Проводник на тот свет. часть 2 продолжение



                                                                                             СЕКТА.


Я сидел и жевал счастливый билет. С детства не ел такого. Жевал и смотрел на красивых девушек за окном. Почему-то стал замечать много красивых женщин. Или их в Городе действительно много, или... Впрочем, женский пол, слава богу, никогда не был моей слабостью, за исключением, пожалуй, после армейской жизни и до самой свадьбы. Не очень-то большой срок получается!

Я решил, раз уж опять оказался в районе вокзала зайти к Женьке Привалову. Позвонил в дверь и прислушался. За дверью раздались тяжелые шаркающие шаги - она распахнулась, и на пороге проявился мой армейский кореш, изрядно потолстевший, с заспанным лицом и заплывшими моргающими глазами.

- Чё надо? - приглаживая белокурую шевелюру, лениво протянул он.

- Как стоишь перед командиром, засранец! - рявкнул я, и Женька разом вытянулся и сощурился. Потом недоверчиво присмотрелся, повернув голову набок и заулыбался:

- Антон! Сдохнуть мне на этом месте!

Мы обнялись и он поволок меня по коридору радостно урча.

- Ну, ты даёшь! Как снег, в самом деле! Вот, не ожидал, друган! - он хлопал меня по плечам, словно хотел убедиться в моей физической реальности. Сбегал на кухню за сигаретами и пепельницей, толкнул меня в кресло и открыл окно. В комнату ворвался грохот трамваев, голоса людей и запах железной дороги.

- Ты чего, только с поезда? Есть где остановиться? Можешь у меня - я всё равно почти не бывают дома, таксую! Вот сегодня с ночной - отсыпаюсь! - он говорил, ловко передвигаясь по комнате и распихивая лежащие везде вещи по тумбочкам, вешалкам, антресолям, словно фокусник.

-Да я знаю, мне Учаев рассказывал. Я с ним поездом-то и приехал! Правда, не сегодня. Спасибо, я уже устроился, - я радостно улыбался, разглядывая однополчанина, - Раздобрел!

- Так не двигаюсь! Всё в машине, да в машине! Жена была, так хоть гоняла немного!

- Развелись? - я болезненно поморщился, не хотелось бередить и свою больную рану.

- Шлюха! - коротко бросил Женька и наконец, плюхнулся напротив меня на диван, дымя сигаретой.

- Ну а ты, конечно, монах - бенедиктинец! - скептически улыбнулся я.

- Доминиканец! - подняв руку, поправил он, - чистой воды. Да, ладно, ну их... Ты как?

- Длинная история... Приехал в отпуск, отдохнуть, повидаться. Хотел могилу отца найти, а тут целая история!

- Да ты не суетись, не сегодня же уезжаешь! - Женька опять сорвался с места и убежал на кухню. Через минуту прибежал с маленьким графинчиком какой-то чёрной жидкости и тарелкой бутербродов.

- Давай за встречу! Мать наливку делает - чернослив на медицинском спирте, крепковато конечно, но вещь! - он опять жестом фокусника, откуда-то из-под столика достал пару маленьких рюмочек и быстро точно налил их до краёв. Аккуратно чокнувшись, я посмотрел, как Женька буквально закинул жидкость в рот и сам повторил этот трюк. Маленький огненный шарик провалился в желудок и взорвался там - взрывная волна быстро докатилась до мозга разноцветными искрами.
Женька блаженно растянут рот в улыбке, и причмокнул губами:

- Вещь! Но больше двух нельзя - ноги отказывают! - он рассмеялся, очевидно, что-то вспомнив.

Тёплая волна пробежала по всему телу, и я уже с довольным видом разглядывал в окно прохожих.

-Давай мой дембельский альбом посмотрим! - подхватился Женька и, поддерживая шорты, открыл дверь в кладовку. Пощелкал выключателем туда-сюда, поглядел в темноту. Со злостью пнул упавшую откуда-то сверху картонную коробку и, почесав затылок протянул:

- Очевидно, сегодня не тот день, сержант! Никак руки не доходят... Хорошо хоть мать раз в неделю приезжает - порядок наводит. Не представляю, как мы тут вдвоём в однокомнатной квартире жили?

- А где она? - спросил я.

- Вышла замуж за генерала! Сама на пенсии, но работает заведующей станции переливания крови - он брезгливо поморщился, - Живут за городом на даче, я был пару раз - генеральская усадьба! Нет, молодцы - весёлые такие, добрые - аж завидно! А тут, то днём, то ночью - мотаешься по всему Городу, правда, привык уже, даже нравиться. Постоянно новые люди, ситуации... Так ты у кого остановился?

- Да не у кого. Квартиру снял в " Пентагоне". Знаешь такой?

Женька нехорошо прищурил глаза:

- Знаю. Занесло тебя! - он с досадой затушил окурок в пепельнице.

-А что такое? - с интересом спросил я.

- Да вечно там фигня какая-то случается! Если туда ехать, то деньги с клиента лучше сразу брать, то поломка, то авария. Мужики стараются и во двор не заезжать - у арки высаживают. У кого давление прыгает, у кого "мотор" барахлит - поганое место! Ты же помнишь, там раньше кладбище было? А они там сквер отгрохали, торгово - развлекательный комплекс "КОСМОС", дом этот дурацкий и два детсада. Один уже сгорел!

- Сгорел? - удивлённо переспросил я.

- Да, типа молния попала, и он возгорелся - чепуха! - Женька махнул рукой, - Хорошо хоть дело ночью было, никто не пострадал!

Он аккуратно взял вспотевший графинчик и налил ещё по полрюмки, облизывая губы:

- Ну, давай за тебя! - приободрился Женька и продолжил, уже откусывая бутерброд, - Так, что за проблема?

- У тебя случайно в Загсе нет знакомых? - спросил я, смакуя на языке обжигающий вкус чернослива.

- У меня нет, а вот у матери наверняка - у неё полгорода знакомых, столько лет в медицине. Чего надо? - допытывался сослуживец.

- Надо найти свидетельство о смерти отца - я вынул записную книжку и написал данные об отце, - Ориентировочная дата смерти вот - протянул я ему записи.

- Это когда ты в армии был? - немного помедлив, спросил Женя.

- Да, - нехотя кивнул я, мрачная. - Не похоронен он на кладбище, понял?- я задумчиво рассматривал угол вокзала, видневшийся из окна.

- Моя бабушка отца в деревне похоронила, там, где он родился, - сказал Женька медленно, словно размышляя про себя. - У них там родовое кладбище, вся семья похоронена и у неё в завещании написано, чтобы её тоже там похоронили. Ей между прочим 101 год!

Я посмотрел на Женьку и ничего не сказал. Бабушка Зина - мать отца, давно переехала из того дома, в котором жила раньше. И жива ли она сейчас, я тоже не знаю. Простое, казалось бы, дело - найти могилу отца, превратилось в серьёзную проблему. Как будто мой ротный знал всё наперёд! Даже, несмотря на наливку, настроение резко испортилось. Мы обменялись телефонными номерами, Женька обещал позвонить на днях, как только появляться новости и стали прощаться, тем более что " собутыльник" стал зевать и часто тереть глаза - сказывалась ночная смена и побочное явление " черносливки".

Я вышел из подъезда и решил наудачу зайти во "Встречу" на вокзале. За прилавком стояла крупная, сильно накрашенная женщина, в годах, тип " мэтр советской торговли". Хотел было уже закрыть дверь и уйти, как из под прилавка вынырнула фиолетово-оранжевая голова Клары. Она мельком оглядела зал, на этот раз, наполненный и шумный, и опять исчезла за витриной. Что она там делала, оставалось только догадываться, но судя по её шкодной физиономии, она творила что-то запрещённое.

Я встал в небольшую очередь и попытался заглянуть за прилавок. Клара сидела на маленьком стульчике и что-то усиленно растирала в ступке.

- Вам чего? - равнодушным голосом спросила буфетчица, в упор, рассматривая меня густо подведенными глазами.

- Стакан томатного сока и шоколадку! - громко сказал я, повернув голову в сторону Клары. Та подняла голову на голос, сощурилась, чихнула и заулыбалась:

- Ой, приветик! Это ко мне, тётя!

"Тётя" ещё раз глянула на меня и улыбнулась, сверкнув золотой коронкой. Клара вышла из-за прилавка и вытерла руку о кружевной белый передник. Она протянута мне руку и томно сказала, глядя в сторону:

- Я вообще-то сегодня выходная, просто тёте помогаю!

Повернув ладонь, посмотрел на её ногти - сегодня на них были приклеены пухленькие голенькие купидончики. Ого, надо же!

- Клар, я хотел спросить, ты того пацана, ну, с вилкой, не видела больше?

- А-а-а, знаю я его! Больной, что скажешь?! И мамаша его чокнутая! Они здесь где-то за городом живут - на электричке приезжают часто. Он ей постоянно командует - купи то, пойдём туда! А она, как овца, только головой кивает! И вон тот мужик, с ними часто бывает! - она показала глазами на высокого худого мужчину. Тот сидел в углу за столом и читал газету, рассеянно размешивая что-то вилкой в тарелке. Прямые длинные чёрные волосы почти полностью закрывали его лицо. И одет он был очень странно, в какой-то непонятно-темный балахон. Ему бы ещё крест на грудь и он был бы похож на попа.

Я взял с прилавка свой стакан сока, сунул Кларе шоколадку и направился к "батюшке ".

- Можно к вам? - спросил я его, стоя сбоку от стола.

- Садитесь - буркнул он, даже не глянув на меня из- под чёлки волос. Я сел, пытаясь рассмотреть его лицо.

- Я знаю, зачем ты пришёл - ровным голосом сказал он. Я сглотнул слюну и потянулся к стакану:

- Зачем?

- Ты ищешь седьмую печать! - ответил тот и развёл рукой челку на лбу. На меня смотрели чёрные внимательные глаза. Тонкий орлиный нос, узкие в усмешке губы - от неожиданности я отпрянул и чуть не разлил сок.

- Я... Какую печать? - пытаясь судорожно прийти в себя, я старался отвести от него глаза.

- Вы все её ищете, хотите править миром, но у вас ничего не получиться! - он наклонился через стол и говорил теперь почти шёпотом. Я всё- таки опустил взгляд и посмотрел на его руки. Пальцы были костлявые и длинные, на указательном пальце левой руки был одет перстень белого металла с золотым черепом. И руки эти казались слишком белыми, как будто выкрашенными.

Я почему-то сразу взмок, но положение выправила Клара. Она, очевидно, что-то почувствовала, подошла к столу, села и зашелестела фольгой:

- Антон, я вспомнила! Этот малец, как-то раз подходит ко мне и говорит: " Как от вас вкусно пахнет... кровью!" - и захихикал. А у меня как раз были месячные. Ой! - она конфузливо прикрыла рот ладошкой, как бы застеснявшись, а затем быстро и жёстко спросила длинноволосого:

- Это ваш сын?

- Нет! - " батюшка" испуганно тряхнул волосами, и они снова спрятали лицо. Клара встала, подмигнула мне - "я рядом" и отошла.

- Этот мальчик... Кто он? - тихо спросил я.

- Он одержимый. - Мужчина говорил совсем другим, спокойным голосом и не поднимал головы.- Одержимый бесом. В нем живёт другой дух - не человек!

У меня мурашки поползли по коже, но я оставался сидеть - хотелось узнать больше, просто сидел и молчал. Мужчина, почувствовавший слушателя, потихоньку разговаривался:

- Это очень редкий случай! С ним тяжело, бывают припадки, и тогда мы связываем его цепями. Это страшно! Но зато он знает всё! Всё! Что было, что будет. Мы стараемся дружить с ним.

Мужчина стал говорить быстро, сбивчиво, всё время рукой отдергивая челку и старался смотреть мне в глаза:

- Он может читать мысли, ответить на любой вопрос, на любой. Но мы должны подчиняться ему, выполнять все его приказы - тогда он спокоен.

- Кто это мы? - шепотом спросил я.

Тот заерзал на месте, начало оглядывается по сторонам - вопрос ему явно не нравился:

- Вот вы..., вы первый подсели ко мне..., вы же хотели у меня, что-то спросить, узнать? Правильно? Сформулируйте чётко вопрос, который вас волнует! - он придвинулся ко мне поближе и я увидел, как блеснули его глаза и рот расплылся в улыбке.

- Я хотел бы знать, где похоронен мой отец! - бухнул я.

- Вот! - выкрикнул незнакомец и хлопнул рукой по пластиковом столу. Удар получился неожиданно сильным и громким, очевидно из-за перстня. На нас стали оглядываться, а Клара, стоявшая у окна, вопросительного посмотрела на меня. Я отрицательно помахал головой.

- Я же знал... Он так и сказал: "Езжай в город, зайди во "Встречу". Зайди и жди. Зайдет мужчина и спросит про отца". Всё точно!

Я очумело смотрел на него:

- Вы хотите сказать, что он заранее знал про эту встречу? Да я сегодня вообще никуда не собирался выходить из квартиры! - я взорвался и вскочил со стула. - Что вы мелете?!

