Муравьиный остров


Муравьиный остров
 

       Муравьиный остров или попросту Муравейка разлегся посреди озера Валдай под белым бочком Иверского Святоозерского монастыря. Почему Муравьиный? Это не аллегория. На нем действительно бездна муравьев. Аномально много. Досужие счетоводы насчитали аж семьсот муравьиных куч, многие из которых превышают мой рост. Кстати, мадам Википедия утверждает, что возраст двухметрового муравейника вполне может достигать нескольких сот лет.
        Местная легенда гласит, что провинившихся монахов привозили именно на этот остров. Здесь для них подыскивали муравейник с торчащим из него деревом, привязывали к нему грешника таким макаром, чтобы примять кучу аккурат его голым жопом (вынужден так написать, поскольку «голым попом» звучит двусмысленно). После этого братья-экзекуторы с чувством выполненного долга доставали тормозок, и устраивались неподалеку в ожидании раскаяния. От упорствующих во грехе оставалась, надо полагать, кучка белых косточек.
       Памятуя эту древнюю традицию, неуверенные в своей святости туристы поголовно избегают Муравейку. Та ли эта причина иль другая, но остров действительно пуст. На нем селимся только мы. Мы - это я и мои друзья. Каждое лето мы приезжаем на Валдай, паркуем машины под монастырскими стенами, переходим вброд золотистую протоку и ставим палатки на заветной нашей полянке. И это стало для нас непререкаемой традицией, почти паломничеством.
       Места там интересные. На юг через протоку остров Сельвицкий ("невеликий, но зело прекрасный") с монастырем XVII века, который после евроремонта стал похож на (прости Господи) кремовый тортик. На востоке через водную гладь скорее угадываются, чем виднеются загадочные путинские владения. А посреди нашей Муравейки зияет круглая дыра в виде внутреннего озера с говорящим названием «Глухое», с белыми лилиями и желтыми ирисами в качестве веселенькой летней рамки.
       Но главная ценность здешних мест невероятно прозрачная вода. Именно это обстоятельство выпихивает меня каждый июль из Москвы, и бросает сквозь могучие пробки Ленинградки на четыреста километров в северо-западном направлении. Выехав в пятницу вечером, мы подъезжаем к монастырю в три ночи. И это грамотно, поскольку только в эту пору сторож пропускает машину к протоке без благословения настоятеля («не будить же Владыку, в самом деле»), разумеется, при условии скорого возврата ее на монастырскую стоянку. Далее следует разгрузка и неоднократные броды с рюкзаками и пакетами на головах. Завершается ночная эпопея постукиванием зубов о коньячное горлышко.
       Соседство с Путиным сказалось благоприятно не только на монастыре, но и на рыбном поголовье (наверно наладили рыбоохрану), поэтому без трофеев из воды я не выхожу. Щучки, караси, линьки, уха, жаренка. А какие страсти, какие драмы разыгрываются в зарослях камыша между мной и совершенно дикой рыбой - вам и не снилось. Что там «Макбет» или «Король Лир» … Впрочем, хватит рекламы. И так лишнего наболтал. 

Я тронул струну – ни звука в ответ. 
Живу как все по ГОСТу. 
Мне точно поможет – я знаю рецепт -  
мой Муравьиный остров. 
 
Еловый покой, проток золотой  
сотрут с души коросту.  
Под рыжей луной поеду с тобой  
на Муравьиный остров. 
 
Проедем во мгле как в сказочном сне
под Иверской стеною.
Потом по воде в живой тишине –
рюкзак над головою.

Мы ступим ногой на остров ночной
сырой, грибной и милый.
Здесь в чаще лесной простой берестой
костру подарим силу.

И вспыхнут огни багряной мазни 
на ветках и на лицах. 
И голос струны над дробью желны 
вспорхнет и закружится.  

Я воздух глотну, струну подстегну -  
забьются в ритме руки.  
Я пальцы распну и небу верну  
потерянные звуки.  





Рейтинг работы: 8
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 31
© 07.02.2018 Валерий Фоменко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2193030

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня












1