За игрушками


За игрушками

Вот и май долгожданный! Долгожданное тепло. Майские праздники. Друзья, девушки, движуха... Плевать на идеологическую составляющую! Веселимся и выпиваем за весну и цветение, за молодость и надежды, за женщин и любовь. Пьём не только, что за них, пьём с ними. Вместе. Праздники с первого по четвёртое: четверг и пятница, за ними суббота и воскресенье. Раздолье.

Мы с Юрой оседлали это раздолье и скачем на нём по календарю сначала галопом с преодолением препятствий, потом иноходью. И вроде бы коней ещё не загнали и сами достаточно в седле. Окна моей однокомнатной квартиры широко раскрыты, воздушные потоки овевают нас на шестом этаже дома на пригорке и веселят наряду с алкоголем, которого у нас в достатке, а если нехватит, то гастроном «Эрфурт» внизу под нами, и кажется рукой достать до той форточки специалазированного отдела продажи, через которую видны и руки и лицо, отпускающего товар. Народ толпится там у форточки, сдаёт свои трудовые тем рукам за стеклом в обмен на живительную влагу. Закуску тоже мы припасли, из того же гастронома, и сам приговил я салатов и котлет, да и посещают нас девушки и друзья не с пустыми руками. Составы меняются. Лишь мы с Юрой бессменны на вахте; марафоним...


Жена с сыном уехали на всё лето к бабушке с дедушкой в Ростов на Дону, к южному солнцу, овощам и фруктам. Мой сынуля – «чудесный мандарин» растёт не по дням, и вырос из разных штанишек, распашонок и игрушек. Ольга всё перебрала, пришедшее в негодность выкинула, оставшееся же добро выкинуть жаль. А тут в марте родился сынок у Андре. Вчера звонил ему, звал на рюмку чая. Обещал сегодня заехать на пятнадцать минут за игрушками. Мы проснулись поздно, субботнее утро уже закончилось и до обеда оставалось времечко. Мы перекусили остатками вчерашнего, я сварил кофе по турецки, к которому впору пришёлся армянский трёхзвёздочный. Читали вслух Леонида Мартынова1, Семёна Кирсанова1, лирическое настроение не покидало нас. Юра перебивал, просил повторить некоторые места, я повторял, мы курили «Космос», и так неспешно приближалось время ужина.

Мне постоянно звонили, я не задерживался у трубки, всех приглашал – мы с Юркой никуда не собирались. Ещё вчера Юра купил обычный мясной фарш и сейчас вспомнил, что была затея жарить люля-кебабы. Отлично! Взяв Юру в подручные, я замешивал фарш с зеленью и специями, лепил кебабчики и насаживал их на шампуры. Юра выполнял техническую работу: очищал, нарезал, промывал, убирал. Не первый раз жарил я люля в духовке газовой плиты, всегда очень хорошо и вкусно получалось. Понятно, что на мангале, на открытом огне лучше; добавляется дымок, аромат углей и слюни обильней текут. Приспосабливают некоторые и на балконах небольшие или походные мангалы и жарят там к неудовольствию соседей, провоцируя конфликты, жалобы и вызовы милиции. И если мы не раздражали соседей дымом и пеплом, который разносил ветерок по всему многоквартирному дому, то музыкой и шумом подвыпившей компании бывало донимали. Бывало такое нечасто. Пока никто не пожаловался. Лишь сосед с восьмого этажа надо мной – безбровый громоздкий и толстый боров после нескольких подкатов посоучаствовать в компании и не получив приглашения, стал рассказывать соседям, что у меня в квартире притон, в котором собираются «пидарасы и лежбиянки». Его мать, такая же толстая и безбровая пани, с водянистыми глазами навыкате, убеждала соседей, что все воры, особенно жиды, и «тэн жидэк»2 внизу не исключение, иначе «сконт тэн хультай ма пинендзы на вудкэ пиць и паненком трафиць»2.

