" Свободный полёт" Книга первая Главы 29 - 30



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Вот уже второй день, как маленький отряд был в пути. Жара, обычная в это время года, немного спала, и люди, сидящие в сёдлах, вздохнули с облегчением.
Хуже приходилось пленнику, который шёл пешком, привязанный к лошади. Его истёртые в кровь ноги, нестерпимо болели - каждый шаг был мукой. От быстрой ходьбы, иногда переходящей в бег, лёгкие индейца казалось вот-вот разорвутся. Его спина горела от беспрерывных ударов плети. Запястья распухли от врезавшихся в тело наручников.
Во время силой навязанного ему путешествия Инти видел вдалеке невольников, гнущих спину на полях. Видел охраняющих их надсмотрщиков с плетьми в руках. И по мере того, как эти печальные картины проплывали мимо, сердце индейца всё больше и больше тосковало по родному дому. Инти прикрывал глаза и видел перед собой знакомые с детства лица друзей, видел мать, отца, брата Туюнгу и... прекрасные глаза молодой креолки.
За день конвоиры сделали всего лишь одну остановку, чтобы поесть, утолить жажду и напоить усталых лошадей. Пленнику перепала лишь чёрствая маисовая лепёшка и фляжка родниковой воды.
Бланка ни на секунду не выпускала отряд Лоренсу из виду. Когда надсмотрщики сделали очередной привал, девушка притаилась в мангровых зарослях неподалёку и следила за ними из своего укрытия.
Косые лучи заходящего солнца бросали последние блики на трепещущий камыш, на высокие, сумрачные кипарисы, увитые траурно - тёмными гирляндами мха, на широкую гладь реки. А отряд продвигался всё дальше и дальше.
Через час кони застучали копытами по мощёной улице, которая вела в небольшой посёлок. На окраине посёлка, возле самой дороги стоял кабачок, где путники решили подкрепиться и переночевать.
Лоренсу и братья Кастро спешились и позвали хозяина кабака. На их крик вышел человек средних лет, в белом фартуке и учтиво поклонился.
- Чем могу служить, сеньоры? - спросил он, недоверчиво оглядывая посетителей.
- Принеси-ка нам, братец, какую-нибудь цепь, - потребовал Лоренсу Баррозу. - Первым делом нам нужно приковать раба.
- Извините, господа, - вежливо ответил хозяин. - В моём доме нет никаких цепей, потому что они мне без надобности: я не держу рабов.
- Довольно болтать! - грубо оборвал его Баррозу. - Тащи тогда верёвку!
- Мне очень жаль, но и верёвок у меня тоже нет...
- Что же тогда у тебя есть?
- Ничего подходящего для вас...
- Дьявол тебе в глотку! - в сердцах сплюнул португалец. - Ребята, снимите лассо с лошади да прикрутите индейца к чему-нибудь вон в том сарае. А ты, братец, насыпь лошадям овса. Потом приготовь нам чего-нибудь пожрать. Да не забудь принести побольше вина.
- Сию минуту, сеньоры!
Инти впихнули в душный сарай, где трактирщик хранил мешки с мукой и всякий хлам. Пленнику бросили охапку соломы и привязали его к столбу, который подпирал подкосившуюся кровлю.
- Отдыхай пока, парень, - сказали конвоиры, посмеиваясь. - Завтра тебе снова придётся целый день топать. До Буэнос - Айреса - ещё целая неделя.
Потом они вышли, припёрли дверь круглой жердью и направились в кабачок, откуда уже доносился соблазнительный аромат жареного мяса.
Лишь только троица скрылась за дверью, на просёлочной дороге показалась Бланка, которая всё это время пряталась за соседним домом. Не доезжая до кабачка, она спешилась, завела лошадь за сарай, в котором сидел индеец, и стала терпеливо дожидаться ночи. Как ни была голодна девушка, заходить в кабачок она боялась: и Лоренсу Баррозу, и братья Кастро знали её в лицо.
Когда совсем стемнело, Бланка вышла из своего укрытия и осторожно заглянула в окно кабачка. Управляющий и надсмотрщики сидели за столом и расправлялись с очередной бутылкой вина. Закуска была почти вся уже съедена, и на большом блюде лежала куча обглоданных костей.
Судя по неловким движениям португальца и братьев Кастро, девушка определила, что все они изрядно пьяны.
Тогда она вернулась к сараю и отбросила жердь, припиравшую дверь. И тут вдруг замерла от страха: из дома кто-то вышел и, крадучись, направился в её сторону.
" Наверное, хозяин кабачка, - подумала девушка. - Интересно, зачем он туда пошёл?"
Она не смогла побороть любопытство и подошла к самой двери сарая.
- Эх, парень! Жалко мне тебя! - услышала Бланка голос хозяина. - Ты мне симпатичен. Я бы выпустил тебя, но те трое, с рожами настоящих разбойников, прирежут, не задумываясь и меня, и мою беременную жену, если узнают, кто помог тебе бежать. На, поешь немного, да выпей вина. Вот всё, чем я могу тебе помочь.
- Спасибо, друг! - раздался скорбный голос Инти.- Ты пришёл ко мне в минуту моего горького одиночества и облегчил мои страдания.
Когда трактирщик, прикрыв за собой дверь, ушёл, Бланка ещё раз заглянула в окно кабачка. Управляющего и надсмотрщиков за столом уже не было - видимо, они отправились спать. Когда девушка снова вернулась к сараю, у неё от волнения перехватило дыхание.
" Сейчас... Ещё немного, - подумала она, - и я освобожу любимого."
Она открыла дверь. Темнота в сарае была такая, что хоть глаз выколи.
- Инти! - тихо позвала Бланка.
- Кто здесь, - послышался голос индейца.
- Инти, я ничего не вижу!
Девушка вытянула руки и пошла вперёд наобум.
- Иди прямо. Только не повреди ноги. Здесь кругом - ямы.
Бланка на ощупь дошла до столба, достала из-за голенища сапога нож и перерезала лассо, которым был связан индеец.
- Бежим скорей! - потянула она возлюбленного за руку. - За сараем стоит мой конь...
Инти встал, взял подругу на руки и вынес её из сарая. Когда они оказались на улице, девушка сняла с себя серапэ ( накидка из овечьей шерсти) и накинула её на плечи друга. Потом тот сел на Сорванца и усадил Бланку впереди себя.
- И - йа! - воскликнул индеец, пуская коня в галоп.
Когда посёлок остался далеко позади, Сорванец побежал рысью. Чтобы отвести от себя преследователей, решили возвращаться в посёлок чарруа другой дорогой.
- Спасибо, любимая! - сказал Инти, почувствовав свободу. - Теперь я могу твёрдо сказать, что любовь наша прошла тяжёлые испытания, и с этого дня нас с тобой разлучит только смерть. Поспи, ты устала, и тебе необходимо отдохнуть. А я буду охранять твой сон.