- Тихо, тихо! - незнакомец встал, он был выше меня на голову, - сядьте, я вам сейчас всё объясню! - он положил мне руку на плечо и насильно усадил за стол. Я сел и медленно стал приводить мысли в порядок. Спокойно! Что мы имеем? Ребёнок, в которого вселился бес, заранее знает, что будет происходить в будущем... Я вспомнил его слова при первой встрече: " Приперся!" Значит, он знал, что я приеду? Ерунда! Или ...

Мужчина почувствовал, что я сломлен и начал уже спокойно излагать свою мысль:

- Мне нельзя называть его имя! Оно употребляется только во время служения и специальных действий... Мне не дано никаких указаний по поводу вас - только встретиться и поговорить! То, что я вам сейчас скажу, исходит лично от меня. То есть, как бы я смог помочь вам? Я думаю... - он сделал значительную паузу и внимательно посмотрел на меня, - можно было бы обратиться ... к закону мёртвых! - выпалил он и остановился, ожидая мою реакцию.

- Закону мёртвых? - я даже не знал, как реагировать на эту странную фразу.
Мужчина уже совсем вошёл в роль, развалившись на стуле и вытянув ноги под столом. Клара с невозмутимым видом убирала с соседских столиков, превратившись в одно большое ухо.

- Да, * Закон мёртвых* - " Некрономикон"- это древняя книга! " Китаб аль Азиф", была написана в 8 веке, одним поэтом из Йемена. Его звали Абдулла аль Хазрет. Он сошёл с ума, когда писал эту книгу!

Мне было трудно поверить, что я - Антон Спиридонов, сижу в вокзальном кафе "Встреча" родного города и слушаю эти арабские сказки!

- Настоящая книга обернута человеческой кожей. У нас тоже... - продолжал тем временем мужчина, доверчиво, со значением.

- У кого " у нас" ?. Кого вы всё время имеете ввиду? - заинтересованно спросил я его.

- Современный спиритизм, если разобраться - детские забавы, по сравнению с некромантией! - возбуждённо объяснял он, постоянно махая головой и откидывая назад волосы. Неестественно белая кожа лица говорила о какой-то болезни или о том, что оно не видит солнца. Мне сразу вспомнились бредни о вампирах, оборотнях. Правда, незнакомец спокойно сидел на стуле, спиной к окну, ярко освящённым солнцем.

Разбившаяся тарелка вернула меня в мир реальности.

- Некромантия - это что? - заинтересовался я.

- Это... как бы лучше объяснить..., - мужчина замялся, - Вообще, это общение с мёртвыми, но не совсем. Я думаю, мне лучше посоветоваться с... - он замолчал, потом встал. - Если вы надумаете обратиться к нам, то сообщили через свою... знакомую - он кивнул на Клару. Высокая худая чёрная фигура исчезла в дверях кафе.

Да, подумать было о чём и самое главное, что опять вопросы, которые я хотел задать, были завязаны на Световиде.


ДЕВИЧНИК С ГАДАНИЕМ.


Открывая дверь в квартиру, я прислушался - за стеной у Веры раздавалась музыка и громкий женский смех. Какая-то вечеринка - улыбнулся я про себя, вспоминая симпатичную, и казалось, вечно довольную мордашку соседки. Вера мне нравилась. Не как женщина... Я почему-то так её не рассматривал. Посидел немного на кухне с Аукой. Та потихоньку глотала свой корм и что-то мне рассказывала молча. А что, если подсадить к ней какую-нибудь подружку? Всё ей не так скучно будет, правда она её может сожрать. Или нет? Мои размышления прервал короткий звонок в дверь. Вера! Как она меня всё время замечает, ведь не сидит же она целыми днями у окна и караулит меня? В открытую дверь просочилась соседка:

- У нас девичник намечается! Представляешь, рысь поймали! Разложили приманку со снотворным, она сожрала и уснула! Вот, смотри фотку!

Она сунула мне мобильник. На снимке и правда, спящая рысь, положила морду на лапы и дрыхла, как обычная кошка, даже улыбалась во сне.

- И мы решили отметить! Придешь? - Вера хитро посмотрела на меня.

- Ты же сказала " девичник", я то здесь, каким боком?- удивлённо вытаращил я глаза.

- Начальница наша, Ирина, хотела с тобой поговорить. Насчёт нашего " колёса обозрений". Может быть, ты бы мог его отремонтировать?

- Интересно, а откуда она обо мне узнала? - строго спросил я, конечно зная ответ.

- Я подумала... Ты что, не хочешь помочь родному Городу? Ты в детстве катался на этом « колесе»? Я тоже хочу, и дети хотят! - Вера была хороша в праведном гневе.

- Что, кроме меня и сделать некому? - моё удивление было почти похоже на согласие.

- Могут, но не хотят! Говорят - не имеем права! У него кончился срок годности - печально подвела свой итог девушка и потянулась за сигаретами.

- При животных нельзя курить! - кивнул я на рыбу и отобрал сигареты.

- Ну, так ты придешь? - повторила она свой вопрос.

Отсиживаться было глупо, да и серьёзной причины отказаться, кроме как сказаться больным, на горизонте не виделось, вдобавок, я представил себя одного в этой квартире, зная, что внизу жутковатый подвал и мне стало не по себе.

- Приду, приведу себя в порядок и приду! - я подошёл к зеркалу и потер небритый подбородок. Посмотрел на свою футболку и сравнил, на всякий случай с отображением. Да, весёленькие дела, надо ещё Световида отыскать!

- А ты где был? - беззаботно спросила Вера, перебирая книги на полке.

- Да так, по магазинам ходил... - не рассказывать же ей про " Некрономикон!

- А-а-а, шопинг...

- Нет, зыринг! - отрезал я, отбирая у неё прихваченную книгу и выпроваживая любопытную гостью.

Садящееся солнце красно-багровым светом подкрасило афишу Жанны Бережной. Красивая женщина на тигре внимательно смотрела на меня и как будто зловеще улыбалась. " Прыжок в прошлое!". Кажется, когда я её увидел в первый раз, она не улыбалась, а была серьёзная? Или нет? Да ладно…

Я задернул шторы. Красным столбиком засверкала пыль в образовавшейся щели. Пыль... В голове навязчиво крутилась мысль: " Почему её так много?". Такой слой пыли не мог образоваться всего за месяц. Ведь так Сашка сказал? Что-то здесь не сходиться! Ну, пусть эта Жанна и неряха! А в подвале вообще пыли не было... Ну и что из этого? Я потряс головой и пошёл на кухню. В холодильнике было не сильно весело - ещё одна причина не отказываться от " девичника". Прямо на диване стал гладить свою любимую рубашку. Дома она выглядела ещё ничего, но в городе, в квартире, пёстрая гавайская рубаха смотрелась несколько диковато. Что поделаешь - вот такой я человек!

На мой звоночек дверь открыла Вера - с красиво уложенной прической и блестящими накрашенными губами она была очаровательна.

- К нам гости! - громко через плечо крикнула она, как будто мой приход был неожиданностью. А может, так и было - от неё всё можно ожидать!

"Чёрт!" - про себя выругался я, - " Кто же ходит в гости, с пустыми руками?" - запоздало спохватился я и сделал шаг назад.

- Стой! - словно догадалась, о чем я подумал, сказала Вера и схватила меня за рукав. - У нас всё есть - не расстраивайся! В душе я чувствовал себя всё равно паршиво. Вот растяпа, ну что ты будешь делать! Вечная торопежка! Нет, чтобы подумать!

Я неловко протиснулся в зал, наверно глуповато улыбаясь и подталкиваемый сзади Верой. Две женщины стояли у фуршетного стола и рассматривали меня, как диковинного зверя из зоопарка. Наверно, в своей чудной рубахе с пальмами и анапским загаром я выглядел действительно неожиданно-впечатляюще.

- Знакомьтесь, Антон! А это мои сослуживицы - Оксана и Рита! - мило улыбаясь, представила всех Вера и протянула мне бокал вина. Ко мне подошла плотная невысокая подружка Веры, с невероятно пышным бюстом и глубоким декольте. Настолько глубоким, что мои глаза постоянно с её лица опускались вниз. Рита, очевидно, давно использовала этот приём и никакого внимания не обращала на мои "скачки".

- Нам Вера все уши прожужжала, какой вы мужчина... - приятным низким голосом прошелестела она, смотря мне в глаза.

- Что же она могла вам рассказать, если мы с ней знакомы несколько дней? - удивленно спросил я, опять поднимая глаза. Что ты будешь делать!

- Что вы с ней не спите вместе! - громко расхохоталась её подружка.

Я улыбнулся, поняв, что Вера поделилась с ними своей проблемой - стуком в стену.

- Девочки! - Вера обидчиво надула губы и весело посмотрела на меня, оттягивая к столу.

- Шеф приедет попозже, ну да мы увидим - она кивнула на окно, чуть прикрытое прозрачной тюлью. Вера по- хозяйски накладывала мне на тарелку какие-то аппетитно пахнущие красивенькие ломтики, приговаривая:

- Это все я готовила, кушай, не стесняйся - я знаю, что ты голодный !

Я стоял с тарелкой у окна, через которое просматривается весь двор - как на ладони. Он был похож на огромный муравейник. Туда-сюда сновали машины, катились коляски, бегали дети. Так вот почему она все время знает, когда я прихожу! " Кушай не стесняйся" - с этой тарелкой я стоял как на витрине.

- Стекло специальное, с той стороны нас не видно совсем - понятливо улыбнулась Вера, - Мамино изобретение!

Пока я с аппетитом перекусывал, девушки, потягивая вино, уселись на диван и таинственно перешептывались, поглядывая на меня. Вера куда - то исчезла и вернулась, неся под мышкой рулон бумаги.

- У меня появилась идея! Давайте погадаем - есть один жутко важный вопрос! Нужно просто вызвать какого-нибудь солидного духа и спросить его - говоря это, она сама перетащила массивный квадратный столик из тёмного дерева поближе к дивану.

- Нет-нет, я боюсь! - худенькая Оксана испугано поправила очки и отодвинулась на край дивана.

- Хорошо, нам надо минимум три человека - деловито вставила Вера, подкладывая мне на тарелку бутерброды. - А тебе вот, крути! - сунула Оксане в руки кофемолку, - чтобы без дела не сидела!

Она подвинула кресло и раскатала рулон бумаги на столе. На обратной стороне я увидел уже знакомую фигуру, сидящую на тигре. Вот тебе раз! На белой стороне был начерчен круг с написанными по окружности буквами. По диагонали нарисована линия с цифрами. Я с улыбкой вспомнил, что ещё учась в школе, у кого-то на день рождении, наши девчонки гадали, как будут звать их мужей. Вера поставила свечу в подсвечник и достала откуда-то блюдечко. Участвовать в очередной Веркиной глупости мне тоже не хотелось и я, проглатывая бутерброд, досадливо бросил:

- Может быть, тебе проще на кофейной гуще погадать?

- Не-а, вопрос слишком важный! А тебе, кстати, что, спросить нечего? Ничего узнать не хочешь?

Я сглотнул слюну. Что, если спросить, где находиться могила отца? Ведь духи, по идее, всё должны знать.

- А что у тебя за вопрос-то? - сдаваясь, заинтересовался я, садясь в кресло.

- Не скажу - уклонилась Вера, - это секрет!

- А как же ты спрашивать будешь? - Рита при свече смотрелась сногсшибательно, вдобавок она вцепилась в мою руку и продвинулась настолько близко, насколько допускало кресло. Представляю, если бы я сидел с ней рядом, на диване!

- Спрашивать можно и мысленно, но сначала лучше вслух - чтобы дух разговорился! - Вера держала блюдечко за край, разогревая его над огнём свечи.

- Ты прямо как профессиональная гадалка! - не удержался я.

- Не гадалка, а медиум. Спиритизм - дело серьёзное! - строго поправила она. И зря ты улыбаешься!

- И где же этому учат? - всё также вцепившись в мою руку, спросила Рита.

- Мне мама показала. Хочешь, я сейчас узнаю, где твой бывший муж? - предательски сощурилась моя соседка. Браво, неплохой ход!

- Не больно - то хотелось! - фыркнула та, покосившись на меня.

- Ну, в каком году ты замуж выйдешь?

- И за кого! - ехидно добавила Оксана, агрессивно крутя кофемолку.

- Всё, ладно, сосредоточились! Положите пальцы на блюдце! - Вера со знанием дела положила блюдце на центр круга и дотронулась до него. Мы тоже протянули руки, и наши силуэты бросили зловещие тени от мерцающей свечи.

- Надо ещё форточку открыть! Оксана, открой! Соблюдайте тишину! - Вера закрыла глаза и тихо произнесла:

- Мой ангел-хранитель, позволь мне пообщаться с духом... Платона. И сохрани меня от лукавых и злых духов! Помоги мне! Аминь!

Я сидел и видел себя как бы со стороны. Взрослый мужик, 40 годов, с вытянутыми руками сидит перед блюдцем и ждёт ...Платона! Господи, откуда она его взяла? И это "аминь"? Из молитвы. Главное, не рассмеяться!

Но самое интересное, что через пару минут, когда уже стала затекать спина от неудобного положения, блюдце зашевелилось и поползло по кругу!

- Я - медиум! Дух, если ты пришёл - скажи "да "! - торжественно приказала Вера, и блюдце поползло к сектору, на котором было написано "да". Только сейчас я заметил, что на блюдце фломастером была нарисована стрелка. Именно этой стрелкой она и уперлась в слово "да".