Подоспели кебабчики, и Андре подоспел. Всё складывалось, как нельзя лучше; Аугис с красоткой и боезапасом плюс ещё две «паненки» не задержались. Последние свеженькие, у меня ещё не бывали, и пришлось их встретить на автобусной остановке. Когда возвращался с ними, боров с восьмого сидел на лавке у дома, поздоровался, отпустил что-то сальное, гадко осклабился и провожал завистливым взгядом. Квартира встретила нас Элвисом3 – это Андре принёс его последний альбом «Moode Blue» 1977 г.. Вечер, без сомнений перешедший в ночь, с разной степенью интенсивности продолжался если не до первых петухов, то до первых автобусов. Рассвело. Кто-то не хотел уходить, кого-то уговаривали, тащили...

Проснулись мы днём, втроём: Андре на кухне сидел, положив голову на стол, Юра растянулся поперёк одной из кушеток и я, полусидя в кресле. Хороший денёк, ласковый ветерок, игравший занавесками и страницами раскрытых книг не смог проветрить квартиру от табачной вони, лишь пепел разнёс. Андре вспомнил, что пришёл за игрушками и заявив, что его пятнадцать минут уже прошли, стал собираться домой. Упаковали Илюшкины игрушки, сложили винилы, и он отбыл. Везде пепел и окурки – так лень убирать, но брезгливость и вонь не дают сидеть спокойно, и я берусь за уборку, а немного погодя приходит Юра на помощь. Прибрали мусор, всё расставили по местам, сложили книги на полки. Душ, чай, телевизор. Включили, смотрим. Идёт репортаж из какого-то агитпункта – избирательного участка. Сегодня выборы. Кого-то куда-то для чего-то выбирают. Последний раз был на выборах во время службы. Дивизион подняли на час раньше обычного, в воскресенье. И какого чёрта, куда было так спешить? Отрапортовать, галочку поставить? Ради показухи не дали доспать. Голосовал. Деваться некуда – армия. Но после этого всё...

В выпуске новостей: «Сегодня ночью, 4 мая 1980 года не дожив трёх дней до своего 88-летия, в Любляне скончался Иосип Броз Тито.» Умер лидер, бессменный руководитель и вождь Югославских народов с 1945 года. Мы посовещались и, учитывая, что похмелье не совсем выветрилось, решили сходить в магазин пополнить запасы, развеять в воздухе «остаточный синдром» и придя домой помянуть царя югославских народов. Всё произвели по задуманному: помыли посуду, расставили, привели себя в порядок, собрали на стол еду и напитки. Сели. Выпивали за упокой великого человека, вспоминая, что он участвовал в военных действиях Первой Мировой, был в плену, сидел в России, воевал на фронтах Гражданской Войны, командовал партизанами Народно-освободительной армии Югославии во Второй Мировой Войне. Особенно важным и значимиым мне виделось, что Тито не побоялся, не подчинился диктату Сталина, и Югославия вела независимую политику, не являясь участником Варшавского Договора. Югославия как-бы приравнивалась к капиталистическим странам Запада, и получить разрешение посетить её в качестве туриста или (такого в совке вообще не прдполагалось) на частную поездку было также трудно, как в ФРГ или Великобританию. Югославские товары отличались от советских несравненным качеством и пользовались высоким спросом, являлись дефицитными и доступными далеко не любому. А очереди за дефицитом в магазине «Белград», куда стремились паломники со всего совка!... Бывал там и я за покупками для жены. Юра рассказал сальный анекдот про Югославию. На политзанятии офицер, в совершенстве обладающий провинциальным областным говором, спрашивает солдата преречислить участников Варшавского Договора. Солдат перечисляет и затем задаёт офицеру вопрос почему Югославия не участвует в Договоре. Офицер отвечает, что она «не участвуить но уходить». А как это не участвует но входит? «Ну, вот как же тебе объяснить? Ну, вот... Яйцы у п***у не уходють, а у ебле участвують.»