С этими словами он притянул Бланку к себе и нежно поцеловал.
А она, упоённая счастьем, уверенная в том, что все невзгоды уже позади, мирно покачивалась в седле. Убаюканная спокойной, размеренной ездой, она прижалась к груди любимого и не заметила, как задремала. Ей снился хороший, добрый сон, в котором они с Инти наконец-то обрели своё счастье.

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

Мария вернулась в поместье губернатора к обеду. Оставив коня во дворе, она незаметно прошла в свою комнату, чтобы переодеться и умыться с дороги.
" Пока донья Перла и Бланка обедают, - подумала женщина, я смогу немного передохнуть и опомниться от невероятных событий, которые приключились со мной в стане индейцев. Если кому-нибудь об этом рассказать, ведь ни за что не поверят!"
Но опомниться дуэнье не дали. Видимо, кто-то из слуг доложил хозяйке о её возвращении, потому что лишь только Мария сняла с себя пыльную одежду, пришла служанка и объявила, что госпожа требует её немедленно к себе. Дуэнья надела строгое чёрное платье с белоснежным воротничком и кружевными манжетами, поправила растрепавшуюся во время путешествия причёску и отправилась в гостиную, где её ожидала сеньора Каррерас.
Губернаторша сидела в глубоком кресле и делала вид, что читает книгу. Однако, лишь только Мария переступила порог, донья Перла отложила книгу в сторону и, недовольно сдвинув брови, взглянула на посетительницу.
- Где ты пропадала столько времени, Мария? - строго спросила она.
- Разве Бланка не предупредила Вас, донья Перла, что я поехала в монастырь Святого Габриэля?
- Да, что-то припоминаю.. Но разве ты сама не должна была поставить меня в известность, что собираешься на богомолье? И потом, что ты делала в монастыре двое суток?
- Замаливала грехи, сеньора...
- Да! Видно много у тебя грехов! Кстати, ты заходила сейчас к Бланке?
- Нет, не успела.
Губернаторша встала, сцепив пальцы, прошлась по гостиной, потом подошла к окну и выглянула в сад. Мария стояла ни жива, ни мертва: убийственно - иезуитский взгляд и ледяной тон хозяйки свидетельствовал о том, что в доме что-то стряслось.
- Значит, ты не заходила в комнату моей дочери?
- Нет, сеньора.
- Можешь туда не ходить.
- Почему?
- Потому, что Бланки там нет.
- А где же она?
- Сбежала.
- Как сбежала?
Мария не верила своим ушам. Значит, не дождавшись её возвращения Бланка всё же решила действовать в одиночку. Получается, что она бросила вызов Манрике де - лас - Роэласу и поехала на выручку Инти сама. Разные люди, разные судьбы, разные характеры... Всё спуталось в голове дуэньи, превратилось в живой клубок, который распустить не сможет, пожалуй, и сам Всевышний! Женщина знала сильный, волевой характер воспитанницы, знала её доброе, отзывчивое сердце, знала о её страстной любви к индейцу. И Марии стало страшно
- Оказывается, ты - хорошая актриса, Мария! - желчно ухмыльнулась губернаторша. - Уверена, что ты ездила вовсе не на богомолье, и ты в курсе всех любовных дел моей дочери.
- О, сеньора! - горячо воскликнула дуэнья. - Вы ошибаетесь. Видит Бог, Вы ошибаетесь! Мне ничего об этом не известно. Бланка - скромная и наивная девочка...