- Вот, контакт найден, - невозмутимо продолжала Вера, - не отрывайте руки от блюдца - сейчас оно привыкнет и пойдёт быстрее. Скажи, сколько лет Антону? Пожалуйста! - приступила к делу гадалка, ехидно посмотрев на меня. Блюдце поползли к шкале цифр, и остановилось около"4", а затем показало "1".
Здорово, 41 год я отпраздновал всего 2 месяца назад и Вера знать этого не могла!

- Мой финансовый отчёт..., я его правильно составила? – Риту, очевидно, интересовали более практичные вещи. Блюдце подползло к слову "нет".

- Вот, чёрт! - вырвалось у Риты. Блюдце замерло, а потом стало медленно выходить из круга.

- Нельзя ругаться! - Вера отчаянно пыталась выправить ситуацию и спросила, наклонившись к столу: - Как зовут мою начальницу?

На этот раз стрелка медленно водила нас по кругу с буквами, как бы знакомясь и наконец, составила имя: И-р-и-н-а. И тут неожиданно комната вспыхнула ярким светом. Мы вздрогнули испугавшись. Я посмотрел на потолок, который был освещён фарами подъехавшей к подъезду машины.

- Это она приехала! - почему-то испуганно прошептала Вера. " Эффектное появление, как в кино" - подумал я, нелепо сидя с вытянутыми руками.

- Тихо, сейчас...- немного помедлив, Вера сказала: - Спасибо, дух, до свиданья! Не убирайте руки!

Мы заворожено следили как блюдце, медленно подползло к краю стола и остановилось. Фары за окном погасли, чирикнула сигнализация, и почти сразу ожил домофон.

Я встал из-за стола с ужасным желанием сейчас же пойти и вымыть руки с мылом. С ожесточением намыливая ладони в ванной комнате, тогда я и не подозревал, что таким образом выполняю одно совершенно верное пост магическое упражнение - смыть проточной водой " грязную" потустороннюю энергетику. Слышались весёлые женские голоса, мне же было неприятно чувствовать себя, как будто я спрятался в ванной. Поэтому пригладил мокрыми руками волосы, скептически оглядел свою " гавайскую" фигуру в зеркале и вышел в прихожую.

И тут это произошло. Я встретился с ней глазами, в голове у меня что-то щелкнуло, все движения как бы замедлились, звук пропал и я действовал как робот, совершенно не контролируя себя. Моя глупая улыбка так и застыла у меня на лице, я как загипнотизированный смотрел ей в глаза.

Очнулся только тогда, когда она с силой пыталась вытянуть свою руку из моей и в её глазах был заметен испуг. Кажется, в психиатрии такое состояние называется " ступор". Я видел, как раскрываются её губы, но слов не слышал. Очевидно, она что-то спрашивала. Лица у девушек были тоже встревожены, и они подозрительно смотрели на меня. Я сглотнул слюну и промямлил:

- Извините, ...Антон!

- Я тебя уже представила! - Вера недоуменно покашляла. Скорее всего, этот провал в памяти у меня был продолжительный. Я энергично потер ладони (приём быстро приводит энергетику в порядок) и чуть было по- хозяйски, не сделал приглашающий жест гостье пройти в комнату. Ирина ещё раз недоверчиво посмотрела на меня и чему-то улыбнулась про себя.

Как случилось, что эта высокая красивая женщина с русыми волосами, так вышибла меня из седла, я так и не понял. За свои 40 лет я видел таких потрясающе красивых женщин, которые производили такое впечатление, что находился рядом с ними, было совершенно невозможно. Но здесь что-то другое. Серые глаза светились необыкновенной теплотой и притягивали как магнитом. Язык словно онемел. Я просто молча смотрел на неё, как бы впитывая всю.

Тем временем Ирина одним взглядом оценила всё происходящее до неё в комнате. Мне показалось, что по её телу пробежал электрический разряд. Она закрыла глаза ладонью, отвернулась от стола и почему-то посмотрела на меня:

- Антон, мне сказали, что вы серьёзный инженер-энергетик, а вы....

Я поймал себя на том, что смотрю на её губы и, наверное, покраснел. Сказать было нечего, и я растерянно посмотрел на Веру. Чёрная свеча ещё дымилась и весь этот буквенный " циферблат" смотрелся просто глупо. Вера метнулась к столику, быстро свернула афишу, наступив при этом на упавшее под стол блюдце. Оно громко хрустнуло. Девушка побледнела и прижала ладонь ко рту. Медленно стала собирать осколки в пакетик и, отвернувшись, перекрестилась. Все чувствовали себя неловко.

- Ой, девчонки, я же торт в машине забыла! - Ира хотела как-то разрядить обстановку и улыбнулась, - Я сейчас!

Вера ушла на кухню, о чём-то задумавшись. Мне же хотелось, как можно быстрее привести свои мысли в порядок, а девушки расставляли мебель и накрывали на стол - словом, атмосфера потихоньку налаживалась.


ПЕРВАЯ ЛУННАЯ НОЧЬ


Я лежал на диване, и, не мигая смотрел на круглую и большую Луну. Она была низко (вот жалко, что нет телескопа, никогда не смотрел на ночное небо, купить что ли?). Идиотская счастливая улыбка словно приклеилась ко мне. Вспомнилось, что точно с такой улыбкой я ходил в 8 классе, когда влюбился в девочку из параллельного класса, которая только что переехала из другого города. Ровно неделю улыбался как дурак, пока мне не рассказали, что видели, как она целуется в подъезде с моим другом. Значит, выходит я влюбился. Ну да, и этот шум в ушах, и замедленное движение, весь этот ступор, объяснялся только так! Странно, я- то уже думал, что этого со мной больше никогда не случиться. И что же теперь делать? Я лежал, смотрел на Луну в окне, и мне было удивительно хорошо и спокойно. Давно не было так здорово хорошо, прямо удивительно!

Всё- таки как непростительно глупо я наверно выглядел со стороны! Конечно, моё состояние заметили и девушки. Отвечал невпопад, если вообще слышал, постоянно прятал глаза и ещё эта улыбка шизофреника! И все равно - хорошо!

В дверь тихонько поскреблись. Верка. Тоже не спит. А что, стуков сегодня нет или я не слышу замечтавшись? Пошел, открыл дверь. Вера в пижаме, лохматая, протиснулась мимо, жалобно поглядывая на меня:

- Спишь? Я хотела книжку найти, у этой, наверное, есть, - кивнула она на афишу.

-Что за книжка? - сочувственно спросил я, поглядывая на её забинтованный палец. Когда мы с гостями пили чай с тортом, Вера полезла под стол, нашла осколок блюдца, и он воткнулся ей в палец. Никогда не видел, чтобы кровь так сильно лилась из пальца - как будто из вены! Пока нашли бинт, я салфеткой зажимал рану, но остановить кровь не удавалось, мне даже подумалось, что без "скорой" уже не обойтись. Только Ирина спокойно подошла к Вере, подняла её руку вверх и согнула запястье. Теперь же бедняжка прижимала руку к себе и жалобно скулила:

- Книжку надо найти, что с этими осколками от блюдца делать, - морщилась она, перебирая книги на полке. - Всё не так просто!

Я вспомнил, как она ползала на коленях под столиком и оттолкнула Оксану с веником и совком, собирая осколки в полиэтиленовый пакет.

- Их надо то ли закопать, то ли в реку выбросить - точно не помню. А у мамы телефон не отвечает. Завтра поеду на дачу, навещу! – она, наконец, выбрала книгу " Оккультизм и магия" и сунула её подмышку.

- Надо же, как с этим гаданием получилось! - досадливо поморщилась она, - И всё из-за меня!

- А что ты у этого Платона спросить- то хотела? - улыбнулся я ей.

Вера вздохнула и положила голову мне на плечо:

- Да сон мне приснился странный. Муж подходит ко мне и спрашивает: "Что ты, уже не ждёшь меня?". Ну я и хотела спросить - что с ним и где он ? Может его уже и в живых нет? - она тревожно посмотрела мне в глаза.

- И ты думаешь, тебе бы ответили?

- Не знаю, наверное...- она опять вздохнула и добавила:

- А Ире ты понравился, хоть она и ругалась!

Да, нам всем досталось за Верино любопытство! Ирина сначала назвала это ребячеством, но постепенно распаляясь, стала объяснять, что это не просто любопытство - " Мерзость перед Богом - так это называется в Библии то, чем вы занимались!" - гневно говорила она.

- Чей дух вы спрашивали и о чём? Подумайте об этом! Это не просто глупость, это оскорбление Святого Духа и за это можно понести серьёзное наказание, об этом не раз предупреждает Священное Писание! - щёки её раскраснелись, волосы падали на высокий лоб, глаза светились умом и прямотой человека, не умеющего кривить душой. Я, чтобы не попасть под горячую руку, наклонился над Верой и поливал палец перекисью водорода, как будто это была живая вода.

В общем, еле отбились - отшутились. Книжка хлопнулась на пол. А Вера тихо посапывала у меня на плече, по-детски приоткрыв рот. Пришлось тихонько уложить её на диване, стало жалко будить. Я прихватил упавшую книгу и забрал на кухню, всё равно сна не было ни в одном глазу.
При подсвеченном аквариуме окно с пятнистой луной и мигающим "Космосом" на песчаном пустыре, создавало нереально неземную картинку. Я сел у подоконника, закурил сигарету и полистал книгу. Где-то посередине наткнулся на раздел " Спиритизм" и вскользь пробежал текст. Ого…!

" Первая материализация полной человеческой фигуры в Европе была получена в 1873 году медиумом Флоренсою Кук, у которой явилась знаменитая Кэтти Кинг. Она была осязаема..."

Когда сигарета обожгла пальцы, я уже знал, что спиритизм - это не так забавно. А через полчаса мне было уже известно, что перед вызовом духа нужно молиться Богу и просить о защите от злых духов. В основном все ссылки вели к книге Аллана Кардека " Книга медиума". Пришлось при свете торшера полазить по полкам и найти пару книг Кардека. Прокрался на кухню и сел за стол..
.
Утро встретило меня звяканьем посуды, солнечным светом, запахом кофе и нежным голоском, весело напевающим:

Жил отважный капитан
Он объездил много стран
И не раз он бороздил океан
Раз пятнадцать он тонул
Погибал среди а-ку-л!

Я открыл глаза, улыбнулся и допел:

- Но, ни разу даже глазом не моргнул! - мой баритон желал лучшего.

Верка завизжала и захлопала в ладоши:

-А я думала, ты не вспомнишь! Просыпаюсь - где я? Выхожу на кухню, а ты дрыхнешь на книжках! - она довольно смотрела на меня.

- Да так, зачитался! - я потянулся, в шее что-то хрустнуло, - Который час, ты на работу не опоздаешь? - озабоченность была мне к лицу.

- Не ты, а мы! Ты разве не помнишь, что обещал Ирине Александровне прийти в парк и посмотреть колесо обозрений? - Вера прищурила глаз и держала горячий чайник в руке.

- Сахара нет. Не помню, мне кажется, что ты это сама придумала! - я повернулся к аквариуму. Рыбка Аука терлась фиолетовым боком о стекло и просила есть, хлопая губами.

- Может мне, и послышались - согласилась Верка и убежала к себе. Вернулась она через минуту - уже накрашенная, с пакетом сахарного песка и тарелкой вчерашнего торта.

- Ладно, всё равно от тебя не выспавшегося толку нету никакого! Скажу, что сильно занят. А ты, когда выспишься, сам сходи и посмотри. Помнишь же, где оно? - спросила она, вытирая рот от крема. Огромное колесо моего детства стояло в середине парка и деться никуда не могло, разве что могло стать меньше размером. Я согласно кивнул и с чашкой кофе побрел к дивану.
Солнечный свет, бормочущий телевизор, музыка за стеной - всё это никак не настраивало меня на проверку - медиум ли я? А с афиши насмешливо смотрела хозяйка квартиры - что слабо? Что если просто взять лист ватмана, фломастер, вызвать духа и пусть пишет моей рукой? Как это у них называется - пневмография? Ну, как то так... Я посидел ещё и подумал, что сделать это всё- таки ночью, в тишине. Да, так будет лучше!

Я медленно проваливался в сон, когда зазвонил телефон.

- Ты где? - коротко спросил Сашкин голос.

- Дома, - так же коротко ответил я.

- Надо встретиться, дело есть, сможешь?

- Оружие брать? - попытался разговорить я " Ватсона". Если честно, ехать никуда не хотелось, ни в парк, смотреть старый аттракцион, не встречаться с Сашкой. Но делать нечего, отдыхать, наверное, сегодня не придётся.

Дверь в ИЧП ,ДОКТОР ВАТСОН" была приоткрыта и я, стоя в подъезде, подслушал разговор:

- Если хотите быстро, то лучше сделать натяжные потолки, выйдет дороже конечно, но будет солиднее. Посмотрите каталог освещения - это тоже важно. Ну и советую пообщаться с нашим дизайнером, - слышался солидный голос за дверью. Я вышел на улицу и набрал номер Саши.

- Если что, я у подъезда...- ответ ввёл меня в замешательство.

- Будьте добры, внимательно осмотритесь по сторонам!