Водочка притно разлилась по плоти, окутав голову вдохновением и ясностью мысли. Мы забалагурили и перешли к тонким материям, каждый из нас с задором слушал себя, изрекая «высоким штилем»:
Я хочу,
Чтоб крылось в слове
Столько пламенного жара,
Будто блещет капля крови,
Тяжелей земного шара. Леонид Мартынов, стихи, Капля крови

Мы першли от музыки слов и жестов к собственно музыке. Юра расчехлил гитару и стал прверять звучание. Звонят в дверь. Никого вроде бы и не ждали. На пороге очень миловидная женщина еврейской наружности, обворожительно улыбаясь, справилась живёт ли по этому адрессу такой-то (то бишь я), и может ли она его лицезреть. Я представился, пригласил её войти, но пройти дальше коридора она отказалась. Юра из комнаты, трогая струны, проходите, будьте любезны, присоединяйтесь. Она нет-нет спасибо, вы очень любезны и может быть как-нибудь в другой раз... Однако сегодня видите ли выборы, и я занята в избирательной комиссии и пришла пригласить вас проголосовать. День то ведь клонится к вечеру, а вы ещё не соизволили. Я понял, что время уже часов пять пополудни. Я, знаете ли, извините не голосую, не участвую, в мои планы не входило уделить этому время сегодня. Ну, перестаньте дурачиться, вы же взрослый разумный (думал с её языка слетит "еврей") человек. Пожурила, с улыбкой помотав прелестной головкой. Ждём. Обязательно придите! Затворил дверь. Избирательный участок находился в пятидесяти метрах от входа в наш двенадцатиэтажный дом в одноэтажной пристройке у магазина «Решутас», в которой работали службы домоупрвления. Мы с Юрой переглянулись, он тронул струны, и я попросил его сыграть третью прелюдию Вилла-Лобоса4. Мою любимую. Вспомнили и несравненную Розу Рымбаеву5, для которой тему третьей прелюдии в песню «Любовь настала» позаимствовал великий и плодовитый композитор Паулс6.

Так, как-то сложилось, что из наших многочисленных общих знакомых мало кто знал о том, что Юра играет на гитаре. Юра, в детские годы, закончил музыкальную школу по классу фортепиано, армейскую службу проходил в ансамбле песни и пляски Прибалтийской Дивизии Внутренних Войск. Как гитарист, Юра – самоучка, играл на классической шестиструнной гитаре с нейлоновыми (он всегда это подчёркивал) струнами классический гитарный репертуар. Он достиг высокой степени мастерства, но будучи вне системы, не нашёл выхода в широкое поле. Был он по натуре исключительно артистичен и внешне ярок и красив. Роста невысокого, он смотрел на вас чёрными глазами, обведёнными траурной тенью. В них была не искра, то было пламя кузнечного горна, которое обжигало, плавило, проникало куда-то глубоко внутрь. Волновало, не отведи взгляд... Он не был человеком деятельным и энергичным, но темперамент фейерверком искрился и освещал, или, можно сказать, бил ослепительным в лучах солнца хрустальным фонтаном, вблизи которого не оставалось сухих. Сын Тамары Ивановны Калатозишвили, репатриировавшейся из Харбина7 прямиком в советский ГУЛаг и уроженца Харькова Анатолия Ивановича Мирошниченко - фронтовика, прошедшего всю войну, волею судеб оказавшихся в городе Вильнюсе, он в набросках унаследовал черты и таланты, своих грузинских и украинских артистических семей, но по всей видимости не нашлось, к сожалению, ни человека, ни случая, который бы извлёк эти эскизы на свет божий и предъявил их публике. Не закончив по какой–то причине истфака и не имея никакой прфессии или специальности, он долго не находил себе применения, влачил жалкое существование и жил частными уроками игры на классической гитаре. Учеников было немного; время было такое, что дети, за редчайшим исключением, хотели играть, как Джимми Хендрикс8, а взрослым людям в совке было не до того. Надо было кормить семью, а не тратиться на уроки музыки. Всё-таки, имея свидетельство о музыкальном образовании, его квалификация была признана, он получил работу сначала в музыкальном салоне при комбинате бытового обслуживания, потом и в музыкальной школе при доме офицеров. Оттуда пошли его занятия с художественной самодеятельностью. Его преподавательская деятельность дала плоды – он воспитал талантливых исполнителей.

