Кто у телефона?!


Кто у телефона?!


— Кто у телефона?
— А ты кто? — голос был пьян и заикаст.
— Я — Иваныч!
— Какой такой Иваныч?
— Да вы что там, обпились все?! — Иваныч гневно задышал и резко добавил. — Уроды!
— Сам ты урод! — пьяно, но миролюбиво ответили из эфира. — Не знаем мы никаких Иванычей!
— Я — начальник экспедиции! Где ваш начальник партии!?
В трубке на миг воцарилось молчание, но довольно быстро прервалось ехидным смешком:
— Где, где? В Москве!
— Как в Москве?! — Иваныч оторопел. — Когда он уехал из Воркуты? По какому праву?!
— Какая Воркута? Ты что, с карликовой берёзки упал? — довольный собой, заржал голос. — Начальник нашей партии в Москве и живёт!
Иваныч попытался успокоиться и подумать более рационально:
— Кто у телефона?
— Это я, Лёха Азаров!
— Мудак ты, а не Лёха! — вырвалось у Иваныча.
— Нет, я Лёха! — не поверил голос.
— Хорошо. Будем рассуждать логически.
— Будем! — икнул в трубку Лёха.
— Если ты Азаров, то кто твой начальник партии?
— Если я — Азаров, то мой начальник партии… Да я беспартийный! А вот главная наша партия — это… хрен его знает… Но начальник её — Путин!
— Придурок! — плюнул в трубку Иваныч.
— Не, не придурок. Путин! Это я точно знаю, мне мой начальник говорил!
— Хорошо, — осенило вдруг Иваныча, — кто твой начальник?
— Мой начальник… Вообще-то их тут навалом…
— Ну, хоть один!
— Хоть один — это Антоха.
— Слава богу! Позови его.
— Не-а.
— Да почему?!
— Так он пьяный в зюзю.
— Антоха не пьёт, запомни!
— Хорошо, запомнил.
— Давай, зови его!
— Да как я его позову, если он пьяный в зюзю!?
— Ладно, чёрт с тобой! Кто ещё там есть?
— Ещё там есть… Где там? А, здесь-то? Валера есть.
— Во, давай его, он точно непьющий!
— Да, он точно, непьющий… Но он тоже пьяный в зюзю!
— Ладно, и это проехали. — Иваныч уже давно перекипел. Он почувствовал, как тело и, особенно, мозг наполняются тяжёлой усталостью. — Кто ещё из непьющих рядом?
— Самый непьющий — это Серёга.
— Ну конечно! — чуть не завопил от радости Иваныч. — Серёга! Давай его быстренько!
— Нет, не дам. Он пьяный…
— В зюзю? — глупо хмыкнул Иваныч.
— Нет, не в зюзю. Он просто валяется под столом вместе с Олегом.
— Ну, не ври только! Если Серёга пьяный в зюзю…
— Да не в зюзю, а просто под столом! — резко прервал Иваныча Лёха.
— Да не может этого быть!!!
— Да.
— Что да?
— Не может.
— Так что, он трезвый?
— Кто?
— Серёга! — заорал Иваныч.
— Нет, Серёга под столом, я же сказал, а трезвый тут только один.
— И кто же?
— Я!
— Так! А кто ещё есть… из нетрезвых?
— О, да тут их стока-а-а-а! Вон, Палыч с Богданом валяются. Нет, валяется только Палыч, а Богдан — в зюзю!
— Ага, а Барищука там случайно нет? — ухмыльнулся Иваныч.
— Женьки? Есть! Он вообще — в две зюзи!
Иваныч понял, что сошёл с ума, и успокоился:
— Ну, и как же это Палыч и Барищук попали в Воркуту?
— Ты что глупый? Про поезда не слыхал?
— Слыхал. Так ведь Палыч на Ямале, а туда поезда не ходят!
— Зато ватрушки летают.
— Кто?
— Ватрушки! Ну, ветролёты!
— Ну хорошо. Они прилетели. И какого же хрена им у вас надобно?
— Так ясно же!
— Мне — нет!
— Ты что, глупый?! — удивился Лёха.
— Да, я глупый. Я глуп в зюзю!
— Не, в зюзю можно только…
— Ладно, ладно. Как все эти… назюзюкавшиеся попали к вам?
— Так просто. Мы им позвонили и сказали, что у нас море водки, коньяку и виски! И все сразу понабежали!
— Интересно, и откуда же у вас такое богатство? Денег-то мы вам давно не посылали!
— Так правильно! Потому-то мы и решили побухать реально!
— Вам открыли кредит в Сбербанке?
— Да нет, какой дурак нам кредит откроет?
— Тогда откуда деньги??!!
— А мы всё продали!
— Что всё?
— А всё! Инструменты, вездеходы, снегоходы… Да, ещё лыжи и старые валенки!
— А балкИ?!
— Да, балки тоже! С них мы и начали!
— И трактор?
— А на тракторе Васи уехали.
— Какие Васи?
— Обыкновенные, — хмыкнул Лёха, — ты что, Вась никогда не видел?
— Вася — тракторист?
— Ага. И ещё один, не тракторист. Они по «Гармину» поехали к Васе домой.
— Куда-а-а?
— На Украину. Там у него где-то дом.
— Что, прямо на гусеничном тракторе и на Украину?
— Ну! Переехали через железку, и вперёд. У них же «Гармин»! Правда, светофор сшибли и рельсы разворотили.
Ум начал возвращаться в голову Иваныча, но это уже был не тот ум, резонно-логический, к которому привык его хозяин.
— Значит, никого трезвее тебя нет?
— Нет.
— А много вообще-то народу в вашей квартире.
— Счас, посчитаю…
— Да не надо, скажи примерно.
— Примерно… примерно… мужиков до хрена, а баб и того больше!
— Каких баб?!
— А всяких. И чёрненькие, и беленькие, и рыженькие… даже одетых несколько штуковин!
— Ну, тогда и мы к вам едем! — угрюмо бросил Иваныч, и услышал, как Лёха радостно заорал:
— Ура! К нам едет какой-то придурок, говорит, что он наш начальник.
Иваныч разобрал многочисленные пьяные выкрики, но было ли это одобрение или же возгласы негодования, выяснять не стал.