- Однако, у этой скромной и наивной, как ты выразилась девочки, хватило ума спутаться с индейцем, да ещё и сбежать с ним!
- Да что Вы говорите? - всплеснула руками Мария, а про себя подумала:"Вот насчёт этого Вы загнули, сударыня. Не могла Бланка сбежать с Инти, потому что его схватил негодяй де -лас - Роэлас. А моя бедная девочка поехала на выручку своего любимого. Но хватит ли у неё сил и мужества бороться с людским злом?"
- Довольно зубы заговаривать! - рявкнула губернаторша. - Где моя дочь?
- Об этом мне ничего не известно.
- Я знаю, что ты очень богобоязненна, Мария. Поклянись на Святом Распятии, что не была в заговоре с моей дочерью!
С этими словами сеньора Каррерас взяла со столика небольшой деревянный крест и сунула его дуэнье почти в лицо.
Та отпрянула назад, словно увидела Сатану.
- Клянись немедленно!
Мария была истинной христианкой, страстно верила в Бога, и давать ложные клятвы было выше её сил.
- Я не могу этого сделать, сеньора, потому что... Потому что... солгала Вам. Да, Бланка делилась со мной всеми своими планами.
- Я так и знала! В таком случае ты должна знать, где сейчас находится моя дочь. Если же ты не скажешь, тебя покарает Бог!
- Клянусь всеми Святыми! Я этого не знаю.
- Ты совершила великий грех, Мария, покрывая любовные похождения моей дочери. И это накануне её свадьбы с таким достойным человеком, как сеньор Манрике де - лас - Роэлас!
И тогда Мария стряхнула с себя рабскую покорность и робость, которые долгие годы испытывала перед своей грозной хозяйкой. Она сделала шаг вперёд и гордо вскинула голову.
- Позвольте заметить, моя госпожа, что у дона Манрике чести и достоинства не больше, чем у койота. Как Вы не понимаете, что Ваша дочь - нежная, утончённая натура. Она достойна большой, возвышенной любви, которую никогда не сможет ей дать дон Манрике, расчётливый тип с холодным сердцем и мелкой душонкой. Бланке нужен совершенно другой человек...
- И поэтому моя дочь выбрала индейца! - усмехнулась донья Перла, оборвав дуэнью на полуслове. - Уж он-то, конечно, даст ей всё: и счастье, и нежность, а самое главное, он даст ей возвышенную любовь в своей грязной, убогой лачуге. Ты это хотела сказать? Ты забываешься, Мария! Мне иногда кажется, во многих безобразиях, которые творятся в этом доме, виновата ты! И только ты! Твоё влияние слишком пагубно действует на Бланку. Я - мать, и мне виднее, что нужно моей дочери для счастья. Мне кажется, что твоё пребывание в этом доме несколько затянулось.
- Хочу напомнить Вам, донья Перла, - смело заявила Мария, - что инициатива пригласить меня в этот дом принадлежит не Вам, а уважаемому сеньору Каррерасу. Я понимаю, что Вы намекаете на то, чтобы я убралась из этого дома навсегда! Но ничего из этого не выйдет, сударыня! Вот приедет губернатор, и если он прикажет мне уйти, я немедленно соберу свои пожитки. И как бы Вам ни хотелось, без его приказа я из этого дома не уйду!
Губернаторша посерела от злобы, но ей ничего не оставалось, как умерить свой пыл. Слово супруга было для неё законом!
- Хорошо, Мария, можешь пока остаться, - сказала она, мстительно прищурив глаза. - Но советую тебе хорошенько подумать над тем, что я тебе сказала. Последнее слово будет за губернатором.

