал в большой квартире над «Sterlitz», просторный балкон которой с соответствующей вывеской нависал над входом в кафе. Наш земляк неизменно радушно приглашал друзей, тепло и искренне принимал их, давая и стол, и дом, возил, показывал и помогал.

Тройка друзей уже освоилась в Западном Берлине, посещала интересующие места и развлекательные мероприятия этого весёлого европейского города. Илья, свободно владевший немецким, переводил, давал информацию о том что где и когда будет, куда пойти и как добраться и, когда по собственным делам выезжал в такое место или направаление, представлявшие интерес для праздношатающихся, брал тройку с собой. Нередко хозяин сам стоял «у руля» в баре, и это нравилось завсегдатаям, котрые любили поболтать с ним, готовы были держать с ним какое-либо пари и хлопали в ладоши, когда хозяин ударом указательного пальца правой руки сбивал белые керамические пробки с бутылок Flensburger. Как-то на вечер он запланировал для тройки мероприятие в Kneipe, и друзья явились туда на исходе второго пика. Примечателен был «график» заполнения «Sterlitz»: первый пик приходился на конец рабочего дня, примерно с половины шестого до семи, второй с восьми вечера до десяти, когда берлинцы побывали дома, в семьях и вернулись в свою Kneipe уже не поодиночке, а с супругами, с домочадцами и третий бывал в выходные дни и праздники после десяти и заполночь. В означенный вечер второй пик затянулся, но к одиннадцати Kneipe всё же опустела, хозяин на полчаса удалился, приготовив для друзей вечерний кофе, за которым тройка делилась впечатлениями от совершённых пргулок. Немногих одиноких посетителей, забредавших на бокал пива обслуживал чернокожий бармен Ахим. Интересно было наблюдать, как Ахим один управляется с полным залом, как гибок, точен и быстр, и вместе с тем предупредителен и учтив, как виртуозно, изящно и без суеты он господствует за стойкой бара.

Около полуночи Ахим стал потихоньку собираться домой: раскладывать продукты, бутыли и причиндалы в исходные позиции, прибирать стойку и подсчитывать кассу. Спустился Илья посвежевший после душа и переодетый к дружеской вечеринке коктейлей. Мастер-класс продолжался всю ночь до семи утра, когда пришла уборщица, чтобы к открытию прибрать помещения. Мэтр словно колдовал за стойкой, демонстрируя потрясающее шоу - изготовление целого ряда коктейлей ни разу не повторив – каждые полчаса другой, изысканно сопровождая их соответствующей барной мишурой, характеристикой составляющих, описанием рецептуры и технологии, историей возникновения и способом употребления. Друзья-дегустаторы, зачарованные моноспектаклем употребили больше дюжины коктейлей каждый, были откровенно пьяны, благо, что на ногах ещё стояли, чтобы самостоятельно добраться до постели. По части вкусно поесть «Sterlitz» никакими изысками не отличался; так, по-мелочи – червя заморить. Однако вокруг было множество кухонь различного национального происхождения: итальянские, китайские, корейские, малайские, югославские и турецкие – все не обойдёшь. Друзья предпочитали итальянскую и корейскую, находившиеся неподалёку на той же линии Seestrasse. В остерии подавали спагетти с острой морской флорой и чёрными полипами и другие виды пасты с пикантным экзотическим наполнением, и замечательную граппу. Но наиболее привлекательной оказалась корейская фанза, где Илья заказывал «Eintopf Fleisch und Fisch» - кушанье приготовленное из говядины, рыбы, лапши, с овощами, морской капустой, каракатицами, кальмарами, креветками и прочей морской живностью в одном котле – замечательный аромат, пикантный вкус – наслаждение, объедение.