Что он имел ввиду, говоря это? Я отошёл от подъезда, достал сигареты и прикуривая посмотрел по сторонам. Ничего необычного, двор как двор. На лавочке сидели две старушки, пацаны откручивают колесо велосипеда, у соседнего подъезда стоит синяя" Газель" с надписью " ПОЧТА РОССИИ"- наверно газеты разгружают... Из кустов вылез здоровый рыжий кот с воробьем в зубах. Жёлтые глаза довольно прищуривались и морда у него была в крови. Се ля ви! Я пробежал взглядом по балконам, мельком глянул на "Газель" и собирался уже заходить в подъезд, как что-то меня остановило. Стоп! Я узнал водителя - этот подбородок, разделённый посередине ямочкой! Точно такой характерный подбородок был у того шофера строительной "Газели", которая стояла вчера у моего подъезда! Сейчас этот парень спокойно сидел и смотрел на меня. В моей голове медленно прокручивались различные варианты. А ведь я мог и ошибаться, тоже нашёлся Шерлок Холмс! Что, подойти спросить документы? А если я не ошибаюсь, то тогда просто спугну их. Не знаю, откуда что взялось, но я медленно развернулся и со скучающим видом зашёл в подъезд соседнего дома, поднялся на третий этаж и оттуда стал наблюдать за машиной и Сашкиным подъездом. Через пару минут из подъезда вышел невысокий крепкий мужчина с кожаным портфелем, вытер лицо носовым платком, посмотрел на часы и неторопливо направился в сторону автобусной остановки. В это же время дверца " "Газели" открылась и из неё выскочила худенькая девушка в белом спортивном костюме "Адидас".
"ПОЧТА РОССИИ" выпустив клуб выхлопного дыма, отъехала от дома. Мне ничего не оставалось, как спуститься со своего наблюдательного пункта и весело насвистывая проскочить к Сашке.

Войдя в квартиру, я увидел его и застыл на пороге. Теплов держал в руках какой-то хитрый прибор с антенной и мигающими лампочками, посмотрел на меня и, приложив палец к губам, сказал уверенным голосом:

- Добрый день! Проходите, присаживайтесь. Я просмотрел ваше дело и у меня возникли некоторые вопросы... Прежде всего, по оплате, - он нагнулся над столом и что-то написал на бумажке. Подошёл ко мне и показал: " Нас прослушивают. Уходим»

Я посмотрел в окно. Метрах в пяти от окна, на маленькой асфальтированной площадке с разноцветными лавочками бодро подпрыгивает худенькая девушка в белом спортивном костюме "Адидас", беззвучно открывая рот, очевидно подпевая кому-то. Кто пел в одетых на голову наушниках. Так всем казалось со стороны. И мне бы так казалось, если бы я не видел её, выпрыгивающей из машины. Я показал пальцем Сашке на нее и многозначительно ухмыльнулся. Тот нахмурился, достал какие-то бумаги из сейфа и громко сказал:

- Мне кажется, что лучше всего нам будет обговорить все детали на месте, не возражаете?- и, ухватив меня за рукав, вывел из офиса.


ЗАВИСШЕЕ КОЛЕСО.


Я еле успевал за Сашей, куда - то спешившим и совершенно не обращавшим на меня внимания.

- Ты меня, зачем позвал?- все- таки прервал я молчание и придержал его за рукав. Сашка посмотрел на меня, словно только что увидел и, пригладив вспотевшие волосы, ответил:

- Да я хотел, чтобы ты вместо меня переговорил с этим подрядчиком, а я бы за ним проследил. Но он почему-то очень быстро появился, как-будто за дверью стоял. Ты что-нибудь заметил?

Ничего не скажешь, своевременный вопрос. Я подробно изложил всё, что успел увидеть:

- Стопроцентной гарантии у меня нет, но у меня феноменальная память на лица! Помню в армии, наш взвод шёл строем в столовую, а навстречу шла другая рота соседней части. Представляешь, и тут я вижу здоровенного толстого парня, рыжего с конопушками и оттопыренными ушами, и он ещё лыбиться придурошно. Мы прошли, а я думаю, где же я его видел? И представляешь, через полчаса всё равно вспомнил - мы с ним в один детский сад ходили! Через пятнадцать лет узнал! Даже вспомнил, как зовут - Мишка! Так я пошёл, нашёл его и спросил, точно он из нашего детсада?! Вот он удивился! Правда, меня он не помнил, мы тогда все одинаковые были - уши, чёлочки, штанишки. Так что вряд ли я ошибся с этим парнем. И девушка эта, с наушниками... В общем, смотри сам Шерлок! Только, раз уж я начал на тебя работать, неплохо было бы узнать суть дела! Куда мы идём, в конце концов? - я стал уже нервничать.

За домом, на площадке музыкальной школы стояла запыленная темно- зелёная "девятка" Теплова, куда мы и залезли.

- Машину можно помыть, - глубокомысленно протянул я
.
- Можно, но не нужно, - так - же глубокомысленно продолжил Сашка. - Так она незаметнее.

- Ага, цвет - "сухой асфальт". Давай в парк заедем, у меня там дело, заодно и поговорим без прослушки, а? - наконец вставил я дельное предложение. Сашка не с первого раза вставил ключ и нервно завёл машину. Да, пожалуй, нервы у него, правда, барахлили.

До парка от Сашкиного дома езды, было, минут десять, но мы добирались как - бы не полчаса. Теплов, кажется, больше смотрел в зеркало заднего вида, чем перед собой на дорогу. Мы заезжали в какие-то проходные дворы, проскакивали узкие арки, ехали и на красный свет. За все это время Сашка не произнёс ни слова, и только когда мы вошли под тенистые деревья парка, и вздохнули совсем другой воздух, воздух тишины и нашего детства, я заметил, как разгладились Сашкины морщины на лице и появилась слабая улыбка.

- Здорово, что ты меня сюда вытащил - не помню, когда вообще был в парке! Правда, правда! - он поднял руки вверх и потянулся с хрустом. Смеясь, сразу схватился за поясницу и, протерев носовым платком ближайшую лавочку с довольным видом, уселся, похлопав рукой рядом с собой:

- Ты знаешь, я даже не заметил, как стал заниматься этим делом. Просто обратил внимание на необычность этих квартирных краж, - Сашка неохотно стал рассказывать и одновременно рассматривал, что творится в густой траве у него под ногами.

- В один раз вывезли какую-то видеоаппаратуру, шмотки, немного денег. В другой уперли редкую библиотеку у одного профессора, он даже не смог точно пересчитать стоимость в денежном эквиваленте. Крали картины, драгоценности. А бывали случаи, что пропадали такие мелочи, что совершенно непонятно, зачем взламывали двери. Такое ощущение, что хотели просто сбить со следа, просто, чтобы уголовка была чем- то занята. Меня, вообще, заинтересовал один случай, поэтому я и стал копать! - Саша вытянул ноги и глубоко вздохнул, радуясь чистому пахнущему хвоей воздуху.

Я поднялся и медленно направился в сторону колеса обозрений, если я точно помнил, находилось оно где-то в середине парка. Сашка, сунув руки в карманы, побрел за мной, продолжая на ходу рассказывать.

- Мне позвонил один знакомый и попросил встретиться с..., ладно, обойдемся без фамилий, тем более, ты не знаешь, кто это такой! Но скажем так, это очень крутой человек, не только в нашем Городе. Так вот, у него украли коллекцию драгоценностей, которые он хранил дома в сейфе. Драгоценности пропали, причём не сработала сигнализация, замок не был взломан, не обнаружено никаких следов! Просто чудеса какие-то! Причём ключи от сейфа были, только у хозяина, плюс кодовый замок, вскрыть такой сейф практически невозможно. Тем не менее... Ой, смотри! - Сашка показал пальцем на дерево. На ветке уцепившись лапками сидела белка, уставившись на нас маленькими чёрными глазами, и казалось улыбалась. Лёгкий ветерок слегка шевелил её кисточки на ушах, зверек казалось, совсем не боялся двух упитанных, пахнущих городом мужиков. Поглазев минуту, махнула хвостом, она мгновенно исчезла на верхушке дерева. Сашка вздохнул:

- Надо же, белка! Никогда не видел живьём! А куда ты меня ведешь?- наконец опомнился он.

Пришлось сбивчиво поведать ему о колесе обозрений.

- Ну, а ты- то здесь причём, Антон? Тебе что, заняться нечем, ей богу как маленький! Есть специально обученные люди...

Признаться, что мне просто хотелось увидеть Ирину, я, конечно, не мог, глупость какая. Я вел его напрямую, свернув с асфальтированной дорожки, через кусты, просто по памяти. Большая поляна оказалась перед нами неожиданно, и мы остановились как вкопанные перед странной картиной. Две громадные махины как-будто сбежали из какого-то фантастического фильма. Особенно поражала парашютная вышка, сваренная из металла с палец толщиной, ржавая, мрачная башня давила своей высотой и мощью. Из-за неё колесо обозрений казалось тоненьким и хрупким и казалось, вот-вот упадёт. Ржавое, с облезшей краской, жалобно скрипевшее на лёгком ветре оно представляло жалкое зрелище. Не удивительно, что его хотели демонтировать. Мы подошли поближе, и я дотронулся до теплого металла. Сашка задумчиво огляделся по сторонам и присвистнул.

- Ну и что ты хочешь сделать? - насмешливо спросил он, скептически поглядев на меня.

- Пока не знаю, но что-нибудь придумаю.

- Когда собаке делать нечего… - начал он.

- Она чужие драгоценности ищет - жёстко оборвал я его и, не оборачиваясь, пошёл к центральному входу.

Сашка не обиделся и плелся сзади меня, глазея по сторонам. На месте старенького деревянного тира стояло длинное здание из тёмного стекла, а вместо большого неработающего фонтана из разноцветной мраморной крошки, который я так любил из-за живущих там жуков-плавунцов, таинственно поблескивало подводное сооружение из каких-то мало понятных труб.

- Цветомузыкальный фонтан, я был на открытии - пояснил всезнающий Александр.

Да, немного осталось из нашего детства! Неожиданно Сашка сильно дернул меня за рукав и вскрикнул в испуге. Я повернул голову и обомлел - на полянке паслись семейство кабанов! Я уже хотел бежать, здоровый кабан с детенышами, судя по телепередачам, сможет выпотрошить любого. Сашка шумно выдохнул:

- Ешкин кот! Это надо же!

Приглядевшись, и у меня отлегло от сердца. Семейство, слава богу, не хрюкало и не шевелилось! Искусно вырезанные зверушки были сделаны из деревянных чурбачков, а самец со страшными клыками, из здорового пня. Мы с Сашкой осторожно подошли поближе и с удивлением рассматривали резные скульптуры.

- Неплохая работа! Я здорово струхнул, - признался сыщик, поглаживая по шершавому боку маленького кабаненка. - Совсем как настоящий!

- Да, здорово придумано, а представь, какого детям? - согласился я.- Вот отчасти поэтому, я и хочу запустить колесо!

Сашка промолчал, и мы пошли дальше к центральной аллее парка. Я заметил, как много вокруг цветочных клумб с диковинными растениями, мне таких видеть не приходилось. Аккуратные дорожки чисто выметены, нигде не валялись окурки, фантики и прочий мусор, одним словом, чувствовалось, что у парка есть хозяин. Мы присели на скамейку под роскошной кудрявой липой и я, продолжая разговор, спросил:

- Я всё- таки не понял, а почему установили прослушку и самое главное кто?
Сашка задумчиво потер подбородок:

- Как я думаю, произошла утечка информации и очевидно, из нашего управления. Я обратил внимание на то, что несколько раз были ограблены квартиры тех, кто уехал отдыхать за границу по путевкам. Ну и решил сопоставить, через какие турагентства оформлялись эти путёвки, визы. Вот как раз после этого и началось шевеление! Я заметил слежку за машиной, участились телефонные звонки от неизвестных. Буквально пара дней нервотрепки! Ну да ладно, значит я, где- то в правильном направлении двигаюсь, а это уже хорошо! Теперь надо думать, как вычислить любопытных.

- Интересная у тебя работа, не боишься, голову сломать?

С этими разговорами мы подошли к небольшому скромному белому зданию администрации парка, скрывающимся за высокими голубыми елями. Мне одинаково не хотелось разговаривать с Ириной при Сашке, и также слабо представлял этот разговор наедине. Помог как ни странно Александр:

- Ну, что ты стоишь, как мешком пришибленный?

-Да, пойдём, я тебя с директором парка познакомлю – выходя из задумчивости, ответил я.

Войдя в офис, мы сразу наткнулись на Веру, тащившую куда-то толстую кипу бумаг. Она остановилась и испуганно вытаращила глаза:

- Ого!

-Здрасте!- радостно улыбнулся я.

- Ой, здравствуйте! Вы к Ирине Александровне? Я вас провожу!- она бросила бумаги на подоконник, схватила меня за рукав и потащила вверх по лестнице.

Перед тем как перешагнуть порог кабинета я глубоко вздохнул. Ирина сидела за столом, перебирая какие-то документы, и удивленно смотрела на двух вошедших мужчин.

Ясно, нас не ждали! Ну, Верка!