https://www.chitalnya.ru/work/2193256/
ПРОДОЛЖЕНИЕ

РИСУНОК К РОМАНУ ХУДОЖНИКА ВСЕВОЛОДА НИКОЛАЕВА





Рейтинг работы: 24
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 56
© 07.02.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2193014

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман


Нина Захарова       17.02.2018   17:53:38
Отзыв:   положительный
Галочка!
Очень захватил твой роман!!!
Долорес       17.02.2018   20:50:43

ОЧЕНЬ РАДА, НИНОЧКА.
СПАСИБО ОГРОМНОЕ ЗА ОТЗЫВЫ.
ОБНИМАЮ НЕЖНО!


Эми Шток       10.02.2018   23:30:40
Отзыв:   положительный
Вот это Бланка, это я понимаю КапиТаньша!!!
Просто отрада моему сердцу До....
Сама такая была... Обнимаю за Бланку и Инти...чудесные они!


Долорес       11.02.2018   09:15:05

Как я рада, что в Бланке ты увидела себя. И образ Инти выписан с такой любовью! Это один из самых любимых моих героев.
Спасибо, милая КапиТаньша!
Обнимаю нежно!


Рустам       08.02.2018   20:23:07
Отзыв:   положительный
Неее))) Последнее слово будет за Долорес, а не за губернатором:) Жду продолжения...
Долорес       08.02.2018   20:58:47

Конечно, за мной. А продолжение выложено.
Благодарю, братишка!


Светлана Мельникова       08.02.2018   00:53:25
Отзыв:   положительный
Галочка, спасибо тебе большое, что выложила очередные главы романа!
Прочитала их на сон грядущий и теперь спокойна: Инти и Бланка пока в
безопасности. Они собрались отдохнуть, но за ними обязательно будет
погоня, нельзя им расслабляться, хотя я понимаю, что они оба очень устали.
Спокойной ночи, дорогая подруга, сладких тебе снов!!!
Обнимаю с нежным теплом!


Долорес       08.02.2018   16:01:12

Светик, милая моя!
Как ты искренне переживаешь за моих героев. Ка это приятно!
Но ты немного заблуждаешься. Будет всё совсем не так. Не зря Книга из двух
частей состоит. Мытарств на долю Инти ещё столько выпадет, что только переживай.
Спасибо тебе огромное за интерес к моей непростой прозе.
Обнимаю нежно!
Всегда с тобой!












1