Проводник на тот свет. часть 2



ЧАСТЬ ВТОРАЯ


ДИРЕКТРИСА


Ирина Александровна Полякова несмотря даже на сегодняшний солнечный денёк, была не в духе. Не сколько, не в духе, сколько зла. Зла на себя, зла на директора зоопарка, да и на саму рысь, которой-то просто надоело сидеть в клетке! Зла и на командира роты ОМОН, который только что вышел из её кабинета, буквально обслюнявив её своими сальными взглядами!

ОМОН будет оцеплять парк, пока рысь не поймают, или не убьют. А если её здесь и вовсе нет? Утро у Ирины было тревожное - у парашютной вышки, на площадке для приземления, весь песок был в крови. Хорошо хоть сторож рассказал, что вчера здесь проходили собачьи бои и один ротвейлер здорово искусал добермана - до смерти. С этими собачьими боями надо заканчивать! Кто же придумал зарабатывать деньги таким диким способом?

Парк для Ирины был всем сразу в её жизни, и когда, после окончания института ей предложили стать директором парка, конечно, не без участия её тёти - бывшего 2 секретаря обкома КПСС, она с радостью согласилась. И очнулась только через три года, когда парк стал таким, какой он сейчас - праздничный, многолюдный, уютный. Она гордилась им. И эта нынешняя комиссия была показателем её работы. С десяток таких же отзывчивых, болеющих за "их" дело руководителей были рады знакомству, надавали кучу советов, приглашали в гости. И всё испортила эта рысь! Хотя конечно, вины Ирины в этом не было, но последний день окрасился в чёрный цвет. И что характерно, не видно никакого выхода из этой ситуации! Одни советуют обратиться в ОХОТСОЮЗ, другие ставить капканы и рыть ловушки, кто травить ядом. А какие будут последствия, и кто за это будет отвечать? Конечно она, директриса Полякова!

Женщина ходила по кабинету взад - вперёд, пытаясь сосредоточиться и принять правильное решение. В свои 30 с небольшим, она умела, и решать, и выполнять задуманное. Её творческая натура уживалась с волевым характером. Вот и сейчас, она быстро перебирала в уме всех своих знакомых, хоть каким-нибудь образом способных помочь ей в этом деле. Кто бы мог взять за такое дело и быстро решить его?

В своей жизни Ирина попадала в сложные жизненные ситуации уже два раза. Первый - когда она, ещё студенткой, вышла рано утром из дома и попала в полосу странного зеленоватого тумана. Она смогла пройти, закрыв глаза и задержав дыхание, всего несколько шагов и потеряла сознание.

Очнулась Ирина в реанимации на второй день. Дышать она могла только через аппарат искусственного дыхания и видела только очертания предметов. Рядом с ней сидел муж и держал ее за руку. Увидев, что она пришла в себя, он тихо сказал:

- Слава богу, ты выжила! Сегодня прилетает твоя мама. Родная, произошла авария на одном химзаводе - выброс какого-то ядовитого вещества - 16 смертей и 32 человека в больницах!

Он не сказал ей, что врачи ничего не могут сделать с этими 32 людьми. Без искусственного дыхания они просто не выживали. Спасти Ирину могло только чудо! И оно произошло. Мать Ирины была верующей - пятидесятницей, христианкой веры евангельской. И первым делом, что она сделала, войдя в палату - встала на колени перед кроватью своей дочери и стала молиться Богу о спасении и выздоровлении единственной дочки. Ирина в это время спала после уколов. А когда очнулась и увидела маму, улыбающуюся, рядом с ней, то почувствовала себя гораздо лучше.