Юра играл вразброс все пять прелюдий. Последней - четвёртую, когда в неё вклинился настойчивый звонок в дверь. Миловидная из агитпункта не улыбалась. На сей раз она не вошла. Строгим холодным голосом она пыталась меня пристыдить, дескать, гражданский долг, подвожу членов комиссии, пьянствуете тут с утра до вечера... Юра продолжал играть начатую четвёртую прелюдию, и я жестом указав в направлении Юры, тс...ссс, приложил палец к губам и тихо, почти шёпотом сказал, что бросить исскуство и куда-то идти, ради каких-то глупостей я не смогу. Для чего я выкаблучиваюсь, это «ne zaisliukai»9 за такое меня могут ожидать серьёзные неприятности. Я заметил, что она неожиданно вставила одно литовское слово «ne zaisliukai», но не придал этому сколько-нибудь значения. Ёрнически, дерзко, почти уничижительно, отвечал ей, что ожидать мне нечего, я давно ожидел, с момента рождения, и голосовать не могу потому, что у меня спад политической активности. Ультимативно потребовав прийти на участок, иначе у меня могут возникнуть проблемы. Мы ждём... она вызвала лифт. Мы с Юрой обсудили инвариантность момента, однако были удивлены тем, что она пришла за мной второй раз. Мы продолжали развлекаться стихами и музыкой, Юра с упоением играл испвнскую и итальянскую классику, с блеском исполнял всякие тремоло и флажолеты, гольпе и тамбурины10, я наливал из клюва «Белого Аиста»11 и мы закусывали кусками из Альбениса12 и Родриго13 от Юры. Мы были в хорошей форме, что называется на взводе, но не пьяны – чувствовали себя высокодуховными преставителями рода Homo Sapiens далеко не последними в этом городе.

Нашему удивлению не было бы предела, если б не раздражение, которое охватило меня, когда отворив после звонка дверь, я увидел нашу знакомую милашку и с ней небольшенькую, в вязаном цвета какао с молоком платье, женщинку лет около пятидесяти с лицом, если не военачальника, то оперуполномоченного. Оперуполномоченное лицо властно распахнув рукой дверь, ворвалась в коридор и осмотрелась. Планировка квартиры позволяла сразу охватить взглядом всю жилую площадь, за иключением кладовки за распахнутой ею входной дверью, туалета, ванной и углов кухни и комнаты. Обнаружив, кроме меня, только Юру с гитарой наперевес и стол уставленный напитками и закусками, она не успела открыть рот, как Юра со свойственной ему артистичностью, расшаркиваясь стал приглашать их к столу. Я было приготовился к спектаклю и подыгрывал Юре, но женщинка одним ударом клинка прекратила нашу «клоунаду». Клинком оказался гневный поток обвинений, высказанный на литовском, в которых слово zaisliukai прозвучало несколько раз. Мы с Юрой сначала слушали, но тирада несколько затянулась, и так как все, кроме нашей милашки, стали говорить одновременно, разгорелась перепалка, в костёр которой я бросал щепки о том, что игрушки уже забрал Андре, что у меня спад политической активности, что пьём за упокой души раба божьего Тито, что голосовать не стану, даже если урну домой принесут. Тем не менее главнокомандующая, на основании введённого ею закона военного времени, вынесла вердикт, предписывающий одеться и без промедления явиться на избиартельный участок для исполнения своего гражданского волеизъявления. На этом они, хлопнув дверью, которая до сего оставалась открытой, и на шум стали выглядывать соседи, вышли.

Обещанные мне неприятности не замедлили сказаться. Меня стали вызывать повестками в здание на проспекте Ленина, вход сбоку, с улицы Лиепос 21. Мне было не привыкать.
Когда
Пахнёт
Великим хаосом —
Тут не до щебета весёлого,
И кое-кто, подобно страусам,
Под крылья робко прячут головы. Леонид Мартынов, стихи, Страусы

Впоследствии, я понял, что миловидная еврейка сама вызвалась ходить ко мне для того, чтобы как-то предупредить об опасности, но обнаруживая меня не одного транслировать напрямую «кухню» агитпункта или в доверительные беседы вступать не стала. Время совка было такое – стукаческое. Я же её посылов не расшифровал. Такие вот игрушки!


