Ах, я Вас любил...


         

"… Июнь! Семнадцать лет! Сильнее крепких вин

Пьянит такая ночь... Как будто бы спросонок,

Вы смотрите вокруг, шатаетесь один,

А поцелуй у губ трепещет, как мышонок.

Артюр Рембо.

          Довольно давно пребывающий на пенсии, но так и не бросивший работу на кафедре софистики (хи-хи), Олег Иванович Бойнбаум, с утра почувствовал в немолодом теле всё нарастающие симптомы инфлюэнции. Поэтому он, разумно оставшись нежиться в «постели», включил по «Ностальгии» свой, любимый с молодости, фильм о случайной встрече во времена школьной поры. Назывался он, как и предполагалось, «Я Вас любил». В момент, когда герой Рыжакова стал выпендриваться под гитару перед главной героиней, по совместительству балериной из Вагановского, на диван к сибаритствующему преподавателю взобралась его серая в полоску кошка. Обрадованная неожиданным возлежанием хозяина, она удобно распласталась на его груди и предсказуемо «замурлыкала». Вообще, всех своих хвостатых Олег Иванович отчего-то прозывал «Мурзиками», и по их своевременному естественному «уходу» ориентировался в примерном количестве прожитых десятилетий….

       …Эх, танцы 60-х. Ещё один фильм начинается с них. Это, более чувственный и «взрослый» - «Ещё раз про любовь». В те годы юный Олег единственный из местных старшеклассников умел по-настоящему танцевать «шейк». Это вам не банальный и до сих не исчезнувший «твист», здесь надо было реально уметь двигать всем расслабленным телом…

     Тов. Бойнбаум смотрел, как на экране робкий герой Виктора Перевалова, провожает свою возлюбленную домой. Они с этим замечательным актёром были одногодками. Олег Иванович, задумчиво поглаживая благодарно «урчащую» кошку вспомнил свои 16 лет и её, нежную и прекрасную Оленьку, которую он всего лишь несколько раз с замиранием сердца, не касаясь, провожал до подъезда. «Да, занятное было время», - неожиданно вслух произнёс пенсионер, но встретившись с не менее удивлённым его спонтанным возгласом, взглядом кошки, поправив одеяло, принялся вновь предаваться чувственным реминисценциям под своё любимое кино….

      Будучи рождённым в семье филологов юный студент истфака Олег имел возможность проникать в малоизведанные отделы городской библиотеки, где он выписывал на языке оригинала небольшие фрагменты из лирических произведений Рембо, Бодлера или Рильке. Познакомившись с какой-нибудь «продвинутой» студенткой он наизусть читал ей по-немецки, что-то типа, «Осени»:  

      Die Blätter fallen, fallen wie von weit,

als welkten in den Himmeln ferne Gärten;

sie fallen mit verneinender Gebärde. 

Und in den Nächten fällt die schwere Erde

aus allen Sternen in die Einsamkeit.

Wir alle fallen. Diese Hand da fällt.

Und sieh dir andre an: es ist in allen.

Und doch ist Einer, welcher dieses Fallen

unendlich sanft in seinen Händen hält.

 

     Когда зачарованная его произношением барышня, спрашивала: «О чём эти стихи?» - он, загадочно глядя в наполненные восторгом девичьи глаза, мягко произносил: «Конечно же, о любви». И получив её домашний номер, последний был несказанно счастлив и в следующий раз проникновенно, с французским прононсом, цитировал другой девчушке Шарля Бодлера, также, какую-нибудь «Осеннюю песню»: 

 J’aime de vos longs yeux la lumière verdâtre,

Douce beauté, mais tout aujourd’hui m’est amer,

Et rien, ni votre amour, ni le boudoir, ni l’âtre,

Ne me vaut le soleil rayonnant sur la mer.

 

Et pourtant aimez-moi, tendre coeur! soyez mère,

Même pour un ingrat, même pour un méchant;

Amante ou soeur, soyez la douceur éphémère

D’un glorieux automne ou d’un soleil couchant.

 

    «Да, да, - шептал он, касаясь её руки, - французы пишут только о любви, о страсти и о….». Обычно эта фраза оказывалась прерванной торопливым поцелуем…. Да и чего ещё тогда надо было 19-летнему парню в конце 60-х… Потом его опытом воспользовался Билл Мюррей, читающий именно Шарля-Пьера, также зачарованной его попаданием, Энди МакДауэлл (шутка)….

     От этих сладких воспоминаний Олег Иванович посучил под одеялом худенькими ножками и вновь уставился в телевизор. На экране, пришедший по приглашению мальчик, выделяясь, энергично скакал в большущем зале. Влюблённой балерине стало за него стыдно, но вот все остальные девочки просто мечтали познакомиться с таким классным парнем…

    «Да, и я умел так же замечательно исполнять «шейк», - тов. Бойнбаум продолжил дрыгать ногами под одеялом. - Девчонки смотрели только на меня. Правда, не только они. Иногда после танцев мне крепко «влетало» от более неуклюжих, зато с большими кулаками, пацанов… Правда, чаще всего я от них убегал»….

     А потом он встретил ЕЁ, и весь мир сократился до маленького, чуть безумного желания, просто видеть свою Наташку. Находясь рядом с мечтой, Олегу было достаточно лишь легонько коснуться её плеча, чтобы сердце в его влюблённой груди, начинало отсчитывать свой сладостный неистовый ритм. Через месяц он мог до полуночи стоять с ней у подъезда, обнявшись и зарывшись лицом в её волосы, и быть счастливым каждую следующую секунду от сказочного прикосновения к самой прекрасной на Земле девушке…

     Когда они поженились, и Наташа пыталась уснуть у него на плече, он нежно гладил её по волосам и тихонечко шептал ей на ушко самые чувственные слова до тех пор, пока не понимал, что его возлюбленная погрузилась в мир грёз. Тогда легонько он прижимался своей, наполненной нежностью грудью, к её волшебной спине и долго лежал в темноте, наслаждаясь тихим дыханием и теплом единственного дорогого для него на свете…, удивительного существа…

      От сладких грёз Олега Ивановича пробудила спрыгнувшая на пол кошка. Она пристально взглянула на задумавшегося лежащего мужчину, и нетерпеливо мяукнула. Тогда, всё ещё не отошедший от воспоминаний хозяин, неуклюже повернулся и спустил ноги с дивана, чтобы нащупать и засунуть ступни в свои уютные домашние тапочки….






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 08.02.2018 Алексей Станов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2193436

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра












1