- Ирочка, дочка, Бог, который любит тебя, только он, способен исцелить тебя. Тебе нужно только попросить его об этом, вот и всё! Поверить и попросить! - мать смотрела на неё чистыми глазами, в которых таилась Истина. Ирина закрыла глаза и стала молиться, просить помощи у Бога. И через какое-то время она почувствовала, как медленно, словно какое-то цветное облако стало обволакивать ее густой истомной пеленой, укутывать её. Стало жарко. А потом всё пропало и глаза открылись сами. Она всё вокруг видела отчётливо. Ирина подняла руку и сняла кислородную маску. Мать закрыла рот рукой, чтобы не закричать и по её лицу потекли слёзы. Прибежавшие врачи в растерянности стояли около неё, не веря своим глазам - только сейчас 5 пациентов с отёком лёгких отправили в морг. А у Ирины даже щёки начали розоветь! Это было действительно чудо, и новость мгновенно пронеслась по больнице. Мать Ирины ходила из палаты в палату и приводила людей к Богу. Многие каялись в грехах, молились и Господь исцелял их. Это было мощное действие Святого духа, люди видели реальное божье явление, и по другому стали относиться к вере.

В душе у Ирины тоже произошёл какой-то перелом. Она совсем другими глазами стала смотреть на этот мир, который столько времени окружал её. Выписавшись из больницы, с ужасом увидела, какие грязные у неё окна в квартире и, переодевшись, сразу стала их мыть. Мать только улыбалась и была счастлива - она всё поняла. А муж с удивлением наблюдал за " новой" женой, та изменилась даже внешне! От неё исходил какой-то свет, и она смотрела на всё счастливыми детскими глазами. Изменилось всё вокруг - теперь она не могла переносить какие-то вещи, на которые раньше просто не обращала внимания.
Ирина теперь не могла пройти мимо курящих девчонок, сидящих на скамейке сзади школы, в глаза стали бросаться пьяницы - она и не знала, что их так много! И этот жуткий мат, который преследовал её повсюду! Ирина вдруг стала замечать, что муж боится смотреть ей в глаза, рассказывая о своей работе. Глаза постоянно "бегали" или он смотрел в сторону во время разговора. По воскресеньям Ирина ходила на богослужения в протестантский храм, куда её отвела мать и где она познакомилась с верующими людьми. Она стала читать Библию и жизнь с Богом стала изменять её.

А через год случилась страшная авария, о которой ей постоянно напоминал длинный шрам на руке и фотография мужа в чёрной рамке. Пьяный водитель "КамАЗа" буквально расплющил их машину, когда они ехали с мужем на дачу. Ирина, которая отделалась открытым переломом и сотрясением мозга, через неделю вышла из больницы - уже вдовой.

Сейчас на неё из зеркала смотрела красивая русоволосая женщина со спокойными серыми глазами и печально опущенными уголками губ. Она слабо улыбнулась. Да, не припомнить, когда же она смеялась! Эта суетливая жизнь затягивалась в свой серый круговорот, и только по воскресеньям, встречаясь с братьями и сестрами по вере, её душа наполнилась светлой радостной силой, ободряла надеждой на будущее счастье.

За окном, смешно перепрыгивая лужицы ночного дождя, бежала Верочка - её энергичная помощница и вечный генератор идей. Ира улыбнулась - без Веры она чувствовала себя какой-то бизнес-леди, совершенно забывая, что она ещё молодая красивая женщина.

Вера с грохотом ввалилась в кабинет, одновременно роняя стул, зацепившись за него сумочкой и выпаливая длинную тираду:

- Ну, как ты тут..., у меня новый сосед поселился - офигенный мужчина! Кстати, энергетик. Его можно попросить "колесо обозрений" отремонтировать! Как тут рысь? Ужас! Комиссия уехала? Слушай, давай тебе новую причёску сделаем?!

Ирина отцепила стул от ремешка и усадила Веру к телефону за своё кресло:

- Вера, не тарахти! Отвечай и стенографируй все входящие звонки. Я в мэрию! Прическу сделаем, с соседом поговорю обязательно - нам нужны специалисты. Рысь найдём!

Директриса подмигнула себе в зеркале - день начался!


ЗЕРКАЛЬНОЕ ПОДЗЕМЕЛЬЕ


Помогли соль, топор и свечка или ночь была пролётной - пока остаётся тайной. Покормил рыбку (надо дать ей имя, идея!), заварил кофе и, наведя слегка порядок в квартире, я сел на диван и прокрутил в голове вчерашний вечер. Кое- что прояснилось, но загадок было ещё больше. По моему плану, мне надо было съездить на новое кладбище и навести справки о могиле отца. Но какой-то страх, скорее не страх, а какая-то нервозность не давали мне это сделать. Может быть, поехать вместе с Сашкой? Он не откажет, просто время надо выбрать...