Наконец, посмотрев куда-то за наши спины, она улыбнулась и протянула мне руку. Век бы держал эту тёплую мягкую ладошку! Но тут вдруг откуда-то возник хорошо поставленный командный голос:

- Александр Викторович Теплов – директор сыскного бюро!
Гляди-ка, не частное охранное предприятие, а сыскное бюро! Люди растут прямо на глазах!
Я очнулся:

- Да вот, мой школьный товарищ Саша, прошу любить и жаловать!- как можно добрее представил я его. Господи, хорошо хоть он ей руку не поцеловал, но каблуками как будто щёлкнул.

- Присаживайтесь, пожалуйста! показала рукой на уютный мягкий уголок у большого окна.

Весь кабинет буквально утопал в цветах, казалось, растения росли прямо из стен, искусно переплетаясь друг с другом. Мы с Сашей с удивлением оглядывались по сторонам.

- Недавно приняли молодого специалиста, она просто помешана на цветах, невероятно!- понятливо объяснила Ирина, улыбаясь. – Я сама никак не привыкну, такое ощущение, что не я в своём кабинете, а пришла к ним в гости! Рассказывайте, с чем пришли?

Я посмотрел на Александра, тот не мигая, смотрел на женщину, словно гипнотизируя.

Ну, это мы уже проходили.

- На мой взгляд...- начал я. - Мы сейчас ходили, смотрели аттракцион, вернее аттракционы...- мы с Александром многозначительно переглянулись, причём было понятно, что он в полном недоумении от моих слов.

- Так вот, на мой взгляд, парашютную вышку нужно демонтировать в первую очередь. Она же у вас не рабочая? - продолжал я.

- Да, конечно, она давно сактирована, но на демонтаж у нас нет денег...- Ирина беспомощно развела руками, очевидно, это была больная тема.

- Я знаю один строительный кооператив, который скупил её у вас, как говориться "на корню" - подал свой авторитетный голос Сашка. - Сейчас такой металл - дефицит. Они её распилят на месте и вывезут, и вдобавок заплатят за металлолом.
Ирина недоверчиво посмотрела, почему-то на меня.

- Вот видите, на эти деньги вы можете купить краски для карусели - ободряюще заулыбался я.

Было заметно, как на лице Ирины начали разгораться её прекрасные глаза, на щеках выступил румянец, и губы растянулись в улыбке.

- Эх, вы , сказочники! Если бы это было так просто! Вы же видели, какая она страшная, как я буду на ней детей катать?

Боже мой, в этот момент она стала похожей на девчонку, у которой отобрали её любимую куклу, и до смерти захотелось ей её вернуть!
Очевидно, такое же желание возникло и у моего друга.

- Самое сложное, это, наверное, убрать ржавчину и покрасить заново - задумчиво заговорил он, внимательно разглядывая свои ногти, словно вспоминая, давно ли он делал маникюр. - Кстати, - теперь уже взгляд на меня, - помнишь Лешку Суслова? Он мастер спорта по альпинизму, и у него спортивная секция, где он и преподаёт. Сечешь?

- Секу...- неуверенно протянул я,- но ведь...

- Его я беру на себя!- уверенно закончил сыскарь.

Вы бы видели лицо Ирины!
В дверь коротко постучали, и на пороге появилась Рита. Сказать появилась - это ничего не сказать! Тонкое трикотажной платье настолько подчеркивало все контуры её тела, что я мысленно приказал себе, ни в коем случае, не смотреть на неё, когда она будет выходить. Сашка же в отличие от меня оказался в невыгодном положении - он видел Риту впервые и не смог совладать со своими глазами.

- Извините, Ирина Александровна! Я отчёт на подпись принесла...

- Оставьте у себя, я потом посмотрю, - директриса предусмотрительно подняла ладонь, не давая той пройти ближе. Маргарита улыбнулась, слегка кивнула мне головой и, не поворачиваясь спиной, закрыла за собой дверь. Интересно, она знала, что мы придем, или же она всегда так одеваться на работу?
Ну что ж, теперь мой выход.

- Ирина... Александровна, самое сложное в этом деле - это убедить комиссию, что аттракцион готов к эксплуатации! И абсолютно безопасен! А для этого необходимо провести испытания с увеличенной нагрузкой. Подготовьте всю документацию, какая есть, на это колесо обозрений, я посмотрю. Далее, у вас есть сварщик?

- Он в отпуске.

- А отозвать?- не унимался я.

- Он улетел на Сахалин, у него мать при смерти и я сама доставала билет на самолёт, по знакомству - Ирина развела руками.

- Также нужно сделать ревизию редуктора и всей мех части, заменить распределительный электрощит и щит управления, поставить киповскую защиту...

- Боже мой! - на Ирину было жалко смотреть.

- И я думаю, можно облегчить конструкцию, за счёт гондол - вот посмотрите, - я взял листок бумаги на столе и стал чертить, потом остановился. Кому я черчу, она что - механик? Сел на место и замолчал.

- Нужны люди - спецы, - поддержал меня Сашка.

И тут у меня перед глазами ярко промелькнула картинка - двор "Пентагона", столы с мужиками у "теремка"... Я улыбнулся:

- Мне пришла в голову одна идея, кажется, я нашёл спецов. Для этого мне нужна Вера! Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!


ВТОРАЯ ЛУННАЯ НОЧЬ.

Огромный пятиугольник дома засыпал. Нагретое за долгий жаркий день бетонное тело постепенно остывало, затихая от детских криков, смеха, ругани, и просто бессмысленной болтовни. Настало время вдумчивых диалогов, тихих споров, любовного лепета, и не только лепета.
Я же сидел за столиком в темноте, хотя этот полумрак назвать темнотой, назвать нельзя. Оранжевая луна висела в небе как огромный апельсин. Под рукой у меня лист ватмана, пальцы сжимают черный фломастер. Я просто свободно держу его, чуть касаясь кончиком бумаги. Молитва перед сеансом была короткая и сумбурная, в основном касалась моей безопасности от всякой непонятной нечисти, и сводилась к просьбе связать меня с каким-нибудь духом. Из прочитанной литературы я уже знал, что в принципе, вместо вызываемого Аристотеля, ко мне на встречу может заявиться Вася Пупкин, почивший в бозе в городе Конотопе в 1867 году в чине писаря.

Важен был сейчас только сам процесс - возможно ли писать за духа на бумаге и станет ли он отвечать? Занятно, не правда ли? Я, конечно, в это не верю, но…
Пытаюсь освободить голову от всех мыслей, от сегодняшних событий. Буду вызывать Наполеона! Его легче представить – круглое волевое лицо, строгий взгляд, чёлка на высоком лбу, во всяком случае, так его рисуют. Где-то я видел его портрет. Ну, Наполеон, дай хоть какой-нибудь знак! Я просто смотрю на тонкий кончик фломастера, прижатый к листу бумаги. Глаза стали чаще мигать и потихоньку закрываться. Наполеон, ау! Рука стала неметь без движения. Начала побаливать шея, спина. Что же я время не засёк? Нет, так долго я не протяну. Что это? Показалось? Кажется, фломастер пополз куда-то вниз и вбок.… Если бы поверхность стола была чуть наклонной, то расслабленная рука могла бы съезжать от усталости.
Я оторвал руку и приставил фломастер снова сверху, и чуть правее. Рука стала тяжелеть, прямо на глазах, наливалась свинцом, казалось, на плечо положили рельс. В ушах слышался шум прибоя от напряжения. Уже с полчаса, не меньше, я сидел за столиком. Фломастер нарисовал какой-то зигзаг и остановился. Ничего себе!

Левой рукой я взял зажигалку и зажёг свечу в стакане, который предусмотрительно, со вчерашнего дня, стоял на полу у дивана. Поставил стакан на стол, и свеча загадочно разбросила чёрные тени по стенам. Я уставился на бумагу. Полоса и загогулина. Я снова приложил фломастер на чистое место на листе и спросил:

-Дух, ты здесь?

Рука медленно поползла вниз, провела короткую черту и, не отрываясь, нарисовала треугольник. Мне стало ясно, что это уже не галлюцинация, это не просто рука съезжает. Стал быстро соображать - что делать дальше? По-прежнему плохо чувствовал руку. Наконец, до меня дошло:

-Если ты дух Наполеона, то нарисуй еще один треугольник!

По-моему, просто гениально! Фломастер легко и ровно нарисовал большой треугольник. Ого!

Тут я вспомнил Веру и как она, закончил сеанс:

-Спасибо, до свидания! Было приятно познакомиться. Давайте встретимся завтра!- по рекомендациям спиритов разговаривать с духами нужно вежливо, они жутко обидчивы. И сеансы проводить лучше в одно и то же время. Всё это я прочитал в «КНИГЕ МЕДИУМОВ».

Я сидел и заторможено рассматривал треугольники. Рука стала покалывать и легонько дрожать. Фломастер выпал и покатился по столу. Я подержал ладонь над горящей свечой. Надо же – получилось! Меня захлестнул азарт, мысли забегали. Раз они ответили, значит… Теперь надо научить их писать! Нет, тут нужно осторожно, не торопись Антон! Лучше всего посоветоваться со Световидом, вот что!

Я задул свечу, разделся и лёг. Вдруг, ни с того ни с сего стал зевать. Раз за разом – не останавливаясь. Глаза стали слипаться, и я провалился в темноту.

Утром разбудил меня телефон. Я посмотрел на дисплей - высвечивается Сашкин номер. Чего в такую рань?

- Старичок, слушай, что я придумал насчет встречи одноклассников! Я обзвоню всех, в смысле кто есть живые в Городе, и в субботу все выедем на Лосиный остров! Я на неделе смотаюсь туда – посмотрю, что там, и как, подготовлю всё как положено. А в субботу утром выедем катером, и с ночевкой отдохнём по-божески! Здорово придумал?- радостно спросил он. Чувствовалось, что ему самому эта идея по душе, да и я в предвкушении такой «маёвки» довольно улыбнулся.

- Молодец, Саша! Продумай, пожалуйста, всё до мелочей, на меня в любой момент рассчитывай – у нас ещё целая неделя впереди! Да, слушай, пригласи обязательно Комиссара - скажи моя личная просьба, понял? Звони, не теряйся!

Разговор с Сашкой взбодрил меня. В памяти сразу всплыло, как мы с классом после выпускного, выехали на Лосиный остров. Это довольно большой остров на реке, вдалеке от Города, считался рыбачьим, и добраться туда можно было только моторками. Там стояли небольшие деревянные домики рыбаков, которые на выходные приезжали сюда, и туристов не жаловали. Но Сашкин отец был какой-то «шишкой « в ОСВОДе и мы плыли на остров тремя моторными лодками и катером. Удивительная вещь память – до сих пор помню, что лодки назывались «Прогресс», а моторы «Вихрь»!
Девчонки визжали от попадавших на них брызг, а вообще было здорово - никто никогда на лодках с мотором не катался. Лосиным остров назывался потому, что там жили лоси. Остров был большой и лишь иногда веснами затоплялся водой. Для нас горожан попасть на остров было уже приключением, а ночевать одним, без взрослых, на безлюдном острове…
Одним словом, остров остался в моей памяти, да и не только моей, ярким воспоминанием.
Ну что же, день начался на позитиве, теперь никто бы не испортил его! Пожалуй, лучше всего выйти на улицу. Я быстро оделся, и как можно тише захлопнул дверь.


ПОШЛА, МАССОВКА!


А здесь шёл дождь, вернее накрапывал и, судя по напрочь серому небу, перемены не предвиделось. С другой стороны хорошо - потрескавшаяся земля жадно впитывала живительную воду, заранее предчувствуя, еще более знойный август. Световида я увидел сидевшим за своим столиком, под зонтом, теперь уже не солнечным. Он что-то писал в пухлом блокноте, время от времени как школьник, покусывая авторучку. Я решил пока не говорить ему о своих опытах с духами, вопросов и без того хватало. Тихонько покашлял:

- Доброе утро, Световид!

-Никакое оно не доброе, а скорее наоборот - отозвался он, даже не взглянув на меня, очевидно заметив мою фигуру ещё издалека.

-Почему? Дождь сегодня мне, например, нравиться - не так расплавленным асфальтом воняет.

- Тучи сгущаются, юноша, - ответил он, закрывая блокнот (когда он перестанет работать под старика?) - Нечисть выползает! Вы можете мне помочь, Антон, в одном рискованном и опасном деле?

Я поёжился. Теперь мне стало как- то нешуточно страшновато влезать в эти не очень понятные мне, но серьёзные "дела".

- Ну, попробую..., - ответил я неохотно.

-Я сегодня собрался в поход, тут не очень далеко, километров пять-семь от Города, надо осмотреть один объект. Мы туда идём с товарищем, он учёный, и мне хотелось бы иметь рядом кого-нибудь смелого и решительного - на всякий случай! - сказал Световид без тени улыбки, смотря поверх моей головы.

Ха, нашёл " смелого и решительного"! Видел бы он, как я выскакивал из подвала, услышав звонок! Но и отказываться было как-то неудобно.

- Хорошо, могу сходить посмотреть, я ничем особо и не занят - отпуск!

- Ну, вот и славно! - Световид заметно повеселел, отчего мне стало ясно, что проблема действительно была серьёзной. - Так ты с чем ко мне?

- Да так...

- Антон, ещё не один человек не подходил ко мне просто так... поздороваться! Рассказывай!