Примечания:


1. Леонид Мартынов - (1905—1980) — русский поэт и журналист, переводчик поэзии. Лауреат Государственной премии СССР (1974), Семён Кирсанов - (Самуил Ицекович Кортчик; 5 (18) сентября 1906, Одесса, Херсонская губерния, Российская империя — 10 декабря 1972, Москва, СССР) — русский советский поэт, создатель рифмованной прозы в русской литературе;
2. «тэн жидэк», польск. - «тот жидок», «сконт тэн хультай ма пинендзы на вудкэ пиць и паненком трафиць», польск. - «откуда тот гуляка имеет деньги, чтоб пить водку и угождать девушкам»;
3. Элвис Пресли - (англ. Elvis Aaron Presley; 8 января 1935, Ту;пело — 17 августа 1977, Мемфис) — американскийпевец и актёр и один из самых коммерчески успешных исполнителей популярной музыки XX века. В Америке Пресли прозвали «королём рок-н-ролла» (или просто «королём» — The King);
4. Вилла-Лобос - правильней Эитур Вилла-Лобуш (порт. Heitor Villa-Lobos; 5 марта 1887, Рио-де-Жанейро — 17 ноября 1959) — бразильский композитор. Один из самых известных латиноамериканских композиторов, Вила-Лобос прославился синтезом стилевых особенностей бразильской народной и европейской академической музыки;
5. Роза Рымбаева - (28.10. 1957, Семипалатинская область, Казахская ССР) — советская и казахстанская эстрадная певица, киноактриса, педагог, Народная артистка Казахской ССР;
6. Паулс (латыш. Ojrs Raimonds Pauls; род. 12.01.1936, Рига, Латвия) — советский латвийский композитор, дирижёр, пианист, политический деятель; народный артист СССР (1985) и министр культуры Латвии (1989—1993);
7. Харбин - город в северо-восточном Китае, административный центр провинции Хэйлунцзян. В XII веке в этих местах размещалась первая столица чжурчжэньского государства Цзинь. Город был основан русскими в 1898 г., как ж.д. станция Трансманчжурской магистрали, из-за чего наиболее старые районы Харбина до сегодняшнего дня отмечены преобладанием архитектуры, типичной для Сибири. После Октябрьской революции многие дворяне, офицеры и белогвардейцы бежали в Харбин и внесли большой вклад в его развитие и возвышение. В результате к 1924 году в городе насчитывалось около ста тысяч русских эмигрантов;
8. Джимми Хендрикс - американский гитарист-виртуоз, певец и композитор. В 2009 году журнал «Time» назвал Хендрикса величайшим гитаристом всех времен. Широко признан как один из наиболее смелых и изобретательных виртуозов в истории рок-музыки;
9. «ne zaisliukai» литов. – «не ирушки»;
10. Тремоло, флажолеты, гольпе, тамбурины – технические приёмы игры на гитаре;
11. «Белый Аист» - марка молдавского ординарного дивина (бренди, «коньяк»). Содержание спиртов — 40 %. В настоящее время производится фабрикой «Барза Албэ» (Barza Alb;) в Бельцах, «Арома» (Aroma) в Кишинёве и «КВИНТ» (KVINT) в Тирасполе;
12. Альбенис - Исаак Альбенис (исп. Isaac Albeniz; 29 мая 1860, Кампродон, Жирона, Испания — 18 мая 1909, Камбо-ле-Бен, Атлантические Пиренеи, Франция, испанский композитор и пианист, один из основоположников испанской национальной музыкальной школы;
13. Родриго - Хоакин Родриго Видре (исп. Joaquin Rodrigo Vidre; 22 ноября 1901, Сагунто — 6 июля 1999, Мадрид) — испанскийкомпозитор, один из крупнейших деятелей испанской музыки XX века.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 08.02.2018 Хона Лейбовичюс
Свидетельство о публикации: izba-2018-2193578

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1