Мой взгляд задержался на загнутом углу паласа. Интересно, прилично ли открывать чужой сейф? по-моему - нет. Но как говориться, любопытство - не порок! Только, кто это сказал? Ладно, была - не была! Я ещё раз отогнул палас и внимательно присмотрелся к дверце. Утопленная в бетон серая стальная дверь была внушительная - 50;50 см. Как же женщина её открывала, нет никакой ручки? Желание взять ключ и открыть таинственную дверь стало уже непреодолимым. В принципе, что здесь такого? Но ощущение внутри было такое, что я что-то краду! Может подождать Веру и открыть вдвоём?

Я просидел минут пять и наконец, решительно достал спрятанный накануне ключ. Это может быть обычный погреб, где храниться консервация или ещё что-нибудь - так многие делают, кто живёт на первом этаже, для увеличения полезной площади. Я вставил ключ в замочную скважину и повернул его. Замок сработал чётко, и крышка слегка откинулась скрытой пружиной - теперь можно взяться за край и открыть полностью. Я тихонько приоткрыл, конечно, это был подвал, а никакой не сейф! Внутри было тёмно и потянуло прохладным затхлым воздухом. Дверца оказалась не такой тяжелой и была сделана из тонкой прочной стали.

Вниз уходила довольно крутая лестница. Деваться было некуда, солнечный свет делал эту вылазку не такой уж страшной, но лезть в тёмный подвал особого желания не было. Если бы это был продовольственный погреб, его наверняка сделали бы в кухне, так что особых иллюзий можно было не строить. Я пошарил рукой под люком - так и есть, выключатель был внизу, рядом с лестницей. Яркий неоновый свет убрал все мои страхи и я, опустив голову вниз, увидел довольно большое помещение с мебелью, стены которого обтянуты тёмно-бордовой тканью.

Почему-то вспомнилось детство, мы с друзьями любили лазить по подвалам, чердакам старых заброшенных домов. Лучшей игры и не было - мы искали клады! Чердаки для меня существовали как обиталище привидений, а какой-нибудь вспорхнувший из паутины голубь мог нагнать на нашу компанию такого ужаса! Я внимательно осмотрел дверцу и лестницу. Это не трусость, а простая осторожность. С улыбкой вспомнил один зарубежный фильм ужасов, там герои тоже полезли в какой-то подвал. Спустились по ступенькам, а за ними с лязгом захлопнулась дверь. И началось такое! У них потухла свечка и из стен полезли Они...! Не, я люблю ужасы, только чтоб поменьше крови, кишок...

Начал аккуратно спускаться вниз, подвальная комната была пониже, чем наверху, но потолка я рукой не достал. Это, скорее всего тех. этаж. Трубы отопления и водопровода закрыты гипсокартоном, и на этих импровизированных полках были оборудованы стеллажи с папками, какими- то рулонами бумаги. Я прошёлся по комнате - массивный двухтумбовый стол (как его затащили через такой люк?), вращающейся кресло, шифоньер... Пол покрыт линолеумом со странным рисунком - красные и чёрные квадраты, как на шахматной доске. Рассматривая пол, я заметил отблеск неонового света внизу, под кромкой обивочной ткани.

Я подошёл и дотронулся до драпировки на стене - так и есть! Комната была разделена пополам тканью и оказалась такой же по размерам, как и наверху. Спрятанная половина выглядела довольно странно. Два больших зеркала в деревянных рамах, на подставках, стояли напротив друг друга. Я подошёл поближе и дотронулся до резных деревянных рам - глубокие красивые узоры по дереву сделаны хорошим мастером. Хотя сами зеркала выглядели тусклыми, мутными, очевидно от времени и влажности амальгама нарушилась.