Я, как мог, скомкано рассказал ему о разговоре во "ВСТРЕЧЕ" с этим длинноволосым мужиком. Световид заулыбался довольно, снял очки и вытер глаза:

- Ты смотри, я думал - это байки, а оказывается правда! - рассмеялся он.
-Значит, "НЕКРОНОМИКОН" в человеческой коже у них? - он хлопнул ладошкой по коленке. - Сумасшедший поэт-араб, седьмой век?!

Чем больше он говорил, тем больше смех разбирал его:

- Китаб аль Азиф! И ты поверил? Красавцы! Ох, Антон, рассмешил! Видеть бы мне эту сцену - ты, наверное, слушал его, раскрыв рот! Он встал, потирая поясницу.- Это сказки, Антон, для таких вот доверчивых людей, как ты. А на самом деле весь этот "НЕКРОНОМИКОН» придумал и написал, признаюсь, очень талантливый писатель, американец Говард Лавкрафт, в году так 1923, если мне не изменяет память. Так что, Филет, в 7 веке, никак не мог перевести его с арабского. Но какого придумано, особенно если бы прочитал этот " НЕКРОМИКОН"!
Я не поверил своим ушам - так лопухнуться! А может, и сам сатанистов верил в то, что рассказывал?

- Вот так, Антон, людей и приводят в секты, используя их неграмотность, веру. Добавить ещё пару - тройку "говорящих гробов", ещё несколько подобных фокусов - и готово дело!

- А мальчик?

- Какой мальчик? - Световид заинтересованно положил руку мне на плечо. Я рассказал о том, как приехал, как зашёл во "Встречу", про мальчика с матерью, про вилку и "приперся"

- Значит, это правда...- Световид задумался и помрачнел.

- Что, правда? - не отставал я.

- Про этого одержимого мне уже рассказывали, он не просто одержим - бесов можно изгонять. Он сам может вызывать эту нечисть, и ею руководить. За ним стоят сильные духи...- Световид разговаривал сам с собой, перебирая пальцами какие-то странные чётки. Потом посмотрел на меня:

- Да, сегодняшний рейд, наверное, с этим и связан. Так ты говоришь, с ними можно встретиться?

- Ну да, через буфетчицу.

- Ладно, буфетами займемся потом. Слушай, ты не мог бы купить метров сто крепкого капронового шнура и мощный фонарь? У меня дел невпроворот, а в 15-30 у нас сбор вот на этом месте?! Ну?

-Сделаю! - по-солдатски коротко ответил я, и шагнул под тёплый дождь.

Через час, немного зачумлённый от толкучек этого странного " КОСМОСа", я вернулся, снаряжённый мотком альпинистского шнура, мощным прожектором и брезентовой штормовкой. Внутри меня разгорался какой-то охотничий азарт, хотя Световид не был похож на охотника, а скорее на искателя приключений. Надо будет не забыть одеть его оберёг от лярв! Что за "лярвы" - кто такие?

В назначенное время у "Теремка", я увидел щупленького невысокого мужичка интеллигентного вида, но одетого так нелепо, что сразу было понятно, что это и есть напарник Световида. Теперь я понял, почему он пригласил меня - " смелого и решительного". По сравнению с этим " ботаником" я таким и был. Световид опять появился неожиданно, и опять как бы ниоткуда, доставая из кармана ключи. Он поздоровался с незнакомцем и представил его:

- Вот, Антон, перед тобой настоящий историк, археолог, член-корреспондент Академии наук...

Член-корреспондент досадливо поморщился, протянул руку и неожиданно басом сказал:

- Зовите меня Борисом, потом познакомимся поближе, если живы останемся!

"Хорошая шутка"- подумал я, пожимая его руку, но судя по дёрнувшейся щеке Световида, она ему не понравилась. Мы сели в "Вольво" Световида и выехали за город. Темнеющий сосновый бор в такую пасмурную погоду, выглядел довольно мрачновато, и сидя в машине, мы молча смотрели на мелькавшие туда-сюда "дворники".

- Боря, введи Антона в курс дела, разработаем пока план, - сказал Световид.

- Нет, лучше ты, а я дополню, если что не ясно,- заёрзал на заднем сиденье "историк".

- Ну ладно, с чего лучше начать?- медленно заговорил Световид, одевая на голову бейсболку с прикреплённым на козырьке маленьким фонариком.- Суть в том, что стали пропадать люди - немного, но странно...- он покосился на меня. - Туристы, дети, грибники - в общем, случайные люди, никакой связи. Заявления в полицию поступают - они работают, но никаких зацепок...

Я почему-то сразу подумал о Сашке - его растерянный вид, задумчивые глаза и странное поведение.

- Короче, чтобы тебе было яснее, - продолжал Световид, - По моим данным, люди пропадают где-то здесь, в этом районе, - он ткнул пальцем вперёд. - Несколько раз люди видели на поляне кирпичные низкие башни, в виде военных пулемётных дотов. По историческим данным, - он кивнул головой на заднее сиденье, - в этом районе немцы во время войны строили какой-то подземный объект. Потом военнопленных расстреляли, а объект стали строго охранять. Более подробных сведений нет. Так, Борис?

Тот пошелестел какими-то бумагами и добавил:

- После войны объект найти не удалось. Считается - ушёл в торф. Здесь торфяные залежи вокруг - горят каждый год. Существуют подземные пустоты, - закончил он негромко.

- А эти башни с амбразурами видели на песке, в лесу. Причём, на другой день их уже не было. И никаких следов,- задумчиво продолжил Световид. - Какие соображения, Антон?

- Мираж, например...- предположил я.

- Молодец, только миражи бывают в пустыне, а дзоты эти видели только в пасмурную погоду. Они их даже трогали - всё настоящее. Изъеденные временем кирпичи, - продолжая говорить Световид, достал из-под сиденья монтировку.

- Ну, так вот, а теперь мы хотим найти и посмотреть - что же это такое! - решительно закончил он.

- Так надо было взять с собой того, кто их видел - пусть покажут, где это, - логично предложил я.

- Эти люди тоже пропали, как я думаю - тоже решили посмотреть, что это такое... - выжидательно посмотрел на меня Световид.

Что-то нехорошее поползло у меня по коже.

- Боишься? - прямо спросил он.

- Может, пусть этим занимаются специалисты? - пошёл я на попятную.

- А мы по твоему кто?- смелый голос за спиной не прибавил мне бодрости.

- Ну, пошли... я-то что,- стал я медленно вылезать из машины, прихватив с собой моток троса и прожектор.

Под мохнатыми лапами елей дождя не было, и мы гуськом побрели по утоптанной тропинке в чащу леса. Метров через сто деревья расступились, и мы оказались на красивой травянистой поляне, как из сказки. Но услышанная мной информация не давала спокойствия, и я нервно оглядывался по сторонам, намереваясь кого-то увидеть. Но вот кого? Хоть бы знать приблизительно, кого бояться!

- Башни были на песке, - на ходу бросил Световид и пошёл дальше. Чтобы разрядить напряжённость я спросил у идущего рядом Бориса:

- А вы, правда, археолог?

- Да. Это моя основная специальность, - несколько расслабился он, и посмотрел на меня. - А что?
- Да вот, хотел
поинтересоваться. Вы не слышали об археологической экспедиции в Египет, на поиски города... - я усиленно копался в памяти, но всё-таки вспомнил. - Город Ахатенон. Он был столицей Египта, при каком-то фараоне...?

- Аменхотепе.

- Нет, того звали совсем по- другому, я забыл, но похоже на город.

-Правильно, он называл себя Эхнатон. Это было в 14 веке до нашей эры, - закивал Борис. Я, если честно, был поражён, так точно знать и помнить такие данные навскидку мог только историк. - Этот город был чудесный,- голос у Бориса потеплел, и чувствовалось, что ему доставляло удовольствие рассказывать. - Там был огромный храм Атона - египетского бога, которого и придумал Аменхотеп. Он ввёл поклонение ему во всём Египте, и отменил всех других богов. И назвал себя сыном бога - Эхнатон. Женой у него была Нефертити, ей он тоже построил прекрасный дворец. Весь город был построен всего за три года, на пустом месте. Представляете, сколько трудилось рабов? Причём, одни евреи. А насчёт раскопок... Искать Ататенон не надо - это место сейчас называется Эль-Амарны. Насколько я знаю, никаких экспедиций в этом районе нет. Правительство Египта крайне негативно относится к любым вторжениям иностранцев в их историю. Нужно иметь невероятные связи, чтобы там что-нибудь выкопать. Я уже не говорю про пирамиды...

И кустов показалась голова Световида:

- Тише вы, египтологи, кажется , я нашёл! - и опять исчез. Мы потихоньку, раздвигая ветки, полезли за ним. Из-за стволов сосен была видна большая поляна с песчаным пригорком, а на нём просматривалась кирпичная квадратная башня с продольными щелями.

- Скорее, похоже на вентиляционную шахту - задумчиво предположил Световид.

- Да, кирпичных дзотов не бывает - авторитетно поддакнул Борис.

-Засеките время, Антон, привяжите верёвку к дереву потолще, - Световид полез в свой рюкзак. Я выбрал сосну помощнее и на всякий случай завязал с десяток разных узлов. Посмотрел на время - 16-10. Когда я вернулся, на поясе у Световида висел большой охотничий нож, а Борис крутил в руке сапёрную лопатку. Мне досталось новое чёрное мачете, с хищно зазубренным лезвием.

- Я иду первым, за мной Борис, Антон замыкающий, - в голосе Световида чувствовались командирские нотки, вид у него сосредоточенный. - Никуда не отходить друг от друга, что бы ни случилось - слушать только меня! Антон, дайте свой прожектор, следите внимательно за тылом... опасность может быть везде. Наша задача - произвести разведку, не более. Ещё раз предупреждаю, риск большой - пропадают люди, и не только дети. Вот посмотрите,- он показал на цепочку следов, ведущей к кирпичной кладке. Следы были маленькие, явно детские, и не сегодняшние. Дождь слегка размыл их.

- Неделю назад, недалеко отсюда пропал мальчик- 12 лет, Никита Калмыков,- Световид читал по записной книжке. - Компания выехала на уик-энд - шашлыки, спиртное - всё как обычно. Кинулись - пацана нет. Звали, искали - всё безрезультатно. Обратились в полицию, те к военным. Батальон солдат прочесал весь этот район - никаких следов. Оформили похищение, теперь ищут. Как вы думаете, могли они пропустить эту вышку? Её просто не было на этом месте!

Световид взял моток верёвки и медленно пошёл вперёд. Мне же пришло в голову подобрать здоровую ветку и обломать на ней сучки. Повертел в руках - неплохой посох, как у монахов Шао Линя. Мы медленно взобрались на пригорок к кирпичной кладке. Часть кирпичей была разобрана, и они валялись рядом, присыпанные песком. Я засунул голову в проём и осторожно заглянул внутрь. Внизу была небольшая оштукатуренная комната, на бетонном полу между обломками кирпичей были заметны детские следы, уходящие к лестнице. Тёмный лестничный марш уходил вниз. Никаких надписей или указателей не заметно. И ещё настораживал какой-то сладковатый и незнакомый запах.

- Ну что? - Световид достал из кармана мобильник и показал тёмный экран. - В таких местах средства связи и другие приборы не работают. Я достал свой телефон - точно.

И тут мы услышали слабый детский голос:

- Спасите!... Помогите!...Спасите!

Мы посмотрели друг на друга - значит, не показалось. Я отдал прожектор Световиду, перекинул мачете на ремешке за спину, и собрался было прыгнуть вниз. Но вовремя вспомнил слова "старшего". Световид сбросил вниз шнур, и неуклюже, с рюкзаком за плечами, протиснулся в щель
.
- Спускайтесь! Антон, осмотритесь по сторонам, и потяни верёвку!

Я спустился последним, огляделся и провёл рукой по стене. Гладкая плотная бетонная поверхность напомнила мне, что гастробайтеров тогда не было. Мы, выстроились за Световидом, который освещал тёмную лестницу.

- Зачем пацану нужно было идти вниз, в темноту? Ему не страшно было? - задал я свой глупый вопрос.

- Дети любопытны и романтичны - ответил Световид, и осветил на полу несколько обгоревших спичек, клочок бумаги и разбитый деревянный ящик, окрашенный в зелёный цвет.

- Всё равно, я не за чтобы не полез...- опять начал я, но тут снизу раздалось:

- Спасите!...Помогите!...

Мы начали осторожно спускаться по лестнице, стараясь не запутаться в веревке, которую тянул за собой Световид, пока я не догадался, и не перекинул её через перила - теперь она висела между этажами. Сбегая по лестнице, я вспомнил службу в армии, и свой "объект", спускаться в который по тревоге, бегом по лестнице, приходилось не одну сотню метров. Правда, был ещё и скоростной лифт. Может быть, и здесь есть такой же - кто знает?

Через несколько этажей лестница кончилась, и перед нами оказался длинный узкий коридор, уходящий под землю. Справа и слева по коридору находились небольшие комнаты. И опять никаких надписей, табличек. По стенам проходила электропроводка, под потолком тянулись кабеля, но освещения не было. Световид прожектором освещал каждую комнату, в надежде найти мальчика. Верёвка кончилась, и он достал из рюкзака ещё моток. Связал концы и упорно продолжал путь.

- Может, всё-таки вернёмся за подкреплением?- робко спросил я. - Эти катакомбы могут идти под землёй много километров.

- Пройдём ещё немного!