Наведывались и другие вильнюсские. Ребята покруче... Не слабой, можно сказать, «крутизнны» контингент наезжал и из других советских столиц. Тимофей и Боря частенько курсировали между Вильнюсом и Берлином. Сейчас неотложные дела привели их сюда, и утречком они встретились с Пашей из Риги auf Ku’damm2. Паша особенно был богат, время от времени живал в лучших гостинницах европейских столиц не стесняясь в средствах. Перед самым приездом Бори и Тимофея он купил шикарный заказной «Jaguar» цвета тёмный бордо, и все трое с удовольствием им любовалась, обходя кругом и поглаживая. Заглянули под капот, повертели в кабине всякие ручки и покатили по Берлину до Leopoldplatz3, причаливая по пути к дорогим злачным местам. Не усердствовали. Блюли меру. Ребятки нанесли короткий визит в «Sterlitz», отметились, что называется, и погнали дальше. Их ждали люди и неотложные дела. Они разделились по своим направлениям. Паша отвёз Тимофея на центральную берлинскую таможню и сам двинул по-намеченному. По территории таможни болтались несколько накачанных крутых ребятишек, которые в ожидании Тимофея демонстрировали друг другу приёмы восточных единоборств, издавая положенные для случая звуки. В назначенное время синхронно с Тимофеем прибыли адвокат и переводчик. Долго ходил с ними Тимофей из одного кабинета в другой с ворохом бумаг, согласуя пошлины, налоги и прочая. Когда наконец-то с процедурами разобрались, братки оставили физические упражнения и пошли загружать грузовые автомобили. В одном из них за рулём сидел Илья с друзьями-дегустаторами. Друзья тоже присоединились помощниками к погрузке. Погрузка прошла быстро и складно, и транспорты были готовы следовать по назначению, но не хватило подписи кого-то из главных лиц таможни, который должен был объявиться лишь утром следующего дня. Участники операции обсудили ситуацию и решили: «Всё нормально, завтра ехать даже лучше, тем более, что вылет послезавтра.» Транспорты оставили до утра на стоянке таможни. Приехал тёмнобордовый «Jaguar», и Тимофей с переводчиком и адвокатом уехали с Пашей. Качки расселись по машинам, Илье подогнали его «Renault», и все разъехались до утра.

Сюзанна – супруга нашего Ильи разобралась с утренними порядками своего кафе, которое находилось в том же районе неподалёку, потом отвезла мужа и одного из приятелей на таможню. Все подписи были собраны, бумаги и платежи оформлены, время согласовано, и поступила команда: «От винта!» «Jaguar» с Пашей и Тимофеем ждать не стали, пошли вперёд, пока водители грузовиков получали товарно-транспортные накладные и прчие документы. Наконец, Илья с приятелем стартовали. Путь лежал через Восточный Берлин на территорию ГДР в небольшой городок, находившийся в восьмидесяти километрах от центра. Асфальтовая лента среднего советского качества с окаймлявшими её запылёнными обочинами и кюветами стоячей воды – последствия проливных осенних дождей, не были бойкой магистралью. Провинциальная дорога вела в какую то глухомань, обогнула городок, и вывепа на окраину, где распоожилась советская военная часть. Двубортные зелёные ворота с красными звёздами на каждом ненадолго преградили путь, и тут невесть откуда взявшийся «Jaguar», заехав во фронт образовавшейся колонны, остановился почти впритык к ним. Отдав команду, «пока не выходить из машин», Паша с Тимофеем зашли в серый бетонный с жестяной крышей домик с большим окном, смотрящим на подъездной путь,. Через пять минут ворота распахнулись и экипаж «Jaguar» въехал в часть, предварительно повторив команду. Ждать пришлось час-полтора, когда вновь распахнулись ворота, и из них вышел Тимофей, капитан в форме ВВС и группа солдат. Рядовые сели за руль каждого транспорта, повели машины на территорию части, а водилам было велено ожидать возвращения порожних машин.

Разгруженные транспорты вернулись через полтора часа. Группа водителей и иже с ними получила приказ уезжать, и караван отпрвился в обратный путь. Доблестные Военно-воздушные силы своими транспортными самолётами доставили груз на территорию Латвии, минуя границы, кордоны, таможни налоги и дурной глаз. Известно, что вывезенный из буржуазного логова Западного Берлина, груз был распределён в Ригу, Вильнюс, Москву и Ленинград и сыграл значительную роль в развитии постсоветского дикого капиталилма. Груз – списанные игральные автоматы из берлинских кафе, пабов и Spielhalle4, приобретённые за бесценок, стали успешно ковать звонкую монету, приобщая население к экономическому процветанию. Благодаря непревзойдённым преимуществам, загнивавшего советского социализма...

Примечания:

1. Die Kneipe – питейное заведение, где подаётся преимущественно пиво, но есть и другие алкогольные и безалкогольные напитки. Это национальное немецкое название пивных баров и пабов;
2. auf Ku’damm – нем. Kurf;rstendamm, сокращённо Кудамм (Ku′damm)) — на знаменитом бульваре Берлина Кудамме;
3. Leopoldplatz – площадь Леопольдплатц — оживлённый перекрёсток в турецком берлинском районе Веддинг;
4. Spielhalle - зал игровых автоматов.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 08.02.2018 Хона Лейбовичюс
Свидетельство о публикации: izba-2018-2193594

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1