Рядом, у стены стояла изящная этажерка, с какими-то шкатулками, лежали разноцветные свечи, мелки, мотки веревки и разные мелочи. На стене в ножнах висела старинная шпага, с коротким клинком и витым узорчатым эфесом. В другом углу, на треноге стоял какой-то медный тазик. Моя бабушка очень дорожила таким - зато лучшего варенья, чем у неё, я не ел! Такой - не такой, но похожий... Высокий подсвечник с семью чёрными свечами был отлит, если не из серебра, то из очень похожего сплава. И наконец, то, что заставило меня вздрогнуть. Я стоял в середине нарисованного на полу круга! Большой круг, разделённый на сектора, исписанный крупными латинскими буквами был нарисован мелом, между двумя зеркалами.
Я вспомнил похожую декорацию из какого-то мистического кинофильма. И теперь вся эта комната превратилась совсем в другое помещение. До меня стало доходить, что шпага, висящая в ножнах - это не спортивная рапира на ковре победителя турнира. И тазик - не тазик, а жертвенник для крови и за этими зеркалами не рамы, а двери. Всё это как то мгновенно пронеслась в моей голове, и прошло, как только я вышел из круга.

Чтобы прийти в себя, я задернул занавес и уселся за стол. На столе стояла хрустальная пепельница, скорее похожая на низкую вазочку, но с пеплом внутри. Причём не от сигарет, а от сожженных бумаг. Рядом стояла массивная настольная лампа с зеленым абажуром и мраморной подставкой со встроенным переключателем. Такую часто показывают в кино о Великой Отечественной Войне, в кабинете, у какого-нибудь генерала или маршала. Я щелкнул выключателем, и она ярко загорелась, бросив тень на бордовую драпировку. На столе лежали бумаги, исписанные чёрным фломастером, лежал транспортир, линейка, циркуль. Как на рабочем столе обычного инженера.
Вдруг мне показалось, что какая-то тень промелькнула под занавеской с другой стороны комнаты. Вот именно, показалось! Я посмотрел на шторы и увидел тень от этой пепельницы. На фоне ткани чётко вырисовывалась чёрная тень, очень похожая на силуэт гроба и лежащего в нём тела! Даже, если смотреть скептически, сходство с этим, вдруг возникшим в моей голове образом поразительно! Голова, тело! Я взял пепельницу в руку - изображение исчезло, просто тень бесформенная.

Я понял, что начал паниковать. Спокойно, спокойно... Ведь еще нужно посмотреть, что там, за драпировкой той стены, из которой идут стуки! Я провёл пальцем полированному массиву стола - никакой пыли. Рассеяно глянул на исписанные бумаги, свернул и сунул их в карман. Я снова подошёл к занавеске и медленно раздвинул - сердце учащенно билось, на лбу выступил пот. Медленно проскользнул мимо зеркал, не вступая в очерченный круг, и дотронулся до стены комнаты. Через ткань чувствовался шероховатый бетон. Всё равно, я методично, чуть ли не простучал всю стенку - никаких проёмов, сплошная стена. Может быть, взять и разрезать материю? В задумчивости подошёл к зеркалу и глянул на себя. Хоть стекло и мутное, но бриться все равно надо, а так, выгляжу я всё равно неплохо. Погладил себя по щеке и иронично подмигнул.

Внезапно резкий громкий звонок прямо над ухом заставил меня подпрыгнуть на месте. Эта чертова ведьма провела дверной звонок в подвал! Ну, правильно, как тебе услышать, что тебе звонят в дверь, если ты сидишь в подвале? Я стремглав бросился к столу, щелкнул выключателем и белкой запрыгнул по лестнице наверх. Кто же это мог быть? Закрыл дверцу, раскатал палас и на цыпочках подошёл к двери. Взялся было за замок, но всё-таки решил посмотреть в глазок. Хорошо освещённая лестничная площадка была пуста. Мне что, звонок в дверь померещился со страху? Но резкий и громкий звук до сих пор голосил в моих ушах.

Я осторожно открыл дверь, на всякий случай, придерживая внизу ногой. Никого! Закрыл и снова прилип к глазку, если кто спрятался - снова позвонит. В детстве мы тоже так доставали одного пенсионера. Мы, разинув рты, слушали его, как он служил у Буденного пулемётчиком и показывал нам здоровенную вмятину на голове, рассказывая, как его пытала белогвардейская контрразведка. А потом одна старушка поведала, что " башку ему пробили в ЧК, потому что был предателем во время войны".