Мы подошли к концу коридора, который был освещён естественным светом, падающим сверху. Очевидно, это была ещё одна вентиляционная шахта. Вниз опять уходили ступени, на этот раз на один этаж. Мы опять спустились, и нас ждал ещё один коридор с комнатами. Сладковатый запах усилился. Метров через пять луч прожектора дёрнулся и послышался взволнованный голос Световида:

- Смотрите, немец!

Я, через плечо Бориса, заглянул в освещённую фонарём комнату. На деревянном топчане лежал немецкий солдат в серой военной форме, в сапогах, каска и автомат валялись на втором лежаке. На столе рядом часы с чёрным ремешком и металлический портсигар. Такое ощущение, что он выложил их перед тем, как лечь спать. Вид у лежащего солдата был странный - это не был скелет, хотя и прошло, без малого 70 лет. Это был серый труп, но не высохший, а как бы во плоти! Одним словом, как будто он умер дня три назад. Глаза его были закрыты, лицо спокойно. А на правом рукаве я заметил следы крови. Свежей крови!

В другой комнате мы нашли ещё двоих, один сидел, привалившись к стене, в сползшей на лицо каске, такое ощущение, что смерть застигла их внезапно.

- Их отравили каким-то газом, и они заснули... - предположил Борис.

- А почему тела не разлагаются? - быстро спросил Световид, шаря прожектором вдоль коридора - луч упирался в стену.

- Всё зависит от состава газа - продолжал Борис.

- А мы случайно, не заснем рядом?- боязливо рассматривал я трупы. Неуклюже нагнувшись, у меня с плеча соскочил ремень с мачете, и оно вскользь зацепило по руке, со звоном упав на пол. Звук этот в пустых помещениях отозвался эхом и показался непривычно зловещим. Из порезанной руки на бетонный пол капнула кровь, я лизнул царапину и сплюнул. Пустяк! Наша группа продвигалась вперёд, но чувство настороженности, какое-то предчувствие внутри разгоралось всё больше. Обострился слух, обоняние - охотничий инстинкт. Я сжал рукоять мачете, согнул колени. За спиной раздался шорох. Я резко обернулся - никого! Вдруг прямо на нас выплеснулся сноп света, прямо в глаза. Мы инстинктивно пригнулись - свет исчез. Сердце бешено билось в груди, я мигом взмок.

- Что это было? - шёпотом спросил я Световида, пригнувшегося впереди.

- Не знаю, чей-то фонарик! - он встал и нас опять осветило.

- Чёрт, это зеркало!- голос Световида предательски дрогнул.

- Надо возвращаться,- поддержал меня сзади голос Бориса.

И тут я боковым зрением, в этом полумраке, заметил, как сидевший у стены немец шевельнулся! Я не поверил и пригляделся. Глаза немца медленно открывались! Я дёрнул Световида за рукав. Тот повернулся и увидел, что второй немец пошевелил ногой. Не знаю, что на меня нашло, но я размахнулся мачете и со всей силы рубанул его по плечу, Лезвие как по картону прошло до пояса, и разрубленные половинки повалились на пол. Как будто я разрубил какой-то манекен! Ни крови, ни крика - всё прошло за доли секунды.
Мы со Световидом переглянулись, и тут я увидел за его спиной какое-то движение. Зеркало, висевшее на стене и освещённое прожектором, словно ожило. В отражении лестницы, находящейся сзади нас, мы увидели мальчика, который тихонько спускался вниз, держась за стенку рукой. Нашёлся!
Я повернул голову и посмотрел на лестницу. Она было пуста! А в зеркале появилась молодая пара - длинноволосый парень вёл за собой худенькую девушку в цветастом сарафане. Она упиралась, и оба они беззвучно смеялись. Посмотрели назад - лестничный марш был по-прежнему пуст! А в зеркале показался седоватый пенсионер с ведёрком, боязливо нащупывавший очередную ступеньку на полутёмной лестнице.
Что-то звякнуло сбоку от нас, и Световид лучом фонаря высветил фигуру немецкого солдата. Я схватил лежавшую рядом, на ящике, гранату с деревянной ручкой, и саданул ему по голове. Раздался громкий хруст, как будто это была не граната, а пудовая кувалда, и тело фрица повалилось на пол. На всякий случай я сунул ручку гранаты за пояс, и снова посмотрел в зеркало. По лестнице один за другим шли люди - дети и женщины, мужчины разных возрастов. А на самом деле, она была пуста! Зеркало, словно экран показывало то, что было раньше!

- Спасите!... Помогите... - слабый голос из темноты вернул нас в действительность.

- Смотрите! - фонарик Бориса осветил дальний коридор. Прямо на нас, прикрывая от света лицо, шёл немецкий офицер, с крестом на мундире. За его спиной тянулась шеренга солдат, в касках, с автоматами на груди.

- Назад! - крикнул Световид, и мы бросились к лестнице, неслись изо всех сил, подгоняемые страхом снизу и светом сверху. Порезанная ладонь оставляла кровавые следы на перилах. Я посмотрел вниз. Немцы строем, не ускоряя шага, поднимались за нами, как роботы. Вытащил из-за пояса гранату, нашел кольцо, но вовремя додумался - не хватало, чтобы и нас завалило здесь!

Наконец мы добрались до комнаты, в которую спускались с поляны. Я подсадил Бориса и Световида, и уже взялся за веревку, подтягиваясь, как здание зашаталось и стало медленно опускаться. Четыре руки схватили меня и буквально вытащили из каменной щели. "Башня" медленно, бесшумно опускалась. Я совершенно спокойно, как в кино, вытащил из-за пояса гранату, выдернул чеку и, просунув руку в амбразуру, закинул её в лестничный проём. Мы все трое скатились с пригорка. Под землёй раздался гулкий взрыв, и песок вылетел из щелей башни. Она уходила под землю, и буквально через минуту на поляне осталась трава, присыпанная песком и никаких следов. Как будто здесь ничего и не было!

По-прежнему серое небо и накрапывал дождь, но мы его уже не замечали. Просто тупо сидели под соснами и молчали. Я потянул за веревку, уходящую в середину поляны и вытащил обрывок.

- Никто нам и не поверит - мрачно сказал я.

- Конечно, не поверят, - поддакнул Световид, доставая из кармана блестящий портсигар с орлом. Открыв, взял папироску и показал нам фотографию молодой женщины с ребёнком на коленях. На фотографии внизу была надпись на немецком - « Дрезден. 1940».


Ночь с духами.



Свет в комнате я не включал, просто лежал на диване, и старался ни о чем не думать. Сегодняшнее приключение, а по-другому это, и не назовешь, не выходило из головы. Такое ощущение, что все это происходило не со мной, скорее всего это был сон. Но грязные джинсы, валявшиеся на полу, порезанная рука... Я с удивлением рассматривал свой мизинец, который так лихо выдернул кольцо чеки гранаты, как будто делал это много раз. С ума сойти! Попробовал бы кто-нибудь рассказать мне это месяц назад, я бы счёл его за сумасшедшего! Да, в принципе, если и я расскажу этот случай кому-то, мне тоже путевку, куда надо оформят, за милую душу - можно не сомневаться!

Я попытался отвлечься от всего, просто выкинуть этот эпизод из своей жизни. Встал, заварил себе крепкого чая, сыпанул Ауке корма, постучав пальцем по стеклу. Рыбка приветливо помахала хвостиком, и послала водный поцелуй. Ну вот, и подружились!

За окном быстро темнело, хотелось спать после такого дня. Стало как-то не по себе, зачем я сказал этому" Наполеону", что "встретимся завтра"? Он, что теперь - ждёт? Надо бы подготовиться к предстоящему "разговору"... Я положил на столик лист ватмана, и взял в руки фломастер. А-а-а, будь - что будет!

Сегодня дела пошли лучше, буквально через пять минут, после короткой молитвы, и просьбы связать меня с духом Наполеона, рука сначала начала немного вибрировать, а потом фломастер коряво вывел слово " Здрасте". У меня буквально глаза вышли из орбит! И главное, я не мог отбросить фломастер, он просто прирос к пальцам!

- Здрасте! - сказал я шёпотом. А что мне оставалось?! Ну, и что теперь делать дальше? Как же я не предусмотрел такую ситуацию, хотя, конечно, я же не ожидал такого! И я спросил первое, что пришло в голову:

- А мы можем с вами общаться в дневное время?

Фломастер чётко написал - "ДА"

Ну что ж, это уже прогресс, про открытую форточку я спрашивать не стал - и так всё ясно. Тут же из интереса возник и следующий вопрос:

- А могу я вопросы задавать не вслух, а мысленно, про себя?

У меня возникло ощущение, что на "той стороне" задумались, и после небольшой паузы последовал ответ - «ДА". Очень захотелось сразу же попробовать, но в голове почему-то стало совсем пусто, мысли перемешались, и я никак не мог чётко сформулировать хоть какую-нибудь. Хоть тресни! После долгой паузы я решил сдаться и подготовиться к следующему разу, чтобы не позориться. Поэтому, про себя чётко повторил фразу " Спасибо за разговор, до встречи завтра днём" Ну что, несколько официально, конечно, зато правильно, совсем по учебнику. Я посидел немного, подождал, пока рука, оставляя полосу на бумаге, не упала со стола.
Я молча сидел, и прислушивался к собственным ощущениям. Сердце потихоньку успокаивалось (во время сеансов у меня усиливалось сердцебиение - не знаю, как у других). Сознание медленно переваривало происшедшие, я тупо смотрел на эти "ДА". Но, тем не менее, это факт...

Неожиданный, но знакомый уже, стук в стену заставил меня просто подпрыгнуть на месте. Чёрт возьми, так же дураком можно сделаться! Я посмотрел на лист ватмана, на свою руку. Стук повторился, опять в стене. Ну, хватит!

Я решительно встал, тихонько открыл дверь, и вышел в подъезд. Прислушался. Точно, стук был слышен и здесь! Подошёл к входной двери и заглянул под лестницу. Дверь в подвал была чуть приоткрыта, и через маленькую щель виделась полоска света. Так, ну вот и разгадка! Я бесшумно спустился вниз (во всяком случае, я так надеялся). Было как-то страшновато, но после гитлеровского подземелья, для меня это детский сад (жалко мачете осталось в багажнике Световида). Дверь чуть скрипнула, и я шагнул в тёмный длинный коридор подвала. Под ногами тихо шуршали бетонные крошки, впереди поблескивал неясный мерцающий свет. Прислушавшись, я расслышал какое-то бормотание и тихий смех.
Кому ночью понадобилось сидеть и смеяться в подвале? Я подкрался к тому месту, откуда слышались голоса, и находился таинственный источник света. Нагнулся пониже и заглянул в проём бетонных плит. Рядом с деревянным ящиком, провалившись к стене, на маленькой табуретке сидел Андреич - тот сантехник, которого я уже видел тут раньше. Он держал в одной руке стакан с вином, на столе стояла бутылка с воткнутой в горлышко свечкой, какая-то еда на развернутой газете. Размахивая рукой с зажжённой сигаретой, Андреич бубнил:

- Оно конечно, жизнь - такая штука, раз - и закончилась! Но ведь нужно чувствовать было, Лара! Ведь нельзя, вот так - хоп, и готово! Пишите письма! - Андреич погладил себя по лысой голове и лихо опрокинул в рот стакан с вином, вытер рот рукавом, отщипнул что-то из газеты. Было заметно, что ему нравиться такое времяпровождение. Он продолжал, пережевывая:

- Жизнь, она ведь тебе... Ну да, сейчас-то тебе, конечно... А тут прыгай, как клоун... - он достал из пиджака бутылку вина, и посмотрел содержимое на свет от свечи. Поставил её на ящик и затянулся дымком.

- А помнишь, ты меня с Зинкой застукала? - голова затряслась от мелкого смеха. И тут явно раздался удар в бетонный блок за моей спиной! Удар был не сильный, гулкий, но раздался именно из этого куска бетона, откуда-то изнутри! Я подошёл вплотную, приложил руку к стене, и стал ждать, что будет дальше. Подвыпивший сантехник продолжал свой монолог:

- Ты поверь, она сама навялилась! Приперлась с пузырём - это говорит тебе магарыч за работу. Ну, а потом..., чёрт меня дернул, чего я к ней полез? В стену опять застучали - теперь громче.

- Да ладно, чего ты теперь-то лаешь - поезд давно ушёл! - Андреич засуетился, и достал из кармана какую-то бумагу. - Давай по существу, как ты и говорила, съездил я в деревню. Дом стоит, кому он нужен - рухлядь. Далее смотри - читаю. От правого угла дома, со стороны крыльца, отсчитать десять шагов... Так ты, балда, не сказала, от дальнего угла или от ближнего правого? Ты чего думаешь, меня там за археолога приняли? Копай! Я стал копать, сразу соседки налетели - кто такой, чего копаем в чужой земле? Ну, я им бумагу, что я муж твой, и дом соответственно тоже мой стал по наследству... Что хочу, то и копаю... А они - ни фига! Мол, Пашка есть ещё - брат, тоже долю имеет в доме! Поняла?

В бетоне стукнули один раз.

- Короче, надо поточнее, если знаешь... Надо быстро откопать, может ночью что ли... А монеты, я и сам видел - дед твой, их мне по пьяни показывал, говорил- с войны привёз. Врал, наверное. Где-то разжился, время такое было. Так что давай, напрягай память - как матушка говорила - в каком правом, в дальнем углу, где икона стояла?