— Вот, Сергеич, это дверь их квартиры.
— Ну так давай, звони.
— А звонок не работает.
— Тогда стучи! Руками, ногами, башкой!!!
Иваныч почти и правда боднул дверь головой, но вовремя одумался и пнул её ногой раза три.
Дверь очень быстро открылась, и на пороге её стоял Олег.
— О, Михал Сергеич! А мы и не ждали!
— Не сомневаюсь.
В квартире было чисто, пахло чем-то вкусным, похоже, тушёным мясом.
— Где люди?!
— На работе.
— А Палыч и Барищук?
— Палыч — на Ямале, а Барищук в Инте.
— Погоди-ка! А техника, приборы? Вы же всё продали и пропили?!
— Мы???
— Ну да! Иваныч!
— Сергеич, врёт он всё! Нет у них ни техники, ни приборов!
— Да вы что?! — удивлённо посмотрел на них Олег. — Назюзюкались где-то?
— Вот! — взвыл Иваныч. — И словцо это мне знакомо!
Шеф смотрел на своих подчинённых, и в нём готовилось извержение вулкана, по сравнению с которым даже выплеск Кракатау показался бы пуканьем младенца.

Но… Но ничего ужасного не случилось, ведь всё, что произошло, вернее, всё, о чём я написал, было лишь кошмарным сном начальника единственной экспедиции доблестной фирмы «Геостроймастер». Такие сны его, вероятно, посещают, хотя я в этом и не уверен, ведь тот, кто твёрдо стоит на своём месте и чётко, безукоризненно выполняет обязанности, постоянно заботясь о своих подчинённых, имеет чистую совесть и здоровый крепкий сон!

…А в это время два Василия упорно торили дорогу. Они не знали, что кошмарный сон начальника экспедиции закончился, и, преодолев двенадцать железных дорог, восемь автомагистралей и великую русскую реку Волгу — по дну её — благополучно пересекли границу самостийного государства…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 36
© 08.02.2018 Сергей Филиппов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2193403

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра












1