Я стоял в прихожей у овального зеркала и автоматически глянул на себя, провёл пальцами по щеке. Гладкая, я ведь вчера брился! И что-то ещё заставило моё сердце биться быстрее. Но что? Я закрыл глаза, задумался и вспомнил. На мне, " том", в подвале, была одета чёрная рубашка, хотя на самом деле, как и сейчас, я одет в белую футболку с гербом Города! Я энергично растёр плечи, которые покрылись мурашками. Уши как будто заложило. В рассеянности прилег на диван. Что спуститься ещё раз в подвал и посмотреть в зеркало снова? Благоразумие - твой конёк, Антон! Конечно, правильней сейчас было бы найти Световида, привести его сюда и спуститься вместе!




ПРОПАВШАЯ МОГИЛА


Выскочив на улицу, я как кот, отряхивает шерсть от дождя, невольно передернул плечами, попав на яркий тёплый солнечный двор. Здесь всё радовалось, кричалось детскими голосами. Весело размахивала листочками молодая берёзка, заботливо поливаемая из шланга стариком со второго этажа. Я как будто в другой мир попал! С минуту постоял в тени подъезда, уравновешивая свою взбудораженную натуру. Рабочие в ярких комбинезонах выгружали большие белые пластиковые вёдра, наверное, с краской, рулоны обоев, ящики из тёмной " Газели" с надписью на борту - *СРОЧНЫЙ ЕВРОРЕМОНТ, ЗАМЕНА ОКОН И ДВЕРЕЙ *. У другого подъезда стояла такая же "Газель" с надписью *УСТАНОВКА СПУТНИКОВЫХ АНТЕНН *. Обычный рабочий день - суета сует.

Я протрусил к "теремку" - там тоже было оживлённо, женщины что-то выбирали, переливали, переругивались, кто смеялся. Настроение у меня потихоньку улучшалось. Подошёл к компании мужчин, сидевших за большим длинным столом и делящихся на шахматистов, доминошников и " праздно загорающих". Чтобы не выглядеть белой вороной я тоже купил пол-литровый стакан " медовухи" у весёлой бабушки Серафимы. Напиток был прохладный, шипел и имел приятный вкус. Надо будет "домой" взять Верочку с Александром угостить. Разговор в курилке крутился вокруг парка и рыси:

- Её надо лайками обложить и застрелить - говорил один лысый, потягивая квасок.

- Какие в городе лайки? - горячился другой, маленький, с "беломориной" в зубах и наколкой " БОРЯ", - они только кошек по помойкам гонять могут! А рысь даже медведь боится!

- Чё-то нашего волхва не видать - он бы мог умное что-нибудь присоветовать - прибавил пузатый спортсмен, похожий на артиста Бориса Андреева.

Я поглядел на угол, где раньше сидел Световид - не было ни столика, ни зонта от солнца. Вот тебе раз! А ведь я и не знаю, где его искать! Опять какое-то тёмное облако беспокойства стало наползать на меня. Что он говорил вчера? "Девушке нельзя оставаться одной?". Весёленькое дело, ходить по девушкам, помогать ночевать!

- Да что он может, этот сказочник?- не успокаивается "Боря", сплюнув через губу, - Брехло!

- Не скажи, Световид - грамотный мужик, ты посмотри какие к нему люди солидные подъезжают, что-то спрашивают, - заспорили другие.

- А грыжу мне кто заговорил? - в спор вклинился седой старикашка с палочкой, - ты, что ли, мля?

- Да пошли вы...- " Боря" выкинул бычок в урну и, сунув руки в карманы широких брюк, направился в угол картежников.

- А вы знаете, в какой квартире он живёт? - спросил я старика с палочкой. Тот рассеянно посмотрел на меня. Потом оглянулся по сторонам и громко спросил: - Послушайте, а кто знает, в какой квартире он живёт?

Все затихли, поворачивая головы в разные стороны, и молчали. Здорово, никто не знал, где он живёт!

- Ну, хотя бы в каком подъезде? - неуверенно спросил я. После короткого совещания все показали на 12 подъезд.