В стене раздались два удара.

- Нет. Значит, в ближнем..., хорошо. Десять метров или десять шагов?
Один удар.

- Что, "да"? Метров, дура?

Два удара.

- Шагов. Прости, Лар, затуманился маленько... Ну, всё, понял! Теперь только бы, на какой глубине ..., ну да ладно, посмотрим. Хорошо хоть тебе там? - Андреич опять налил себе в стакан, и мечтательно закрыл глаза
.
Ну вот, теперь загадку таинственных стуков я разгадал. Оказывается мы с ним " коллеги"! Я усмехнулся - как раз вчера прочитал рассказ одного спиритуалиста, о том, как духи помогают разыскивать клады! В основном они врут - развлекаются таким образом. Духам нельзя верить, если они точно указывают какие-нибудь цифры, даты. Как правило, это неправда. Но кто его знает, пусть покопает - хоть пить меньше будет, да и жизнь интереснее пойдёт! Я решил сегодня не мешать бедному Андреичу, и тихонько поднялся к себе домой. Теперь заснул уже спокойно.



ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?


Я сидел на скамейке во дворе, и довольно щурился на солнце. Так, наверное, чувствуют себя коты. Просто сидел и наблюдал. Мысль привлечь к восстановлению колёса обозрений стариков у теремка, пришла мне неожиданно, и, на мой взгляд, была абсолютно правильной. Кто, как не эти, мучавшиеся от безделья мужчины, имевшие за спиной, такой опыт работы, что не приведи Господь, смогут справиться, практически с невыполнимым объёмом? Главное, было увлечь их, заинтересовать. И для этой работы, Верочка была просто незаменима, это точно. Сейчас я просто присматривался к сидящим за столиками мужиками, выбирая, кто же мог пригодиться для этого дела. Ну, с этим "Борей" - все понятно, такой может только всё развалить, а вот седой старикан с "якорем " на плече и короткой трубкой в зубах, скорее напоминал боцмана, чем гроссмейстера Таля. Наверняка, он должен соображать во всяких лебёдках, редукторах.

К лавочке, на которой я сидел, направился мальчуган в бейсболке " Полиция Нью-Йорка" и больших солнечных очках, очевидно с маминого лба. Подойдя ко мне вплотную, он протянул свою тоненькую ручку и, придерживая пальчиком на переносице очки, громко крикнул:

- Пливет!

Я осторожно взял его ладошку двумя пальцами и пожал. Не тратя времени, пацан наступил мне на ногу, ухватился рукой за мою брючину и стал карабкаться на скамейку рядом со мной. Пришлось посадить мальца рядом, придерживая сзади за футболку.

- Ты чего, один? Сколько тебе лет?- поинтересовался я, разглядывая уже грязную штанину (интересно, есть у Веры хозяйственное мыло?)

- Пять! - шкет для убедительности показал мне растопыренную пятерню. Потом засунул в нос палец, посмотрел на меня из - под очков прищуренным глазом и, заметив мою недоверчивую физиономию, добавил:

- Сколо будет..., а пока тли!

А-а, тли! А я уж думал, что акселерация набрала такой оборот!

- Сема, Сема, Сема! - к нам уже мчалась рассеянная мамаша Семёна, который улыбался во весь рот.

- Ой-ёй, извините, он такой шустрый! - молодая женщина схватила мальчишку и поставила на землю. Может быть, она даже и не мать ему, а сестра, во всяком случае, выглядела она так молодо. Заметив на моих белых брюках отпечаток маленькой грязной ладошки, она машинально стряхнула грязь, размазав пятно ещё больше. Покраснела.

- Вот, зараза!

- Залаза! - послушно повторил мальчик, хитро улыбаясь. Ну вот, добавил ещё одно слово в свой лексикон.

- Иди, гуляй! - девушка села рядом. Развернула скрученный в трубочку сборник сканвордов, и спросила, глядя одним глазом на клеточки, а другим на играющего неподалёку Сему. Как бы невзначай спросила:

- Не знаете, четыре буквы - аэропорт Парижа?

- Орли, - ответил я, тоже наблюдая, как мальчишка прутиком пытается попасть в пасть толстой рыжей кошке с белыми пятнами, лениво развалившейся в траве.

- А колонна, в виде женской фигуры, поддерживающая что-либо? В архитектуре.

- Кариатида.

- Как-как?

Я взял у неё из рук журнал и ручку, решив написать за неё, без ошибок. И в это время раздался кошачий визг, и сразу рёв Семёна. Игры с животными, как правило, так и заканчиваются. Теперь можно быть уверенным, что Сему в следующий раз я увижу в зеленке. Надо будет не подпускать его близко!

Любознательная мамаша, схватив малыша подмышку, убежала прочь. Я же продолжал сидеть, высматривая возможные кандидатуры для моего дела. Вернее, не моего...
И тут произошло неожиданное. Моя рука, лежащая на раскрытом журнале сканвордов, как-то задрожала и крепко сжала шариковую ручку. Кончик ручки начал зачеркивать текст в квадрате *БОЛЬШОЙ ДЕРЕВЯННЫЙ ГВОЗДЬ*. И потом, медленно по клеткам вписала - *Н-А-Г-Е-Л-Ь*. Ручка сдвинулась к другому квадрату" спортивная фора" и вписала буквы "Г-А-Н-Д-И-К-А-П". Моя рука свободно двигалась по листу сканвордов, словно выискивая что-то, и медленно, теперь уже аккуратно заполняла клетки. Я еле удерживал журнал на коленке, а ручка всё сильнее нажимала на бумагу и разрывала лист. Не зная, что делать, я просто развёл руки в стороны и опустил их. Сканворды упали на землю.

Я в недоумении сидел на скамейке и хлопал глазами. Что это было? Правая рука перестала дрожать, и я поднес ладонь к глазам. Ничего особенного, только остались белые вмятины на пальцах от ручки. Я поднял журнал и скатал в трубку. Посмотрел в неё как в подзорную, и сразу наткнулся на фигуру Световида, сидящего на своём козырном месте. Ну, что ж, на ловца и ... И тут вдруг звонок. И опять Сашка. Правда теперь голос у него был взволнованный и торопливый:

- Послушай, Антон! Ты можешь найти этого Световида?

Я насторожился:

- Постараюсь, а что случилось? Что-то срочное?

- Не горит, но я хотел бы у него кое-что спросить. Мне кажется, это в его компетенции. Как только найдешь его, сразу позвони, хорошо?

- Если ты сейчас выедешь, то можешь встретиться прямо сейчас!- обрадовал я его, направляясь в сторону " теремка

- Легко, - сыщик отключился.

Световид читал местную газету, я заметил спящую рысь на фотографии. Он оторвался от чтения и протянул руку.

- Утро доброе! Что-то вы какой-то потрепанный? Плохо спали?

Я решил начать напролом:

- Пытался сегодня ночью вызвать дух Наполеона!

- Антон, я подразумевал, что вы необычная натура, но сразу вот так лезть в спиритизм могут только дети, и извините, как бы сказать помягче, ... не совсем психически здоровые люди! Ну, да ладно. Как успехи? - с заметным ехидством спросил он.

- Начал писать потихоньку, - скромно ответил я.

- По-французски?

- Почему по-французски?

- Я думал, он не знает русский язык. Или я ошибаюсь?

Я помолчал, отвернувшись в сторону.

- Мой товарищ, Александр, хотел с вами поговорить, вы сейчас не очень заняты?


- Тоже насчёт Наполеона?

Я начал злиться.

- Вы случайно не подскажете, что это такое?- я протянул ему развернутый журнал сканвордов.

-А что это?- он в недоумении рассматривал разорванную страницу с написанными каракулями.

- Вот, ни с того ни с сего, стал отгадывать сканворд, - уныло ответил я.

- Ну и что же здесь такого?

- А то, что не знаю я, как называется ни большой деревянный гвоздь, ни спортивная фора, и уж тем более - в чём Иисус мыл ноги ученикам!

Световид внимательно посмотрел на меня из-под белой шляпы, типа «стетсон", и примирительно бросил:

- Расскажите-ка снова, про свои ночные упражнения!

Я, как мог, пересказал про свои "сеансы", Световид только болезненно морщился и ухмылялся.
- Да, Антон
, влезли вы неизвестно куда, теперь надо быть начеку. Вы вызвали какого-то " дежурного" духа - в этой квартире очень большая энергетика, знаете термин - "намоленное место"? Вот приблизительно, это тоже самое, ну, или вы сильный медиум - одно из двух.

В меня в кармане зазвонил телефон, скорее всего Александр, где-то рядом. И пока я объяснял ему, оглядываясь на свой подъезд, как нас найти, Световид внимательно смотрел на записи в сканворде.

- Если честно, то я тоже не знаю, ...что визига - съедобный осетровый хрящ, но обратите внимание, он отвечал только на сложные вопросы, ответы на которые, ты не знал. Ведь ты мог записать ответы на другие вопросы?

В это время нам подошёл Александр, поздоровался и сразу приступил к делу:

- Я не знаю, говорил ли вам Антон, чем я занимаюсь, поэтому объясню сам. Я провожу частное расследование ряда квартирных краж, - говорил Сашка солидно и добавил: - Несколько преступлений вызывают недоумение и заводят следствие в тупик. Но мой вопрос, вот какой - посмотрите, пожалуйста, эта запись была сделана вчера камерой наблюдения в подъезде, на лестничной клетке. Вы ничего не сможете прокомментировать?

Он достал айфон, нашёл нужные кадры и протянул его Световиду. Я вытянул шею, подсматривая. На экране появилась миловидная женщина средних лет, в чёрных очках, одетая в светлое летнее платье без рукавов. Она посмотрела вниз, на лестницу, затем вытянута руку вперёд перед собой, сжала её в кулак и два раза повернула против часовой стрелки. Затем опустилась руку ниже и повторила ту же операцию. Посмотрела ещё раз на лестницу и кивнула кому-то головой. Женщина подняла голову, посмотрела прямо в глазок видеокамеры и сделала указательным пальцем какой-то сложный знак. Изображение исчезло.

Саша переминался с ноги на ногу, пока Световид раз за разом просматривал видеосъёмку. Наконец он спросил:

- И что произошло потом?

- Квартирная кража без взлома замков, и это не первый раз.

- И у вас сложилось впечатление, что я могу вам помочь, почему?

- Ну, посмотрите, вам не кажется, что вот это движение рукой напоминает, как будто она держит в руке ключ, и поворачивает его на расстоянии, словно открывая замок, на два оборота? - Сашка взволнованно показал съёмку.- Вот видите... как она сжала пальцы?

Я присмотрелся, и в самом деле, было похоже, что она вставила ключ в замочную скважину и повернула его два раза!

- А в двери было два замка - верхний и нижний?

- В том-то и дело, что два! - взволнованно крикнул Александр.

- А вы обратили, Саша, какой знак она нарисовала пальцем в конце, когда изображение пропало? Кстати, камера цела?

- Не работает, причина устанавливается - тихо ответил тот.

- А что украли, если не секрет?- было видно, что Световида заинтересовало это дело - он просмотрел запись ещё раз, что-то рисуя у себя в тетради. Наконец показал нам лист, на котором была изображена пятиконечная звезда.

- Вот какой знак она рисовала!- довольно сказал он и улыбнулся.- Поздравляю, Пинкертон, против вас работают чёрные маги! Я сегодня же посмотрю у себя в картотеке подобные случаи, ужасно интересно! - он довольно потирал руки и щурил глаза из под шляпы.

- То есть, вы хотите сказать, что вот так, на расстоянии, можно открыть замки?- на Сашку было страшно смотреть, он засунул руки в карманы и навис над бедным Световидом, как будто на видео была его физиономия!

- Пока не ясно, что украли. Хозяева в отпуске, а домработница не может определить, что пропало, в квартире всё верх дном. Что-то искали и возможно нашли.- Сашка с интересом оглядывался по сторонам, наблюдая за происходившим вокруг " теремка".

- А что здесь такое?- махнул он рукой.

- Торговый центр, - поперхнулся я, глядя на Световида. Тот задумчиво сидел, уйдя в себя. У меня к нему ещё были вопросы, но при Сашке задавать я их не решился. Надо будет подойти к "волхву" ещё раз, уже с полным пакетом вопросов. Я побежал за уходящим Александром, который уже кому-то звонил по телефону. Вдруг что-то ярко блеснуло у него на рукаве, и я механически снял это. Оказался длинный платиновый волос. Я, как в детстве, что бы узнать имя "невесты" быстро накрутил его на палец, считая буквы алфавита: А-Б-В-Г-Д-Е-Е-Ж..., надо же - Ж. Женя..., нет, правильно Евгения, - тогда Жанна? Ну, опять началось! У той Жанны, на афише, волосы длиннее... кажется. Я сдернул волос с пальца и отбросил в сторону. Чушь!

© Copyright: Вадим Чернов 4, 2017
Свидетельство о публикации №217072002023
Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Редактировать / Удалить
Другие произведения автора Вадим Чернов 4
Рецензии
Написать рецензию
Другие произведения автора Вадим Чписателей 18+





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 57
© 08.02.2018 Вадим Чернов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2193438

Рубрика произведения: Проза -> Мистика












1