- Точно, он оттуда выходил по утрам - уверял интеллигентного вида мужчина в очках, - Я видел, он столик раскладной выносил и зонт!

Энтузиасты отправились расспрашивать мамаш с колясками, сидевших у 12 подъезда. Кое-кто двинулся к продавцам " теремка" - они то точно должны были знать!
Я присел на скамейку в тени и достал из кармана сложенные листы, которые взял на столе в подвале. Эти три листка были исписаны крупным неровным почерком. Я стал читать:
Здравствуй, моя любимая Верочка!
Очень трудно писать в этот раз...

Стоп! Кто же это мог, так обращаться к Вере? Только муж. Или не только... Я посмотрел в конец письма, подписи не было - оно было не закончено. Как это письмо оказалось в тайной комнате, если оно не дописано? Значит, писал не муж...

Огляделся ещё раз по сторонам - Световид не появился. Чего я у него номер телефона не взял, бестолковый? Хотя конечно, откуда я мог знать, что всё будет развиваться так стремительно и неожиданно!

Прикупив в "теремке" десяток яиц, помидоров, головку домашнего сыра, ещё с выступавшими капельками молока, зелени, крупной желтой черешни я направился к своему подъезду. Проблем как войти в него, сегодня не было, в проём двери вставлена половинка кирпича - очевидно строители ходили туда-сюда.
Я мельком бросил взгляд на "Газель", водитель, сидевший в машине опустил солнцезащитный козырёк, ковыряясь с какими-то документами. Зайдя в квартиру, чувствовал я себя неуютно. Теперь, зная, что подо мной есть ещё помещение, да ещё такое, было как-то тревожно. Надо просто не думать об этом, вот и всё! По быстрому перекусив, вместе с рыбкой Аукой (Аука - красивое имя придумал!), я набрал Сашкин номер. Длинные гудки - я уже хотел дать отбой, как услышал короткое и резкое:

- Да!

- Санек, это я! Ты сильно занят? - доброжелательно спросил я.

- Да вот, пытаюсь всё-таки найти строителей - правда, глупо делать ремонт самому! Но, как и говорил, не так всё просто. У них заказы чуть ли на полгода вперёд, никогда не подумал, что маляры в дефиците! Чёрт знает, что такое! А что ты хотел? - говорил он неразборчиво, наверно что-то жуя.

- Понимаешь, надо съездить на кладбище. Я хочу найти могилу отца - нерешительно начал я.

- Вот как! Послушай, ты продиктуй его данные, я туда позвоню. Пока они найдут там, по схеме, наверное... А потом мы уже на место и съездим. Так быстрее будет!

Правильно, голова Сашка! Теперь я уже не сомневался, что он в уголовке работал! Я продиктовал ему Ф.И.О. отца, год и месяц смерти и дал отбой.

И тут началось самое интересное! Раздался стук, стук и ещё голоса! Из подвала. Я схватился за ключ и стал лихорадочно вспоминать - закрыл я люк или нет? Прислушался - стук и голоса доносились из подвала, но со стороны кухни. И стук был не глухой и равномерный, а четкий, как будто по бетону. Я подошёл к двери посмотрел в глазок - никого не видно. Тихо открыл дверь, теперь стало ясно, что шумели в подвале. Обойдя шахту лифта, под лестничным маршем я увидел небольшую дверь, осторожно спустился и оказался в подвальном помещении. Конечно, он разительно отличался от тех " наших" подвалов, тёмных, пропавших кошачьей мочей, с бегающими огромными крысами, с дверями кладовок, украшенными многослойной паутиной. Это был сухой и светлый технический этаж, с рядами кабелей, труб различного калибра и хрустящим под ногами керамзитом.

Я попробовал сориентироваться по фундаменту и нашёл нашу с Верой общую стену. Под ней стояло несколько пустых ящиков, наверное, выполняющих роль стульев, и один побольше, накрытый газетой, на которой стоял пустой стакан со свечкой и свёрток. Рядом за стенкой ковырялись два невзрачных мужичка, явно сантехники - у меня на работе точно такие же. Эта порода везде и всегда узнаваема - специалисты высочайшего класса, которые с завязанными глазами могут найти и исправить любую неполадку в кратчайшие сроки - если захотят. Если, не захотят - туши свет! И что характерно, видел хоть кто-нибудь, когда-нибудь непьющего сантехника? Музейная редкость! Впрочем, и электрики домоуправлений далеко не ушли. Просто электричество не позволяет им расслабиться. Иногда бодрит.

С этой категорией мне приходилось общаться, поэтому я бодро начал:

- Здорово, мастера!

Тот, который постарше, покосился на меня и продолжал стучать молотком по зубилу, вырубая бетон:

- Здорово, здорово... Мешаем?

- Да нет, просто посмотреть зашёл, - примирительно заговорил я.

- Выводим трубу на улицу - газоны поливать, распоряжение управляющей, - суетливо объяснил второй, худощавый мужичок, с сигаретой во рту и прищуренным глазом.

- Тебе чего, может отремонтировать или поменять чего-нибудь? - он хитро улыбнулся. - Если что, обращался, меня Андреич зовут! Я этот дом обслуживаю, в 1 подъезде у нас дежурка - там меня и найдешь!

Я ещё раз прошёл по подземным коридорам, но так ничего подозрительного и не обнаружил - бетонные стены были везде одинаковы, и найти "тайную комнату" мне не удалось. Посмотрев на импровизированный "бар" у стены я решил ещё раз поискать Световида и вышел из подъезда.

И снова этот шофёр " Газели" опустил козырёк, как будто не хотел, чтобы я видел его лицо! Или я уже стал такой подозрительный ко всему? Единственное, что я успел рассмотреть, это квадратный подбородок, чётко разделённый пополам глубокой ямкой. Такой волевой подбородок всегда был у заграничных киногероев.

Зазвонил мобильник в кармане. Посмотрел на экран - Александр.

- Дело плохо, Антон! - бодро начал он.

- Что такое? - внутри меня что-то тревожно зашевелилось.

- У них нет такого захоронения!

- В смысле? - недоуменно переспросил я.

- В том смысле, что могила Спиридонова Максима Валерьевича у них отсутствует. Есть такой, но он умер в прошлом году, и ему было 14 лет. Вот так.

Я тупо молчал.

- Ну чего ты молчишь? Может ты ошибся? - спросил тихо Сашка.

- В чём ошибся? - взорвался я, - В Ф.И.О. или в том, когда он умер?

- Не ори, я то здесь при чём? Вариантов несколько - или он не умер, или похоронили в другом месте, или ещё что - не знаю! - торопливо объяснял он.

- А могли его похоронить на старом кладбище? - я огляделся по сторонам.

- Не могли! Официальные захоронения прекратились лет сто назад, во всяком случае, таков закон! Что ты хочешь сказать, что его похоронили неофициально? Кто? Ты вообще, откуда знаешь, что он умер?

Рассказывать Сашке об армии, о телеграмме мне не хотелось. И потом - я ведь телеграмму не читал! И в руках не держал. Всё было со слов командира роты - нелепость какая-то!

Я нажал на "отбой" и стал думать. В голове было неожиданно пусто - никаких мыслей. Всё происходящее накатилось на меня разом, неожиданно. Потихоньку прогуливаясь, я вышел в арку и побрел вокруг дома, намереваясь на ходу собраться с мыслями. В тени высоких бетонных стен было прохладно.

В первую очередь через ЗАГС надо узнать о смерти отца. Это реально. А как узнать, в случае смерти, где он похоронен? Вопрос. Но в любом случае начинать надо с Загса, стало быть, надо опять звонить Сашке.

Из арки одна за другой выехали *СРОЧНЫЙ ЕВРОРЕМОНТ* и *УСТАНОВКА СПУТНИКОВЫХ АНТЕНН *. Здорово, в одно и тоже время закончили работу? Чёрт, почему я стал такой подозрительный?

Прогуливаясь, я и не заметил, как по тротуару вышел на трамвайную остановку и недолго думая, решил прокатиться по городу. А что? Подошедший трамвай шёл на вокзал.

© Copyright: Вадим Чернов 4, 2017
Свидетельство о публикации №217072002008





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 07.02.2018 Вадим Чернов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2192715

Рубрика произведения: Проза -> Мистика












1